sov3

Леонид Штекель / 28 января 2015, 11:33

«Боевые» будни общественного совета при фискальном ведомстве. Часть первая


За бездной политических баталий последних дней, почти незаметным остаются столкновения «реформатов» и «консерваторов» в Общественном совете при Главном управлении Фискальной службы в Одесской области. Между тем, именно здесь идет не менее ожесточенная война, чем с Россией. В этой войне нет, вроде бы, убитых и раненных, однако значение ее не менее важно и для людей и для страны, чем война на Востоке. Именно в таких, якобы локальных войнах, решается вопрос о том, сможет ли Украина скинуть с себя хомут извечного российского холопства и пойти в Европу, или все глубже завязнет в болоте кумовства, коррупции, воровства и подлости. И не нужно думать, что все само собой устроится. Да, странам Балтии когда-то удалось встать на путь европейской свободы и избавления от духа холопства. Но истории известны и другие примеры. И тем более, на фоне войны на Востоке.

«Реформаторами» в данном общественном совете я бы назвал группу промайдановских организаций, вошедших в новой каденции в состав общественного совета и тех членов ОС прошлой каденции, которые не смогли ранее добиться реальных реформ в старом составе этого общественного форума.

Фактически у данного Общественного совета – это вторая каденция. Предыдущий состав его во главе с бессменным руководителем различных общественных советов в нашей области – Леонидом Петровичем Шемякиным был знаменит лишь своим молчанием. Чтобы не происходило в стране, какие бы бури не потрясали налоговые и таможенные службы, Общественный совет имени Леонида Петровича молчал. Можно было бы переиначить знаменитые слова: «Молчать всегда, молчать везде, до дней последних, донца. Молчать – и никаких гвоздей – вот лозунг – Леонид Петровича! »

Даже когда Фортуна повернулась к Леониду Петровичу спиной, и он оказался в СИЗО, на мой взгляд, по абсолютно надуманным причинам (я думаю, хотя и не могу это доказать, что силовики пыталась его таким образом шантажировать), молчание косило наши ряды: все молчали. На мои робкие тогдашние попытки возвысить голос в его защиту, мало кто решился выступить.

Леонид Петрович человек приличный, все с этим согласны, но время общественных советов имени «одобрямс» закончилось. И когда новый общественный совет решил, с небольшим перевесом, все-таки именно его избрать на роль председателя Совета, то это очень много говорило не столько о самом Леониде Петровиче, сколько о тех, кто его двигал вперед.

Характерно, что «реформаторы» вели с ним переговоры и предлагали, чтобы во главе Общественного совета стал новый человек, нацеленный на реальные реформы. И Леонид Петрович вообще-то понимал, что реформы нужны, действительно нужны, и новый человек нужен, но пусть он будет Заместителем, сказал Леонид Петрович…

Я знаю, многим людям, не имеющим представления о тех скрытых пружинах, которые запускают реальные механизмы борьбы за реформы, может показаться спор о председателе общественного совета второстепенной деталью. «Амбициозная мелочь: работать надо! » — вот логика обычного человека. Увы, дамы и господа, это не так.

В реальной жизни каждый шаг реформ сталкивается с десятками вопросов. И здесь принципиально важно, как будет решен каждый из них. Надо понимать специфику общественных советов, чтобы увидеть, как за борьбой за пост председателя стоит борьба за реальную или номинальную эффективность общественного совета при фискальном ведомстве.

Каким образом общественный совет превращается в орган «одобрямс»? Один из важнейших этапов – превращение формально равных членов одного общественного совета в реально различных по полномочиям людей. Для этого используются очень простые механизмы. Структура общественного совета создается таким образом, чтобы все вопросы на практике решались узким кругом президиума совета, включающего в себя председателя, нескольких его заместителей и глав комитетов. И здесь, обладая большинством в президиуме, можно просто похоронить любую инициативу членов общественного совета. Послушное большинство получает, благодаря своему статусу, личные преференции от фискальной службы, а «смутьяны» оказываются не в силах действовать от имени общественного совета. Общественный совет становится удобным прикрытием для любых действий: «вот руководство «настоящего» общественного совета всем довольно, со всем согласно, а вы тут всякие там глупости говорите…»

Больше всего мне нравится в этой ситуации призывы «немедленно приступить к работе! ». Можно подумать, что «консервативная» часть общественного совета всю жизнь никак не могла «приступить к работе», никак у нее не получалось быстро все начать, и вот теперь, только теперь, когда всякие там «крикуны» мешают им быстро избрать нужное руководство и приступить к работе – им, несчастненьким, никак не дают это сделать!

То, что два года Общественный совет при ГУ фискальной службы в Одесской области не был ни виден, ни слышен, что он вообще ничем не занимался, во всяком случае, публично – об этом, разумеется, ни-ни. Главное, «…нам работать не дают! »

Сейчас идет борьба вокруг полномочий самого общественного совета, полномочия его членов, борьба за то, будет он действенным механизмом реформ, или очередным «одобрямс». И здесь вопрос структуры ОС, кто и как будет возглавлять его в целом и отдельные комитеты и комиссии – это не простые аппаратные игры, это суть будущей работы.

Чтобы было понятно, о чем идет речь, приведем два примера. «Реформаторы» потребовали создать в новом общественном совете два принципиально важных комитета: Кадровый и Антикоррупционный. Сначала эта идея показалась «консерваторам» «дикой»: да как они смеют указывать фискальным начальникам, кто и как должен работать. Однако затем, все поменялось, и представители старого «консервативного» крыла ОС быстренько захотели возглавить и эти комитеты: при «разумном» отношении с начальством – может быть очень «хлебное место». Впрочем, разумеется, это лишь предположение автора этих строк. И борьба развернулась с новой силой. Но об этом в следующий раз.

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



azamar
azamar   страна по ip - ua 28 января 2015, 22:05     +6      
Штекель — городской сумасшедший идиот. только такой же идиот   с ним может разговаривать или протягивать ему руку.
   Ответить    
se_ga
se_ga   страна по ip - cz 28 января 2015, 23:37     -6      
а про Вас где-то можно почитать?
   Ответить    
BestKYM
BestKYM   страна по ip - od 29 января 2015, 00:25     -5      
Пока подавляющее большинство жителей этой страны не начнёт протягивать руку Леониду Штекелю, мы так и будем оставаться идиотами, на радость власть имущим.
   Ответить    
azamar
azamar   страна по ip - ua 29 января 2015, 00:46     +4      
протяните первым руку остальные тогда посмотрят на эффект
   Ответить    
нахухоль
Знаю, что придираюсь, но, Леонид, почему «до дней последних донца», если в оригинале «до дней последних горца»? Почему в оригинале «горца» мне лично понятно: по воззрениям советских людей все долгожители — уроженцы горного Кавказа. А в остальном: лучше быть таким «городским сумасшедшим» как Леонид Штекель, чем жить в окружении миллиона гордых одиночек, где у каждого «моя хата с краю»
   Ответить    
Леонид Штекель
Спасибо за уточнение. Цитировал по памяти — подвела!
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:
22 сентября 4 комментария  
caption Олег Константинов, главный редактор "Думской"
Перекрытие дорог – это преступление, даже если вы ходите по зебре!
22 сентября 0 комментариев  
caption Konstantin Ivanov
Одессе
22 сентября 0 комментариев  
21 сентября 10 комментариев  
20 сентября 2 комментария  
19 сентября 14 комментариев  
16 сентября 6 комментариев  
16 сентября 7 комментариев  






Будова