фр буль 3

Архитектура Одессы / 18 декабря 2014, 13:57

Доходный дом К. Асвадурова. Пушкинская, 37


Выросшему в 1914 году на перекрестке улиц Пушкинской и Троицкой, огромному доходному дому К. Асвадурова, суждено было стать одной из последних значимых построек дореволюционной Одессы. Здание и сегодня поражает воображение, олицетворяя причудливость модерна и помпезный имперский дух ампира.

Тип здания: доходный дом
Стиль: модернизированный неоампир
Архитекторы: Л. М. Чернигов, Я. С. Гольденберг
Дата строительства: 1913-1914
Статус: памятник истории и архитектуры местного значения
Предыдущая застройка участка: дом Г. Гринвальд

Общий вид фасада

Архитектура Одессы. Туризм в Одессе. Одесса в фотографиях


Фасад по улице Троицкой

Общий вид

Общий вид


Фасад по улице Пушкинской

Общий вид



Фрагменты фасадов здания на фото Владимира Георгиевича Никитенко, 70-е годы

В 1913 году на месте дома Г. Гринвальд (1832 г.,  арх. И. С. Козлов), на углу улиц Пушкинской и Троицкой было начато строительство огромного по тем временам, доходного дома для табачного фабриканта К. Асвадурова. В доме Г. Гринвальд в начале 1910-х годов находилась картонная фабрика мещанина Юдки Израилевича Каплана.

Годовое производство выработки картона на момент перехода участка в собственность Асвадурова, в 1912 году составляло 12000 рублей, а число рабочих — 36 человек.

Табачная фирма «Сыновья Исаака Асвадурова» была основана в 1886 году. Она, как написано в рекламе 1896 года, «в короткое время настолько успела угодить вкусу знатоков-потребителей табачных изделий, что в 1888 году на Лондонской и Брюссельской Всемирных выставках была награждена большими золотыми медалями за табачные изделия и почётным дипломом за папиросы. Относительно этих изделий, с каждым днём распространяющихся как по всей России, так и за рубежом, получаются лестные отзывы».

Реклама фабрики «Сыновья Исаака Асвадурова»

Изначально фабрика располагалась «в обширном образцовом помещении с электрическим освещением и паровым отоплением» в собственном доме Асвадуровых на Успенской, 58 (позднее — 66), а главный магазин размещался на Екатерининской, в доме Вагнера, и работал там до советских времён.

Помпезный, красноречиво свидетельствующий о социальном статусе заказчика, дом возводился фактически под занавес расцвета фирмы. На его строительство ушло не более года, а отделка была завершена совсем незадолго до начала Первой Мировой войны.

Творческий союз архитекторов Л. М. Чернигова и Я. С. Гольденберга был прочным и плодотворным — здание в очередной раз подтвердило это своими архитектурными достоинствами, которых немало. В частности, можно с уверенностью сказать, что именно в этом здании в полной мере воплотился, окончательно сформированный стиль и почерк Гольденберга, который не только выполнил сугубо архитектурные работы — сохранились детальные конструктивные расчёты пятиэтажного дома.

К тому же,  архитектор выступал здесь в роли подрядчика. О мастерстве и вкусе зодчих достаточно красноречиво свидетельствует и тот факт, что в свете увлечения «ретроспективизмом» в первой половине 1910-х годов, дом Асвадурова стал предметом для подражания. К тому же,  являясь значимым градостроительным элементом и фактической доминантой перекрестка Пушкинской и Троицкой, дом продиктовал своим обликом композиционное решение фасадов здания «Промстройбанка», возведенного на том же перекрестке в 1987-1990 годах по проекту архитектора Л. А. Волковой и инженера Л. М. Фрак.


Внутренний двор

Фасад со стороны двора

Перила лестницы у двери чёрного хода



Здание является одной из крупнейших по габаритам построек дореволюционной Одессы, вторым по высоте после дома Маргулиса в Сабанском переулке и занимающим наибольшую площадь участка застройки (среди домов периода модерна).

Сам участок можно условно разделить на три флигеля. Лицевой флигель по Пушкинской имеет пять этажей и два парадных подъезда (первый этаж отведён под торговые помещения). Аналогичный флигель по Троицкой из-за наклона улицы перетекает от пяти к шести этажам, поэтому однозначно назвать этажность дома сложно. Третий флигель расположен внутри участка, представляет собой жилую постройку конца XIX века, оформлен скромно и мало чем примечателен.

Вид дома Асвадурова с улицы Троицкой, фотография второй половины 1910-х г.г. (хорошо видна утраченная ротонда на углу здания)

Сам дом Асвадурова планировочно спроектирован так, что образует правильный прямоугольник двора, замыкаемый вышеупомянутым дворовым флигелем. Несмотря на немалые габариты здания и обусловленное этим впечатление тяжеловесности, оно не лишено своей доли изящества, а благодаря обилию мотивов античной архитектуры и скульптуры, от него веет прочностью и спокойствием.

Композиция лицевых фасадов аналогична, однако по Троицкой протяжённость дома в полтора раза превосходит его длину по Пушкинской, за счёт того что боковые части здесь занимают по ширине шесть оконных осей против двух соответственно.

Угол дома выделен массивным прямоугольным в плане эркером, который объединяет третий и четвёртый этажи, завершаясь балконом-террасой пятого.

Угловой эркер

Композицию венчает неразрывный с карнизом фронтон, украшенный барельефом с изображением орла-аквилы. Сюжет напрямую связан с древнеримской тематикой — подобные изображения использовались в качестве знаков легиона в армии, будучи размещенными на шесте и украшенными венками-кольцами phalerae. Заимствование аквилы в качестве сюжета для барельефов, стало частым явлением в эпоху ампира и нашло своё логическое продолжение в архитектуре ретроспективного модерна 1910-х.

Угловой фронтон и аквила. Выше хорошо виден барабан утраченной ротонды, перекрытый жестяными листами

Барельеф с изображением аквилы на угловом фронтоне

Центральная ось каждого из,  симметричных по композиции, фасадов подчеркнута широким ризалитом двухэтажной (на Троицкой — трёхэтажной) высоты, выступающим в качестве постамента для стилизованного портика из четырёх полуколонн с простыми безордерными капителями, высотой также в два этажа.

Барельеф на карнизе

Оригинальное окно чердака, сохранившее переплёт времён постройки

Капитель полуколонны портика

Орнаментальный венок над капителью




Статуи

Статуя на антаблементе портика

Статуя на антаблементе портика




 

 

На антаблементе портика установлены четыре статуи античной стилистики (из-за ветхости сейчас прикреплены к стене фиксирующими полосами), а композиционной доминантой как центральной части, так и всего фасада в целом, служит огромный фронтон с полукруглой в плане нишей. Её обрамление напрямую заимствованно из архитектуры классического ампира — аналогичный ход можно увидеть, например, в оформлении фасада дворца Камо (Тираспольская, 4,  1830 — 1832, арх. Г. И. Торичелли).

Фронтон

Оформление сводов ниши в центре фронтона

Деталь оформления ниши в центре фронтона



Барельеф на фронтоне (правосторонний вариант)

Барельеф на фронтоне (левосторонний вариант)

Пространство между полуколоннами оживляется тремя небольшими барельефами восьмиугольной формы с изображениями кентавра, Нептуна (вероятнее всего) и абстрактного античного храма, обрамлённого драпировкой. Дополнительную пластику обоим фасадам придают два полукруглых эркера, завершающихся на последнем этаже, условно очерченными, полуротондами и украшенных тем же сюжетом, изображающим античный храм (но дополненным двумя факелами по сторонам). Поверхность стен фасада рустована, нижние этажи обработаны фактурой «под шубу» и имеют более тёмный оттенок (дом изначально решён в сдержанном сером цвете).

Барельефы

Барельеф с изображением Нептуна

Барельеф с изображение кентавра (аналогичный размещен в на каждом из этажей в левостороннем подъезде)

Фрагмент фасада по улице Пушкинской в его центральной части

Оформление центральной части фасада по улице Троицкой


Эркеры

Оформление одного из боковых эркеров

Полуротонда бокового эркера




 

Один из симметричных барельефов с растительным мотивом

Руст верхних этажей условный, неглубокий. Оконные проёмы второго (по Пушкинской и по Троицкой — третьего) этажа наиболее приближены к пластическим формам модерна, общие очертания эркеров также красноречиво намекают на эпоху строительства дома. Массивные каменные балконы были практически полностью утрачены, однако во время последнего ремонта воссозданы со стороны Пушкинской. Более простые балконы с коваными перилами постигла та же участь. Со стороны Троицкой балконы не воссоздавались.

Балконы

Один из балконов третьего этажа с коваными перилами

Один из балконов третьего этажа с коваными перилами, фрагмент




 

Реконструированный орнамент на воссозданном балконе со стороны Пушкинской

Резная деталь оригинального оконного переплёта на первом этаже со стороны Троицкой

Утрачена была и башня-ротонда, украшавшая когда-то угол здания и хорошо заметная на старых фотографиях. Аварийная башня была демонтирована в начале 1990-х, а барабан, оставшийся на её месте, накрыли жестяными листами.

На снимке ниже (1927 год) отчётливо видна, тогда ещё существующая, башня-ротонда, а самому дому здесь не исполнилось даже полтора десятилетия с момента окончания строительства.

Со стороны Троицкой, по центральной оси фасада, расположена высокая, занимающая два этажа, проездная арка с цилиндрическим сводом, мотив оформления которого перекликается со сводами вестибюлей в подъездах со стороны Пушкинской. В самой арке сохранились оригинальные двери, утратившие со временем почти весь декор, за исключением резных венков. Фасады здания со стороны двора совершенно минималистичны и полностью лишены декоративных элементов оформления.

Арка проезда во двор

Внутренний вид

Фрагмент сводов

Входная дверь, декор

В разное время одна за другой были убраны оригинальные двери подъездов со стороны Пушкинской. Такая же дверь, которая вела в конторские помещения (ныне колледж экономики и торгового менеджмента), со стороны Троицкой была заменена приблизительной копией (к сожалению, ничего общего с оригиналом не имеющей кроме общих композиционных очертаний).

Последняя дверь вела в левосторонний подъезд по Пушкинской и исчезла во второй половине 2000-х.


Входы подъездов

Фасад по Пушкинской, вход в правосторонний подъезд

Фасад по Пушкинской, вход в левосторонний подъезд



Оригинальная дверь левостороннего подъезда (ныне утрачена).

Парадные подъезды идентичны по конфигурации, но в правостороннем направление лестничных пролётов параллельны оси вестибюля, перпендикулярно которому повернуты пролёты в левостороннем подъезде. Карнизы вестибюлей поддерживают сдвоенные полуколонны с капителями утрированных, модернизированных пропорций. Свод покрывают углубления квадратной формы, в центр каждого из них вписан цветок. Цветы встречаются двух разновидностей и расположены в шахматном порядке.

Такой простой, на первый взгляд, ход создаёт впечатление необычайной торжественности, несмотря на относительно небольшие габариты вестибюля.

Левосторонний подъезд

Вестибюль (фрагмент), вид на входную дверь

Вестибюль, своды

Лепной цветок

Вестибюль, карниз

Тамбур

Своды

Капитель полуколонны



Вид на тамбур с лестничной клетки

Вестибюли в обоих подъездах идентичны по оформлению, однако вестибюль левостороннего подъезда длиннее в полтора раза, за счёт наличия большого, квадратного в плане тамбура, свод которого повторяет композиционно свод самого вестибюля и поддерживается по углам одинарными полуколоннами. Сама лестничная клетка в плане имеет форму вытянутого прямоугольника, где одна из коротких сторон заменена полудугой и образует площадку полукруглой формы. Здесь размещаются двери в квартиры (в правостороннем подъезде полукруглая площадка является межпролётной, а двери квартир размещены на прямоугольной), между ними дверь лифта, проём которой имеет заметно меньшие размеры.

Над лифтовой дверью на каждом этаже помещён восьмиугольный барельеф с изображением кентавра. Такие же барельефы, в числе прочих, видны на фасадах дома (упомянуты выше). В правостороннем подъезде барельефы отсутствуют, зато сохранилась дверная фрамуга между вестибюлем и лестничной клеткой. Двери квартир сдержаны по общей композиции, однако украшены резными «камеями», меандрами по верхнему краю и симметричными растительными композициями по низам. Встречаются также и более простые двери, без украшений. Однако их принадлежность к периоду модерна несомненна.

Левосторонний подъезд, лестничная клетка

Входной пролет перил у подножия лестницы

Завиток перил у подножия лестницы




 

 




 

 

 

 

 



Фрагменты витражей

Витраж, верхняя часть окна



Барельеф с изображением кентавра

Двери квартир, различные варианты

Верхняя часть двери, камеи и меандр



Потолок лестничной клетки, общий вид

Рисунок перил подъездов относительно сдержанный, украшен только растительными орнаментами на опорных стойках. Пролёты между опорными стойками лишены декоративных украшений, за исключением меандра, примыкающего к поручням. Все основные элементы оформления сконцентрированы на входном пролёте, где декоративная стойка дополнена большим квадратным завитком (созвучен с вышеупомянутым меандром) и пальмовыми листьями.

В окнах сохранилась большая часть витражных стёкол, на которых ещё хорошо различимы изображения венков и различные цветочные мотивы. Простой по композиции переплёт дошел до наших дней без изменений.

Оформление потолка лестничной клетки очень простое и доведено до геометризма, однако в обоих подъездах потолки разнятся по композиционному решению. Также в помещении одной из квартир, где ныне расположены офисы различных организаций сохранился великолепный карниз, напрямую цитирующий «сталактитовый» орнамент.

«Мавританский» сталактитовый карниз в одной из бывших квартир

Правосторонний подъезд

Вид на вестибюль со стороны лестничной клетки

Фрамуга двери, ведущей из вестибюля на лестничную клетку

Декоративная арка над нишей

Фрагмент перил

Окно с остатками витража

Витраж, фрагмент

Оформление потолка лестничной клетки

Нет никакого сомнения в том, что дом предназначался для жизни в нём весьма имущих слоёв населения: площадь некоторых квартир доходила до 170 метров и техническое оснащение здания было выполнено по последнему слову времен постройки. Здание было оборудовано лифтами, санузлами и электрическим освещением. Также была хорошо продумана инсоляция помещений, включая помещения первых этажей с выходящими во двор окнами.

Предусматривавшиеся в доме конторские помещения никогда не пустовали. Сразу же после строительства здесь разместилось частное женское училище 3-го разряда Р. О. Гудван, урожденной Бузиновер. В 1914 году в училище преподавали: Надежда Марковна Мошкович, Софья Григорьевна Сорокина, Полина Ефремовна Серебряная, Мария Александровна Фабрикант.

Здесь же находилось профессиональное общество конторщиков и бухгалтеров г. Одессы (председатель Ф. А. Нейман; товарищ председателя В. И. Саронт; казначей П. П. Жуков; бухгалтер М. М. Близнюк; секретари: И. А. Сегал; Л. П. Ицкович; члены правления: П.Я. Лейфер; К. Б. Ландесман; Я. Д. Спивак; П. П. Розенблат; В. Г. Неизвестный; В. М. Гродский; А. И. Бритковский; Я. Б. Шафир; М. Л. Кислер).

С ними соседствовал дежурный пункт общества взаимопомощи акушерок города Одессы, который оказывал помощь акушеркам в экстренных случаях. Пункт был открыт круглосуточно. При пункте проживала акушерка В. П. Иванова-Афинео.
Продажей, ремонтом и прокатом велосипедов, швейных машин, граммофонов и принадлежностей занимался Исаак Семенович Горнштейн. Здесь же работал посредник по учету векселей Я. И. Товштейн.

По состоянию на 1914 год по этому адресу находилась читальня общества учителей-евреев Новороссийского края и Бессарабской губернии и редакция ежемесячного торгово-промышленного журнала «Торговый мир». Цена полной подшивки журнала за год составляла 3 рубля, а со всеми приложениями 8 рублей, что на те времена было очень недешево. Редактором-издателем был П. И. Сигал-Мейлер, который издавал здесь и ежедневную газету «Дос юдише ворт» по цене 3 рубля в год.

Кроме всего прочего пекарня К. Дракотис выпекала хлебобулочные изделия, а харьковское страховое общество «Взаимопомощь 1893 г.» (представитель Кривошей) страховало граждан.

В послереволюционное время дом постепенно утрачивал свои жилые функции: в помещениях бывших квартир размещались конторы различных городских организаций, в том числе Дорпрофсоюз железнодорожников и редакция газеты «Черноморский гудок».
В целом список организаций, квартировавших здесь в советские времена не менее солиден.

В 20-е годы по этому адресу находился Одесский губотдел Всероссийского Производственного Союза Работников Полиграфического Производства (президиум: председатель И. А. Кемлин, И. Ф. Бокал, зав. культотделом Н. И. Межберг).
Разместилась здесь и трудовая школа №44 (преподавание велось на еврейском языке). Следует отметить, что в начале 30-х годов в городе насчитывалось 70 трудовых школ. В 28 из них преподавание велось на русском языке, 19 — на украинском, 16 — на еврейском, по 2 — на немецком и польском, по 1 — на греческом, армянском и татарском.
В 30-е годы в бывшем доме Асвадурова открылись курсы по подготовке типографских работников.

Среди известных в городе людей, проживавших в доме в 1920-30-е г.г. следует упомянуть депутата Одесского горсовета И. И. Краснова, врача М. С. Гецельда и поселившегося здесь немного позднее врача-рентгенолога С. Е. Шехтера (кв. № 25).

В послевоенное время список организаций, расположенных здесь пополнился детскими яслями № 25,  районной прокуратурой Жовтневого района и межгородским бюро технической инвентаризации.

Позже здесь находился горисполком, благодаря чему дом упоминается в одной из газет середины 50-х годов:

«Состоялось заседание Одесской городской избирательной комиссии по выборам в городской Совет депутатов трудящихся, на котором обсуждался вопрос организационно-технической подготовки к выборам, утвержден план работы и установлено ежедневное дежурство в вечерние часы. Комиссия размещается в здании горисполкома по улице Пушкинской № 37».

Использованная литература и архивы

Авторы

Статья с сайта: Доходный дом К. Асвадурова. Пушкинская, 37 

 

  

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Franek
Franek   страна по ip - ua 18 декабря 2014, 23:47     +3      
Спасибо за отличную статью!
   Ответить    
Olli8
Olli8   страна по ip - od 19 декабря 2014, 02:38     +3      
Статья отличная! Как жаль Одессу, такую запущенную и прекрасную. Ей бы хозяина.
   Ответить    
malyutka
На фото 1927 года слева от дома Асвадурова виден очень интересный, не сохранившийся до нашего времени дом. Интересно, о нем что-нибудь известно и есть ли его изображения?
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





дерби