29_1



Руслан Форостяк: «2 мая - это инициатива наших местных идиотов, которые поломали сценарий ФСБ»


В преддверии годовщины трагических одесских событий 2 мая «Думская» продолжает публиковать интервью с ключевыми действующими лицами и лидерами противоборствующих сторон.

В прошлый раз мы беседовали с руководителем организации «Народная альтернатива», одним из лидеров движения «Куликово поле» Артемом Давидченко. Сегодня публикуем интервью активиста Евромайдана Руслана Форостяка, которое он дал участнику «Группы 2 мая» и внештатному корреспонденту «Думской» Светлане Подпалой.

Руслан Форостяк — один из руководителей «Рады Громадськой беспеки» (РГБ), специалист по безопасности, один из основателей батальона «Шторм», ГФ «Одесса» и военно-патриотического лагеря «Укроп».


Светлана Подпалая: 2 мая случилось не вдруг. У событий была предыстория, которая привела к этой трагедии. Охарактеризуйте, с вашей точки зрения, ситуацию в Одессе год назад.

Руслан Форостяк: После аннексии Крыма стало очевидным, что следующая цель — Одесская область. Все профильные аналитики отдавали себе отчет и осознавали, что ее будут раскачивать первой. Этому способствовал и стратегический интерес со стороны северного соседа, и общая обстановка в области, и политика многих влиятельных элит, в том числе и финансовых.

Одессу наводнили разного рода авантюристы и проходимцы со всех сторон. Например, сюда с «миротворческой миссией» приезжал помощник Тигипко Разумовский. Я подтверждаю, что небезызвестный Гиркин действительно приезжал в Одессу, но тогда его никто не воспринимал всерьез. Активизация пророссийских сил проводилась на фоне полного паралича власти и силовых структур. Надежда была только на активное население, и чувствовалось, что работа с населением может дать необходимые результаты.

Я был в контакте с доверенными лицами, представляющими патриотическую Украину — от олигархических кругов до отдельных лиц в спецслужбах, на которые можно было опереться и противостоять стандартно разворачивающемуся сценарию. На самом деле, у противника было много шансов реализовать свои планы, но обычное разгильдяйство, да и сама аудитория сепаратистов, на которую делали ставки в Генштабе, их неуклюжесть и предсказуемость — все это сработало на нас. Мы использовали возможность эффективно противостоять, и патриотическая Одесса жестко блокировала все возможные сепаратистские сценарии. Это сделали обычные одесситы, разные, всех социальных сословий, которых объединяло одно — не допустить здесь разгула «русской весны».

В этих процессах было задействовано очень много людей и организаций. Этим занимались и влиятельные одесситы, и предприниматели — все хотели сохранить мир в Одессе. И так получилось, что я оказался на острие этих сценариев, видел реальную обстановку, получал информацию. Я имел оперативную связь с секретариатом СНБО — единственным в тот момент государственным органом, который в условиях полного паралича вертикалей управления имел возможность на что-то влиять. Использовались все возможные контакты в спецслужбах, которым можно было доверять, велась работа через авторитетных лидеров мнений и общественников, чтобы правильно соориентировать активное население.

Поначалу я пытался достучаться до губернатора Немировского, но, к сожалению, натолкнулся на полное непонимание с его стороны. Он абсолютно не воспринимал наши к нему походы, его окружение неверно истолковывало мотивы моей активности. Но с отдельными чиновниками удавалось наладить контакт, и худо-бедно мы взаимодействовали. Например, в таких серьезных вопросах, как скрытая оперативная охрана админзданий.

С.П: А в чем была проблема в общении с властью?

Р.Ф: Честно говоря, меня обескураживала некомпетентность областного руководства. Я не хочу сказать, что они плохие администраторы или хозяйственники, отнюдь. Возможно, они отличные администраторы, но почему-то были абсолютно бездеятельны и неэффективны в условиях паралича вертикали. Это выражалось и в кадровой политике, и в круге решаемых задач, и в расстановке приоритетов.

С.П: Вы пытались лично общаться с Немировским?

Р.Ф: Да, неоднократно. Но в сложившейся ситуации он не понимал абсолютно ничего. Наш конфликт достиг апогея, когда ему стало известно о моих контактах в Киеве, о критике его действий и чуть ли не ультимативных требованиях его сменить. Круг лиц, с которым я контактировал, обладал необходимыми полномочиями и авторитетом даже для смены руководства области, что собственно и произошло позже. Но на то время на защиту нашего губернатора выходил Арсений Яценюк с обещаниями переговорить, обратить внимание и так далее.

Сказывалась внутренняя борьба элит и сфер влияния, которые включились в борьбу за расстановку сил в области. Это было для них высшим приоритетом — даже выше безопасности. В итоге в тех сложнейших условиях во власти не нашлось никого, кто был бы готов взять на себя ответственность. Никто не хотел идти на политического самоубийство в виде назначения на пост руководителя области в такой ситуации. В результате я настроил руководство против своих инициатив, которые либо блокировались, либо дискредитировались — чего только стоили выезды разных «контриков» конкретно по мою душу в Одессу.

С.П: Немировский объявил о создании «Шторма», одесситы подумали, что он пожертвует свои деньги…

Р.Ф: Это были слова, а по факту он только мешал. «Шторм» сформировали уже после его ухода с поста губернатора, и это было первое на 100% патриотическое формирование в стране. Еще не было ни одного добровольческого батальона, а «Шторм» уже развернули. Тогда у меня был список объектов от СНБО, где надо было срочно ставить охрану, а губернатор отмахивался: мол, я сейчас занят, борюсь с коррупцией, выезжаю с помощником в порт бороться с контрабандой, не трогайте меня.

Или такой эпизод. В штабе территориальной обороны есть специальные конверты, которые вскрываются в случае той или иной ситуации по военному сценарию. В них есть инструкции, мобилизационные мероприятия и прочие планы. Последние инструкции были разработаны еще в 1998 году и опечатаны, с тех пор семнадцать лет никто к ним не прикасался. Скажите, адекватный руководитель станет следовать этим устаревшим планам и инструкциям, основанным на сценарии возможного военного конфликта с Румынией? Надо было срочно писать новые планы, соответствующие сегодняшней ситуации и новым задачам. Я позже расскажу, как мы решали этот вопрос.

С.П: Опасность повторения луганского сценария чувствовали многие. Насколько эти предчувствия были обоснованы?

Р.Ф: У нас была реальная опасность захвата Одесской обладминистрации. По области были сосредоточены достаточно серьезные силы для «гибридной войны» — специально подготовленные люди из числа граждан Украины, которые знали, как захватывать здания, и действовали в интересах Януковича. Поэтому мы сосредоточили свое внимание на защите ОГА. Помню, что я даже сказал Немировскому: положите хотя бы два куба егозы (заграждения из колючей проволоки — ред.) под лестницу, накройте брезентом, в случае чего развернете. Он вообще не понимал, о чем я, был как будто с другой планеты.

Мы серьезно анализировали захваты админзданий в Донецке. Мы видели, что гражданские лица не смогли, они просто не обучены проходить такие заграждения. Значит, надо было учесть этот опыт и держать эти заградительные материалы наготове. Пока Немировский проводил эти свои фантастические совещания по противодействию коррупции и слышать не хотел об обороне, мы реально готовились противостоять захвату. У нас постоянно находилось около обладминистрации несколько микроавтобусов с огнестрельным оружием. Мы даже арендовали квартиры возле ОГА, где были установлены снайперские позиции. Мы ожидали захвата.

С.П: Но если бы захватили это здание, это же не означало бы, что захвачена вся область?

Р.Ф: Мы помнили, что с этого начался Донецк. Это точка кристаллизации. Не успеем опомниться, и все будет, как в Крыму. Тот же Коля Скорик собрал бы какой-то облсовет внеочередной, и все. Или мог быть захват специально обученными людьми, которые бы завели внутрь гражданских в качестве живого щита. Такая схема тоже использовалась на Донбассе: военные исчезали, внутри оставались гражданские, которые засели там и устроили еще одно «Куликово поле», только в здании ОГА.

С.П: Что такое было Рада Громадськой безпеки на момент 2 мая? Какова была задача этого штаба?

Р.Ф: Мы остановились на том, что объединим общественников на базе уже существующей структуры — штаба территориальной обороны. Такие штабы существовали всегда, начиная с советского времени. В случае чрезвычайных ситуаций, наводнений, стихийных бедствий предусмотрена работа таких штабов, это обычная административная структура, объединяющая граждан.

Мы разработали планы для различных угроз, в основном военного характера — от агрессивных проявлений сепаратизма и гражданских беспорядков до военной операции и диверсионных актов. Мы анализировали, какими силами и как можно было захватить Одесскую область, и поняли, что для этого в тот момент было достаточно и тридцати подготовленных человек. Коммуникации, системы связи, электроснабжение — есть узловые точки, воздействуя на которые, можно весь город оставить в информационном вакууме. После этого перекрывается Киевская трасса и железная дорога. Все - полная изоляция, и этого достаточно. Милиция бы спряталась, нет сомнений. Всего таких сценариев мы рассматривали, по-моему, 18. На каждый мы разработали план противодействия — что мы делаем конкретно в том или ином случае.

Я не буду раскрывать и перечислять то, что мы сделали, но приведу пример: надо было составить реестр всех воинских частей и подразделений, находящихся в 40 минутах езды от Одессы, войти в контакт с каждым командиром, понять его настроение — он патриот или сепаратист, узнать, чем реально, а не на бумаге, располагает подразделение. Ведь как у нас бывает: на бумаге есть все, а на деле — у одних грузовики, но нет топлива, у других оружие, но нет транспорта.

Таким образом составлялась карта действий. Одним из ключевых элементов противодействия угрозам, общим для всех сценариев, была задача вычленить патриотически настроенное население в Одессе, увидеть, сколько его реально и дать оценку. Мы говорим, что у нас много патриотов, но кто их считал? Это надо было прочувствовать, прощупать. Особенно меня беспокоила область – Татарбунары, Сарата, Балта. Правда, на тот момент у нас была уже сеть скрытого наблюдения вдоль границ, узловых станций, чтобы сразу получать информацию о волнениях или резком изменении обстановки.

С.П: Да, тогда многие внезапно почувствовали себя патриотами, гражданами Украины. Но что с этим чувством делать, как помочь удержать город, не дать повторить сценарий Луганска, никто не знал. Что было сделано для объединения этих людей?

Р.Ф: Надо было показать, что патриотически настроенных людей в Одессе по-настоящему много, и в первую очередь — им самим. Для начала было достаточно собрать 500 или 1000 человек. Такое количество демонстрирует, что есть единомышленники, их много, и можно вместе бороться за Одессу и область. Людям было важно увидеть, кто рядом, кто на самом деле выступает в Одессе за независимую Украину и демократические ценности. Если человек видит на акциях маргиналов, неприятных людей или асоциальных хулиганов, то вряд ли ему захочется быть в такой компании — проще уехать из страны и не бороться. Но если там оказываются люди, близкие по духу, интеллигенция, предприниматели, те, которые являются движущей общественной силой, а не балластом, — вот тогда он чувствует, что все в порядке, и он на верном пути.

Моя задача была найти людей на одесском Майдане в Одессе, которые формируют общественное мнение в необходимом ключе, которые пользуются доверием и авторитетом, влиять на них, работать с ними, помогать им, - причем так, чтобы это не было поддержкой какой-то отдельной политической платформы или группы. Прежде всего, мы должны были выявить и объединить патриотов, но так, чтобы наш патриотизм был не радикальным и отталкивающим, не таким, какой демонстрируют «Правый Сектор» и «Свобода», — а центристским, поддерживающий идеалы Майдана и курс на евроинтеграцию. Это действительно стало объединяющим началом, следом организовалась «Самооборона», в процессы активно включился Ваня Вышитый и та же «Свобода». С каждым днем силовой круг становился многочисленнее и мощнее.

С.П: В тот момент патриотические силы в Одессе только начали объединяться? Кто был в авангарде?

Р.Ф: Надо отдать должное: на первых порах авангардом силового протийдествия были одесские активисты «Свободы», на который можно было положиться. Помните легендарный «Скорик блокинг», когда губернатор Скорик заблокировался в здании ОГА? Дезинформацию о том, что в городе сидят триста «бандеровцев», прибывших для захвата ОГА, скормил пророссийским лично я в результате хитроумной комбинации. И потом не мог налюбоваться, как личный состав органов МВД рыскал по Одессе и по области, по всем санаториям, разыскивая этих мифических «западенцев». Или первый поход к Скорику — казалось бы, люди пришли туда стихийно, но на самом деле мне немного пришлось способствовать этому, спровоцировать людей у Дюка. Тогда особенно активными и смелыми были хлопцы со «Свободы», они и повели людей к ОГА, у стен которой разместился пророссийский лагерь имени Скорика.

С.П: Но как вы смогли добиться той массовости, когда речь шла уже не о десятках и сотнях, а о тысячах людей?

Р.Ф: Это началось уже в марте, после событий в Крыму. Для того, чтобы люди пришли и обозначились, надо было бросить объединяющий патриотический клич. В той ситуации это было: «агрессия России и сепаратизм — вполне реальный сценарий для Одессы. Мы - против. Кто вместе с нами готов встать на защиту города?» Люди стали приходить и записываться, оставлять телефоны. Стал формироваться список. Люди действительно были готовы воевать за Одессу, и многие потом действительно отправились в АТО. Но тогда главной нашей задачей было определить, сколько этих людей, и дать им возможность самим это увидеть.

Вторая задача была — сломать морально-психологический и эмоциональный фон в области. Для этого мы решили развернуть блокпосты. Признаюсь, от широкого круга одесситов истинную цель установки блокпостов пришлось скрыть. Я думаю, одесситы простят меня за эту манипуляцию, но так было необходимо. Решение о разворачивании блокпостов мы приняли поздно ночью, в совещании принимало участие ограниченной круг, скажу так - это были мои соратники и люди, которым я доверял и доверяю.

Для многих одесситов и жителей области казалось, что блокпосты — это стихийная волна, покрывающая область и призванная остановить возможную российскую агрессию. Однако это было не совсем так. Во-первых, система блокпостов преследовала только одну цель — развернуть форпосты патриотизма в области и стать центрами мобилизации и кристаллизации патриотического гражданского населения. Во-вторых, через систему блокпостов оказывалось давление на правоохранительные органы. В считанные недели вся область покрылась блокпостами, общество самоорганизовалось. Это был своеобразный Одесский майдан, где все могли реализовать свою потребность быть причастным к происходящему в стране, а главное — быть полезными.

Многие до сих пор не понимают истинных мотивов создания системы блокпостов, и это приводило к различным конфликтам. Меня достаточно сильно критиковали. Я как мог отбивался, а где это было возможно, пытался объяснить, зачем на самом деле нужны блокпосты. Но процесс был запущен, и остановить его уже было не под силу никому.

Никакого военного смысла или решающего влияния на правопорядок в области блокпосты не имели. Они не смогли бы сдержать реальную атаку, это понятно всем. Но я не мог прямо признаться, что это было чисто психологическое оружие. И оно сработало!

Вся Одесская область покрылась блокпостами с желто-блакитными флагами, но самое главное — там был номер телефона, по которому можно было записаться в наш список. У нас в считанные дни появилось шесть тысяч контактов людей, которые готовы активно противодействовать сепаратизму. Это уже мощнейший человеческий ресурс, и всем стало понятно, что крымский сценарий не пройдет, зеленые человечки не появятся.

С.П: А были какие-то дополнительные результаты от блокпостов? Побочные явления?

Р.Ф: Да, когда вокруг появилось много, очень много активистов, появились первые проблемы. Я тогда не мог всем объяснять стратегические цели и задачи, а они пытались преследовать свои амбиции. Многие партийные лидеры хотели использовать блокпосты для пиара, причем открыто. Помню даже были обращения: «можно ли приехать и дать у вас на блокпосту интервью — за пару тысяч долларов?». Для меня это был полный бред. Дежурьте как все, занимайтесь этим по-настоящему, и тогда давайте интервью бесплатно.

К этому времени уже полтора месяца стояли палатки на Куликовом поле, еженедельные проходили большие митинги, пророссийские шествия, ездил так называемый «Анти-автомайдан» из активистов Куликова поля. В основном там были «мажоры», дети законсервированных элит, как я их называю, не поддержавших изменения в стране. У себя в семьях они видели негативное отношение к тому пути, который избрала здоровая часть Украины — на изменение и оздоровление общества. Они были опасные, мобилизованные, мотивированные, на хороших автомобилях, которые постепенно сплотились в коллектив. Эти мажоры на машинах начали бороться с блокпостами, угрожали тем, кто там дежурил, пугали, требовали их убрать.

С.П: Почему антимайдановцы тратили столько усилий тратили на противодействие блокпостам?

Р.Ф: Психологический фон резко изменился в сторону патриотизма, который сплотил людей и дал им цель. Фактически этого оказалось достаточно для того, чтобы удержать Одессу и область. Конечно, это не нравилось тем, кто был готов на силовой сценарий, и безоружные блокпосты стали первой целью.

С.П: Многие люди почувствовали себя использованными и обиженными, когда блокпосты свернули…

Р.Ф: Да, меня тогда многие критиковали. Задачи блокпостов, о которых я говорил, понимали процентов пять людей, в них задействованных. Эти задачи были выполнены в течение недели, и их можно было закрывать, но они продолжали выполнять роль психологического защитного клапана. Был риск того, что они вообще заживут автономной жизнью, процесс мог стать неуправляемым. Были те, кто хотел «приватизировать» блокпост: ко мне постоянно обращались с претензиями, мол, мы его оборудовали, и теперь стоять там будем только мы. Причем с разными целями. Например, возле промрынка «7 км» начали останавливать все фуры и досматривать на предмет контрабанды, устраивая гигантские пробки. На это движение мгновенно «клюнули» авантюристы всех мастей, и поэтому, когда блокпосты выполнили свою основную задачу, я принял решение свернуть их.

В итоге однажды утром люди проснулись, а блокпостов нет. Я приняв на себя очередную волну критики и наблюдал безуспешные попытки их реанимировать со стороны различных кругов, включая местные власти. Я ожидал что реакция одесситов будет жестче, но реакция сместилась в сторону персональной дискредитации, а все что не некролог, на самом деле — реклама.

С.П: На момент 2 мая блокпосты работали?

Р.Ф: Уже нет. И люди разъехались, оставалось всего человек двадцать, в том числе и Николай Волков («сотник Микола»).

С.П: А почему вообще иногородние люди, например, из Западной Украины или Винницы, стояли на одесских блокпостах?

Р.Ф: Это тоже был психологический фактор. Не секрет, что у нас в Одессе любят «договорняки», поэтому нужны были люди со стороны, которые бы не стали вникать ни в какие договоры и родственные связи и просто бы демонстрировали готовность стоять за законность и государство.

С.П: 2 мая в Одессе были бойцы «Самообороны» из других городов, например, из Ровно и Николаева – это были ваши «гости»?

Р.Ф: Ровенские были, но это не наши гости. Мы уже потом узнали, что они приезжали. В те дни процессы уже принимали почти стихийный характер, трудно было контролировать, началась откровенная гетьманщина.

 С.П: А кто мог их приглашать и контролировать?

Р.Ф: Многие приезжали стихийно. Я контролировал только Волкова и его людей, и 2 мая их было уже очень мало.

С.П: А мог Парубий контролировать действия членов иногородних «Самооборон» в Одессе?

Р.Ф: Нет.

С.П: Почему?

Р.Ф: Он координировался в Одессе со мной и с Сергеем Гуцалюком. Но был еще народный депутат Александр Дубовой, который действовал самостоятельно и имел в то время немалый вес. Он тоже зашел в тупик при общении с тогдашним губернатором, у них был конфликт. Дубовой пытался контролировать «улицу» и для этого искал людей на одесском Майдане, пытался войти в контакт с теми, у кого был авторитет.

С.П: На вас пытался выйти?

Р.Ф: Да, через посредников.

С.П: Почему вы не стали с ним сближаться?

Р.Ф: Для меня он - человек из прошлого, как и Немировский. Я не разделял ни его методов, ни взглядов и не видел в нем соратника. Хотя он напрямую тогда общался с Турчиновым. Но мне не нравилось, что он использует партийные схемы, пытается подкупить должностями. В той ситуации это было просто смешно. Да и в плане репутации он лично для меня был сомнительным.

С.П: И на каких людей он мог опираться на одесском Майдане?

Р.Ф: С вменяемыми людьми там он не нашел диалога. С ним могли взаимодействовать полумаргиналы из криминальных и околокриминальных кругов.

С.П: Через активистов его партии «Батькивщина»?

Р.Ф: Не знаю, но это вполне вероятно.

С.П: Не знаете, кому звонил сотник Микола на известном видео с Греческой? Парубию?

Р.Ф: Он звонил мне и возмущался. Ругался, что я его туда отправил без серьезной защиты и оружия, «с голыми руками и голым пузом на стволы послал».

С.П: А какой у него был пистолет?

Р.Ф: «Форт» травматический. Никто ведь не думал, что будут стрелять из боевого оружия. Потом я уже ему звонил, когда он был на Куликовом — требовал, чтобы он контролировал, чтобы толпа не кидала коктейли с тыльной стороны, где был единственный путь эвакуации из Дома профсоюзов.

С.П: Какая была задача у ваших людей 2 мая?

Р.Ф: Нам конкретно задачи никто не ставил, мы исходили из обстановки. Конечно, первой задачей было максимальное недопущение гражданского противостояния. Можете промониторить мои публикации в «Фейсбуке», я постоянно это говорил, на каждом совещании, на каждой планерке и встрече с группами общественников. После того, как у нас не прошел военный сценарий, единственное, чем дальше могли раскачать Одессу – это гражданское противостояние.

С.П: События начались у ворот Жуковского, 36 - двора РГБ. Как это было?

Р.Ф: Мы узнали, что пророссийские боевики собираются на Александровском проспекте, привлекли их внимание, и они «прилипли» на наши ворота минут на сорок. Все это время я пытался дозвониться везде и всем — ведь было понятно, что они опасны и готовы к столкновениям с маршем «ультрас». Если бы силовики их заблокировали на Жуковского, можно было бы избежать массовых столкновений.

Областное руководство не отвечало, я смог дозвониться только среднему эшелону и в прокуратуру. Я объяснял, что надо пропустить колонну «ультрас» по Дерибасовской как можно быстрее, пока антимайдановцы заняты у наших ворот. Но все было напрасно: сторонами кто-то руководил именно с целью создать столкновения. Потом я проанализировал видео и понял, что сразу после моего звонка в прокуратуру кто-то позвонил Долженкову. Тогда же Егор Кваснюк, который наблюдал за этим через дорогу, перешел через Александровский (есть видео и показания наших агентов в толпе сепаратистов), подошел и сказал, мол, бросьте этот штаб, «ультрасы» уже идут по Дерибасовской, хотя они тогда были еще на Соборке. И эта вся толпа бросила нас и отправилась дальше, к Екатерининской. Кто-то ими руководил и этому кому-то были нужны конкретные столкновения.

С.П: Какие люди с Жуковского, 36 потом участвовали в событиях?

Р.Ф: Мы отправили на усиление «Одесской самообороне» наших киевлян с Волковым на двух машинах. Их было человек 15-20 всего. Кроме того, еще два микроавтобуса с людьми, которым я доверял, мониторили ситуацию вокруг Куликова. Я боялся еще более интенсивной стрельбы, потому что оружия в городе было очень много. Волков был на маленьком «Рено», с ним еще человек пять. Он выехал и управлял на месте, но рядом с ним был мой человек, который помогал, иногда одергивал его, все время мне был со мной на связи и докладывал ситуацию.

С.П: На Куликовом он тоже стрелял из травматики?

Р.Ф: Да, конечно. И он стрелял по окнам для того, чтобы прекратить стрельбу из здания. И не мог никого убить, даже если бы очень хотел. Цель у него была другая. И он сразу после возвращения из СИЗО давал большое интервью, где подробно все объяснял. Но люди все равно верят только в то, во что хотят верить.

С.П: От чего умер Микола?

Р.Ф: Он был болен, несмотря на здоровый вид. После 2 мая вследствие стресса болезнь обострилась, лечение не помогло.

С.П: Какую задачу вы ставили своим людям?

Р.Ф: Тормозить толпу и не допустить побоища. С другой стороны, надо было сдерживать и патриотов, которые стали у собираться у нас, на Жуковского, 36. К вечеру тут был полный двор серьезно вооруженных людей, человек двести или больше.

С.П: Кто были эти люди?

Р.Ф: Все знали, что Жуковского, 36 - центр мобилизации всех патриотических сил. Все подтягивались и ждали команды. Даже Алексей Гончаренко пришел сначала к нам. Многие с легальным огнестрельным оружием, в квартале от нас подтягивались микроавтобусы, тоже с оружием. Я всех загнал во двор, ни один человек не имел права выйти. Я не мог спрогнозировать, во что это все может перерасти ситуация. Если бы началось мародерство или массовый хаос, и милиция не справилась с этим, мы могли бы взять под охрану своими силами госучреждения, мэрию, облсовет, стратегические объекты. Мы бы раздали нашим людям повязки, и они бы охраняли общественный порядок как дружинники.

С.П: Как долго они находились на Жуковского?

Р.Ф: Очень долго, фактически до конца. Они могли выехать только на конкретные задачи. Приехала «Самооборона» из Николаева, 40 человек серьезно оснащенных. Вечером 2 мая мы зачистили лагерь на 411 батарее. Заходили аккуратно, дали возможность противнику уйти, оставили коридор. По моей информации, в том лагере было огнестрельное оружие, поэтому я пошел первым с проверенными близкими людьми, на всякий случай. Нам тогда Зоя Казанжи даже дала «скорую помощь», чтоб была рядом в случае чего. Все имущество, которое там было, мы передали в нашу часть ВВшников. Я строго следил, чтобы ни один человек с Жуковского без команды не выезжал, и в городе на выезде были реально только две «тяжелых» мобильных группы, о которых я сказал раньше.

С.П: Вы сами были на Куликовом во время событий?

Р.Ф: Я приехал на Куликово поле поздно, фактически уже после пожара, в тот момент, когда «Альфа» захватывала двух человек. К слову, никто до сих пор не знает, кого именно. Несмотря на то, что столько людей видели этот захват (или эвакуацию), «альфовцы» отрицают, что вообще там были. Почему-то они сначала среагировали на меня, подъехал микроавтобус, но я показал им свою желто-блакитную повязку под курткой, и они просто поехали дальше.

Еще я могу сказать, что там внутри был «Сокол», я их видел, и они зачищали второй этаж, правую секцию здания. Зачищали стандартно — светошумовая граната, потом они. И я два раза слышал очередь из автоматического оружия, которое на тот момент было только у милиции.

С.П: Кто мог отдавать им приказ?

Р.Ф: Только милиция.

С.П: Какая была их задача, с вашей точки зрения?

Р.Ф: Они заходили уже после пожара, потому что уже лежали выбросившиеся из окон. Они, скорее всего, зачищали, чтобы могли зайти пожарники, локализовали точки сопротивления. Ведь в здании и с крыши велась стрельба. Это только гражданским может быть непонятно, а для военных это стандарт, так положено в таких ситуациях. Допустим, видят, что стреляют со второго этажа, правое крыло. Сдернули решетку с первого этажа, зашли, поднялись, если есть там проход или лестничный марш, поднялись на второй этаж и подавили огневые точки противника, чтобы пожарники могли работать. Или убедились, что там чисто. Стрельба могла быть и предупредительной. Но далеко эти «сокола» не зашли, я думаю, так как там было сильное задымление.

С.П: Вы взаимодействовали с Антимайданом в апреле?

Р.Ф: Да, я дважды был в их лагере. Оба раза речь шла о конкретных вещах. Тогда в Одессу перевели штаб ВМС, как раз рядом с Куликовым. И я знал, что они начнут там проводить свои митинги. Тогда я собрал всех адекватных анимайдановцев в одной палатке, мы попили чаю. Тогда я сказал им: я человек серьезный, не с митинга, не мент, и я появляюсь только тогда, когда у кого-то неприятности. И если хоть одного увижу возле штаба ВМС, то реакция будет очень жесткой. Все с этим согласились, кроме одного – Майданюка (Одинова), который замялся и сказал, что не сможет отменить акцию, назначенную на 16.00 (25 апреля — ред.). Я настаивал и предупреждал его, но он все-таки вышел и вывел людей, причем это были типичные «титушки», которых на Куликовом никто не знал. Я приехал на эту акцию, пробился через толпу и вытащил Майданюка. Я хотел подключить полковника Фучеджи к процессу перевоспитания этого дегенерата, но Фучеджи его явно покрывал. Но после этого случая Одинов –Майданюк фактически ушел в подполье, а милиция начала меня саботировать. И тогда я сделал вывод, что с Фучеджи работать открыто нельзя, несмотря на то, что мы проводили совещания с ним почти ежедневно.

У Фучеджи была обычная для милиции манипулятивная тактика — заводить плотные связи и в одном и в другом лагере, чтобы каждому казалось, что Фучеджи симпатизирует именно им. Но по правде говоря, он просто заигрался, и в итоге из него сделали стрелочника.

С.П: Во время вашей встречи с лидерами Антимайдана на Куликовом поле обсуждалось совместное патрулирование силами Майдана и Антимайдана. О чем именно шла речь?

Р.Ф: Всем нравилась эта идея, в том числе и Фучеджи. Но реализовать ее было невозможно. Хотя были реальные переговоры и попытки — к нам на Жуковского приезжал комендант Куликова поля Алексей, атаман православных казаков Коломийцев. Это мог быть один из вариантов вытянуть с Куликова просто протестных людей. Но, видимо, это как раз и не нравилось тем, кто получал финансирование от разных источников. Не забывайте, что тогда резко обострилась борьба за власть, это было перед выборами. Платили Куликовому полю все. Я видел многие вещи, которые мне очень не понравились: Куликово поле превратилось в бизнес. Все лидеры плотно сидели на финансовых потоках.

С.П: Как вы думаете, кто в итоге виноват в жертвах 2 мая? Вы поддерживаете версию российского следа?

Р.Ф: Когда говорят, что это было спровоцировано ФСБ, я в это не верю. ФСБ никогда бы не дало команду на самоубийство Антимайдана и Куликова поля. России это было невыгодно. Они хотели протянуть другой сценарий. Им было выгодно постепенно раскачивать Одессу, чем они и занимались. И им нужны были гражданские люди в толпе, живой щит для «зеленых человечков» — по примеру Крыма, Горловки или Славянска. 2 мая - это инициатива наших местных идиотов, которые сами поломали этот сценарий.

С.П: Как вы думаете, Долженков мог сам принять решение о нападении на марш? Или кто-то ему дал команду, от которой он не мог отказаться?

Р.Ф: Я думаю, что причастна местная элита. Коммунисты, марковцы и скорики-помидорики, вся эта нечисть, как я их называю. Но то, что люди погибли – это нелепая случайность. Это не подстроено, это невозможно подстроить. Они инстинктивно туда забежали держать оборону. За их жизни ответственны в первую очередь пожарники и милиция.

С.П: Расскажите о себе, кто вы, откуда появились?

Р.Ф: Я одессит, занимался бизнесом.

С.П: СБУ? Разведка?

Р.Ф: Специальная подготовка есть. Вообще-то неважно, кто я и откуда, потому что сейчас время социальных лифтов. Я себя считаю оппозиционным к власти, и я знаю, что таких людей много.

После Майдана и аннексии Крыма одесское руководство, Немировский и Луцюк в частности, демонстрировало полную неадекватность и неготовность власти противостоять реальной опасности. Вертикаль власти отсутствовала. Были действующие горизонтали на месте и слабые вертикали через людей, которые либо имели денежно-финансовый ресурс, либо авторитет. Киевская власть де-факто не могла управлять, она могла опираться только на отдельные группы людей, которые стали формироваться в разных областях Украины.

Когда Турчинов стал и.о. Президента, он столкнулся с саботажем на местах, и Крым это особенно ярко показал. Таких тяжелых условий в истории Украины еще не было. Я приведу пример из моей практики, о котором никто не знает, просто чтобы проиллюстрировать, насколько трудная была ситуация. По личной просьбе Турчинова мои друзья и соратники провели в начале марта в Мариуполе операцию по освобождении мэрии от сепаратистов, которые ее заняли и там сидели. Это уже после аннексии Крыма. Зашли бескровно, вытащили всех этих сепаратистов, буквально за уши, сдали в милицию. Были с оружием, но обошлось без стрельбы. Но наутро, проснувшись в гостинице, мы увидели по телевизору, что эти сепаратисты уже на свободе и дают интервью налево и направо, да еще совместно с милицией. Этот пример демонстрирует, как на самом деле вели себя власти на местах. Центральная власть была настолько слаба, что местная могла выбирать, на какой стороне быть, поддерживать патриотов или сепаратистов. И мы поняли, что надо действовать иначе.

Другой пример годичной давности. В результате двухчасовых переговоров по телефону с теми, кто захватил донецкую ОГА, было договорено, что они выйдут, и их не будут преследовать. Но потом приехал Тигипко и вмешался в переговорный процесс, объяснив захватчикам, что они имеют такое же право захватывать здания, как и те, кто был на Майдане. И после этого демарша Тигипко сепаратистские процессы укрепились, и это было еще до Славянска.

С.П: Можно сделать вывод, что после событий на Донбассе центральная власть не рисковала напрямую опираться на представителей региональной власти и нуждалась в патриотических общественниках, вроде вас? А как вы взаимодействовали с центральной властью?

Р.Ф: В качестве примера могу привести тот факт, что мы разработали и подали план «Фортеця» по защите Одесской области. И 19 апреля 2014 года Арсен Аваков его принял и утвердил. Этот план был согласован с СНБО, Генпрокуратурой, СБУ. Так как местная власть не работала, такие люди, как я, вынуждено ее подменяли. Другой яркий пример — батальон «Шторм», официальное милицейское спецподразделение, которое мы создали из добровольцев одними из первых в Украине.

С.П: Становится понятным, почему глава РНБО Парубий в конце апреля привез вам несколько бронежилетов, про которые до сих пор ходят зловещие слухи. Кстати, сколько было их, тех бронежилетов?

Р.Ф: Парубий привез два десятка хороших «Корсаров». Часть оставил на блокпосту ребятам, часть пошли в «Шторм».

 

 

 

 




Светлана Подпалая
Светлана Подпалая
общественный активист, эколог
30 новостей, 7 фото
Дмитрий Фучеджи
Дмитрий Фучеджи
экс-замначальника ГУ МВД в Одесской области
61 новость, 129 фото

Новости по этой теме:


ШалтайБолтай
С.П: Расскажите о себе, кто вы, откуда появились?
Р.Ф: Я одессит, занимался бизнесом.
С.П: СБУ? Разведка?
Р.Ф: Специальная подготовка есть. Вообще-то неважно, кто я и откуда, потому что сейчас время социальных лифтов.



А ты не охренел ли, «неважно, кто я и откуда»? БЕРЕГИ ЧЕСТЬ СМОЛОДУ! Поэтому очень важно, кто ты и откуда, и чем ты занимался в прошлом.


Если в прошлом ты был активистом в Партии Регионов, а сейчас перекрасился в ярого патриота — то веры тебе не будет.
   Ответить    
botva0
botva0   страна по ip - od 16 апреля 2015, 21:22     +13      
может он должен был еще свой адрес и телефон сообщить? по тому, что он делал и говорил и по кругу его знакомств, понятно, что пр и этот парень далеки друг от друга, как декабристы от народа.
   Ответить    
ШалтайБолтай
про Гончаренко тебе тоже понятно, что "ПР и этот парень далеки друг от друга"?
   Ответить    
КоРРупция
Он разоблачитель назначений сына Фучеджи, причем настолько разоблачитель, что свой пост пять раз редактировал)
   Ответить    
IgorL
IgorL   страна по ip - od 17 апреля 2015, 11:05     +2      
Маленька неправда кидає сумнів на все інше. Останні плани оборони розроблялись при Гриценко, а це не 1998 рік а 2007, тому Форостяк або не в курсі або свідомо перебільшує. А те що Форостяк не зумів переконати губернатора Немировського в необхідних діях по обороні Одеси це показує його рівень як професіонала — нуль нуль нуль. До речі і сьогодні досі нічого не зроблено.
   Ответить    
Arunas
Arunas   страна по ip - od 1 мая 2015, 12:16     +1      
Немировський був абсолютно випадковою людиною, з ним ніхто не міг домовитися.
   Ответить    
Zangarmarsh
А откуда вы знаете, что он делал?
Из его же слов? ;)
   Ответить    
Газетчег
Неплохо
   Ответить    
Крымчанин
Комментарий нарушает правила нашего сайта и был удалён.
   Ответить    
Неравнодушный
Хорошо, что сценарий ФСБ полностью провалился в Одессе. Так должно быть всегда!
   Ответить    
Mercutio
Mercutio   страна по ip - ua 17 апреля 2015, 02:07     +8      
Почему, до сих пор Земля/Одесса носит такого ган*она, как депутат Кваснюк???
Вы работали/боролись, в непонятке…
Почему, вы решили остановиться?
   Ответить    
Неравнодушный
У лидера российского государства Владимира Путина заканчиваются ресурсы, и ему придется «Донбасс тихо слить».

Такое мнение высказал российский политолог Дмитрий Орешкин, пишет Новое время.


http://glavred.info/politika/u-putina-za… html
   Ответить    
<img src=/i/vk.gif class=fbico> Саша Любимов
Донбас Путину априори не нужен был, как и Приднестровье и Абхазия.
   Ответить    
Варенуха
Берегите ТИГИПКУ! Он знает всё.
   Ответить    
botva0
botva0   страна по ip - od 16 апреля 2015, 21:23     +15      
очень похоже, что он следующий в расстрельном списке. его нужно срочно закрывать.
   Ответить    
cnjtxrf
cnjtxrf   страна по ip - od 16 апреля 2015, 21:57     +7      
Его тоже убьют!
   Ответить    
Вольфвам
БИБИБКУ давно пора закрыть за железную дверь
   Ответить    
bukvoed
bukvoed   страна по ip - od 16 апреля 2015, 17:55     +31      
Можно подумать, что местными идиотами не могло руководить ФСБ без ведома пана Форостяка. Я всё так же уверен, что запланированных сценариев развития событий в Одессе было несколько.

1) разгон силами «антимайдана» и милиции украинского марша с последующим захватом админзданий и взятие Одессы под контроль Кремля

2) в случае неудачи (1) - организация массовой гибели сторонников Путина для дискредитации патриотического движения. Именно по нему был подожжён ДП, набитый трупами. Только  ДП не разгорелся, и прокукареканное россистскими СМИ «Сожжённые заживо мученики» хотя и расползлось по сепарским мозгам, но не соответствует реальности.
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Serge Dibrov
Зато у нас граница с Приднестровьем, с Гагаузией и несколько сот километров морского побережья.
   Ответить    
Zangarmarsh
Вы кстати тоже читатель Думской. А вот пишите здесь зря. :)
   Ответить    
Света Лучик
«Еще я могу сказать, что там внутри был «Сокол», я их видел, и они зачищали второй этаж, правую секцию здания. Зачищали стандартно — светошумовая граната, потом они. И я два раза слышал очередь из автоматического оружия, которое на тот момент было только у милиции.» -Какие еще такие очереди из автоматического оружия и шумовые гранаты? никто не слышал такого. А если и было — то об этом бы уже  вовсю трубила ватная прэсса!
А в целом занимательно написано. Автор молодец
   Ответить    
Stirlitz
Stirlitz   страна по ip - od 16 апреля 2015, 18:51     +11      
Одно непонятно: почему с Жуковского 36 люди регулярно уходят в другие формирования. Я вот ушёл оттуда ещё летом, и вскоре присоединился к ГФ «Одесская Самооборона» (не путать с самообороной Майдана на Канатной), позднее увидел там немало товарищей с Жуковского. Несмотря на то, что на Жуковского была зарплата, и относительно неплохая, а в других самооборонах разве что форму могут дать.
   Ответить    
Сергей Бондаренко
Я когда пришел на Жуковского 36 и увидел, кто и как формирует там отряды самообороны, мне, как профессиональному военному, плохо стало! Девочка Саша, записывала всех подряд и отправляла на "блокпосты" не имея ни малейшего понятия, что такое блок пост, как он должен быть оборудован и какие функции выполнять. Мои слова о том, что я начинал свою офицерскую службу в укреп районе, который строил Карбышев, и выполнял в течении 2-ух лет боевую задачу по охране о обороне гос границы, на эту Сашу не подействовали. Тогда я ей при всех сказал, что она погубит людей. А через 2 недели взорвалась граната на блок посту в районе 7-го километра. Пострадали люди. Слава Богу, что никто не погиб. А вот аферисты и авнтюристы, формировавшие эти отряды, до сих пор никакой ответственности не понесли. У кого есть мозги, давно покинули "армию" с Жуковского 36. 
   Ответить    
aijdar
есть такая беда
от умничающих девочек
и не только на жуковского
   Ответить    
Али-Баба
конечно, ничего общего с блокпостами эти сооружения не имели, и функцию несли чисто агитационную, как писал Форостяк.
   Ответить    
Stirlitz
Stirlitz   страна по ip - od 18 апреля 2015, 12:49     +3      
Но подставлять людей тоже нехорошо.
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Светлана Подпалая
Как раз и раскрыта "тайна блокпостов" — они нужны были  как повод для консолидации патриотических сил и создания картинки. Форостяк говорит: " такой блокпост ничему не мог противостоять, это был психологический фактор".
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Олег Пальчиков
Рус, молодчага, 20 баллов!
Так держать ;)
   Ответить    
мэри
мэри   страна по ip - ua 16 апреля 2015, 21:47     +14      
Сегодня на прессконференци Х.йла позвонила в студию вроде какая то одесситка и пригласила Ху.ло в Одессу на празднование 9 мая. Конечно это просто кацапский троллинг.но неужели эту / одеситку/ никто не проверит?
   Ответить    
<img src=/i/vk.gif class=fbico> Вадим Раденко
форостяк+гончаренко=любовь. делайте выводы. )
   Ответить    
Сергей Бондаренко
Ту ахинею которую Форостяк несет в интервью, военному человеку читать противно. Очень хотелось бы узнать, где, в какое время, в каких должностях и при каих званиях этот человек проходил службу. Навешал «лапши» на уши девочке, а мне смешно. Кстати, у Немировского были советники из числа армейских «супер профи», которым Форостяк и в подметки не годится. Ну а то, что Немировского отстранили от власти, привело к востановлению всех коррупционных схем в Одессе. Дерибан Одесских земель, незаконное строительство — узаконены. Бюджетные деньги разворовываются десятками и сотнями миллионов. Жаль конечно, что Одесский майдан «слили»… Кстати, Форостяк появился на Одесском майдане уже после того, как прошли основные события… Меня сильно удивляет способность этого человека приписывать себе несуществующие заслуги…
   Ответить    
Khmer
Khmer   страна по ip - od 16 апреля 2015, 23:04     +2      
еперь можно спать спокойно…ггг… не удержался… "бетмен" (с) 
   Ответить    
pussy cat
pussy cat   страна по ip - od 16 апреля 2015, 22:48     +13      
Тигипко гондон притих. Прячется гад.
   Ответить    
afa
afa   страна по ip - od 16 апреля 2015, 23:04     0      
интересно. то есть выходит, что народ как обычно лишь инструмент политических манипуляций.
   Ответить    
Valter
Valter   страна по ip - od 16 апреля 2015, 23:09     +15      
Практически все — правда.
 Несколько неприятное впечатление производят лишь утверждения о приоритете жуковцев и лично Р.Форостяка в мобилизации патриотических сил.
А ничего, что Самооборона одесского Евромайдана еще с 2013го функционировала? И организовывала патриотов? И 2го мая сыграла важную (если, вообще, не решающую! ) роль?  Впрочем, победа над агрессором и его агентами — не бутылка водки. Ее нельзя ровно разлить по стаканам всех участников. Одесситы победили, не дали столкнуть себя в кровавую лугандонскую лужу — и слава Богу. А кто бОльший патриот… какая разница.
   Ответить    
Али-Баба
Утверждения о приоритете жуковцев позволили сделать из этого неплохой бизнес;) поэтому все закономерно
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Михаил Вар.
Просто Жуковского 36 первыми попали под раздачу. И таки-да, есть пару не состыковок в интервью.
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Светлана Подпалая
интересны ваши замечания
   Ответить    
Энамель
Какой неприятный человек…
Интересно, что он расскажет в интервью спустя пару лет? Что еще было «манипуляцией»?
   Ответить    
terexov
Комментарий нарушает правила нашего сайта и был удалён.
   Ответить    
Valter
Valter   страна по ip - od 17 апреля 2015, 01:20     +11      
А что, при украинской власти в Крыму были проблемы с миром, языками и пенсиями?
Кто, кроме госслужей, силовиков и пенсов, шибко доволен? И чем? Как там с курортным сезоном? А с водой? Мост построили?
 Смени методичку, ватнег. Устарел-с.
   Ответить    
ГУДРОН
У кого в Одессе проблемы с языком? Поделитесь своей "проблемой", так как у остальных одесситов ее нет, как и не было. Кстати оказаться в крыму, где вовсю хозяйничает ФСБ, абсолютно нет желания.
   Ответить    
Zangarmarsh
Пиши свою пропаганду в другом месте.
   Ответить    
KATPAH
KATPAH   страна по ip - od 17 апреля 2015, 10:24     +4      
Год назад написано. Письмо-предупреждение к нам. Письмо украинцам: Вам придется учиться убивать врага
   Ответить    
Flop
Flop   страна по ip - ua 17 апреля 2015, 10:36     +14      
Всем истинным патриотам Одессы — УРА!!! Спасибо, дорогие, что у нас не сранный Донбасс!
   Ответить    
IgorL
IgorL   страна по ip - od 17 апреля 2015, 11:32     +9      
За це треба Богу подякувати.
   Ответить    
Всё было и это пройдёт!
А жителям Донбасса кого "благодарить"! ?! При чём тут Бог?  Именно истинных патриотов мы должны благодарить за мирное небо над Одессой! Вот если бы, скажем, путин кончился, тогда да, велика подяка Богу!!! А тут совесть и смелость людей!
   Ответить    
 Кандибобера
А они тогда находились, как и все господа шариковы, — на Колчаковских фронтах
   Ответить    
AlexBrtn
AlexBrtn   страна по ip - od 25 апреля 2015, 21:01     +3      
В закладки
   Ответить    
   Правила


Сильпо
Реклама


           
20 ноября
13:14
4 коммент.
На «сигаретной» барже, выброшенной штормом на одесское побережье, ведутся следственные действия  фотографии
12:21
4 коммент.
Непогода оставила без света три десятка населенных пунктов в Одесской области
12:01 За неделю в Одессе родились три пары близнецов
11:40
17 коммент.
Санаторий «Молдова» перед застройкой: сталинский ампир, коты и последние «правильные» креветки  фотографии
10:33
136 коммент.
Бессрочная акция: «Евробляхеры» перекрыли трассу Одесса-Киев  фотографии видео
10:06
10 коммент.
Одесская служба по делам детей ищет патронатные семьи: им обещают хорошую зарплату и трудовой стаж видео
10:00 В Invogue Concept Store пройдет образовательный вечер с представителем элитных швейцарских вузов (новости компаний)
09:47
3 коммент.
В Одесской области спасатели вытащили из грязи девять автомобилей
19 ноября
21:37
12 коммент.
Антимонархическая революция в одесском Худмузее: избавились от Петра Алексеевича, но ненадолго  фотографии
20:20
46 коммент.
Попавший в шторм возле Одессы буксир «потерял» баржу с контрабандными сигаретами: ее прибило к берегу в районе Черноморки  фотографии
19:07
28 коммент.
С одесских памятников архитектуры сбивают лепнину: якобы ради безопасности и за 4 млн грн  фотографии
18:33
84 коммент.
В Одессе владельцы собак массово нарушают правила выгула животных, а на замечания — хамят
18:33
16 коммент.
Житель области украл кабель, оставив без интернета целый райцентр
18:20
9 коммент.
Коммунальный коллапс: многие дома в центре города остаются без тепла, а в некоторых струится кипяток
17:26
29 коммент.
На Французском бульваре из-за упавшей в яму машины стоят трамваи фотографии

Эксимер
Реклама


Статьи:

Закулисье театра кукол: бутафорская расчлененка, снеговики и страшная Бася

Спасение Куяльника: лиман уже не умирает, но по-прежнему болен

Куда пойти в Одессе: Ночь пожирателей рекламы, театр теней и 3D шоу в Оперном



Новости Одессы в фотографиях:







Интострой