пс2

Артем Филипенко / 11 августа 2021, 19:18

К 80-ЛЕТИЮ ОБОРОНЫ ОДЕССЫ: АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ ДУЭЛЬ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ: СОВЕТСКАЯ АРТИЛЛЕРИЯ — МАНЕВР ОГНЕМ


Несколько лет назад мною был подготовлен цикл статей под общим названием «10 мифов обороны Одессы». Демифологизация истории, в особенности, истории войн — занятие необходимое, но увы, неблагодарное. Мифы создаются в угоду официальной пропаганде. Их создание, в какой-то степени, даже оправдано — на чем же воспитывать подрастающее поколение, как не на героических деяниях предков. Кому нужна правда о войне во всей ее неприглядности и грязи? Мифы живучи, потому как удобны. Яркий пример — история 28 панфиловцев. Уже казалось бы, и документы есть, и свидетельства очевидцев, которые говорят — все это выдумка пропагандистов. И все равно в России сняли сериал о несуществовавшем подвиге. Потому как «дедывоевали» и вообще очень красивая легенда.

         Вокруг обороны Одессы также за прошедшие 75 лет также возникло немало легенд и мифов. Но из года в год в оборот включаются новые материалы, как из архивов бывшего СССР, так, в нашем случае и из румынских. Они дают возможность по-новому посмотреть на события того времени, очистить их от наносного, глянца и лоска, которые, по большому счету и не нужны. Никто не ставит под сомнение героизм солдат, защищавший Одессу в 1941 году. Иное дело — понять, почему произошло так, а не иначе, почему при превосходстве в личном составе и технике, 4-я румынская армия на протяжении двух с лишним месяцев не могла взять город. Надо сказать, что за последнее время в Румынии появилось немало книг, посвященных Второй мировой и, в частности, событиям 1941 года. Однако, наряду с новыми фактами, некоторые румынские авторы создают новые мифы, которые в свою очередь, также приходится развенчивать. Истина чаще всего, где-то посредине. И получить оптимальный результат можно только сопоставляя данные и факты, приведенные как в румынских, так и советских документах.

         Представленные статьи — просто попытка включить ряд новых сведений и документов. Очевидно, что эта работа, скорее всего, будет продолжаться. Есть немало интересных документов, касающихся периода оккупации и периода освобождения. И все они ждут своего часа и своего читателя. Эти статьи были опубликованы в разное время и в разных изданиях и юбилейная дата дает возможность собрать их воедино, а формат блога — опубликовать вне зависимости от объема и времени публикации.

Как уже упоминалось, по общей численности орудий, находившихся в их распоряжении Приморская армия и Одесская военно-морская база существенно уступала 4-й румынской армии, наступавшей на Одессу.  Данные, приводимые в разных источниках, разнятся.

В боях принимали участие артиллерия 25-й ( 69-й легкий артполк, 99-й гаубичный артполк, 164-й противотанковый дивизион)  и 95-й дивизий (57-й легкий артполк, 134-й гаубичный артполк, 97-й отдельный противотанковый дивизион).

Кроме того, в составе Приморской армии находился 265-й корпусной артиллерийский полк, который состоял из 3-х линейных дивизионов, на вооружении двух из них было по 12  107-мм пушек, один дивизион имел на вооружении 12 152-мм гаубиц-пушек МЛ-20), и 1-й дивизион 266-го корпусного артиллерийского полка, имевший в своем составе 12 122-мм пушек А-19.

После ликвидации Тираспольского укрепленного района в состав приморской армии влился 397-й артиллерийский полк (изначально в его составе было 36 единиц 76-мм дивизионных орудий).

В сентябре войск Приморской армии были усилены 157-й стрелковой дивизией,  в составе которой был 422-й артполк.

В первой части уже приводились данные начальника штаба Приморской армии Николая Крылова, что к началу обороны Одессы в распоряжении армии находилось 303 орудия (включая 45-мм) плюс орудия Одесской военно-морской базы.

Начальник артиллерии Одесского оборонительного района Николай Рыжи приводит другие цифры: 476 орудий и минометов, в том числе 105 противотанковых пушек. [1, 129]. Правда, в другом источнике он приводит иные  данные: общий состав артиллерии на 20 августа 1941 года определялся 333 орудиями из них: 45 мм – 84, 76 мм и выше – 216, береговых (подвижных) – 18, береговых (стационарных) – 15. Впрочем, несмотря на разницу в цифрах, они в целом не меняют общего соотношения 1:3 в пользу румынской артиллерии.

В 2017 году увидел свет двухтомник «Пишу исключительно по памяти… Командиры  Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны», в котором представлены материалы, которые до того момента были секретными. В 1949–1957 гг. Военно‑научное управление Генерального штаба Советской Армии обратилось с вопросами о начале войны к командирам, принявшим первый бой на границе. Участники событий отвечали на поставленные вопросы, опираясь исключительно на память. Среди них и материалы начальника артиллерии ООР Н.Рыжи.

Он дает следующую оценку уровню подготовки советских артиллеристов:

«Артиллерийские части и подразделения войсковых соединений 14 СК к началу войны были хорошо обучены ведению огня. Орудийные расчеты всех видов войсковой артиллерии отлично выполняли задачи стрельбы прямой наводки. Дивизионная, корпусная, армейская артиллерия владела всеми современными методами стрельбы.

Управление огнем дивизиона, артиллерийской группы в артиллерийских частях практически было освоено. На основе боевого опыта, приобретенного в войне с белофиннами артиллерийские штабы в 1940-41 годы осваивали планирование огнем массированно применяемой артиллерии в бою.

Недостатком в обучении артиллеристов предвоенного периода было тяготение готовить артиллерию к обеспечению атаки пехоты в условиях преимущественно планомерной подготовки к прорыву обороны противника.

В системе огневой подготовки артиллерии тактический элемент учитывался далеко недостаточно.

Хорошо изученный артиллерией метод подготовки ее к ведению огня на топографической основе применялся на боевых стрельбах артиллерии почти повсеместно, но совершенно недостаточно применялись и исследовались методы ускоренной подготовки атаки, в результате этого артиллерия не имела должных практических навыков в короткие сроки оказывать поддержку пехоте в резко меняющейся боевой обстановке.

Батальонная, полковая и пушечная дивизионная артиллерия, отлично обученная технике ведения огня прямой наводкой по танкам, не имела должного опыта в уничтожении танков непосредственно из боевых порядков пехоты, а также из состава войсковых колонн на марше при массовом нападении танков противника».

Н.Рыжи дает также характеристику технических свойств артиллерийских систем войсковой артиллерии, которые по его оценке : «удовлетворяли требованиям боя начального периода Отечественной войны,  за исключением 45 мм пушек и 76 мм пушек обр. 1927 года, которые положительно не решали задач по борьбе с танками противника, резко ощущалось отсутствие подкалиберных снарядов к 45 мм пушке. Корректировочной авиации артиллерия вовсе не имела, что являлось весьма существенным недостатком и отрицательно сказывалось на эффективности борьбы с артиллерией противника».

К началу обороны Одессы артиллерия Приморской армии не имела существенных потерь,  265 корпусной артиллерийский полк сохранился в полном составе, артиллерийские полки стрелковых дивизий имели потери в материальной части артиллерии, исчисляющиеся единицами, большие потери отмечались в полковой и батальонной артиллерии и противотанковых орудиях.

Очень важным подспорьем для обороняющихся войск стали орудия Одесской военно-морской базы.

Таб.1 Состав береговой артиллерии Одесской военно-морской базы к 20 августа 1941 г.

[источник — Перечнев Ю.Г. Советская береговая артиллерия. История развития и боевого применения 1921–1945 гг. — М., 1976]


Номера батарей


Калибр орудий, им


Количество орудий


Место расположения батарей


42-й отдельный артиллерийский дивизион


411


180


1


Большой фонтан


411


45


2


Там же


1


152


3


Люстдорф


39


130


3


Большой фонтан


6


75


4


Торговый пор


44-й отдельный артиллерийский дивизион


412


180


3


Деревня Чебанка


412


45


2


Там же


21


203


3


Мыс «Е»


40-й подвижной артиллерийский дивизион


724


152


4


Люстдорф


726


122


4


Крыжановка


37


122


3


Анчекрак


38


122


3


Люстдорф


65


45


4


Анчекрак


36


76


3


Дофиновка


           Для защиты Одессы с моря и поддержки сухопутных войск, оборонявших город, командование Черноморского флота сформировало отряд кораблей Северо-Западного района во главе с контр-адмиралом Д.Д.Вдовиченко.

         В него вошли крейсер «Коминтерн», эсминцы «Шаумян» и «Незаможник», 2-я бригада торпедных катеров, отряд сторожевых катеров, дивизион канонерских лодок и вспомогательные суда. Однако эти корабли не могли полноценно решать задачи по огневой поддержке войск Одесского оборонительного района. Крейсер «Коминтерн» вступил в строй в далеком 1905 году и к в июне 1941 года был переклассифицирован в минный заградитель, эсминцы «Шаумян» и «Незаможник», были заложены еще в годы Первой мировой войны.

         19 августа огневой удар по румынским частям нанесли лидер «Ташкент» и эсминцы «Бодрый», «Безупречный» и «Беспощадный», которые незадолго до этого были посланы искать мнимый десант румынских войск и после безуспешных поисков прибывшие в Одессу. Вскоре Военный совет Черноморского флота по просьбе командования Одесской военно-морской базы принял решение привлечь к огневой поддержке другие корабли ЧФ: крейсера «Червона Украина», «Красный Крым» и «Красный Кавказ», лидеры «Харьков» и «Ташкент», эсминцы. Правда, это была «сопутствующая» задача, которую корабли выполняли, когда прибывали в Одессу в качестве кораблей охранения конвоев.           Для корректировки огня были созданы корректировочные посты, которые возглавляли только профессиональные артиллеристы со значительным опытом, в звании не ниже старшего лейтенанта. Каждый корпост имел в своем составе 12 человек, что в 2–3 раза превышало численность корабельных корпостов. По сути они представляли из себя корректировочное отделение, способное в случае необходимости эффективно прикрыть отход артиллерийского офицера-корректировщика. Каждый из постов имел двух радистов, и был обеспечен в качестве дополнительной еще и телефонной связью, использовавшейся в местах, где можно было проложить кабель. Это делалось для облегчения маневра огнем, так как телефонная связь в ООР подключалась в единую сеть, по которой можно было связываться и с разными командными пунктами, и переключаться на различные батареи. Таким образом, корректировочные пункты Одесской военно-морской базы имели возможности, не доступные армейским и флотским корректировщикам.

Таким образом артиллерия Приморской армии имела возможность не только оказывать непосредственную огневую поддержку войскам, но и обстреливать порядки румынских частей, расположенные в глубоком тылу, в то время как дальность стрельбы румынских орудий существенно уступала береговой и корабельной артиллерии.

Впрочем, здесь есть и свое «но». Как отмечает в своих мемуарах, хранящихся в фондах Одесского историко-краеведческого музея начальник артиллерии Приморской армии Николай Рыжи, «к нашему сожалению, в мирное время этим вопросом (т.е. координацией действий артиллерии) не занимались, так как по ошибочным взглядам нашей военной стратегии сама возможность нападения противника на Одессу с суши полностью исключалась. В связи с этим и артиллерия береговой обороны предназначалась исключительно для борьбы с морским противником».

Плотность артиллерии при обороне Одессы не являлась величиной постоянной, она менялась с изменением ширины фронта обороны того или иного периода боевых действий под Одессой и с изменением боевого состава артиллерии. Так, например, на 19 августа 1941 г. при ширине фронта обороны в 80 км. плотность артиллерии без минометов составляла 4, 2 орудия на 1 км фронта обороны. На 1сенября 1941 г. (при ширине фронта обороны 65 км.) – 5 орудий и на 1 октября 1941 г при ширине фронта обороны – 57 км. – 8 орудий на 1 км. фронта обороны (без учета минометов).

Главным преимуществом Приморской армии стало грамотное и эффективное управление артиллерией. Вся артиллерия войск, оборонявших Одессу, была подчинена единому руководству, налажено взаимодействие между армейскими и флотскими артиллеристами. Это давало возможность маневрировать огнем артиллерии всех видов, быстро сосредоточивать его на том или ином участке фронта для поддержки пехоты там, где завязывались решающие бои.

Как отмечает Н. Рыжи, в боях за передовые рубежи на подступах к Одессе в условиях, когда активность авиации противника была недостаточной, артиллерия широко маневрировала колесами. В первую очередь в маневре колесами принимала участие истребительно-противотанковая артиллерия, в том числе и отдельные истребительно-противотанковые артиллерийские дивизионы, пушечные дивизионы стрелковых дивизий и полки артиллерии резерва главного командования.

По мере сужения кольца обороны Одессы, повышения активности авиации противника и постепенного перехода от подвижных форм боя и позиционной обороне, маневр артиллерии колесами уступил свое место маневру артиллерии огнем.

Так, к 11 августа в ходе боев и общей перегруппировки войск в каждом секторе обороны были созданы:

- артгруппы поддержки пехоты (ПП), в состав которых входили артиллерийские полки стрелковых дивизий, подвижные батареи береговой артиллерии (преимущественно среднего калибра);

- группы дальнего действия (ДД) – из артиллерийских дивизионов армейской артиллерии, подвижных батарей 152-мм калибра и частично стационарных батарей береговой артиллерии;

- группы корабельной артиллерии и артиллерийские противотанковые резервы;

         В сводной группе комбрига Монахова были созданы:

– группа ПП 54-го стрелкового полка (СП): 1-й и 2-й дивизионы 134-го гаубично-артиллерийского полка (ГАП);

– группа ПП полка НКВД – 3-й дивизион 134 ГАП;

– группа ПП запасного полка – 2-й дивизион 69-го артиллерийского полка (АП) и батарея 134 ГАП;

– группа ДД – 1-й и 3-й дивизионы 265-го корпусного артиллерийского полка (КАП) и 2 подвижные батареи береговой обороны;

– группа корабельной артиллерии: 1 миноносец и 1 канонерская лодка.

         В Западном секторе, который обороняла 95-я стрелковая дивизия, в группы ПП входили артиллерийские полки этой же дивизии, группу ДД составлял 122-мм пушечный артиллерийский дивизион и группа корабельной артиллерии: 1 крейсер и 1 канонерская лодка (57-й артиллерийский полк майора A.B. Филипповича, 397-й артиллерийский полк майора П.И. Полякова, 1-й артдивизион 266-го корпусного артполка капитана Салтанова, 97-й противотанковый артдивизион капитана В.И. Барковского, 175-й зенитный артдивизион старшего лейтенанта Кривохвостова. Всего – 87 пушек: 45-мм – 12, 76-мм – 32, 122-мм – 11, 122-мм гаубиц – 16, 152-мм – 12, 76-мм зенитных – 4).

         Аналогично этому была создана группировка артиллерии в Южном секторе обороны. Группа ПП 31-го стрелкового полка – 1-й дивизион 69 артиллерийского полка, 36-я и 724-я батареи береговой артиллерии; группа ПП 287-го стрелкового полка – 99-й гаубичный артполк; группа ДД – 2-й дивизион 265-го корпусного артиллерийского полка, БС-1, БС-39 и БС-411 береговой обороны

Созданная группировка артиллерии и управление ею еще в ходе боев за передовой оборонительный рубеж обеспечивала возможность маневра огнем артиллерии в секторах за счет групп поддержки пехоты и дальнего действия, а в масштабе оборонительного района в целом за счет маневра огнем группы ДД и 180-мм орудий береговой артиллерии.

Командующий руководил корабельной артиллерией через флагманского артиллериста базы, береговой – через командиров артиллерийских дивизионов береговой обороны, а сухопутной – через начальников артиллерии секторов обороны. Корабельная и в особенности береговая артиллерия использовалась при обороне Одессы как артиллерия дальнего действия.

Успешности стрельбы береговой артиллерии ООР способствовали хорошо организованное наблюдение и корректировка. 76 процентов стрельб было проведено с корректировкой по наблюдению знаков разрывов, которые обеспечивались корректировочными постами. Кроме постоянных корректировочных постов, каждая батарея, имела подвижной корректировочный пост, выдвигавшийся при необходимости на том или ином направлении.

Только при стрельбах на большие дистанции, проводимых по заявкам армейского командования, огонь велся по площади.

К концу обороны был создан главный корректировочный пост, обеспечивавший ведение массированного огня по наиболее важным целям.

Действия по внутренним операционным линиям Одесского оборонительного района давали возможность советскому командованию, в случае необходимости, в течение одной ночи перебрасывать артиллерийские резервы в любую точку фронта, в то время как румынскому командованию для этой цели требовалось 3-4 суток.

Румынская разведка в своей аналитической записке, подготовленной по итогам битвы за Одессу отмечала следующее:

«Советская артиллерия в основном не использовала ведение огня с долговременных позиций, предпочитая частые перемещения на новые огневые позиции, чему способствовало ее хорошее оснащение автомобильным и гусеничным транспортом.

Техническое состояние артиллерии и подготовка личного состава хорошая, в связи, с чем практически все артиллерийские налеты проводились своевременно и по целям.

Взаимодействие артиллерии, пехоты и авиации организовано эффективно.

Вместе с тем, советская артиллерия часто используется не собранная вместе, а растянутая по фронту. Батареи, а иногда и отдельные орудия находятся на большом удалении друг от друга, что значительно снижает эффективность ведения огня.

Огневые позиции как легкой, так и тяжелой артиллерии располагаются на большом удалении от позиций стрелковых частей, иногда достаточно большем, чем это необходимо в обороне. Артиллерийские боеприпасы советского производства действуют нормально, без большого количества отказов. В некоторых случаях отмечалось использование советскими войсками шрапнельных снарядов».

Примером грамотного использования артиллерии может служить бой под Карпово, в котором, как уже замечалось румынская артиллерия показала себя не с лучшей стороны, а отсутствие артподготовки привело к серьезным потерям. В противоположность румынской стороне, командование 95-й стрелковой дивизией эффекивно использовало артиллерию, сумев не только сосредоточить ее на главном направлении, но и осуществить удачный маневр, прикрыв опасное направление. Командир дивизии В.Ф.Воробьев и начальник артиллерии полковник Д. И. Пискунов выдвинули в район станции основную часть своих огневых средств — 57-й артиллерийский полк майора А. В. Филипповича и 97-й отдельный противотанковый дивизион капитана В. И. Барковского.

Несмотря на сопротивление, группа румынских танков прорвались через траншеи. Обогнув наблюдательный пункт 161-го полка и станцию, эта группа двинулась вдоль железной дороги в советский тыл.

У штаба армии не было подвижного противотанкового резерва. Было решено снять с огневых позиций ближайший к району прорыва дивизион бригады ПВО. Зенитный дивизион все же не понадобился. Артиллеристы 95-й дивизии сумели перехватить танки противника.

В лощине вблизи поселка Виноградарь, между Карповом и Выгодой, танки остановились. Этого оказалось достаточно, чтобы полковник Пискунов успел перебросить к поселку несколько орудий. Когда они открыли огонь, танки начали разворачиваться. А в соседней лесопосадке уже стояли 45-мм пушки дивизиона Барковского. Три машины сразу же были подбиты. Остальные, не рискуя двигаться без пехоты по нашим тылам и натыкаться на батареи, возвратились обратно через линию фронта.

Однако преимущества от качества советской артиллерии и ее эффективного использования проявились гораздо позже. На начальном этапе боев артиллеристы столкнулись с острейшей нехваткой снарядов. После завершения отхода от Днестра выявился некомплект снарядов калибра 76, 2 мм. К 20 августа 1941 г. в полевой артиллерии Одесского оборонительного района было 3, 5 боевого комплекта для 152-мм гаубиц, 0, 9 для 122-мм пушек, 0, 4 для 107-мм и 0, 7 для 76-мм. Таким образом, самая многочисленная и наиболее активно действовавшая артиллерия (76-мм пушки) имела менее всего боеприпасов. Артиллерийское снабжение Приморской армии обеспечивало войска боеприпасами, поступавшими в Одессу из Новороссийска морским транспортом Черноморского флота. В распоряжение Приморской армии были переданы склады Одесского Военного Округа, находившиеся непосредственно в г. Одессе. Но запасы пополнялись медленно и нерегулярно. Был введен жесткий лимит ежедневного расхода боеприпасов.

Всего за время обороны Одессы было израсходовано 11 боекомплектов боеприпасов снарядов, т. е. 4, 5 боекомплекта в месяц, что дает в среднем до 1170 выстрелов на орудие всех калибров и до 1117 выстрелов на орудие выше 76 мм.

Отдельно хотелось бы упомянуть об активном использовании Приморской армией минометов, за счет которых удалось компенсировать нехватку других видов артиллерии. Производство этих минометов было налажено на одесских заводах. Для изготовления стволов использовались трубы для перегонки нефти с Одесского нефтеперерабатывающего завода, которые растачивали на заводе «Красный Профинтерн». Испытания на полигонах и на фронте показали их хорошие боевые качества. Основная часть минометов выпускалась на заводе им. Январского восстания, который по 25–30 минометов в день.

В результате этих мероприятий было изготовлено 1037 штук 50-мм и 225 штук 82-мм минометов. Хотя даже этого количества не хватало, для румынской пехоты применение минометов было неприятным сюрпризом. В то же время, как отмечалось в последующем, сами румынские части плохо освоили применение минометов калибра 60 и 80 мм, роль которых в маневренной войне была крайне велика.

В период обороны Одессы не поступало новое артиллерийское вооружение, за исключением тех орудий и минометов, которое прибывало вместе с частями. Кроме того, благодаря мобилизации местных ресурсов удалось осуществить ремонт около 70 тракторов армейской артиллерии.

В ходе боев советская артиллерия несла и невосполнимые потери. Так в результате прорыва румынских войск в Восточном секторе обороны 24 августа части ООР были вынуждены оставить участок между Аджалыкским и Большим Аджалыкским лиманами и отойти на линию сел Вапнярка и Алексадровка. Было принято решение взорвать 412-ю батарею, три 180-мм орудия которой были грозным оружием. С батареи были эвакуированы 7 45-мм орудий, орудия главного калибра всю ночь вели непрерывный огонь до полного израсходования боеприпасов, после чего батарея была взорвана, а личный состав присоединился к морских пехотинцам.

Такая же вскоре постигла и другую батарею 44-го отдельного артиллерийского дивизиона — 21-ю.  Румынские войска смогли занять поселок Фонтанка и стали продвигаться к расположению 21-й береговой батареи – на мыс Е, господствующий над Одесским заливом. 21-я береговая батарея (с орудиями 203-мм) играла ключевую роль в огневой поддержке войск Восточного сектора, особенно после того, как была взорвана 412-я батарея. Артиллеристам удалось отбить атаку румынской пехоты. 29 августа мыс Е еще оставался в руках артиллеристов, но соседнюю Фонтанку отбить не удавалось. В бою погиб командир батареи капитан Кузнецов. Выпустив по врагу последние снаряды, 30 августа артиллеристы взорвали свою батарею и влились в части морской пехоты. С этого времени защитников Восточного сектора обороны стали поддерживать огнем своих дальнобойных орудий 411-я и 39-я береговые батареи, расположенные по другую сторону Одесского залива.

Румынские же артиллеристы благодаря занятым позициям получили возможность обстреливать Одесский порт. В связи с этим как на оставшиеся береговые батареи, так и на корабли Черноморского флота легла еще одна важная задача контрбатарейной борьбы.

Активно применяли артиллеристы и приемы инженерной маскировки. Личный состав батареи № 411, чтобы уменьшить результативность огня противника в 700 м от нее построил ложную огневую позицию для 180-мм орудий. К ней подвели подъездные пути, дороги к действующей тщательно маскировались. Это дало значительный эффект. Авиация и артиллерия противника наносили удары по ложной батарее, тогда как настоящая вела действенный огонь.

Артиллерия сыграла важную роль в наступлениях Приморской армии осенью 1941 года. Так в ходе подготовки к Григорьевскому десанту Приморская армия получила серьезное подкрепление. В Одессу была переброшена 157-я стрелковая дивизия, а 19 сентября прибыл 422-й гаубичный полк – 36 152-мм. Орудий. 21 сентября, на транспорте «Валерий Чкалов», в сопровождении эсминца, тральщика и трех сторожевиков, в режиме строгой секретности, в Одессу был доставлен 48-й отдельный дивизион реактивной артиллерии – БМ-13, знаменитые «катюши». На участке 157-й сд, наносившей главный удар в направлении Гильдендорфа и совхоза Ильичевка было сконцентрировано большое количество артиллерии — 10 орудий на км, что во многом обеспечило успех наступления. В ходе боев советские войска захватили большие трофеи, в том числе 33 орудия разных калибров (по другим данным 39-40), обстреливавшие город и порт.

Особую роль сыграла артиллерия при проведении эвакуации частей ООР.

По плану эвакуации главные силы войск оборонительного района должны были в 19.00 оставить оборонительные позиции и под прикрытием арьергардов следовать по установленным маршрутам в порт для посадки на корабли. Арьергардам было приказано в 21.00 сняться с рубежей прикрытия и следовать к порту по маршрутам главных сил своих соединений. Прикрытие арьергардов возлагалось на артиллерию стрелковых полков и батальонов, на батареи, специально выделенные из состава дивизионной артиллерии, а также на береговые и зенитные стационарные батареи.

В целом огневое прикрытие эвакуации осуществляли 4 батареи полевой и 3 батареи береговой артиллерии. Директрисы стрельбы и характер огня выбирались с таким расчетом, чтобы противник не сразу обнаружил отсутствие на фронте войсковой артиллерии.

Для непрерывной поддержки отходивших войск артиллерия стрелковых дивизий в процессе движения занимала ранее определенные планом артиллерийского обеспечения позиции, откуда вела огонь по прежним целям. Данные для ведения огня определялись заблаговременно. Таких промежуточных позиций было 1–2 на маршрутах движения. Боеприпасы выкладывались на промежуточных позициях заблаговременно распоряжением командующих артиллерией дивизий.

Задачу прикрытия выполняла также артиллерия 2 крейсеров и 4 эскадренных миноносцев. Командование ООР принял решение не беспокоить противника без необходимости огнем артиллерии, чтобы не вызывать подозрение. Ведение огня разрешалось в исключительных случаях — при попытках противника наступать. 3 стационарные береговые батареи были взорваны личным составом.

В ходе эвакуации Приморской армии из Одессы было вывезено 462 орудия или 87% всего состава материальной части артиллерии.

Подводя итоги, следует отметить, что несмотря на численное превосходство в артиллерии наступавшей на Одессу 4-й румынской армией, румынское командование не смогло в полной мере использовать это преимущество. Главную роль здесь сыграли следующие факторы:

- грамотно организованное централизованное управление артиллерией командованием Одесского оборонительного района, что позволяло осуществлять маневр огнем и сосредотачивать огонь артиллерией на критических участках фронта;

- наличие в Одесском оборонительном районе береговых батарей с орудиями крупного калибра (122, 152, 180 мм), по дальности стрельбы и разрушающему действию превосходящих имеющиеся в распоряжении румынского командования орудия. Немалую роль в этом сыграло и огневая поддержка со стороны кораблей Черноморского флота;

- массовое применение частями ООР минометов калибра 50 и 82 мм, что позволило в какой-то степени уравновесить нехватку батальонной и полковой артиллерии у советских частей.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Игорь Вальчук
«После ликвидации Тираспольского укрепленного района в состав приморской армии влился 397-й артиллерийский полк (изначально в его составе было 36 единиц 76-мм дивизионных орудий)» — на «Памяти народа» есть ЖБД 97 АП за 1941 год. В полку были 76-мм, 122-мм и 152-мм орудия… а не только 76-мм орудия, как пишите Вы (и Неменко)
   Ответить    
Артем Филипенко
Спасибо за уточнение.
   Ответить    
Артем Филипенко
Спасибо за уточнение.
   Ответить    

   Правила

Записи в блогах:
16 января 13 комментариев  
16 января 3 комментария  
16 января 2 комментария  
15 января 20 комментариев  
13 января 0 комментариев  
11 января 4 комментария  
11 января 9 комментариев  
10 января 3 комментария  






РА