сов_1



Страх и ненависть в одесском Худмузее: Ройтбурду мешают устроить выставку знаменитого художника


Директор Одесского художественного музея Александр Ройтбурд опубликовал на своей странице в «Фейсбуке» весьма интересные заметки, которые мы сочли своим долгом перепечатать с некоторыми комментариями.

«Страх и ненависть в ОХМ. Эта история началась 21 августа сего года. Я узнал, что 4 сентября на сессии облрады будет предпринята очередная попытка с голоса включить в повестку дня вопрос о моем увольнении с должности директора, и что для этого некоторые депутаты от оппоблока усиленно выискивают компромат на деятельность музея, а поставляет его им бывший директор Виталий Абрамов», — начинает эту историю, достойную гоголевского пера, Александр Анатольевич.




Сразу скажем, оставлять в коллективе предыдущего руководителя в своем подчинении – это всегда чревато неприятностями. В случае с Абрамовым, помимо стойкого запаха перегара и ненормативной лексики, хватало и других издержек, достойных увольнения по статье:

«Я зашел к Абрамову, напомнил ему, что ему были созданы исключительно комфортные условия для работы: он был освобожден от дежурств по музею, от ведения экскурсий, ему была предоставлена полная свобода научных исследований, о результатах которых никто с него не спрашивал, несмотря на многократно просроченные дедлайны. Ввиду всего вышеизложенного я попросил его об одном — прекратить способствовать деятельности группы депутатов, организовавших травлю музея в облраде и СМИ.

В ответ на это Абрамов достал и зачитал письмо, полученное им из Санкт-Петербурга от одной бывшей сотрудницы Русского музея, обвинявшей во всех смертных грехах Павла Голубева, приглашенного куратора выставки «Константин Сомов без цензуры», которая должна открыться в нашем музее 6 сентября.

Абрамов потребовал от меня запретить Голубеву ознакомление с материалами архивов музея, угрожая тем что «будет жаловаться».

Понимая, что это повлекло бы за собой срыв выставки, я наотрез отказался, после чего вышел на улицу. Абрамов вышел вслед за мной, преградил мне дорогу, и тут случился следующий диалог:

А: — а я могу тебе и в морду дать.
Я: - а я могу и ответить
А: — ты мне не ответишь, потому что ты говно.

После чего я с использованием ненормативной лексики заявил гражданину Абрамову, что с этого момента какое-либо общение между нами утратило смысл.

Через пять минут Абрамов пришел ко мне с просьбой его принять. Я отказался. Он дал мне мудрый совет «пить меньше надо» (в профессионализме его в этом вопросе у меня нет оснований сомневаться). При попытке Абрамова все же проникнуть в мой кабинет, я силой закрыл дверь перед его носом».

Не будем забывать, что речь идет о сотруднике вполне себе преклонного возраста.

«В следующий раз я имел удовольствие пообщаться с господином Абрамовым 26 августа, — пишет Александр Анатольевич. — Я курил на скамейке во дворе музея. Подошел Абрамов, сказал, что надо поговорить. Я ответил, что говорить нам больше не о чем, и что с этого дня курорт для него окончен — он будет дежурить по музею и водить экскурсии на общих основаниях.

«Да ладно, — сказал Абрамов. — Ну, набили бы друг другу морды…».

Я ответил, что на провокации не ведусь. Он сказал: «Да ты говно. Ты будешь опять, как тогда, просить «папа, защити художника». Я думал, ты взрослый мужик, а ты как был маленьким ребенком, так и остался».

«Как тогда» — это было в 1994 году на открытии фестиваля «Свободная зона». Тогда Абрамов попытался запретить показ видеоинсталляции Кульчицкого и Чекорского «Пространство капитуляции». Я как куратор выставки позвонил тогдашнему вице-губернатору Юрию Петренко и попросил вмешаться. Петренко «запретил запрещать», после чего Абрамов сказал, что сейчас «набьет мне морду». Я, вопреки аберрациям его памяти, не просил помощи ни у папы, ни у дяди, ни у тети, а предложил драться на видеокамеры. Абрамов испугался и убежал».

Что же смутило господина Абрамова в далеком 1994-м? Частью инсталляции был монитор с закольцованным эпизодом полового акта из порнофильма, эпизод был разбит на квадратики, рассмотреть толком ничего было невозможно. Необходимость присутствия этого фрагмента исходила из посыла авторов, что любая война подобна любовному поединку, Эрос идет рука об руку с Танатосом. И вот Виталий Алексеевич, никогда не чуравшийся соленого словца и жеребятины в присутствии дам, усмотрел в этом нечто неприемлемое. Как бы то ни было, с 1994-го года Абрамов сильно сдал, и вступать с ним в драку было бы глупо и неприлично.

«Итак, Павел Голубев направился в кабинет к Абрамову, — повествует директор музея. — Когда я минут через 10 вышел к музейным воротам посмотреть, как идут ремонтные работы на многострадальной Софиевской, я увидел, как Голубев вышел из помещения библиотеки в переулке Ляпунова, где и находится рабочее место Абрамова, затем развернулся, чтобы вернуться, но двери оказались закрытыми, после чего он направился в выставочный зал, а я - в свой кабинет.

Спустя еще 10 минут я решил сделать себе кофе. Кофе-машина у нас стоит на кухоньке, из которой есть выход во внутренний дворик. Дверь была открыта, я увидел возбужденного Абрамова, который направлялся в кабинет зама по АХЧ и громко говорил по телефону: «Серега, срочно! Срочно приезжай! Приезжай с пацанами!».

Я понял, что что-то случилось. Я подошел к Голубеву и попросил его объяснить, что же именно произошло.Дальше я предпочитаю процитировать его объяснительную записку (в сокращении):

«25 августа сего года Вы рассказали мне о том, что сотрудник Одесского художественного музея Виталий Алексеевич Абрамов получил письмо от петербургской искусствоведки Елены Пантелеевны Яковлевой.

По Вашим словам, в этом письме г-жа Яковлева обвиняет меня в воровстве, называет «аферистом» — вкупе с другой клеветой и оскорбительными высказываниями. На этом основании Абрамов требовал отмены запретить мне доступ к архивам ОХМ, а фактически — отмены приближающейся выставки Сомова в ОХМ. (Полагаю, главным мотивом как Яковлевой так и Абрамова является профессиональная зависть — они специализируются в изучении той же области изобразительного искусства, что и я) (…)

На следующий день, 26 августа, я пришел в кабинет г-на Абрамова и вежливо попросил показать письмо. Он отказал мне. Тогда я спросил, почему он распространяет обо мне недостоверную информацию и требует отмены выставки Сомова, не располагая никакими доказательствами фактов плагиата и т.д. В ответ г-н Абрамов сказал, что вполне понимает это, но ничуть не раскаивается. Я произнес: «В таком случае, Вы — лжец, мерзавец и подлец».

Чтобы не развивать конфликта, я удалился, благо сказать Абрамову мне было больше нечего. Абрамов догнал меня в дверях, выкрикивая оскорбления, и попытался ударить стулом. Я легко оттолкнул стул и пошел вниз по переулку Ляпунова, не обращая внимания на нецензурную брань, которая неслась мне вслед. Среди прочего Абрамов угрожал мне убийством: «Домой ты больше не вернешься! — кричал он, — Считай, что ты уже труп».

Павел Голубев,кандидат искусствоведения».

«Спустя полчаса возле музея показался бывший зам. по науке Сергей Седых. но не с «пацанами», а с полицией и скорой помощью, — продолжает свой рассказ Александр Анатольевич. — Со мной полицейские не общались. С полицейскими из охраны музея тоже. Больше Абрамов в музее не появлялся. Звонков о том, что он болен, не поступало. На третий день я попросил секретаря связаться с Абрамовым. Она связалась с женой господина Абрамова, которая сообщила, что Абрамов лежит в больнице. В какой — не сказала. Замдиректора музея Александра Ковальчук сказала мне со слов полицейских, что Абрамов заявил, якобы Голубев нанес Абрамову несколько сильных ударов по лицу, в затем, взяв его за уши, несколько раз ударил затылком о дверной косяк.

Мне это представляется совсем маловероятным, учитывая характер Голубева — тихого, сдержанного рафинированного интеллигента, — а также то, что после инцидента Абрамов выглядел вполне целым и невредимым. Я уверен, что неоднократные провокации меня на физическое насилие со стороны Абрамова и мнимое «избиение» его Голубевым — звенья одной цепи с целью опять вынести на сессию вопрос о моем увольнении.

27 августа в музей пришли журналисты, сказав, что мы договаривались об интервью. Я не помнил о таких договоренностях, но согласился ответить на их вопросы.

Первый вопрос был: «С какой целью вы подослали Голубева избить Абрамова?».

Почему никто и никогда не додумался спросить Абрамова, перестал ли он пить коньяк по утрам? Потому что это был бы риторический вопрос.

«Как я узнал впоследствии, владельцем канала, на котором работают эти журналисты, является депутат облрады Баранский, старший партнер депутата Саутенкова и спонсор всех его провокаций против меня и музея, — констатирует Александр Ройтбурд. — Ну пока, пожалуй, хватит. Продолжение следует, попкорн держим наготове».

Все это было бы смешно, когда бы не было так гнусно… «Думская» следит за развитием событий. Если 4 сентября обойдется без провокаций, то 6 сентября на вернисаже можно ожидать чего угодно – пожалуй, Абрамов заявит, что он беременный от Ройтбурда.

Автор — Ирэн Адлер






Александр Ройтбурд
Александр Ройтбурд
художник, директор Одесского худмузея
87 новостей, 394 фото

Новости по этой теме:


Неравнодушный
Что творят интеллигентные люди!
   Ответить    
Девятый Неизвестный
ну и чё они там носятся с тем Абрамовым, как с писаной тобой? гнать в шею по статье и делов то! эх, интеллигенция! … 
   Ответить    
Светлана Подпалая
Зоология. Как этот Абрамов мог быть директором музея?
   Ответить    
Девятый Неизвестный
а вот представьте себе!

-то так!
   Ответить    
MalcolmX
Так подобные конфликты начались ко времени прихода Ройтбурда. При Абрамове было спокойно.
   Ответить    
Blesk
Blesk   страна по ip - pl 30 августа 2019, 13:40     +3      
Что за мыльная опера?
   Ответить    
Девятый Неизвестный
12 стульев!
😂😂😂😂
   Ответить    
Evstrastiy!
Очень забавно это все читалось. Очень не люблю опоблок, как пристанище сволочей. Я-бы запретил опоблок, с конфискацией имущества. А Абрамова бы моментально уволил без вариантов, и охране музея наказал не впускать эту собаку. Он и так неплохо нажил, «работая» в музее, ему вообще не обязательно работать.
   Ответить    
Здравыйсмысл
Может сначала нужно с версией Абрамова ознакомиться?
   Ответить    
Александр Гвоздиков, адвокат
Понимаете, тут дело в том, что сложно сформулировать, что именно попадает под запрет. В случаях с нацистской и коммунистической символикой, идеологией и пропагандой всё понятно.

В этих обоих случаях идеология чётко была сформулирована. А у бывших регионалов какая идеология? Или у БЮТ? Или у БПП? Никакой разницы. Бывшие коммунисты везде. Представители криминала везде. Разница лишь в принадлежности к конкретным группам, объединённым общими бизнес-интересами.

Никакой идеологии. Никаких политических устойчивых убеждений и взглядов. По какому признаку запрещать политическую силу?

То, что деструктивные антигосударственные политики должны быть ограничены в правах  согласен. Но только по закону, на основании решения суда.
   Ответить    
Неравнодушный
Поведение "оккупационного блока" в Раде наглядно показывает что зря  решением суда не ограничили в политических правах всех "видных" регионалов.
   Ответить    
Здравыйсмысл
А из чего бы тогда БПП состоял?
   Ответить    
MalcolmX
Очень не забавно. Пару раз видел прошлого директора, то что пишет Ройтбурд скорее всего пооуправда. Старый директор беспокоится за музейну коллекцию, а Ройтбурд наверное его оскорбил. Абрамов не боец и не качок и вообще в преклонном возрасте, и вызов на дуэль не может быть ничем иным, как попыткой защитить свое достоинство. Я бы наверное так же поступил.
   Ответить    
Здравыйсмысл
Ройтбурд уже был пойман на лжи, ему не привыкать.
   Ответить    
MalcolmX
Огласите весь список, чего именно нажил.
   Ответить    
старод
Комментарий нарушает правила нашего сайта и был удалён.
   Ответить    
Девятый Неизвестный
ну да. а по отзывам уже станет ясно, что то за творчество.
   Ответить    
MalcolmX
Сомов тот ещё пошляк. Дневники у него интересные.
   Ответить    
НЕКОЛОРАД
Фамилии Саутенкова и Баранского говорят о многом, эти два мерзавца за свои деяния должны сидеть на нарах. А директру музея советую ходить с видеорегистратором, провокаций еще много будет, банда Труханова на этом не остановится.
   Ответить    
Девятый Неизвестный
а вообще-то беседы художников по интеллегентности уступают только переписке вновь избранных депутатов.
   Ответить    
MalcolmX
Абрамов не художник, а музейщик. Ройтбурд художник, но не музейщик.

Но конфликты в сфере культуры всегда отличались накалом страстей. Особенно любят посылать друг друга в театре, филармонии, там такие драмы случаются.
   Ответить    
MalcolmX
Культурное общение с Российской Федерацией новое руководство одобряет. Почему нельзя было найти украинского исследователя творчество Сомова, а нужно пользоваться услугами представителей страны агрессора?

На Донбассе война, Крым отняли, а в Одесском художественном музее некий русский Голуьев, как козёл в огороде.
   Ответить    
SIASCA
SIASCA   страна по ip - ua 4 сентября 2019, 21:16     -1      
А почему не дали слова г-ну Абрамову? Почему в заметке Ройтбурда называют по имени-отчеству, а его оппонентов исключительно по фамилии, как в милицейских протоколах и пасквилях времен застоя? Неужели Ройтбурд настолько весомая фигура в жизни планеты, что его обозначать нужно именно так, в то время как Президентов стран, видных исторических деятелей и прочих всемирно известных людей просто называют по имени-фамилии.

Очень непрофессионально.
   Ответить    
   Правила


6element
Реклама


       

19 февраля
21:18
12 коммент.
Проживание одесских нардепов в Киеве обошлось бюджету в 400 тысяч гривен
20:08
22 коммент.
Недекоммунизированный: где прячется последний одесский Ленин  фотографии видео
18:27
15 коммент.
Возле одесского железнодорожного вокзала мужчина погиб от удара током
18:23
15 коммент.
Читальня для биндюжников и торговцев: красивейшей одесской библиотеке — 129 лет  фотографии
17:32 Крупнейшая болгарская группа медучреждений Acibadem City Clinic открыла офис в Одессе (новости компаний)
17:02
27 коммент.
Одесская область готова к приему и лечению больных коронавирусом, — губернатор
16:53
2 коммент.
Одесские журналисты протестовали против проекта новых законов о СМИ  фотографии
16:07
6 коммент.
Украинцев эвакуируют из Китая, но в Одессу не повезут: карантин будет во Львовской области
15:21
4 коммент.
«Буксирное» дело: в одесском порту и офисе АМПУ проходят обыски (обновлено)
14:53
4 коммент.
Фонд гарантирования вкладов продает одесский санаторий «Молдова»: он решил, что это по-прежнему собственность лопнувшего банка
14:06
4 коммент.
В одесской Канаве горели руины ночного клуба  фотографии
13:32
5 коммент.
В Одесской области разоблачили схему присвоения бюджетных средств при продаже топлива
12:58
39 коммент.
Юная одесситка заявила, что ее изнасиловал полицейский
12:11
7 коммент.
В Южном портовый погрузчик задавил двух человек
11:48
13 коммент.
Учения: в Одессе по тревоге подняли истребитель

Эксимер
Реклама


Новости от НВ


Лига чемпионов. Тоттенхэм уступил в домашнем матче РБ Лейпциг



Аталанта Малиновского разгромила Валенсию в первом матче 1/8 финала Лиги чемпионов



Минэкономики назвало товары-лидеры среди украинского экспорта




Статьи:

Глава одесского филиала института национальной памяти — о своей войне и будущем каховской тачанки

Перспективы подводного флота Украины: хорватские «драконы», база на Дунае и сероводород как помощник

Ямы и обнальщики: какие одесские «компании» стали донорами «слуг народа»



Новости Одессы в фотографиях: