8 липня, 19:18

«Волк», Испанец и Жак: история одного выхода из окружения


Новая фронтовая история от военного корреспондента «Думской» Георгия Ак-Мурзы. Несмотря на то, что автор упорно продолжает называть эти очерки «байками», они основаны на реальных событиях.

В эпизоде, описанном ниже, наш сотрудник принимал участие лично.


Здесь и ниже - Испанец
Здесь и ниже - Испанец

– Ты где? – звонок мобильного разбудил меня ранним утром в сентябре 2014 года. В трубе хрипловато вещал голос командира второй штурмовой роты добровольческого батальона «Донбасс» с позывным Жак. – Если в Марике, подтягивайся к аэропорту к восьми утра. Ты очень нужен.

Тогда я по заданию редакции рассекал по востоку Украины и ночевал как раз в Мариуполе, поэтому утром был на месте, указанном комроты.

В аэропорту Жак обрисовывает задачу. После образования «котла» под Иловайском прошло почти десять суток, «зеленый коридор» был расстрелян 30 августа. Те, кто выжил, пытаются выбраться из окружения самостоятельно. Нужно заехать в тыл к россиянам и вывезти двух бойцов из батальона. Ребята идут уже десять суток полями, но уперлись в сплошное оцепление под Докучаевском. Сами выбраться не смогут. Иногда выходят на связь, но редко: заряд батареи мобильного им удалось подкачать украдкой лишь сутки назад в каком-то селе. Позывные парней – Испанец и Странник. Получаю от Жака координаты – ребята ждут меня на заброшенной ферме под Коммунаровкой.

Самому Жаку лезть в это дело нельзя. На той стороне его уже хорошо знают: он освобождал со своей ротой Лисичанск и Попасную.

Организовываем быстрый мозговой штурм и вырабатываем план. Он прост и одновременно безумен. Скажем так, на уровне слабоумия и отваги… Но «це таке», как любит говорить другой мой друг – доброволец-снайпер Вооруженных сил с позывным Фугас. Практически все мои выезды на фронт, мягко говоря, не отвечали требованиям безопасности и не отвечают сейчас.

Я с коллегой–фотокорреспондентом должен найти ребят по пересланным ими координатам. Затем уложить их на пол перед задними сиденьями автомобиля, забросать бронежилетами, рюкзаками и прочим барахлом. И вывезти из окружения на нашу территорию. Легенда — «заблудившиеся журналисты».

— Через несколько сепарских блокпостов заезжаете по проселочной дороге через карьер, забираете мужиков и рвете на всех газах обратно, — предупреждает нас перед выездом на территорию врага Жак. — Если попадаются навстречу патрули, жмете на педаль газа. Если вас остановят и обнаружат парней с тобой — вам п…дец. Могут расстрелять прямо там, в лучшем случае — плен. Здесь карьер. Выезжаете на него, повернув перед сельским кладбищем. Потом едете двадцать километров по направлению к поселку. Испанец со Странником будут ждать перед газовой трубой над дорогой. Остановитесь, откроете капот и будете ждать. Пацаны выскочат, лягут на задних сиденьях — едете обратно. Звоните через каждые 15 минут. Я буду ждать здесь, на проселочной дороге. Расстояние от места, где сидят Испанец и Странник, до меня — около 40 километров по карте. Но это по прямой. По проселкам дальше. Если за вами будет погоня, я прикрою, я с оружием, — палец Жака блуждает по карте.

Свернув с главной трассы Мариуполь-Донецк, я тоже начинаю блукать — это украинское слово лучше всего подходит к ситуации. GPS-навигатор в мобилке заводит в тупик — извилистая дорога упирается в самое дно карьера. Мрачные дядьки с лопатами и бульдозеристы c недоумением наблюдают, как я рыскаю по отвалам щебня на своем «Волке». Да-да! У моего автомобиля есть личное имя и даже душа. «Волк» помогал мне десятки раз в самых кромешных ситуациях в АТО и нынешней полномасштабной войне. И всегда «заболевал» от полученных на фронтовых ухабах травм лишь по окончании командировок, уже в Одессе.

Выбравшись из лабиринта карьера, несколько раз ударившись днищем о валуны и провалившись в парочку симпатичных ям, попадаем на нужное направление. И… выезжаем на первый блокпост российских боевиков. Они тыкают автоматом. Автомобиль и всех, находящихся в нем, буквально выворачивают наизнанку. Ну а мы, в свою очередь, выдаем заготовленную легенду – дескать, хотим поездить по селам и поспрашивать местных о жизни и сделать очерк.

Добравшись через десять километров до заветного ориентира, газовой трубы, встречаем Испанца и Странника. Они уже предупреждены по телефону, на какой машине мы едем за ними. Парни исхудали до предела – по их словам, идут по «зеленке» и полям скрытно уже десятые сутки. Едят колоски и сырую кукурузу, пьют воду из луж. После недолгого совещания приходим к горькому выводу, что вывезти через ближний блокпост их не сможем: скорее всего, машину «обшмонают» снова, а этих выдать за журналистов вряд ли удастся.

Правим изначальный план – мы с коллегой выезжаем обратно через ближний блокпост, а парни обходят его стороной по полям. Мы их должны ждать за пять километров от «блока» на обочине, имитируя поломку авто.

– Кипим! Не доехали до Коммунаровки, возвращаемся на СТО - может, работает в Докучаевске! — кричу из окна машины боевикам из «Оплота».

Проехав еще пару-тройку километров, съезжаю на обочину, художественно раскидываю возле «Волка» всевозможное автобарахло – инструменты, канистры с маслом и грязные тряпки. Дополнительно измазываюсь в масле сам, демонстрируя усилия по полевому ремонту.

Испанец и Странник идут к месту встречи полями почти семь часов. Сказываются усталость и необходимость все время скрываться: поля усиленно прочесывают — ищут украинских окруженцев.

За семь часов нас несколько раз опять выворачивают наизнанку. Пару раз боевики, раз – кадровые «ихтамнеты» из российской армии. Мы определенно вызываем подозрение, так как пару раз отказались от «взятия на буксир» проезжавшими гражданскими машинами. Их владельцы уже рассказали на блокпосте о странном поведении «поломавшихся» журналистов из Украины.

Под вечер Испанец и Странник выскакивают из зарослей у дороги и стремительно ложатся боком в узкое пространство между передними и задними сиденьями авто – мы заранее открыли двери «Волка». Невольно в помощь то, что ребята предельно исхудали. Компактными стали…

Столь же быстро мы забрасываем их всем барахлом, после чего я жму на педаль газа. То, что произошло дальше, можно сравнить с безумным ралли — мы мчимся по проселочным дорогам между терриконами. В какой-то момент случайно выехали на очередной блокпост сепаратистов – почти на шлагбаум! Кручу руль. «Волка» удается развернуть «на дрифте», с заносом, в обратную сторону от шлагбаума. В зеркало заднего вида видно, как на блокпосте бегают вооруженные люди и от него быстро отъезжает автомобиль — нам вдогонку. Машина идет за нами пару километров. Слышится даже хлопок выстрела, явно по нам. Но Фортуна сегодня на нашей стороне! Мы выкатываемся на нужное направление на пыльном проселке, дальше – бугор. Выскакиваем на него, затем на бешеной скорости вниз! Через километр видны брустверы позиций Вооруженных сил. Преследователи разворачиваются.

О нашем прибытии знают — у дороги встречает лично Жак с автоматом наперевес. Его мы чуть не сбиваем, тормозя в последний момент. Признаюсь: издали приняли за направившего в нашу сторону ствол боевика.

Парни – дома!

Эта давняя история так и осталась бы лишь в памяти тех, кто в ней участвовал, солдат добровольческого батальона «Донбасс» Испанца, Странника, Жака, автора этой публикации и его коллеги, фотокорреспондента В, не случись полномасштабного вторжения России в Украину.

Жак, спасший в 2014 году больше 400 солдат из «иловайского котла», сейчас снова сражается за Украину. В первые дни большой войны он успешно вывел свое подразделение из окружения.

Испанец в 2014 году вернулся добровольцем в Вооруженные силы и все восемь лет провоевал разведчиком против «ихтамнетов» в самых горячих точках АТО/ООС – от «промки» в Авдеевке до Дебальцева и Широкина. Из рядовых дослужился до лейтенанта. За месяц до начала полномасштабного вторжения получил на «нуле» тяжелое ранение, подорвавшись на дистанционной мине. Ему оторвало стопу.

«Без палки я уже, хожу самостоятельно. Правда, протез натирает сильно, но мне обещали подогнать новую «ногу» из Германии. Нет, по здоровью в тылу сидеть не буду, отказался. Очень просил, и меня на комиссии признали хоть и ограниченно, но годным. Скоро снова на фронт. Я там нужен, других вариантов для меня нет!» – ответил мне Испанец по телефону уже в мае 2022 года.

События, описанные выше, вошли отдельной главой в книгу «Война, которой не было» добровольца батальона «Днепр-1» Романа Зиненко. Он сейчас тоже на фронте.

Автор — Георгий Ак-Мурза


СМЕРТЬ РОСІЙСЬКИМ ОКУПАНТАМ!








Помітили помилку? Виділяйте слова з помилкою та натискайте control-enter


Новини по цій темі:


Реклама



   Правила


Реклама


18 серпня
10:30 Українські захисники знищили 17 ворожих артсистем за добу та вже понад тисячу з початку повномасштабного вторгнення (інфографіка)
09:55 Агентство Fitch підвищило рейтинг України до СС
09:28 Сили оборони зупинили наступ росіян на краматорському, бахмутському, авдіївському, новопавлівському та запорізькому напрямках, — Генштаб
08:54 рф говорить про тероризм ісламістів у Криму, щоб відволікти від власних воєнних злочинів, — ISW
1
08:23 Сили оборони вдарили по опорному пункту, скупченню сили та озброєння та складу боєприпасів росіян на півдні України.
1
17 серпня
23:18 55 країн відновили роботу дипломатичних представництв у Києві, незважаючи на воєнний стан
22:44 Російські нацисти завдали ракетного удару по Харкову: шість загиблих та 16 поранених
3
22:34 Генсек ООН уперше в історії відвідає Одесу
17
21:32 У світі різко зросла смертність від ковіду, — ВООЗ
13
21:04 До Чорноморська увійшли ще два судна в рамках «зернової угоди»
2
20:47 Після вибухів в окупованому Криму росіяни спішно переміщують свої літаки та гелікоптери, — розвідка
2
20:11 «Відмазували» від армії: в Одесі затримали співробітників військкомату та радника віце-мера (фото, відео) фотографии видео
39
19:43 Після вибухів під Джанкоєм росіяни тікають із Криму: півострів залишили 38 тисяч авто
8
19:12 Окупантам вдалося просунутися у Запорізькій області, — Генштаб
10
18:42 Передав російським військовим транспорт підприємства: мешканця Харківської області судитимуть за допомогу окупантам
6




Статті:

Зносити не можна залишити: що робити з пам`ятником російській імператриці в Одесі?

Непрямий «двіж Залужного»

«Форпост», «Ігла» та звичайний автомат: як російські окупанти безпілотника за 8 млн доларів втратили





Новини Одеси в фото: