Андрей Ганжа / 3 октября 2014, 18:08

Чистосердечное признание: о ситуации вокруг смены коменданта Аккерманской крепости  


Когда мне предложили стать во главе Коммунального предприятия «Фортеця», что в Белгород-Днестровском, я это особо всерьез не воспринял. Кстати, само название должности, «директор компредпиятия», очень неприятное. Куда эффектнее – «комендант крепости Аккерман». Но это так, эмоция.

Почему не воспринял? Да потому, что знал, Аккерман – это «болевая точка». В отношениях и между городом и областью, и между законом и «черными археологами», и между амбициями отдельных персон. Но интерес возник. Ведь Аккерман это самая мощная средневековая каменная крепость Украины и сейчас сможет быть базой бесконечно интересных научных, туристических и коммерческих проектов.

Но даже не это главное. С «коммерцией» я поторопился: в нынешнем положении страны на ближайшие годы перспектива коммерции откровенно тухлая. Но Аккерман – это фортификационная жемчужина прошлого. И основную цель ближайших лет можно сформулировать в двух словах: «Сохранить Памятник». И это по-настоящему интересная, хотя и труднореализуемая задача. Поэтому я дал согласие.

И получил то, чего и следовало ожидать. Насколько я знаю, на столе руководителей области лежит информация (я не хочу употреблять более крепкое слово) о том, что Андрей Иванович Ганжа:

- ничего не смыслит ни в деле охраны памятников, не имеет никаких специальных знания и т.д.

- любитель по скупке краденых с территории заповедника археологических материалов с последующей их перепродажей

- широко известен как человек пророссийских и сепаратистских взглядов и оскорбительными высказываниями в адрес украинского народа и его культуры.

Меньше всего в жизни я люблю оправдываться. Поэтому не буду оправдываться и сейчас, а просто изложу факты.

По университетскому образованию я историк и музеевед. И сорок лет связан с раскопками (к сожалению давно уже не с лопатой в руках) Ольвийского заповедника под Очаковым. Это р-раз, как говаривал Фандорин. Именно я снял первый геодезический план Аркаимского городища на Южном Урале, ныне – неимоверно блестящего историко-культурного заповедника. Это два. Несколько лет я постоянно работал (да и сейчас консультирую) в проекте «Парк Киевская Русь», очень амбициозном проекте строительства исторически версифицированной реплики киевского «града Владимира» в Обуховском районе на Киевщине. Это три. Так что с принципами работы на заповедниках я, худо-бедно, но знаком.

Ну, а что касается знаний… В нашем статусном мире остается только упомянуть, что я кандидат исторических наук и защитился еще в прошлом тысячелетии (1987 году). И более 10 лет работал в «чистой науке» (киевском Институте археологии).

Теперь – по «скупке краденого». Да, была мечта: собрать коллекцию серебряных денариев ВСЕХ римских императоров (их было, по памяти, 56 человек, плюс несколько десятков узурпаторов). Я старался. А чего бы и не стараться? Сил было много, ведь мне тогда было 14 лет. Собрал десятка три, потом узнал, что задача невыполнима: поздние императоры не эмитировали серебряных денариев. В десятом классе большую часть монет обменял на породистого щенка немецкой овчарки, а остатки еще много лет лежали в ящике письменного стола. Последнюю монету недавно подарил очаровательной юной красавице – девятилетней внучке моего студенческого друга.

Как я отношусь к «черным археологам»? По-разному. В основном плохо, поскольку прошлое принадлежит всем. Хотя с другой стороны: недавно в Парутино (Ольвия) умер один «черный археолог». Хулиган, пьяница, великий мастер рукопашного боя и мой добрый друг в течение десятилетий. Он был удивительно фартовым поисковиком, хотя и умер в нищете. А еще он умел рисовать и вел учет найденного. Сергей никому не показывал свои тетради. Мне показал… Так вот, если бы эта информация стала достоянием науки, то представления об ольвийской монетной системе были бы в корне изменены. Знающие поймут: он находил в Ольвии византийские гиперпероны. Так что, повторюсь: к «черной археологии» я отношусь плохо, к «черным археологам» — по-разному. Я не единожды пил с ними вино, но не имел с ними общих дел. И своей коллекции так и не собрал.

Ну, и о «сепаратизме». Я не считаю необходимым менять свою точку зрения в угоду чьим-либо не всегда грамотным амбициям. У меня много друзей и знакомых: в России, в Германии, в Киргизии, в Греции, во Франции, в США, в Китае – и всех их я искренне люблю. И не собираюсь от кого-то отказываться, потому что я ищу друзей, а не единомышленников.

Каждый имеет право «думать свою мысль». Или две. И моя мысль такова: Украина должна быть не форпостом борьбы на линии цивилизационного разлома, а хозяйкой ярмарки на границе. Потому что форпосты сжигают, а ярмарка считает доходы.

Но как журналист и политолог я сформировал свое видение ситуации, которое и излагаю в своих статьях и книгах. Мне претит эта война, в которой азартно уничтожают друг друга люди, которые, по идее, должны были составлять «политическую нацию» суверенной Украины. А «политическая нация» (и здесь лучше Ренана не скажешь) – это ежедневный плебисцит по вопросу о желании людей жить вместе. И на склоне лет больно видеть, что «плебисцит» ежедневно проводится сквозь прорезь прицела.

Я вообще-то и решился на написание этой статьи из отвращения. Отвращения к использованию политических обвинений в целях решения культурных проблем. Когда твой недруг вешает ярлык, совершенно не понимая даже его содержания.

Поэтому я не буду оправдываться. Прекрасно зная (по праву автора), что в моих статьях нет  оскорбительных высказываний в адрес украинского народа и его культуры (если кто-то нашел – будет любопытно ознакомиться), я предложу своим «критикам в штатском» иное. Доложить, куда надо, что Андрей Ганжа:

1. Татарский сепаратист. В одной из своих статей я писал, что культура татар 16 века была куда выше европейской, и «когда у татар в Бахчисарае использовали туалет с проточной водой, французские короли после секса мочились в камины».

2. Мусульманский экстремист, поскольку считаю, что «исламский фактор» становится ведущей геополитической силой.

3. Наемник еврейского капитала. В одной из своих статей я попытался доказать, что еврейское население – автохтоны на территории современной Украины.

4. Еврофоб. Поскольку последняя моя книга посвящена процессу превращения Евросоюза в заурядную империю, для которой демократическая риторика является не более, чем «операцией прикрытия».

Ну, наверное, хватит. Все сказанное заставляет вспомнить слова Арамиса из «Трех мушкетеров»: «Портос, как вы думаете, нас расстреляют здесь, или отведут за бруствер?»

Все это было очень неприятно писать. Но надо воспользоваться моментом и «воззвать» совсем по иному поводу.

Друзья! Те, кто помнит мои поиски гомеровского Аида в современной Одессе. Так произошло, что ваши комментарии к этим статьям на сайте «Думской» исчезли после сбоя сервера. А мне они сейчас очень нужны, особенно расчеты ветра и течений. Я уже убежден, что первые два года своих странствий Одиссей провел у нас, в Черном Море. Здесь можно найти и землю лотофагов, и берег Полифема, и даже остров Эола. Отзовитесь, ваша помощь будет для меня бесценной!

  


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя


Записи в блогах: