sov2

Леонид Штекель / 30 января 2015, 11:52

«Боевые» будни общественного совета при фискальном ведомстве. Часть вторая: с кем Вы, Владимир Ярославович?


Мы не сможем понять механизм происходящего сегодня вокруг общественного совета при фискальном ведомстве, если не поднимем занавес над некоторыми историческими событиями. Это было не так уж и давно, но многие ли это помнят?

Одной из главных фигур нынешнего противостояния в Общественном совете при фискальном ведомстве между «реформаторами» и «консерваторами» стал мой старый знакомый Владимир Максимович. Надо сказать, что я знаю Владимира Ярославовича очень много лет – примерно с середины 90-х. Я не был знаком с ним в его бытность инструктором райкома партии, а познакомился с ним, когда он возглавлял одну из социал-демократических организаций в Одессе

Наши отношения всегда колебались от очень хороших, когда мы с Феликсом Кобринским помогали Владимиру Ярославовичу, до очень напряженных, когда мадам Фортуна вдруг выбрасывала Владимира Ярославовича на одну из бюрократических вершин.

Я помню как Владимир Максимович и покойный зять Светланы Семеновны Нисилевич – Саша Астахов – большая умница был, мир праху его, провели общественный анализ работы Одесского водоканал где-то в самом начале нулевых. Это был очень скрупулезный анализ, вскрывший бездну злоупотреблений со стороны Водоканала. Потом, опираясь именно на этот анализ, мы все вместе: Кобринский, Максимович, Астахов, я, покойный Капука — был тогда такой общественник, очень ответственный и порядочный человек, кстати, бывший милиционер, что меня тогда сильно удивляло, ряд других общественников, выступили вместе против передачи Водоканала Инфоксу.

А потом вдруг тогдашний мэр Руслан Боделан пригласил к себе Владимира Максимовича замом. Владимир Ярославович очень любит вспоминать этот свой карьерный рост. Но как мне кажется, должность, на которую он тогда пришел в мэрии — зам по жилищной реформе, была более номинальной, чем реальной. Никакой жилищной реформы Руслан Борисович проводить, разумеется, не собирался, и особенной сферы работы у Владимира Ярославович, на мой взгляд, не было. Вот я, например, до сих пор уверен, что этот шаг был сделан Руслан Борисовичем, чтобы раздробить общественный протест против его политики в среде одесских общественников. Но это, разумеется, лишь мое мнение.

Владимир Максимович очень своеобразно повел себя на новом посту. Фактически он дополнял работу управления информации. Оно, кстати, у Руслана Борисовича работало очень хорошо, недаром у него была такая мощная компартийная школа. А Владимир Максимович творчески выполнял роль пиарщика администрации Руслана Боделана.

Впрочем, этого, вероятно, было недостаточно. Олег Ткачев, наш общий товарищ, обратил как-то мое внимание на странный факт: Владимир Максимович вдруг начал в своей переписке с мэром пугать его мною. «О происках коварного Штекеля, который, прикрываясь словами о реформе ЖКХ, ведет, на самом деле, подкоп под мэра».

Я, честно говоря, был ошарашен тогда таким переворотом в сознании Владимира Ярославовича, с которым у меня не просто были хорошие отношения – моя газета «Правое дело» в свое время защищало его во время войны Максимовича с Киваловым.

Впрочем, период карьерного взлета Владимира Ярославовича длился не долго. После Оранжевой революции, Гурвиц через суд спихнул Боделана и занял его место. Владимир Максимович вновь стал простым смертным, и быстро сделал вид, что не было никаких обращений к Боделану относительно меня. У меня также не было никого желания вспоминать этот нелепый скандал, все затихло, до создания Общественного совета при ООГА.

Общественный совет при обладминистрации на основе нового порядка, изложенного в постановлении Кабмина №996, был создан в феврале 2011 года. В общественном совете сразу сформировалось несколько фракций, которые были в крайне не простых отношениях друг с другом. Я также поучаствовал в создании Комитета, который хотел создать для себя Владимир Максимович, так как были люди, желающие ему в этом помешать. В итоге Владимир Максимович стал главой комитета и членом Президиума того общественного. Главой его был выбран Валерий Головко.

Есть много мнений о том, каким председателем Общественного совета был Валерий Яковлевич Головко. Я считаю, что хорошим, некоторые считают, что слишком мягким. Я, кстати, с ними не согласен, но это отдельный разговор. Примерно через полгода, после избрания Валерия Головко председателем, среди членов Президиума стали усиливаться тенденции по проведению собрания по переизбранию председателя. Однако, до поры до времени, все это осталось лишь словами. Пока за дело не взялся лично Владимир Ярославович. Именно он объединил всю оппозицию Головко, и начал методично его снимать с должности.

В то время, когда это происходило, я лежал в больнице и не участвовал в этом занимательном шоу. Но некоторые детали мне хорошо известны. Владимир Ярославович, судя по моим данным, планировал стать новым председателем Общественного совета, учитывая свои большие связи в администрации Матвейчука тех лет. Однако он понимал, что провести новые выборы будет сложно. И он, по-видимому, заключил союз с одним из заместителей Валерия Головко – Тамилой Афанасьевой. Ее до этого, практически, не было ни видно, ни слышно, и Владимир Ярославович, вероятно, полагал, что с этой «неопытной девочкой» он потом уже «решит все вопросы».

В результате он проводит общее собрание, на котором переизбирают Валерия Головко, а председателем становится Тамила Афанасьева. Владимир Ярославович становится де факто Первым заместителем. Фортуна, кажется, обернулась к Владимиру Ярославовичу опять лицом.

Однако, Тамила Афанасьева оказалась гораздо более ловким аппаратчиком, чем Владимир Ярославович. Очень быстро она прибрала к рукам весь Общественный совет, а при выборах следующего Общественного совета, она не только просто выгнала из него Владимира Ярославовича, но даже сумела обойти его хитрый аппаратный ход.

Дело в том, что в преддверии избрания нового состава Общественного совета при обладминистрации, Владимир Максимович решил сделать «ход конем»: он уговорил оппозицию Тамиле Афанасьевой в Общественном совете поддержать на пост председателя Руслана Боделана. Он же уговорил нашего патриарха властного истеблишмента войти в Общественный совет и стать его председателем. Расчет Владимира Ярославовича строился на том очевидном факте, что Руслан Боделан лицо очень значимое в Партии Регионов, и областные власти не решатся помешать ему стать председателем Общественного совета. Владимир Ярославович ошибся.

Невзирая на то, что учредительное собрание Общественного совета при ООГА второй каденции вел глава фракции Партии Регионов в облсовете г-н Волков (в нарушении всех действующих норм законодательства), Руслана Боделана отказались регистрировать, и милиция, руководимая г-ном Волковым, не пустила его в зал.

Я скажу честно, более унизительной сцены, чем отказ регистрации Боделана и не допуск его в зал – я мало видел в своей жизни. Все это было на моих глазах, и я лишь хочу сказать, что при всем моем сложном отношении к Руслану Боделану, я был восхищен тем, с каким достоинством он перенес это оскорбление.

Я, честно говоря, думал, что то унижение, которое испытал в этот день Владимир Максимович уже навсегда заставит его не, как минимум, не иметь ничего общего с людьми, организовавшими этот фарс в феврале тринадцатого. Однако я ошибся. И вот теперь мы вернемся к событиям в Общественном совете при фискальном ведомстве.

Мои предварительные переговоры с Владимиром Максимовичем перед избранием председателя общественного совета, были вполне открытыми и ясными. Владимир Максимович считал необходимым избрание главой Совета – Леонида Шемякина, а себя его заместителем. Однако в ходе этих переговоров я неоднократно поднимал вопрос о необходимости максимальной гибкости общественного совета, о том, что комитеты его должны быть максимально самостоятельны. И ни одного слова против этого, я не услышал.

Однако все резко изменилось, как только Леонида Шемякина избрали председателем, а Максимовича Первым заместителем, хотя, вообще говоря, такого статуса в Постановлении 996, на основании которого и создаются общественные советы – нет!

С момента избрания, Владимир Максимович решил взять на себя обязанность полностью контролировать создание комитетов. То есть, когда он сам был в оппозиции, он криком кричал, что этого делать нельзя, но, только получив власть, он сразу же кардинально меняет свои воззрения, и теперь пытается всеми правдами и неправдами посадить на главы комитетов тех людей, которые не будут мешать его руководству.

Я не сомневаюсь даже ни минуты, что речь идет о выборе людей не для работы Общественного совета, а для того, чтобы они  не мешали Владимиру Максимовичу и Леониду Шемякину удерживать контроль над общественным советом при фискальном ведомстве. И самое забавное, что при этом Владимир Максимович с истиной христианской любовью, прощает своим бывшим гонителям их грехи, благо сейчас они ему не мешают. Трогательный союз, который я, например, увидел во время выборов в Кадровой комиссии Общественного совета при фискальном ведомстве между Максимовичем с одной стороны и Афанасьевой, Пукличем, Шелеповым, которые в феврале 2013 выкинули его из общественного совета, с другой – это просто неописуемо.

Владимир Ярославович, чтобы сохранить свой иерархический пост, на который его опять чудом вынесла Фортуна, готов, кажется, на все. А что будет, когда этот пост опять уйдет? Опять будем «ходить друг к другу в гости и пить чай?»

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



   Правила

Записи в блогах:





Будова