фр1

Зоя Мельник / 26 октября, 17:29

Хронология кошмаров одесского приюта «Свитанок»


📍 Август 2019 года

Мне позвонил Лучезар Панфилов (парень — волонтёр, сирота, который помогает искать детей)
- Зоя, там такое происходит! — возмущенно и взволновано начал он.
Лучезар и так очень быстро говорит, а когда волнуется, говорит ещё быстрее, так, что ничего не понятно. Может поэтому я поначалу не хотела никак воспринимать услышанное?
То, что я услышала, никак не «налазило на голову»
Лучезар сообщил, что некие полицейские по вызову воспитателей приюта приезжают в «Свитанок» и истязают детей.
Первая мысль: «Да ну. Не может быть. По кнопке вызова может приехать только полиция охраны. Но они не имеют права»
Уже потом, выслушав объяснения свидетелей происходящего, я поняла — туда приезжает частная охрана. Которую воспитатели называют «Омон» и пугают детей.

В «Свитанке» живёт девочка Д. ей 13 лет, ребёнок с громадной жизненной трагедией.
От нее я узнала, что ее насиловали с 6-7 лет, избивали, продавали в сексуальное рабство маргиналам, за водку…
В Свитанке Д. искала для себя уют и тепло, спасаясь от избиений и сексуального насилия.
В том аду, в котором она существовала, у девочки выработалась модель выживания, как в джунглях — она позволяла пользоваться своим телом, чтоб к ней хорошо относились.
Поэтому в приюте у Д. были половые отношения с мальчиками «чтоб не били и не обижали», поясняла она.

Детям, которые пережили сексуальное насилие, нужна помощь хороших психологов, психотерапия, нужно помочь справиться с этой проблемой, нужно пережить травму.
Но вместо этого воспитатели Свитанка называли Д. шлюхой и сосалкой, а мальчики пользовались уязвимым психологическим состоянием девочки.
Ну и что хотеть от детей, которым никто ничего об этом не говорил, не занимался их половым просвещением?

Однажды Д. и мальчика 14 лет застали в кладовке за половым актом.
Воспитатели ничего умнее не придумали, как вызвать частную охрану.
То, что происходило далее иначе как «адом для детей» не назовёшь.

Несколько охранников вооружённых спецсредствами приехали на разборки с детьми-сиротами.
Детей этой группы собрали вместе, выстроили в ряд и стали прилюдно унижать Д. и мальчика. Их материли самыми унизительными словами, заставляя описывать процесс половых отношений.
Под угрозами заставили детей достать из мусорного ведра презерватив, который разрезали на две части. Заставили Д. и мальчика жевать этот презерватив.
Нижнюю часть, «с этой жижой» (цитирую слова девочки- свидетеля происходящего) заставили жевать Д.
Происходило это все на глазах у других детей и трёх воспитателей, которые стояли хихикали и способствовали издевательствам.

Затем Д. и мальчика стали бить, обливать холодной водой, стали бить детей электрошокерами и ремнём
Охранники-изверги пытали детей заставляясь под страхом приседать и держать книжки на вытянутых руках. До изнеможения..
Девочке, которая стояла «на шухере» так же досталось.

Узнав об этом, я говорю Лучезару, что это уголовка и нужно обращаться официально. И Лучезар пишет официальное заявление обо всем этом ужасе.

📍5 сентября 2019 г.
Я узнаю, что девочка Маша (тоже сирота), которая тесно общалась с детьми «Свитанка» рассказывает обо всех издевательствах с презервативом журналистам «1+1».
Журналисты начинают своё расследование.

📍25.09.2019
Утром мне в Facebook, с аккаунта Насти Шаповал написали две девочки, воспитанницы «Свитанка» — Мира и Лера.
Они рассказали о том, что их избивают воспитатели, что их побил полицейский Хмельницкого отделения полиции Крецул Андрей Георгиевич, мама Леры написала заявление в Хмельницкое отделение полиции. После чего Крецул снова избил Леру и под угрозами лишить маму родительских прав, заставил девочку дать объяснение что ее никто не бил. Брал при этом ее за горло и избивал…
Объяснение написанное под давлением девочка написала в присутствии заместителя директора Свитанка — Виталия Кондратюка.
Крецул обещал Лере, что будет приезжать в в Свитанок и испражняться на девочку
Вторую девочку, Мирославу, хватал за волосы, тянул к ногам и кричал: «Облизывай мне обувь, холуй»

Девочки были в отчаянии и просилименя помочь им. Ещё позже перезвонили и сказали, что терпение лопнуло и они хотят сбежать, было поздно, я уговаривала подождать и я что-то придумаю, что на улице опасно и т.д.
Увы, они меня не послушали и вышли на связь спустя время, уже когда сбежали.
Сначала говорили, что переночуют у родственников подруги, но потом оказалось что идти им некуда.

Ночью возвращать детей можно было только тем, кто объявил детей в розыск, а это как раз тот самый райотдел, где детей постоянно избивали, в том числе за уходы со Свитанка.

А вот утром можно было показать в главк полиции, к начальнику и замначальника ювенальной превенции — Капуляку и Ревуну, к нормальным ментам, отвезти туда, где есть нормальные психологи и нормальные сотрудники, которые умеют обращаться с детьми и умеют их опрашивать.
Но куда девать девочек ночью? Отправлять на очередные пытки издевательства в Свитанок? У меня места нет совсем. Я живу в малосемейке в квартире с дочерью
Звоню Лучезару и прошу приютить девочек. У него три комнаты, где проживают сироты — он, еще три девочки и его приемный брат.
Нужно сказать что Луч это человек который никогда не отказывал в помощи детям.

📍26 сентября 2019 г.
Утром детей я завезла в Главк полиции.
Мира очень сильно кашляла, жаловалась на боли в горле, слезились глаза.
После беседы девочек завезли в Хмельницкий райотдел для сложной процедуры снятия с розыска. Туда же приехала служба по делам детей Одесской областной администрации.
Я посоветовала Мире попросить вызвать ей скорую помощь, так как она болеет, имеет полное право обратиться за медицинской помощью и ей не имеют права отказать.
Тем не менее в службе по делам детей решили иначе и сказали Мире «ничего страшного, в приюте тебе станет лучше»
Тут же появился Крецул, который отвёл детей в кабинет, заставил Миру на видео говорить всякую чушь, что якобы Зоя Мельник заставила детей написать на Крецула заявление и что он никого на самом деле не бил.
В это время я звоню «103», но скорая отказывается ехать так как райотдел говорит, что помощь не нужна, а я ребенку «юридическое никто». Потом я бомблю жалобы на скорую. Скорая перезванивает, извиняется, но уже поздно…

Детей вернули обратно в Свитанок.
Затем дети пропадают со связи — у них отбирают телефоны администрация Свитанка читает нашу переписку.
Детей закрывают в карцер. Миру избивают. Вечером ее должны приехать «воспитывать» те самые «омоны»
Тем временем я нахожу маму Миры, Ларису. Она не сразу идет на контакт, так как про меня руководство Свитанка наговорило кучу гадостей.
Объясняю Ларисе ситуацию так как со Свитанка ей даже никто не позвонил.
Женщина запугана и боится куда-то обращаться, чтоб не навредить дочери, которую ей не отдают. Администрация грозила маме лишением прав на дочь. Кстати никаких оснований для лишения прав матери у службы нет, да и лишает не служба, а суд. Но человека, не знакомого с законодательством, легко запугать.

📍28 сентября 2019 г. — ночь.
В отчаянии Мира находясь в Свитанке, в надежде избавить себя от унижений умышленно выпивает химическое, дезинфицирующее средство «Блонидас» для того чтобы попасть в больницу.
Мире стало плохо, она начала рвать и попросила вызвать медицинскую помощь. А чтоб ее не отправили в психбольницу как суицидницу, сказала что отравилась винегретом.
Но так как в таких учреждениях, как правило, принято скрывать случаи травм, избиений и отправлений детей, поэтому скорую девочке не вызвали, а вместо этого укололи насильно анальгин с ношпой.
Девочке становилось хуже. Больше 5 часов она находилась без медицинской помощи. Она взяла у кого-то телефон ( ее телефон забрали, за то что она звонила мне), позвонила маме и попросила чтоб та помогла.
Мама позвонила мне. Было около 12 ночи когда мы приехали в приют и требовали вызвать ребенку скорую, в итоге они отказались и скорую вызывала я с мамой Миры.
Вместо скорой сотрудники Свитанка вызвали на детей, меня и Ларису охранников, тех самых «омонов», которые избивают и мучают детей.
И они приехали.. «омонами» оказались сотрудники охранного агентства«Центр».
Все события той ночи запечатлены на видео по ссылке

Миру с боями и шумом удалось госпитализировать. С ней в больницу поехала воспитательница, которая уговаривала медиков не госпитализировать девочку, а отправить обратно в приют.
Но медики в ту ночь отказались нарушать закон.
В больнице Мира рассказала маме о том, что после побега ее побили и показала следы побоев.

📍29.09. 2019
Утром позвонила мама Миры. Девочке стало хуже, подозревают внутренне кровотечение, отправили на слободку в хирургию.
Выезжаю к маме, забираю ее, едем в больницу. Мира выходит вместе с медсестрой, я их отвожу обратно в инфекционное отделение, после чего мы с мамой Миры отправляемся в тот самый злополучный Хмельницкий райотдел писать заявление.
Удивительно, но в дежурной части, вопреки приказу МВД 111, появляются посторонние люди, а именно тот самый сотрудник полиции Крецул, на которого жаловались дети.
Он обзывает меня «конченной овцой», после чего я включаю камеру и снимаю происходящее.
Передо мной демонстративно закрывают окошко. На мои просьбы дать матери направление на СМЭ, говорят что следователя нет и не будет ещё как минимум часов 5 и нужно ждать.
Но я зову журналистов, в том числе центральных каналов, которые заинтересованы происходящим, и маме тут же выдают направление на экспертизу.
Мы едем за Мирой в инфекционное отделение.
Миру не выпускают к маме, идём к глав врачу.
Глав врач говорит, что Мира будет ещё лежать в больнице около 3 дней, а потом посмотрим по результатам анализов.
На УЗИ у Миры диагностировали ожог слизистой.

Глав врач соглашается с доводами что надо мама не лишена прав, то может повезти ребенка на экспертизу, а потом вернуть обратно в больницу.
Но в этот день ехать уже поздно, экспертиза работает до 16- ти и мы договариваемся с глав врачом о том, что заберём девочку на экспертизу утром.

Вечером того же дня, около 22:00, в больницу приезжает сотрудник Хмельницкого отделения полиции Троскот Андрей Андреевич ( как оказалось позже, это напарник Крецула), смотрит на синяки девочки и обещает всех наказать.
Звонит маме и говорит что синяки итак видны, убеждает маму и девочку не ехать на экспертизу, мол, экспертиза не нужна.

📍30.09.2019
Утром мы приезжаем забирать девочку на экспертизу, но маме ее не отдают, девочку не выпускают, мы узнаем, что, оказывается, девочка уже внезапно здорова и ее выписывают.
Маму впускают внутрь.
В это время подтягиваются журналисты и мы ждём под дверью на втором этаже.
Позже приезжает на место директор «Свитанка» Инна Васильевна вместе с психологом и ещё одной сотрудницей «Свитанка». Маму запугивают лишением родительских прав, девочку психолог гладит по ноге, ласково уговаривает вернуться в Свитанок.
Девочка звонит мне. Плачет. Просит помочь.
Мама не знает что делать и кому верить.
Сотрудники Свитанка насильно пытаются забрать рыдающую девочку через черный ход вместе с запуганной лишенем прав плачущей мамой.

Но они успевают позвонить мне, мы с журналистами спускаемся вниз, видим картину как заплаканных маму и Миру уводят, Миру тащат за руки.
Мира кричит «вы не имеете права»
Увидев журналистов, эти гестаповцы отпускают девочку, на говорят что не пустят на экспертизу девочку.
Все это снимают журналисты

Мама растерялась, Мира умоляет не отпускать ее в приют, показывает синяки на руках и рёбрах журналистам.
Я беру девочку за одну руку, мама за другую, сажу их в свою машину и увожу на экспертизу. Сотрудники «Свитанка» бегут за мной и снимают это на видео, далее в полицию поступает сообщение о том, что я похитила ребенка (чуть позже в отношении меня служба напишет заявление с требованием возбудить дело).
В общем, мы уезжаем на экспертизу.
Журналисты приезжают туда же.
Мира рассказывает журналистам и про «Омонов», и про избиения, и про жевание презервативов, табака и про многое другое.
Потом приезжает полиция (адекватная милая сотрудница ювенальной превенции), убеждается что никакого похищения нет, ребенок с мамой, мама прав не лишена и уезжает.
Мама забирает девочку домой.
С девочкой и мамой работает частный психотерапевт, который даёт свое заключение — с Мирой все в порядке.
Почему этого ранее не сделали все службы это вопрос.

📍2 октября 2019 г.
Вечером я вижу полицейские ориентировки о том, что со Свитанка снова сбежали дети — трое девочек возрастом 14, 13 и 17 лет — Настя, Д. и Таня.
Та самая Д., которую заставляли жевать презерватив.
Именно эта девочка потерпевшая от самого дикого, жестокого садистского преступления, которые там совершались.
Что интересно, несколькими днями ранее я интересовалась куда девалась девочка из приюта, дети рассказали что ее отправили в психбольницу.
Оказалось правда после того как девочка подвергалась пыткам, почти месяц она провела в психиатрии.
Законно ли находятся дети в психиатрической больнице — ещё один большой вопрос, так как дети неоднократно жалуются на то, что их туда закрывают, чтоб скрыть побои. Но об этом потом.

Я звоню Лучезару и сообщаю об этом.

- Та самая Д.? Может это какая-то подстава? — удивляется он

- Ну подстава или нет, все равно нужно найти — говорю я.
Он соглашается и выезжает на поиски.
Звоню Мирославе, которая в это время находится в аптеке с матерью, прошу помочь найти девочек и мы выезжаем.
Ездим по трущобам, ходим по паркам, по разным местам где могут быть дети.
Но их нет.
Чуть позже звонит Лучезар и сообщает о том, что детей нашли волонтёры поисковой группы «911»
Я звоню им, прошу пообщаться с детьми, мне отказывают, говорят что никого не находили.
Еду к организатору. Рассказываю то, о чем мне известно.
В итоге он соглашается и отвозит меня к детям.
Я отвожу детей в отдельную комнату.
Они рассказывают мне в мельчайших подробностях что происходит в Свитанке, случай с презервативом, как их били, как заставляли жевать табак.
Так я уже знаю называние охранной фирмы, скачиваю фото охранников с их сайта.
И дети опознают своих мучителей. Вот дядя Коля, а вот дядя Рома, рассказывают в мельчайших подробностях, кто приносил ножницы, кто обливал водой, кто бил мальчиков и т.д
Д. пугается от каждого звука и жеста.
Настя и Д.умоляют не возвращать их обратно. Куда угодно, только не в Свитанок.
Девочка Д рассказывает что она уже пыталась покончить жизнь самоубийством, так ее все это достало.

Думаем, думаем…
Ночью детей возвращать к садистам полиции или Свитанка не вариант.
Глубокая ночь.
Дети зевают. Д. вообще засыпает на ходу.
Решили, что вернем их утром, ни один закон не запрещает положить детей спать и это не преступление. Тем более детей, которые скрываются от самых настоящих садистов.

Утром позовём журналистов, представителя уполномоченного по правам человека, повезём в главк полиции, пусть разбираются! Такого быть не должно. Тем более девочка Диана должна наконец-то рассказать полиции о преступлениях, которые совершали против нее.

Хмельницкий райотдел будет покрывать Свитанок, мы это знали прекрасно.
Просим Лучезара оставить детей у себя до утра.
Он как всегда не отказывает.
Девочек ложат спать в отдельной комнате, вместе со сестрой Лучезара, в другой комнате спит его брат с женой.
Таня спит на одной кровати с Д., Настя на второй, на третьей спит Эмили ( сестра Лучезара).
Луч, переживая из-за происходящего, ходит на улице. Пьет кофе. Думает..

📍 3 октября 2019 г.
На утро Лучезар просит побыстрее приехать забрать девочек, так как возле дома крутятся непонятные люди.
Я забираю детей. Они не успели позавтракать, а я спешила, забыла дома деньги.
Звоню друзьям-рестораторам, они кормят детей, зову туда журналистов, звоню уполномоченному по правам человека, едем все вместе в главк полиции, к руководству ювенальной превенции в Одесской области.
Мы проходим в кабинет начальника, около часа дети общаются там в кабинете начальника ювенальной превенции Одесской области Виталия Капуляка, его зама ДмитрияРевуна, регионального представителя уполномоченного по правам человека Людмилы Ямщиковой, Александра Сопельника и Элины ( я не помню фамилию) из поискового отряда 911
Девочка Д. жалуется на боль в животе. Договариваемся что ребенка, который больше всех пострадал от насилия, отправят в больницу.
Людмила Ямщикова обещает проследить, чтоб служба по делам детей это выполнила ( а не как в прошлый раз с Мирой)
.
Около 13 часов детей отвозят в тот самый злополучный Хмельницкий райотдел, как инициатору розыска, без вариантов по-закону.
Возле райотдела крутится тот самый Крецул, он шепчется о чем-то с другими общественниками, косясь на меня.
Приезжает скорая помощь и забирает девочку Д.в больницу.
Она прижимается худеньким руками к окну и плачет, шепчет «я боюсь»..и тут к ней в машину садится тот самый сотрудник Хмельницкого ОП Троскот Андрей Андреевич, напарник Крецула.
Я заподозрила неладное..и не зря. Не смотря на жалобы ребенка и на раны на ноге, не смотря на жалобы и мольбы не возвращать, девочку вернули обратно и отправили в «Свитанок»
Девочку Таню ( 17 лет), которая хотела ехать восстанавливаться в училище, где ранее училась, так же забирают обратно в Свитанок..
А Настю приехала забрала мама.

📍 4 октября 2019 г.
Ночью (примерно в 02.00) в том самом Хмельницком отделении полиции вдруг появляется заявление о том, что Таню изнасиловали.
Около 13.00 я узнаю о том, что у Лучезара проводят обыск сотрудники Хмельницкого отделения полиции.
При этом Лучезара не пускают в комнату, в которой проходит обыск, понятые — поднятые с ближайшей наливайки, в комнате с выключенным светом проходят какие-то странные действия, что-то брызгают, что-то изымают.
Я звоню адвокату, общественникам, журналистам, которые отправляются на странный обыск.
От детей узнаю что Д. после возвращения в приют опять избили. Закрывали на сутки в подвале. А потом отправили в приют, который подконтрольный начальнице отдела службы по делам детей Светлане Кузнецовой (которая, собственно, сценарист всего происходящего), которой ранее дети жаловались на охранников и на избиение, но она ничего не предпринимала.

📍10 октября 2019 г.
Светлана Кузнецова, зам. директора ЦСПРД (Свитанок) Виталий Кондратюк, берут девочку Таню, которая якобы илнасилована и везут ее на шоу «Стосуеться кожного», где на всю страну кричат про плохих правозащитников, изнасиловавших ребенка.
Показания детей не сходятся, но кому это интересно.
Главное кричать об изнасиловании.
Заодно отвлечь внимание от реальных преступлений в Свитанке.
На передаче присутствует бывшая воспитанница Свитанка Катя Букалова, которой не дали сказать ни слова, маму Миры обвиняют в невыполнении родительских обязанностей.
После передачи редактор, накануне бьющая себя в грудь и обещающая помочь защитить детей на глазах у той же Кати мило щебечет с руководством Свитанка, в то время как рыдающая Катя, понимая что взрослые в очередной раз обманули, уходит прочь.
После передачи, вернувшись в приют, Таня, которую якобы насиловал Луч, пьёт алкоголь, спокойно выходит из приюта за сигаретами а чуть позже…вскрывает себе вены.
Сейчас Таню тоже спрятали в психиатрическую лечебницу…
Дети говорят, что скорую вызывали, но девочку госпитализировали не сразу, видимо опять пытались скрыть факт попытки суицида.
В попытках скрыть преступление, руководство Свитанка вступив в преступный сговор с областной службой по делам детей и сотрудниками Хмельницкого отделения полиции, вооружившись самыми детьми, совершает все больше и больше преступлений и думает что все это сойдёт с рук, как обычно.
На данный момент загнали сами себя в тупик, заврались, и подобно крысе, загнанной в угол, пытаются покусать всех, кто знает про их преступления, включая детей, которыми вооружились.

Сейчас важно привлечь максимальное внимание. Надежда на резонанс и огласку.

Общественность и центральная власть должны вникнуть в ситуацию.

Все события будут переведены и отправлены международным правозащитным организациям и в межгосударственные инстанции

Очень

Прошу

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Неравнодушный
Система вместо того, чтобы во всём объективно разобраться, сама себя защищает всевозможными незаконными способами. Не могут люди быть воспитателями и  начальниками в службе по делам детей, если такое творится в отношении их воспитанников. Не будет здесь тоже  объективного разбирательства. Нет заинтересованных лиц в том чтобы настоящие виновники были наказаны и отстранены от должностей.
   Ответить    
Неравнодушный
Как развивается следствие по незаконному  и надуманному подозрению (судя по имеющейся информации) волонтёра в изнасиловании? Привлечены ли лица за заведомо ложные заявления и сообщения  о преступлении, за заведомо ложные показания следствию?
   Ответить    
Великолепный
Как будет развиваться следствие по твоим  заведомо  ложным комментариям против меня?
   Ответить    
 Insider
Insider   страна по ip - od 28 октября, 04:44     0      
Шляпа, опять ты его первая цепляешь, а потом плачешь на сайте, что тебя все незаслуженно обижают и ты требуешь своих обидчиков отправить в бан;)
   Ответить    
Великолепный
Шляпа забаненного Аль Капоне, с такими комментаторами, как ты и он  можно заработать геморрой.
   Ответить    
 Insider
Insider   страна по ip - od 29 октября, 03:48     0      
Шляпа забаненной Варвары, с таким диагнозом тебе нужно срочно к проктологу, а пока…
   Ответить    
Prosector
Prosector   страна по ip - od 26 октября, 21:49     +3      
Пока эти скоты побеждают. Лучезара обвинили в изнасиловании, Служба по делам детей сказала, что подаст на Думскую в суд, за потворство «клеветникам» понятное дело, что не подаст, но все же. Детей продолжают запугивать и мучать. Как с ними бороться?
   Ответить    
Неравнодушный
В правоохранительных органах царит полное безразличие к ситуации с этими несчастными детьми, лишёнными детства по вине взрослых.
   Ответить    
rss911
rss911   страна по ip - od 28 октября, 12:11     -1      
Спасибо, Зоя, что не перестаете бороться за справедливость!
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





Будова