В секторе М: как одесские гвардейцы, «плохиши» и «сурикаты» Мариуполь обороняют  


Мариуполь — ключевой пункт на карте боевых действий восточной войны, лакомый кусок, который мечтают хапнуть донецкие боевики и их российские хозяева. Без Мариуполя оккупированный Россией Крымский полуостров остается фактически в блокаде, а мифическая «новороссия» — пропагандистским штампом и несбыточной мечтой московских и не только «интеллектуалов».

Город пережил очень тяжелый и насыщенный год. Прошлой весной здесь чуть ли не каждый второй был за РФ и «народную республику», а остальные предпочитали молча наблюдать за развитием событий. Но уже осенью большинство мариупольцев сказало твердое «нет» оккупанту и сделало все, чтобы остановить стремительное наступление российско-донецких войск к Перекопу.


Мариуполь - город контрастов
Мариуполь - город контрастов

Конечно же, без армии, Нацгвардии, добробатов и тербатов, волонтеров и просто патриотов из других регионов страны им бы это не удалось.

Корреспондент «Думской» Александр Гиманов побывал в «секторе М« и выяснил, какой вклад в оборону юго-восточного форпоста украинской государственности делают одесситы.

В целом Мариуполь производит впечатление спокойного города, живущего мирной и, можно сказать, размеренной жизнью. Несмотря на то, что практически в десяти километрах от него стоят войска неприятеля, а полевые укрепления можно легко рассмотреть из окон жилых высоток, на улицах прогуливаются молодые пары и мамочки с колясками, дети кормят голубей, а рестораны — посетителей. Работают магазины, школы, кафе и театры. Дымят трубы градообразующих предприятий, а местные любители рыбалки невозмутимо забрасывают удочки в Кальмиус. Единственное, что выдает реальное положение вещей – это большое количество военной техники, курсирующей по улицам, и хмурые люди с автоматами, которые нервно посматривают на прохожих, готовые ко всему. С экономикой, судя по всему, тоже не очень густо: о том, что бизнес-активность в Мариуполе едва теплится, говорит тот факт, что рекламные билборды либо пустуют, либо украшены обрывками предвыборной агитации, оставшейся с осени.

Снаружи почти полумилионный город металлургов и портовиков, словно бочка, стянут кольцами блокпостов и укрепрайонов. Всех желающих проехать в Мариуполь — как со свободных, так и с оккупированных районов — тщательно фильтруют, «отбраковывая» подозрительных.

Среди подразделений, которые держат оборону сектора, есть несколько одесских. Это 18-й батальон территориальной обороны «Одесса», не так давно вошедший в состав 28-й механизированной бригады, и части Нацгвардии (внутренних войск).

Ехать с пустыми руками в гости не принято, а если речь идет о вояже на фронт, то привезти бойцам гостинцы — долг каждого патриота. Встающая с колен украинская армия, к сожалению, все еще не может снабдить своих служащих всем необходимым. Вот и сейчас корреспонденты «Думской» сопровождают гуманитарный груз: генераторы и бензопилы, приобретенные на средства, собранные в рамках марафона «Город герой — героям».

В Мариуполе нас встречает заместитель командира «Одессы» с позывным «Рупор» – крепкий и улыбчивый мужчина лет 45. Рупор, как и остальные одесситы, защищает северо-восточные рубежи Мариуполя с сентября, и о том, что он предпочел восток Украины более безопасным местам, не знают даже его родные. Как показало общение с сослуживцами офицера – это, скорее, правило, чем исключение.

Воины одесского батальона окопались на двух крайних блокпостах: один в районе поселка N, а второй под населенным пунктом Х. Позиции одесситов подвергаются обстрелам вражеской артиллерии и минометов почти каждый день. Бойцы N-ского участка называют себя «одесскими сурикатами» — в честь забавных африканских зверьков.

«Только головы успеваем высовывать из нор, чтобы осмотреться» — улыбается Рупор.

Но мы едем не к «сурикатам», а на блокпост №12 под селом Х, защитники которого называют свой отряд «Плохим», а себя соответственно «плохишами». Не так давно к одесситам на подмогу прибыли пограничники — уроженцы Тернополя. Пехота дежурит ночью, погранцы – днем.

Везущая нас «Газель», прозванная «желтой» за свой первоначальный цвет, который местами просвечивает сквозь камуфляж, летит по мариупольским улицам. Манера вождения у военных своеобразная: видимо, сказывается повышенное содержание адреналина в крови. Проезжаем несколько блокпостов, машем руками защитникам – молодые парни с напряженными лицами, уставшими глазами и указательными пальцами на спусковых курках улыбаются и машут в ответ. Количество встречного транспорта падает практически до нуля, одноэтажные домики поселка выглядят пустыми и заброшенными, в голове появляется резонный вопрос: «Что я тут делаю?»

Приехали. На краю дачного поселка асфальтированную дорогу перерезают бетонные блоки. По обе стороны, насколько видит глаз, в заснеженные поля уходят расставленные через равные промежутки противотанковые ежи. Почему-то именно эти ежи - черные росчерки на белом ватмане поля, — а не оружие в руках бойцов и разрушенные крыши домов дачного поселка окончательно убеждают в серьезности обстановки. Мы на войне.

Пронзительный ветер развевает над блокпостом два флага – государственный и Тернополя. На фасадной стороне, обращенной к неприятелю, засевшему менее чем в двух километрах, красуется надпись «Одесса». Движение через КПП довольно оживленное. За те полчаса, что мы провели с бойцами, в сторону Мариуполя проехало пять автобусов и около 20 легковушек. Все автомобили тщательно проверяются пограничниками.

Мы съезжаем с дороги и через какое-то время прибываем к подземному городку, который который за три месяца среди иссеченных осколками акаций выкопали одесситы и их тернопольские побратимы. С полгода назад на этой территории стояли «ДНРовцы», от них даже остались окопы. Наши солдаты не пользуются ими принципиально, да и вырыты они, по словам Рупора, неграмотно.

После передачи генераторов и бензопил нам кратко объясняют, куда именно мы успеем добежать, если начнется обстрел. На то, чтобы укрыться после того, как взорвутся небеса, есть 4 секунды. Иначе дело швах.

12 января на блокпосту чуть не случилась трагедия, как в Волновахе. «Рваться начало как раз в тот момент, когда мы проверяли пассажирский автобус с людьми, приехавший с той стороны. Слава богу, все остались целы, а первой в блиндаже оказалась бабушка 37 года рождения», — смеется воин с позывным «Птичка».

Худощавый, жилистый Птичка позирует нам для фотографии с автоматом в руках — он улыбается сквозь прорезь балаклавы одними глазами. Родные из Раздельнянского района до сих пор уверены, что мужчина на каком-то полигоне в Одесской области.

Блокпост — это комплекс блиндажей, соединенных окопами. Тут есть все необходимое для жизни: отдельные «номера», столовая, погреб с запасом провизии на несколько месяцев и даже тренажерный зал на открытом воздухе. Бойцы сколотили брусья, турник, сделали штангу, привязав с каждой стороны крепкой доски по три замерзшие баклажки воды. Пенек, обмотанный утеплителем, служит боксерской грушей. В общем, есть чем заняться в свободное время. Жаль только, что времени этого, по словам солдат, практически нет:

«Когда не сидим в блиндажах, чиним то, что пострадало после обстрелов, обновляем ловушки на заградительной полосе, рубим дрова, готовим, — рассказывает Птичка. – Основное наше развлечение – это как раз обстрелы, без них даже как-то скучно. К ним даже наши кошки привыкли».

Да-да, у «плохишей» есть свои домашние животные — две молодые кошечки Пуля и Тень, которые не боятся обстрелов и помогают бойцам справляться с главной напастью – мышами (достают больше, чем сепары с россиянами!).

Обстрелы привязаны по времени к заходам российских «гумконвоев». Через пару дней после того, как нашу государственную границу пересекают белые грузовички с «помощью», на позиции батальона обрушивается град снарядов, мин и ракет. Потом припасы у боевиков заканчиваются, и наступает затишье. Выходных или праздников у «плохишей» из Одессы не бывает.

«На Новый год был обычный день с дежурствами, — говорит наш собеседник. — С той стороны «поздравления», конечно, прилетали. Мы же поставили елку, украсили, созванивались с родными – это самое главное, добрые слова из тыла и есть для нас подарок».

Птичка ведет нас в свой блиндаж, укрытый маскировочной сеткой, которая связана руками одесситок. Двухкомнатный номер вырыт на двухметровой глубине в плодородной украинской земле. От сырости и холода спасают шерстяные одеяла, строительный утеплитель и постоянно работающая печь. Тусклый свет лампочки освещает нехитрый быт защитников Родины. На стене – флаг Украины, при входе в комнату сложено оружие, в углу — комок удлинителей и проводов заряжающихся девайсов, потолок украшен поделками и рисунками маленьких украинцев, которые желают воину вернуться домой во что бы то ни стало живым, здоровым и с победой.

У каждого есть свой уголок. У кого-то там стоит иконка, у кого-то — фотография родных. Можно только догадываться, сколько часов задушевных разговоров, напряженного молчания, мужских сальных шуток, а возможно, и беззвучных слез выслушали глиняные стены блиндажа.

Я фотографирую на память двух солдат на фоне желто-синего флага, и мы начинаем прощаться. Наша группа ограничена по времени и еще должна успеть на блокпост Нацгвардии, где тоже стоят одесситы. Опять несемся через город, опять машем пацанам на блокпостах, опять думаем каждый о своем…

Опорный пункт одной из одесских частей Национальной гвардии расположен недалеко от трассы, соединяющей Мариуполь с Новоазовском. Это уже целый подземный мегаполис! Небольшие холмики, на верхушках которых назло ненавидящему все украинское врагу колышутся национальные флаги, разбросаны по полю. По сравнению с блиндажами «плохишей», укрытия гвардейцев можно считать квартирами с евроремонтом. В замерзшее поле вкопаны специально переоборудованные морские контейнеры. Каждый из них рассчитан на 15 человек: крепкие двухэтажные кровати, предбанник с кухней, все очень чисто и парадно, даже образцово-показательно. Боец Нацгвардии с позывным «Сева», парень лет 25, устраивает нам небольшую экскурсию. С гордостью демонстрирует новенькую печку-буржуйку, аккуратные ряды рыбных консервов на полках. На стене возле детских рисунков висят снайперская винтовка и РПГ.

Сева выбрал место службы сам и в зоне АТО пребывает только 11 дней. Матери о том, где находится, еще не рассказал и скорее всего не будет.

Пока мы осматривали блиндаж, в нескольких километрах к северу прозвучал взрыв и несколько автоматных очередей. Командир опорного пункта порекомендовал делать ноги. Возможно, именно в той перестрелке и погиб командир 73-го Морского центра специального назначения капитан 1-го ранга Юрий Олефиренко. О гибели воина мы узнали уже по приезду в Одессу…

Уезжали мы хоть и с тяжелым чувством, но с уверенностью, что наша армия за месяцы АТО кардинально изменилась, причем в лучшую сторону. Как сказал пресс-офицер «сектора М« майор Владимир Виват: «Парни знают, за что борются и знают, кто их поддерживает. Самое главное, чтобы бойцы чувствовали единение с мирной Украиной – это самая огромная поддержка для них». Слава Украине!

Автор — Александр Гиманов

 
СМЕРТЬ РОССИЙСКИМ ОККУПАНТАМ!


Если не знать, что творится за чертой города, то город кажется мирным
Если не знать, что творится за чертой города, то город кажется мирным







Но детали выдают
Но детали выдают

Обезумевшая белка
Обезумевшая белка

Мариупольские дети хотят мира
Мариупольские дети хотят мира











Признак времени
Признак времени





Осторожно, мины!
Осторожно, мины!

Танкоопасное направление
Танкоопасное направление

Здесь насмерть стоят одесситы и тернопольчане
Здесь насмерть стоят одесситы и тернопольчане







Одесса крепит оборону
Одесса крепит оборону































В блиндаже одесского бата даже уютно
В блиндаже одесского бата даже уютно















Здесь стоят гвардейцы
Здесь стоят гвардейцы











Нацгвардия: даже на фронте у них казарма
Нацгвардия: даже на фронте у них казарма











Заметили ошибку? Выделяйте слово с ошибкой и нажимайте control-enter


Новости по этой теме:


Реклама



Реклама



16 мая
23:55 Объединенные силы отразили одиннадцать атак врага, еще три боя продолжаются, — группировка ОС
22:51 Аферы с гуманитарными грузами: в Одессе «мутили» с еще не доехавшей до складов помощью
21:35 Силы обороны уничтожили два склада боеприпасов — в Херсонской и Харьковской областях, — Генштаб
20:49 Защитники Мариуполя выполняют утвержденный командованием приказ — ради сохранения жизней людей (обновляется)
20:41 Соединенные Штаты начали поставлять в Украину авиацию: первые три вертолета уже выполняют боевые задачи
19:47 3001-й день войны: обстрел Одесской области, российский «шверпункт» на Луганщине и козырь украинских «богов войны» фотографии
19:20 Российских нацистов заставляют возвращать деньги, полученные за легкие ранения, — СБУ
18:46 Не позволить убить и вывезти в третьи страны: в европейских столицах прошли акции в поддержку защитников Мариуполя фотографии видео
18:10 В Одессе провели День поддержки переселенцев (фото) фотографии
17:33 Российские нацисты заставляют мариупольцев лжесвидетельствовать в обмен на «компенсации» за убитых родственников и разрушенное жилье
17:03 Правительство Швеции подтвердило намерение страны вступить в НАТО
16:32 Одесская каратистка завоевала золото международного турнира (фото)
16:11 Пленный оккупант: реактивная артиллерия рф намеренно уничтожала многоэтажки в Харькове
15:37 Силы обороны Украины «затрофеили» уже 239 российских танков — этого хватит на целую дивизию
15:01 Подделывали водительские удостоверения и нотариальные доверенности: в Одесской области киберполиция разоблачила мошенников видео




Статьи:

История со счастливым хвостом: как Макс из Бучи спустя 80 дней со своими хозяевами воссоединился

Вибір президентки Санду: ракетні обстріли Одещини — це попередження Молдові?

78 дней Украинского Сопротивления: победы под Харьковом, "Чернобаевка" на Луганщине и новый этап битвы за Змеиный





Новости Одессы в фотографиях: