стикон1пк

Леонид Штекель / 12 апреля 2018, 09:44

10 и 11 апреля. Размышления к датам


Читая споры о 10 апреля в Фэйсбуке, я стараюсь не высказывать своего мнения. Не потому, что у меня его нет, а потому, что наше общество, увы, не готово и сейчас к правде. Это очень страшная правда. Очень!

И я сейчас скажу лишь маленькую часть правды. Я только кратко скажу о том, что рассказывали мне или написали в своих воспоминаниях очевидцы.

Кстати, для тех, кто не знает: в этом году 11 апреля – день памяти Холокоста.

Лето 41-го – это период распада СССР. Моя бабушка – папина мама — рассказывала о том, как целые области сдавались немцам без малейшего сопротивления. В немцах видели освободителей от большевиков. Потом это настроение прошло. Немцы доказали, что люди ошибались.

Семья моего папы эвакуировалась из Одессы чудом — сама. Но даже в семье моего папы старшее поколение не хотело бежать от немцев: они помнили Первую мировую и немецкую оккупацию Украины. Немцы тогда показали себя лучшими правителями, чем все те, кто был до и после них. Советским газетам и властям, которые говорили о том, что нацисты убивают евреев, старшее поколение не верило ни на грош. Вообще большевикам семья моего папы не верила: часть семьи попала под раскулачивание, часть испытала на себе все прелести ведения бизнеса в СССР в тридцатые годы.

В конце концов, и уехали не все. Остался, например, отец папиной мамы. В местечке под Одессой. Его убили не немцы, а односельчане — еще до прихода немцев.

Но большая часть семьи на подводах сумела добраться до железной дороги, и там удалось им сесть в теплушки. Каким образом – не знаю. Подозреваю, что помогла взятка, так как в теплушки пускали только по специальным документам. Именно поэтому из Одессы не смогло уехать подавляющее большинство евреев – документы получали только семьи советских служащих и работников эвакуированных предприятий.

Излюбленный сюжет советских фильмов: люди в оккупации находят тайный приемник и слушают Москву. Я долго не мог понять, почему так мало радиоприемников. Ведь до войны приемники были почти в каждой семье. Мамина мама рассказала, что после начала войны вышел приказ: сдать все радиоприемники, автомобили, велосипеды и печатные машинки. Именно поэтому у советских людей не было радиоприемников. Это не немцы сделали, а свои.

Мой двоюродный дед рассказывал мне в детстве, как он взрывал Одессу. К сожалению, мне тогда было лет десять, и я мало что помню. Он говорил, что их собрали – молодых главных инженеров одесских заводов. Это все были новые люди – не знаю, что стало со старыми, но могу предположить. Это были люди в возрасте до 30-ти лет. Им вручили лейтенантские погоны и дали в руки взрывчатку. И они поехали взрывать свои заводы. Тогда, в десять лет, у меня не было вопросов. Сейчас, прожив жизнь, я неизбежно спрашиваю себя: как можно было уничтожать город, если здесь оставались люди? Ни один из этих заводов не был военным – те, в массе своей, эвакуировались. Взорвать водопровод. Как должны были жить те сотни тысяч людей, которые остались в городе? Я еще мог бы понять, если бы власти пытались всех вывести из Одессы, но не успели. Но ведь это не так. Никто и не ставил своей целью вывести всех. Их просто оставили медленно умирать.

Одесситам повезло. Румынские власти, в отличие от многих других немецких управляющих оккупированными районами в годы Второй Мировой войны на Восточном фронте, позаботились об Одессе. А я читал дневник женщины, которая жила в городе, где немцы просто оставили местных русских выживать среди развалин. Взорванных отступающими большевиками. Взрывали мирные производства и системы жизнеобеспечения. Насколько я знаю, даже нацисты не позволяли себе этого. По отношению к своим.

Кстати, к сказкам о подполье. В книге Митрохина, который вывез на Запад архив КГБ, есть послевоенная справка КГБ об одесском подполье, которое было оставлено в городе. Там было две группы: одна из Москвы, другая местная. По данным КГБ, эти группы перестреляли друг друга из-за денег и ценностей, которые им оставили. Это вам не «Ликвидация». Это сюжет никогда не будет поставлен, пока «совок» жив. Он даже на русский язык не переведен.

Одна из самых страшных тем той войны – судьба евреев Одессы, точнее, судьба евреев Транснистрии. И здесь я могу опереться на воспоминания Атома Викторовича Морозова. Я познакомился с этим человеком в годы Перестройки, когда мы создали первую одесскую политическую организацию – Демократический союз содействия перестройке. Атом Викторович предпочитал, чтобы его называли Анатолий Викторович – экзотическое имя «Атом» его никак не грело. Я помню это деликатного и умного человека, которому так и не удалось получить высшее образование. При этом он был образованнее многих владельцев «поплавков». В середине 90-х другой выдающийся одессит, который в годы Перестройки был воистину одним из главных моральных авторитетов нашего города, чье имя, увы, сейчас, кажется, почти забыто – доктор философских наук Авенир Иванович Уемов, назначил Анатолий Викторовича Морозова секретарем Философского общества. Я, увы, сейчас не помню, когда Анатолий Викторович умер, кажется в конце 90-х. Но так получилось, что он успел попасть в программу Спилберга «Шоа», и у нас сохранилось его воспоминание о войне. Его воспоминания не вошли в фильм, я сам прочитал их лишь после смерти Анатолия Викторовича – тот был безумно скромным человеком и никогда ничего не рассказывал. И только из воспоминаний я увидел всю эту изуверскую картину.

Анатолий Викторович был евреем наполовину – еврейкой была его мать, отец — русский. Еще перед войной отец бросил их. Разумеется, никуда бежать из Одессы ни он, ни его мать не могли. Анатолий Викторович не мог до конца жизни понять, почему Провидение сохранило ему и его матери жизнь. Когда в город пришли румыны, прятаться стало совершенно невозможно. Мы не должны забывать, какую школу у большевиков прошли одесситы. Как людей десятилетиями приучали стучать, предавать, закрывать глаза на чужую боль и смерть. Трудно себе представить, чтобы кто-то решился прятать «врагов народа». Наоборот, многие стремились доказать свою преданность власти. С евреями было точно так же. Очень быстро были составлены списки. Выбора никакого не было: люди сами приходили на Тринадцатую станцию Фонтана, где их расстреливали из пулеметов. А во дворах уже выстраивались очереди из тех, кто торопился пограбить ушедших на смерть.

Анатолий Викторович рассказывал, что когда они с мамой пришли на Тринадцатую станцию Фонтана, офицер, командующий расстрелом, посмотрел на очень красивую мать Анатолия Викторовича и отпустил их. Он сказал, что они — не евреи. Нам не дано знать, почему он это сделал. Но эти два человека благодаря этому офицеру остались живы.

Я долго думал, что судьба отца моей бабушки, убитого односельчанами – это исключение. Пока не прочитал воспоминания Анатолия Викторовича. Он рассказывал, что еще до прихода немцев множество евреев было забито по дороге в Аркадию. «В Аркадию шли по телам евреев», — рассказывал он.

За годы войны в Одессе безумно расцвел антисемитизм. Анатолий Викторович писал, что 10 апреля 1944 года антисемиты притихли, но уже 11 апреля все закончилось – антисемитизм в городе, по словам Анатолия Викторовича, вновь процветал.

Отец рассказывал мне о постоянных драках с антисемитами, но это уже конец 40-х – начало 50-х. В годы тотальной антисемитской кампании. Но Анатолий Викторович писал, что началось это гораздо раньше. И, судя по всему, сказки об интернациональной Одессе 30-х – обычные советские сказки.

Интересная деталь, которую также сейчас не вспоминают. После освобождения Одессы было издано негласное партийное распоряжение препятствовать возвращению евреев в город из эвакуации. Официальная версия – чтобы евреи не мстили. Разумеется, как и всё в годы Сталина, это распоряжение обходили — либо с помощью взятки, либо с помощью блата. Проще всего было тем, у кого были близкие в армии. Офицеру, который требовал пустить в Одессу его семью, в 44-46 годах никто не мешал. Многие подкупали чиновников в эвакуации и получали справки для возвращения домой. Но были и те, кому это не удалось. Были такие и в моей семье.

Отдельная история – тот безумный террор, который установили большевики после возвращения в Одессу. Мне кажется, я не могу этого доказать, это просто мое ощущение, что террор был вызван, прежде всего, тем, что Одесса без большевиков, действительно, относительно хорошо жила. Хорошо, разумеется, по советским меркам тех лет. Я записывал воспоминания женщины, которая попала под этот молот. Для десятков тысяч людей, которые просто жили в Одессе в годы оккупации и оказались жертвами машины тотального подавления, 10 апреля стало жутким рубежом. Кто-то выжил в этих лагерях и вернулся домой. А кому то Провидение не помогло.

Я считаю, что нельзя кричать о 10 апреля, забыв об этих десятках тысяч.

Кстати, оккупация доказала, что нормальный капитализм и дешевое государство способны на пустом месте построить оазис. Покойный Гридин подробно описывал, как два-три чиновника румын выполняли очень успешно ту работу, которую сейчас гораздо менее успешно делают сотни наших чиновников. Как можно было открыть бизнес за два-три часа, как все управление торговли состояло из трех человек: начальник, заместитель и десятник, проверяющий качество помещения, в котором бизнесмен планировал вести свое дело. Никакой бюрократии. Конечно, Одессу очень сильно выручало то, что в других зонах оккупации экономическая жизнь была хуже, а во многих местах ее почти не было. Поэтому и крестьяне стремились на одесский рынок. Но главное – то, что румыны почти не мешали экономической жизни и бизнесу в Одессе.

Но при этом надо понимать, что нацизм и фашизм были и никуда не делись. Это не Первая Мировая, когда немецкая оккупация казалась чуть ли не раем. Когда румыны вошли в Одессу, то они на Александровском проспекте на деревьях повесили известных евреев. Один из них, как писал Анатолий Викторович Морозов, был знаменитый до войны адвокат Бродский, который ненавидел Советскую власть и защищал ее врагов. Человек, которого румыны сделали бургомистром Одессы (не помню точно, как назывался этот пост тогда), в свое время был спасен этим самым Бродским. Анатолий Викторович писал, что «говорят, тот человек на коленях умолял пощадить Бродского, твердил, что тот всю жизнь боролся с большевиками». Но румыны даже поставленного ими бургомистра по этому вопросу слушать не стали – Бродский был повешен на Александровском проспекте.

Я думаю, в этой истории – истинная оценка оккупации. Если даже бургомистр не может спасти жизнь обреченного еврея, то все благополучие этой оккупации – мираж.

Впрочем, точно так же, как и у большевиков. Если назначили «врагом народа», то не то что глава горсовета или исполкома, первый секретарь обкома вряд ли что-то мог бы сделать.

К сожалению, Валерия Новодворская была права: «Воркута победила Освенцим».

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Неравнодушный
Как всё-таки мало правды мы знаем о второй мировой и об оккупации Одессы. Многие живут советскими историческими мифами, показанными в кино и описанных в книгах. Надо побольше таких  правдивых материалов. Недавно на каком-то московском канале показали еврейку, которая говорила, что якобы только украинцы радовались приходу немецких войск, а оказывается, что евреи тоже надеялись на освобождение от  большевизма. Всё очень сложно, запутано и отретушировано в пользу советской пропаганды. Все народы пострадали от нашествия оккупантов. Моя мама в 6-летнем возрасте пережила отступление, а в 10-летнем возрасте  прошёл фронт и то, что она пережила, это просто страх и ужас. Да ещё и её мама умерла во время прохождения второго  фронта уже при освобождении, не могли похоронить несколько дней из-за этого.  Дом сожгли. Прятались в землянках. Мама осталась со своей бабушкой. Так что нельзя никоим образом доводить конфликты до мировых войн, а те, кто их разжигают, должны уничтожаться всем мировым сообществом вместе.
   Відповісти    
Коментар отримав забагато негативних оцінок
Тильви
Ваша статья напомнила индийскую притчу о четырёх слепых мудрецах и слоне-Вы вот за хвост подержались и выводы сделали.
Вы с Балабой и Херсонским не в одном классе учились! ?
Мать, бабушка, ещё тогда живые соседи, пережившие оккупацию, много чего рассказывали и про мерзость и про подвиги, но Ваша попытка «открыть глаза» и быть объективным явно сорвалась-это одесситы, которые одесситы, заценят, а мне печально…
   Відповісти    
ЛеопольдD
«тот безумный террор, который установили большевики после возвращения в Одессу.» — не брешите Леонид.
Органы НКГБ винесли в 1944-45 гг. 1161 и 1407 репрессивных приговоров соответственно, з них 45 — смертных.
   Відповісти    
C. Cattani
Тут тоже можно как Эвро докопаться, КГБ появился в 1954 году.

Комитет государственной безопасности СССР  Википедия
   Відповісти    
Duninov
Duninov   страна по ip - od 12 апреля 2018, 12:22     +1      
Мои родственники по отцовской линии коренные одесситы в 5-м поколении. И всё старшее поколение пережило оккупацию в Одессе, за исключением тех, кто воевал.
Так вот, я с детства слышал много страшных историй про голод 1933-го, 1946-47-го. Но практически ничего особенно плохого я не слышал о временах румынской оккупации. Рассказывали и о расстрелах еврев, и о том как местные украинцы их прятали от оккупантов. И о партизанах (один из моих родственников партизанил). Хотя о партизанах рассказывали больше как дезертирах СА, и мужиках призывного возраста, которые прятались от призыва.

Но, особенно моей бабушке запомнилось зверство россиян. Россиян, которые служили в составе Гитлеровских воск, подразделения так называемых донских калмыцко-астраханских казаков. Они устроили дикую резню и зверства, на Пересыпи и в прилегающих к Одессе селах именно в 1944-м при отступлении.
Россияне вырезали и рубили шашками целые семьи независимо от национальности — в основном беззащитных женщин, детей, стариков, потому что мужчины были на фронте…
   Відповісти    
ЛеопольдD
А если быть точным то это был калмыцкий кавалерийский корпус, состоявший из представителей различных кочевых народностей Советского Союза, перешедших на службу оккупантам, организационно входил в 6-ю немецкую армию.
   Відповісти    

Тильви
Это были калмыки.Россияне-это такой народ?
Моя бабушка про голод 1933 года ничего не говорила, а вот про голод 1946-47 уже мама рассказывала.
То есть времена румынской оккупации и ничего плохого, кроме расстрелов евреев и не только и партизаны, которые потихоньку убивали румын, немцев и предателей, оказывается дезертиры.
А чехи(почти полк), которые ушли в катакомбы?
На войне, как на войне есть место подвигу, а есть место подлецам-вопрос с какой стороны человек.
   Відповісти    

женщина
Леонид! Спасибо, что написали об этом. Это прививка правдой.
   Відповісти    
€вро—Асоциал
Ложь о "лейтенантских погонах" в Красной Армии осенью 1941 года не может считаться "правдой" аж никак!
   Відповісти    

Тильви
Народа с названием «россияне» нет.Не было.
Просил-не штампуйте, а то слышу Гебельса, а не нормального человека.
У нас в паспортах стояла национальность, при приёме на работу заполнялся «Личный листок по учёту кадров», где обязательно писалась национальность-национальность «россиянин» не было.
Мы об Одессе, а Вас куда-то понесло.Никто и ничего не прячет и подавляющее число предателей, неважно какой национальности, получили по заслугам.
Ладно.Поговорили и ладненько.
   Відповісти    
€вро—Асоциал
Сбрехали и будет!
У лжи ноги коротки — далеко не уползёт! (с).
Про Калмыков: именно из-за пособничества нацистам Сталин с Берией выселили Калмыков в Казахстан и Ср.Азию и ликвидировали Калмыцкую АССР в составе Российской Федерации как автономию, передав её территорию Астраханской обл. И Ставропольскому краю РСФСР. Лишь Хрущёв ("даритель Крыма") позволил им вернуться в родные места и восстановил в правах, вместе с чеченцами, ногайцами, карачаевцами и прочими "пособниками нацистской агрессии и оккупации".
   Відповісти    

Одессит и гражданин
Большое спасибо за статью, Леонид! Людям надо систематически напоминать, что ни о чём в этом мире нельзя судить однозначно, и оценки всегда субъективны. В противном случае, людям свойственно «притягивать за уши» факты под свои суждения, «монополизировать истину», а потом, заткнув рот оппоненту, и просто лгать, утаивая то, что в концепцию не вписывается. К сожалению, всё нынешнее «победоносие» не несёт в себе никакой интеллектуальной нагрузки по осмыслению прошлого на фоне настоящего, и имеет целью только пропиарить «на костях» свою политсилу (чаще всего, пророссийскую).
   Відповісти    
   Правила

Записи в блогах:




Думська в Viber


стикон2пк
Ми використовуємо cookies    Ok    ×