ЗАРС

Артем Филипенко / 5 августа 2021, 18:49

К 80-ЛЕТИЮ ОБОРОНЫ ОДЕССЫ: «НА ИСПУГ» ПРОТИВ R-35 ИЛИ СКОЛЬКО ТАНКОВ БЫЛО У ПРИМОРСКОЙ АРМИИ


   Несколько лет назад мною был подготовлен цикл статей под общим названием «10 мифов обороны Одессы». Демифологизация истории, в особенности, истории войн — занятие необходимое, но увы, неблагодарное. Мифы создаются в угоду официальной пропаганде. Их создание, в какой-то степени, даже оправдано — на чем же воспитывать подрастающее поколение, как не на героических деяниях предков. Кому нужна правда о войне во всей ее неприглядности и грязи? Мифы живучи, потому как удобны. Яркий пример — история 28 панфиловцев. Уже казалось бы, и документы есть, и свидетельства очевидцев, которые говорят — все это выдумка пропагандистов. И все равно в России сняли сериал о несуществовавшем подвиге. Потому как «дедывоевали» и вообще очень красивая легенда.

         Вокруг обороны Одессы также за прошедшие 75 лет также возникло немало легенд и мифов. Но из года в год в оборот включаются новые материалы, как из архивов бывшего СССР, так, в нашем случае и из румынских. Они дают возможность по-новому посмотреть на события того времени, очистить их от наносного, глянца и лоска, которые, по большому счету и не нужны. Никто не ставит под сомнение героизм солдат, защищавший Одессу в 1941 году. Иное дело — понять, почему произошло так, а не иначе, почему при превосходстве в личном составе и технике, 4-я румынская армия на протяжении двух с лишним месяцев не могла взять город. Надо сказать, что за последнее время в Румынии появилось немало книг, посвященных Второй мировой и, в частности, событиям 1941 года. Однако, наряду с новыми фактами, некоторые румынские авторы создают новые мифы, которые в свою очередь, также приходится развенчивать. Истина чаще всего, где-то посредине. И получить оптимальный результат можно только сопоставляя данные и факты, приведенные как в румынских, так и советских документах.

         Представленные статьи — просто попытка включить ряд новых сведений и документов. Очевидно, что эта работа, скорее всего, будет продолжаться. Есть немало интересных документов, касающихся периода оккупации и периода освобождения. И все они ждут своего часа и своего читателя. Эти статьи были опубликованы в разное время и в разных изданиях и юбилейная дата дает возможность собрать их воедино, а формат блога — опубликовать вне зависимости от объема и времени публикации.

 

           На тему о применении танков в битве за Одессу в 1941 году написано немало. Здесь есть все – и легенды советской пропаганды и разоблачения этих мифов. Можно даже сказать, что стремление развенчать прежний миф, о том, что полчищам грозных немецких и румынских танков противостояли танки «НИ» породило новый миф – о том, что танков в Приморской армии было чуть ли не завались, со стороны румын были только танки времен первой мировой. Истина, как и положено, посередине.

      Во всяком случае, есть смысл напомнить основные моменты и ответить на вопрос, почему, обладая изначально многократным превосходством в танках, к концу битвы за Одессу румынская армия фактически решала задачи силами одной пехоты. Тем более, что румынские документы дают нам такую возможность.

К моменту вступления в войну с СССР румынская армия располагала двумя танковыми полками и танковыми разведывательными эскадронами, находившимся в составе кавалерийских дивизий. Материальная часть включала 35 танкеток R-1 и 126 легких танков R-2 (LT-35), закупленных в Чехословакии (до оккупации этой страны Германией), 75 французских Renault R-35 (41 закуплен во Франции, 31 – бывшие польские, интернированные в1939 г.) и 60 — 75 — старых Renault FT-17. В1940 г. 1-й танковый полк, укомплектованный танками R-2 был объединен с 3-м и 4-м полками «вынэторь» четырьмя моторизованными батальонами и 1-м моторизованным полком в 1-ю бронетанковую дивизию.

Всего румынская армия имела 480 бронированных транспортных средств. В это число входили и транспортеры «Malaxa», как закупленные во Франции (как «Рено» UE), так и собранные по лицензии на местных заводах. Единственным танком румынской армии, отвечавшим условиям современного боя был R-2 (относился к тому же классу боевых машин, что и советский танк Т-26)., которым был вооружен 1-й танковый полк. 2-й танковый полк был вооружен R-35 (Renault) (тихоходный легкий танк). И тот и другой были вооружены 37-мм пушкой. В июне 1939 г. танк R-35 прошел испытания. В информационной записке, подготовленной по итогам данных испытаний, говорилось:

«а) Боевая машина R35 в ходе испытаний в условиях движения по равнинной и горной местности оценена неудовлетворительно.

в) Неудовлетворительная оценка обусловлена:

- Частыми неисправностями и преждевременным износом резиновой оболочки поддерживающих катков.

- Поломками ленточных тормозов механизмов поворота.

- Охлаждение двигателя непригодно для использования в летних условиях нашей страны. При температуре воздуха около 26 градусов Цельсия, даже при движении по равнине или пологим склонам двигатель достигает температуры кипения».

Учебный танковый батальон, находившийся в период боев под Одессой в Румынии, где нес охрану стратегических объектов (в частности, месторождений в Плоешть) имел на вооружении танки времен Первой мировой — Renault FT

После битвы под Карпово 18 августа 1941 г., которая закончилась для 1-й бронетанковой дивизии катастрофой, ее бывший командующий генерал Иоан Сион пишет пояснительную записку на имя генерала Иона Антонеску, в которой описывает как собственные мытарства, так и состояние в котором пребывала сама дивизия накануне войны. Предоставим слово румынскому генералу

«16 мая 1941 года я был назначен заместителем командира 1-ой бронетанковой дивизии.

Должность Командира занимал Господин Генерал Стоенеску Н. (Stoenescu N), который, в связи с исполнением обязанностей министра финансов, постоянно отсутствовал.

На тот момент 1-я бронетанковая дивизия имела в своем составе:

- 1-й полк боевых машин на танках R-2; из которых около 85 в строю, остальные – до 115 единиц находятся в Плоештах на ремонте, 10 танков – в Резиденции Совета Министров и четыре танка — в Учебном Центре Мотомеханизированных подразделений.

Все 85 танков находящихся в строю превысили установленные лимиты эксплуатации (около 5000 километров) и нуждаются в направлении в специализированные мастерские для всестороннего осмотра и обслуживания.

- 2-й танковый полк в полном составе находится в Бухаресте в постоянной готовности к противодействию легионерам.

- 3-й и 4-й стрелковые полки находятся в Тырговиште, имея каждый в своем составе по два стрелковых батальона, однако техникой каждый батальон укомплектован не более чем на 70%.

- 1-й артиллерийский полк из трех дивизионов (два гаубичных и один дальнобойных орудий) располагает транспортной техникой только для части орудий.

- Одна зенитная рота сформированная недавно в Плоештах оснащена вооружением и частично транспортной техникой.

— Материальная часть противотанковой роты без транспорта и вне процесса боевой подготовки.

Прочих частей и подразделений, которые должны входить в состав Дивизии попросту не существует, а именно:

- саперного батальона с мостостроительным отрядом;

- роты связи;

- группы разведки с:

                  &nbs p;             — управлением группы;

                  &nbs p;             — двумя мотоциклетными ротами;

                  &nbs p;             — мобильной ротой;

                                - противотанковым подразделением;

                  &nbs p;             — транспортным парком.

- взводов регулирования дорожного движения (в дивизии и в полках);

- служб обеспечения: топливом, боеприпасами, запасными частями, продовольствием, медицинской помощью, автосанитарной, технического обслуживания, ремонтной и т.д.

- Ни одна из частей дивизии не располагает материалами и транспортной техникой для формирования маршевых колонн, в том числе транспортом для подвоза боеприпасов и продовольствия в полках, батальонах (дивизионах), ротах (батареях).

- Мотоциклы, в количестве около 800 единиц, которые при отмобилизовании, должны были быть предоставлены частям Дивизии найдены не были, поступило всего около 100 единиц, большей частью – без покрышек, некоторые сильно изношены и даже – в нерабочем состоянии.

— Отсутствуют около 800 покрышек для колес автомобилей состоящих на оснащении частей дивизии, запасных же шин нет ни на одном автомобиле или мотоцикле;

— Полностью отсутствует ремонтная база частей и подразделений (полков, батальонов, дивизионов);

- Полностью отсутствует специальный технический персонал, способный производить обслуживание, контроль и мелкий ремонт техники.

- Полностью отсутствуют мастера-специалисты по двигателям, электрике и т.д.; на все части дивизии в наличии всего 3-4 мастера подготовка которых – недостаточна.

- Водителей специализированных военных автомобилей (Татра, Шкода) в наличие только около 25% от необходимого количества.

- Подготовленных мотоциклистов только 10%.

- Совершенно отсутствуют аппараты радиосвязи.

- Бортовая радиоаппаратура боевых машин – в нерабочем состоянии.

- Обеспеченность комплектующими – низкая.

- Подготовленность личного состава, особенно специалистов очень низкая, по причине того, что до последнего времени техника для обучения выделялась в крайне низком количестве (всего по нескольку танков, единиц автотракторной техники или мотоциклов на полк), также мало выделялось горюче-смазочных материалов.

- Специалисты: связисты, саперы, понтонеры, механики, телефонисты и радисты отсутствуют.

— Отсутствует до 80% материальной части, входящей в комплект специальных машин: ящики для транспортировки боеприпасов, минометы, топливные бочки и канистры, саперное оснащение и т.д..

- Полностью отсутствует материальная база понтонной техники и транпсортные средства для ее перевозки.

- Отсутствуют тактические наставления, а частично и технические.

Результатом титанических усилий, которые в течение месяца, днем и ночью прилагали нижеподписавшийся, совместно со Штабом Дивизии, Командирами частей, офицерами германской военной миссии, и при постоянной поддержке Господина Генерала Иоанициу (GeneralIoaniţiu) – Начальника Главного Штаба, — стала возможность совершения марша в район боевых действий румынской бронетанковой дивизией, в которой, на момент выхода, все-таки оставались значительные недостатки количественные и качественные.

В частности:

- около 80% мобилизованных водителей не знакомы со специализированными военными машинами;

- около 90% мотоциклистов проходили подготовку всего 10 – 15 дней;

- отсутствует примерно 70% от необходимого количества радиостанций;

- полностью отсутствуют запасные резиновые покрышки, а около 30% колесных пар (на транспортных средствах у которых предусмотрены сдвоенные колеса) имеют только одну покрышку;

- отсутствует до 80%, предусмотренных боевым расчетом, командирских машин (мотоциклов);

- вследствие отсутствия транспортных средств, водителей и мотоциклистов не смогли перейти к маршу:

- одна противотанковая рота;

- мотоциклетная рота из состава группы разведки;

- до 75% подразделений связи;

- мостостроительный отряд;

- саперная рота;

- часть служб;

- ремонтные мастерские (в основном из-за отсутствия личного состава: техников и ремонтников)».

Обратим внимание на последний фактор: дивизия начала боевые действия без ремонтных мастерских. Это в компьютерных играх танчики не ломаются, имеют практически неисчерпаемый запас хода и гибнут только в результате попадания вражеского снаряда, да и то не одного. А в жизни все гораздо банальнее. Тем более, как мы видим, румынские танки превысили установление лимиты эксплуатации. Поэтому неудивительно, что в первые полтора месяца войны 1-я румынская бронетанковая дивизия потеряла лишь 10% танков в бою, а 50% вышли из строя из-за поломок, вызванных износом, перегрузками, плохими дорогами. Многие машины удалось вернуть в строй в Кишиневе, где были организованы ремонтные мастерские. Но даже после этого из 105 танков R-2 в бой готовы были вступить только 70. Прибавим к этому еще 44 танка R-35 из 2-го танкового полка, которые временно вернули в состав дивизии.

Вскоре после начала наступления на Одессу 1-ю бронетанковую начинают преследовать неудачи. Вначале из дивизии изъяли 2-й танковый полк и передали 3-му корпусу (вел наступление вдоль железнодорожной линии Раздельная-Одесса), затем попытались забрать пехотный батальон в 1-ю кавалерийскую дивизию. И хотя пехотный батальон удалось отстоять, в распоряжение командующего 1-й кавдивизией Марина Манафу была передана рота танков (10 единиц из которых вскоре было потеряно 7) и дивизион 105-мм пушек. В итоге 1-ю бронетанковую дивизию, которая должна была стать «броневым кулаком» наступающей 4-й армии растащили по частям, чем существенно снизили ее боеспособность.

С 17 августа дивизия перешла в оперативное подчинение 11-ой пехотной дивизии, с тем, чтобы на следующий день — 18 августа перейти в наступление на населенный пункт Карпово. В соответствии с утвержденным планом, утром 18 августа 1941 года, 1-ый танковый полк перешел в наступление совместно с 11-ой пехотной дивизией. Вскоре после начала боя погиб командир 1-го батальона майор Георге Спиреску, он руководил боем, высунувшись из люка танка (еще раз к вопросу о техническом совершенстве румынской армии). Итогом боя стала потеря 32 машин, 13 погибших и 39 раненых Причиной тому, по оценкам румынских историков, стало отсутствие должной координации между танковыми и пехотными подразделениями. Можно добавить, что немалую роль сыграло и эффективное управление советской артиллерией. Благодаря успешному маневрированию и переброске противотанковых орудий на угрожаемые участки удалось остановить румынские танки прорвавшиеся в тыл.

После боя под Карпово 1-я бронетанковая дивизия больше не действовала как самостоятельное соединение. По состоянию на 20 августа под командованием полковника Ефтимиу действовал моторизованный отряд (группа), который месяц спустя был переименован в штурмовой. 31 августа 1941 года это подразделение поступило в распоряжение 7-ой кавалерийской бригады.

В условиях возобновления штурма Одессы начиная с 15 сентября, Моторизованный отряд действовал в районе населенных пунктов: Маяки, Фриденталь. За два месяца до эвакуации Одессы, согласно рапорту, направленному командиром дивизии в Штаб-квартиру, только 23 из 134 танков находились в работоспособном состоянии, остальные требовали капитального ремонта.

В отличие от наступающих у защитников Одессы ремонтная база была гораздо ближе и работала эффективно. Что и позволило уже к 6 августа из поврежденных танков, обнаруженных в эшелонах, которые не успели прорваться из Одессы, собрать первые шесть машин БТ-7. И в дальнейшем потери восполнялись за счет ремонта. Так, один из эшелонов с подбитой техникой был захвачен в результате налета на станцию Карпово. В рейде приняли участие бронепоезд №21 под командованием лейтенанта Кирпина и танковый взвод под командованием политрука И. Кривули.

В результате к 15 августа в Приморской армии было уже 10 исправных танков, и еще 10 готовились к выходу из ремонта. К 3 сентября1941 г. количество отремонтированных танков позволило командованию Приморской армии сформировать танковый батальон, которым командовал старший лейтенант Н. И. Юдин. В составе батальона насчитывалось 39 боевых машин БТ-7, Т-26, Т-20, бронеавтомобили БА-10, БА-20 и 18 одесских танков «НИ» (в целом 57 боевых единиц).

В сведениях о боевом составе танковых войск Приморской армии по состоянию на 1 октября1941 г. в составе отдельного танкового батальона числится 31 бронеавтомобиль, 13 БТ, 4 Т-26, 9 XT (химических танков, так называли в то время огнеметные танки) и 1 Т-37, а на 10 октября — 10 БТ, 2 Т-26, 9 XT, 31 бронеавтомобиль. При этом танки «НИ» не учитываются.

Всего за период обороны было отремонтировано и поставлено в строй 42 танка, причем некоторые поступали в ремонт по несколько раз.

В этом и кроется секрет. Из-за банального отсутствия ремонтной базы в румынской армии относительно незначительная поломка или повреждение превращало румынский танк в бесполезную груду металла, в то время, как советский танк, получив незначительное повреждение, после ремонта возвращался в строй. У Приморской армии благодаря наличию ремонтной базы была выше оборачиваемость техники, что давало ей серьезные преимущества.

Кроме того, танки прибывали и с большой земли. Вместе с 157-й стрелковой дивизией в сентябре1941 г. Одессу прибыло и танковое пополнение – 15 танков

В докладной записке, подготовленная 2-м (разведывательным) управлением румынской 4-й армии (этот документ будет цитироваться и в дальнейшем) отмечается: «Как во время боевых действий в Бессарабии, так и во время боевых действий в Транснистрии, советские войска использовали боевые машины (по-румынски caredelupta), в основном небольшими подразделениями, до батальона максимум (20 — 30 машин). Единственный случай массированного применения бронеавтомобилей отмечен во время контратаки на румынские части 157-й и 25-й дивизий в районе н.п. Дальник 2 и 3 октября, когда было задействовано 42 бронированных машины на фронте до 4-х километров. Во время остальных контратак противник применял небольшие группы боевых машин 3 — 5, 8 — 16 единиц. Контратаки боевых машин, как правило, отбивались нашей пехотой при помощи противотанкового вооружения. В большинстве случаев, контратакующие группы боевых машин рассеивались огнем нашей артиллерии. При ведении огня прямой наводкой было подбито большое количество вражеских боевых машин.

В основном, советские войска использовали боевые машины не как средство прорыва нашего фронта. А как средство поддержки действий стрелковых частей. Причем, вес бронированных машин не превышал 20 тонн. На Одесском фронте отмечены случаи использования советскими войсками блиндированных тракторов, вооруженных пулеметами и огнеметами. Блиндирование тракторов проводилось на Одесских заводах».

Из Одессы были эвакуированы 14 танков и 16 бронемашин, а бронетрактора «НИ» были оставлены в городе, некоторые из них использовались румынами в качестве учебных машин.

Если верить советским источникам, то только летчики авиации Черноморского флота уничтожили под Одессой 168 танков противника (в некоторых сводках есть данные, что в ходе налета советские летчики уничтожали по 30 машин зараз (! ), что является откровенной ложью. Столь же неправдоподобными выглядят и потери от огня наземных частей. В одной из книжек красочно расписывался бой советского бронепоезда с танками противника, по итогам которого на поле остались пылать 20 (! ) танков). Если еще добавить цифру в 35 танков, подбитых наземными частями, то в общей сложности получается, что советские войска уничтожили (и не раз) все румынские боевые машины.

По румынским источникам потери выглядят гораздо скромнее: в целом за период боев в Бессарабии и под Одессой 1-я румынская бронетанковая дивизия потеряла 162 человека погибшими, 575 раненными, 43 – пропавшими без вести, а также 86 танков поломанными и уничтоженными, причем безвозвратные потери в бронетехнике были гораздо скромнее.

Есть точный отчет, датированный 17 октября о потерях 2-го танкового полка, на вооружении которого находились французские танки R-35

«В настоящее время вооружение полка находится в следующем состоянии:

- 11 танков R-35 - с пробитием брони и сгоревшие

- 11 танков R-35 - только с пробитием брони

- 53 танка R-35 - нуждаются в обширном ремонте вследствие функционального износа».

Красноречивый факт. Как тут не вспомнить вновь о ремонтных мастерских.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Peter Ivanenko
Если принять во внимание, что в Одесском военном округе был 2 механизированный корпус, то только в его составе должно было находиться: 1 031 танк различного типа (из них 126 тяжёлых, 420 средних, 316 БТ-7, 44 Т-26 и 108 химических, 17 плавающих);152 бронеавтомобиля БА-10;116 бронеавтомобилей БА-20. Первый бой корпус принял 25 июня (внезапное нападение не оправдание).
Кроме того, в каждой моторизованной дивизии были 1-2 танковых бригад.
Через полтора месяца в Одессе осталось 10 исправных танков.
   Ответить    
Артем Филипенко
2-й мехекорпус в середине июля 1941 переброили в район Умани, где он попал в котел и был уничтожен.
   Ответить    


оцет
Війна  це брехня, брехня, брехня,…..
Навіть добра справа  порахувати танки йде нанівець не тільки завдяки хибним цифрам, а ще тому, що насправді більшість епізодів 1941р. відбулись без танків, в усякому разі без ворожих танків.
   Ответить    
ПнАлВч
Не стоит забывать и о славном КЧФ, ну хотя бы для сравнения с вражеским, не стоит забывать о потерях и гражданских судов, и кораблей КЧФ и проч. и проч.
Да, люди гибли, но гордиться нечем даже при таком преобладании и личного состава и вооружения.
У румын была одна ПЛ, у нас полсотни…
   Ответить    
Артем Филипенко
По румынскому флоту будет отдельный очерк
   Ответить    
оцет
«Вскоре после начала боя погиб командир 1-го батальона майор Георге Спиреску, он руководил боем, высунувшись из люка танка (еще раз к вопросу о техническом совершенстве румынской армии).»

Немецкие танкисты поступали также.
   Ответить    
оцет
«Сразу бросается в глаза торчащая из люка голова командира. Вот в этом и есть объяснение прекрасной обзорности из немецких танков. Практически все командиры немецких танков даже в бою постоянно высовывались из люка и вели наблюдение за полем боя с помощью бинокля. Конечно, они сильно рисковали получить осколок или пулю снайпера в голову, но другого выхода у них совершенно не было. Изнутри танка им было ничего не видно.
Немецкий танкист Отто Кариус так комментировал эту проблему: «Командиры танков, которые задраивают люки в начале атаки и открывают их лишь после того, как цель достигнута, никуда не годятся иpли, по меньшей мере, второсортные командиры.»
Приборы управления огнем советских и немецких танков второй мировой войны. Мифы и реальность
   Ответить    
Odessa citizen
Уважаемый автор а где делись танки 25 дивизии-по штатному рассписанию должен быть танковый полк?///?
   Ответить    
Игорь Вальчук
в 25 и 95 сд не было танкового полка, но в дивизиях были разведывательные батальоны  - 80 и 13 соответственно, и в них было по 16 плавающих танков Т-37 и Т-38. В 1 (2) кд был бронеэскадрон, по штату 10 плавающих танков, фактически  только 9

например, 25 июля 1941 года на восточный берег Б-Днестровского лимана через Бугаз/Затоку переправился 80 орб 25 сд, и на этот день в его составе было 15 танков Т-38
   Ответить    
Игорь Вальчук
«В сведениях о боевом составе танковых войск Приморской армии по состоянию на 1 октября1941 г. в составе отдельного танкового батальона числится 31 бронеавтомобиль, 13 БТ, 4 Т-26, 9 XT (химических танков, так называли в то время огнеметные танки) и 1 Т-37, а на 10 октября — 10 БТ, 2 Т-26, 9 XT, 31 бронеавтомобиль. При этом танки «НИ» не учитываются».

Эти данные Вы взяли у Коломийца, но он, переписывая от руки табличку из архивного дела, перепутал все цифры. Как раз на эти даты в табличках есть «бронетрактора», и их там неожиданно много…
   Ответить    
Игорь Вальчук
«Кроме того, танки прибывали и с большой земли. Вместе с 157-й стрелковой дивизией в сентябре1941 г. Одессу прибыло и танковое пополнение – 15 танков»

отб 157 сд вступил в бой 02 октября 1941 года в составе 6 танков БТ и Т-26 и 11 «танкеток» (скорее всего, имеются ввиду плавающие танки Т-37А и/или Т-38, а не танкетки Т-27).
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:
16 января 13 комментариев  
16 января 3 комментария  
16 января 2 комментария  
15 января 20 комментариев  
13 января 0 комментариев  
11 января 4 комментария  
11 января 9 комментариев  
10 января 3 комментария  






дерби