пс2

Леонид Штекель / 9 мая, 15:29

Кто больший сталинист: Мандельштам, Булгаков или Курбас? Спор с одесским антисемитом


Заглавие этого текста может показаться бредом. О каком сталинизме может идти речь, когда мы говорим о людях, напрямую или косвенно ставших жертвами этого режима? Однако тем, кто прожил сознательные годы в советской империи, будет очевидно, что здесь не все так просто.

Конечно,  три этих человека уж никак не относятся к той когорте большевистской партии или Красной Армии, которые стали жертвами репрессий конца 30-х. С теми людьми, все,  разумеется,  звучит так: они сами, за время своей карьеры в Красной Армии или в ВКП (б) (одно другого не исключает), неоднократно в своей жизни сыграли роль палачей. Они были верными рабами большевистского царства, и то, что им выпала роль жертвы в конце тридцатых,  никак не меняет их статуса палача до своей гибели.

Но большевистский режим был настолько чудовищным изобретением ума, что он никогда не позволял своим рабам сохранять невинность, оставаясь живыми. В этом плане большевики далеко перещеголяли, даже, своих лучших учеников – национал-социалистов. Гигантская машина насилия НСДРП не рискнула смолоть в лагерную пыль некоторых публичных диссидентов, прежде всего, церковных иерархов в Германии. Гитлер позволял генералам уходить в добровольную отставку (чего никогда не позволял делать Сталин), а вермахт до летнего покушения 1944 года полностью сохранял свою структурную независимость от национал-социалистов.

Гитлер так и не решился полностью уничтожить частную собственность, что неизбежно придавало определенную независимость немцам от нацистской власти. В СССР не было даже части этого. Все жители большевистской империи были формально - нищими государственными служащими, живущими на подачки власти, фактически рабами ВКП (б) и лично Сталина. И если человек в СССР писал книги, ставил спектакли или играл на сцене, это значит, что где-то в своей жизни он был вынужден подписать своею кровью некий пергамент. Те, кто этого не сделали, очень быстро оказывались в ином из миров. Очень кратко, но очень страшно об этом написал Борис Пастернак в эпилоге «Доктор Живаго».

Ни один из упомянутых мною творцов не пошел по пути несчастного Живаго, и каждый из них прошел свой собственный скорбный путь предательства и страданий. «Не верь, не бойся, не проси» — знаменитые слова Солженицына очень красиво звучат, но жить по ним «на воле», наверное, не смог бы и сам Солженицын. И пока у каждого из нас не было возможности себя проверить практикой, вряд ли можно судить, как бы мы себя повели там и тогда.

Осип Мандельштам, например, почти с радостью принял большевиков, работал в их структурах. В воспоминаниях Надежды Яковлевны Мандельштам есть такой эпизод:

«Во время кампании в защиту Сакко и Ванцетти — мы жили тогда в Царском Селе — О. М. через одного церковника передал на церковные верхи свое предложение, чтобы церковь тоже организовала протест против этой казни. Ответ последовал незамедлительно: церковь согласна выступить в защиту казнимых при условии, что О. М. обязуется организовать защиту и протест, если что-нибудь подобное произойдет с кем-либо из русских священников. О. М. ахнул и тут же признал себя побежденным. Это был один из первых уроков, полученных О. М. в те дни, когда он пытался примириться с действительностью».

К сожалению, Надежда Яковлевна не дает временной привязки этих событий. Это могло быть в период с 1922 по 1927 год. Но надо понимать, что в СССР каждый год ситуация коренным образом менялась,  и контекст этих событий, и позиция Осипа Эмильевича Мандельштама очень зависит от даты. Было это ДО «парохода с философами» или после, ДО суда над эсерами, или после… И так далее. Но, скорее всего, учитывая загадочную гибель патриарха Тихона в 1925 году и последующий тотальный рост репрессий против православной церкви, это событие имело место не позднее 24 года.

Мандельштам, Курбас и Булгаков принадлежат к поколению, которому, можно сказать, «повезло». Они успели заявить о себе, успели занять свое место в великой культуре. И хотя ни один из них, по разным причинам, не пережил 30-е годы, их судьбу можно считать «счастливой» по меркам сталинской империи. Например, моему любимому Сигизмунду Кржижановскому, который мог стать одним из величайших открытий русской литературы, не суждено было при жизни увидеть свои творения напечатанными. Но после него хотя бы сохранились архивы. А сколько было тех, от кого и строчек не осталось?

А за свою «удачу» они должны были жестоко платить не просто молчанием – в сталинской империи творцам не позволительно было молчать. Время от времени,  на «уроках ненависти» они должны были каяться и лгать. Громко, публично. А тот, кто хочет их осудить – пусть попробует влезть в их шкуру.

Но почему я вдруг вспомнил весь это кошмар?

В одной из своих статей о проблемах украинизации, я привел пример украинизации 20-х годов и какие последствия, на мой взгляд, она имела для тех, кто ее организовывал. Примером этих последствий я выбрал судьбуЛеся Курбаса – гениального украинского режиссера. Сделал я это по вполне очевидной причине – у меня оказалось тюремное дело заключенного Леся Курбаса.

Рассказывая о судьбе реформатора украинского театра, я сравнил его отношения с советской властью и отношения с ней же поэта Осипа Мандельштама. К сожалению, дела Мандельштама у меня нет, есть только отдельные отрывки в разных источниках, но для меня было важно, что Лесь Курбас оказался в тюрьме именно потому,  что талантливо и последовательно реализовывал политику ВКП (б) в Украине в 20-е годы по «украинизации» всей социально-культурной жизни этой провинции большевистской империи. А в начале 30-х, после разгрома оппозиции, после ухода с руководящих постов наиболее квалифицированных кадров, и тотальной дебилизации управления в СССР, был нанесен удар и по кадрам украинской культуры.

При этом я хочу сразу отметить, что, говоря о «квалифицированных кадрах», я имею в виду их квалификацию только в сравнении с теми, кто пришел им на смену, так как, на мой взгляд, и в 20-е годы в СССР объективнобыл тотальный дефицит квалифицированных кадров. Назначали идейных, а не квалифицированных. Но если у тех, кого именуют «оппозицией», хотя бы порою хватало ума понять свою ограниченность, и они старались, по мере возможности, привлекать «старые кадры», то сталинская поросль управленцев, в массе своей, была просто толпой преданных невежественных карьеристов, без ума, чести и даже остатков порядочности.

Кстати, один пример, увы, не помню, где его прочитал. Кажется, в 26 году (или в 25) была проведена ревизия ведомства по призыву солдат в Московской области. Ну, типа нынешних военкоматов, не помню, как они тогда назывались. Авторы ревизии указывали в итоговом документе, что в сравнении с царским временем, для выполнения аналогичных функций, штат сотрудников «военкомата» вырос в ПЯТЬ раз по сравнению с царским временем. При тех же объемах работы. Вот что надо знать о квалификации персонала в «лучшее» советское время. Вернемся к украинизации.

Я категорически не согласен с самой идеей украинизации, но то, как сталинские палачи обошлись с культурной элитой этой самой «украинизации» — вызывает только одно чувство – ненависть к палачам. Но читая тюремное дело Леся Курбаса, я отчетливо ощущал, что он морально «разоружился перед партией», как тогда называли это. И именно поэтому я сравнил близость к советской власти украинского режиссера и поэта Осипа Мандельштама, в пользу автора знаменитого стихотворения «Мы живем под собою не чуя страны…» Именно за это сатирическое стихотворение Осип Эмильевич и получил свой первый срок.

По сути,  Мандельштам получил срок «за дело». Он написал эпиграмму на главного негодяя СССР и имел глупость читать ее очень многим людям (15 человек, по словам Надежды Яковлевны), порою случайным знакомым. Мне,  честно говоря,  непонятно, о чем он при этом думал – неужели не понимал, что чем больше слушателей, тем значительно выше вероятность, что этот текст попадет «куда надо»? Но это отдельный разговор.

При этом,  я вовсе не считал Леся Курбаса таким плохим, а Осипа Мандельштама таким хорошим, что ставил его в пример. Но, как оказалось, кое-кто именно это поставил мне в вину.

Когда я опубликовал свою статью в блогах на сайте «Думская», то мой старый враг под ником «Гринго» накинулся уже не на меня, а на Мандельштама. «Гринго» очень любопытный персонаж, ярый антисемит, но умный. Я, даже, предполагаю, кто именно стоит за этим ником. Но это только предположение. Но вернёмся к его доводам.

Суть его логики очень проста. Он заявил, что Мандельштам сам клялся в любви Сталину и никаким моральным авторитетом быть не может:

«Если б меня наши враги взяли

И перестали со мной говорить люди,

Если б лишили меня всего в мире:

Права дышать и открывать двери

И утверждать, что бытие будет

И что народ, как судия, судит, —

Если б меня смели держать зверем,

Пищу мою на пол кидать стали б, —

Я не смолчу, не заглушу боли,

Но начерчу то, что чертить волен,

И, раскачав колокол стен голый

И разбудив вражеской тьмы угол,

Я запрягу десять волов в голос

И поведу руку во тьме плугом —

И в глубине сторожевой ночи

Чернорабочей вспыхнут земле очи,

И — в легион братских очей сжатый —

Я упаду тяжестью всей жатвы,

Сжатостью всей рвущейся вдаль клятвы —

И налетит пламенных лет стая,

Прошелестит спелой грозой Ленин,

И на земле, что избежит тленья,

Будет будить разум и жизнь Сталин».

(Первые числа) февраля — начало марта 1937

Я не буду ссылаться на то, что это стихотворение написано незадолго до окончания первого срока ссылки, что Осип Мандельштам ждал, вероятно, своего освобождения – весна 1937 года. И, в отличие от «Гринго»,  я привел не последние четыре строчки, а все стихотворение. Привел для того, чтобы подчеркнуть: это не просто вырванные из контекста слова, не попытка срифмовать лозунги. Нет, все гораздо хуже – Осип Эмильевич вырвал эти стихи с болью из души. Это вам не знаменитые приспособленческие рифмованные строки (даже не могу их стихами назвать) Павло Тычины: «Трактор в полі дир-дир-дир. Хто за що, а ми за мир! ». Кстати, юный Тычина писал замечательные стихи. Как говорит Дракон в пьесе Евгения Шварца: «Человеческие души, любезный, очень живучи. Разрубишь тело пополам – человек околеет. А душу разорвешь – станет послушней, и только. Нет, нет, таких душ нигде не подберешь. Только в моем городе. Безрукие души, безногие души, глухонемые души, цепные души, легавые души, окаянные души».

«Гринго» никак не мог успокоиться по поводу Осипа Мандельштама. Когда я в посте, посвященном Скоропадскому, высказал замечание, что Михаил Булгаков сознательно извратил в «Белой Гвардии» образ этого политика, то опять получил отповедь «Гринго», цитата:

«А вот Мандельштам был «регистровым» творцом! Он был в номенклатуре и получал от «советского правительства» все положенные по статусу блага (конечно в тех пор пока в силе был «правый» Бухарин».

И «Гринго», в какой-то степени, прав. Николай Бухарин оказал большое влияние на жизнь Осипа Мандельштама. И сейчас, через призму прошедших лет, многие детали кажутся стертыми, как деления на старой линейке. Однако, чтобы быть точным, попробуем восстановить то, что происходило с каждым из трех героев этого текста. И делаю я это вовсе не для антисемита «Гринго», которого, я абсолютно уверен, вовсе не интересует правда в этом трагическом сюжете. Люди должны помнить о той трагедии, «это нужно не мертвым, это нужно живым».

У Осипа Мандельштама, действительно был небольшой «роман» с «правой» оппозицией. И до 1928 года, когда был издан последний прижизненный сборник поэта, он жил сравнительно неплохо. Как и многие интеллектуалы, разочарованные в России предреволюционной, как и многие светские евреи не сионисты тех лет (первых начнут сажать в 30-е, а вторые, не успевшие уехать, уже в 20-е познакомятся с ГУЛАГом), он почти радостно принял Октябрь, и долгое время воспринимал большевиковкак «своих». И, действительно, проблемы у него начинаются именно с разгрома «правой» оппозиции. Вот что он сам ответил на анкету в 1928 году: «Октябрьская революция не могла не повлиять на мою работу, так как отняла у меня «биографию», ощущение личной значимости. Я благодарен ей за то, что она раз навсегда положила конец духовной обеспеченности и существованию на культурную ренту… Чувствую себя должником революции». То же самобичевание, которым пронизана поэзия Александра Блока «Двенадцать» и «Скифы». Но слепым Осип Эмильевич не был, это очень хорошо чувствуется в его очерках 20-х. Не был он никогда и «поэтом революции». Его скорее можно отнести к знаменитой группе литераторов – «попутчиков». Разумеется, это относится к 20-м годам. В 30-х он на своей шкуре узнал цену Октябрю. Но это было позднее прозрение.

Что касается Михаила Булгакова, то ситуация с ним гораздо сложнее судьбы Осипа Мандельштама. Я не говорю о трагичности его судьбы, здесь нельзя отыскать критерии -- каждая трагедия уникальна. Но история его взаимоотношений с властью большевиков и лично со Сталиным - неизмеримо запутаннее, чем история Мандельштама.

Несомненно, Михаил Афанасьевич большевистскую действительность презирал. Не случайно, высочайших вершин в русской литературе он достиг в жанре трагифарса, став, воистину, наследником Гоголя. Булгаковский сарказм бил наотмашь.

Новую советскую жизнь Булгаков видел в виде трагифарса. Он ненавидел всю эту литературную камарилью 20-х годов с РАППом и дискуссиями на тему «Сбросим Пушкина с парохода современности». Репертком, бюрократия, критики – это главные фарсовые фигуры как его трагифарсов 20-30-х годов, так и «Мастера и Маргариты».

Другой стороной его творчества стала ненависть к украинским националистическим движениям. Возможно это было связано с его фактически изгнанием из Киева, где его просто не печатали - как русскоязычного писателя. Вместе с южнорусскими писателями (бежавшими из Одессы) он был вынужден бросить Киев и перебраться в чужую ему Москву. Он, несомненно, крайне пристрастен, описывая «украинский» Киев.

Если у Осипа Мандельштам были просто хорошие отношения с Николаем Бухариным, то странная и в какой-то степени противоестественная связь Михаила Булгакова и Сталина воистину не знает других примеров. Михаил Булгаков своими книгами «Белая Гвардия»,  «Дни Турбиных», «Бег» проложил тот путь, по которому пойдет Сталин захватывать мир. И то, что диктатор использует знаменитый оборот Михаила Афанасьевича «Братья и сестры» во время своего знаменитого первого выступления по радио после начала войны – это не случайность, а закономерность. Сталин не публиковал Михаила Булгакова, но давал ему возможность существовать в его империи. «Гринго» напирает на то, что Мандельштам был «регистровым» литератором. Да, до конца 20-х, а Булгаков был обеспечен работой Сталиным – помощником режиссера в 30-е.

Главная трагедия Михаила Афанасьевича – его картина «Белого движения». И именно за эту картину, Сталин и подарил ему свою заботу, от которой могилой веет. Идея, что «Белое движение» было лишено связи с народом – это главный постулат сталинской экспансии в 30-е годы. Вторым элементом сталинской экспансии среди русской эмиграции стала философии «Евразии», такой своеобразный переход от блоковских «Скифов». «Евразия» возникает в политической практике большевиков в конце 20-х. Авторами ее формально были люди,  чуждые Сталину, но эта идея пришлась «ко двору». На мой взгляд, именно «Белая Гвардия» и «Бег» протянули для Сталина тропинку к «Евразии». Да, мне, кажется, именно Михаил Афанасьевич этими книгами проложил для Сталина тропу к этой идее. «Белая гвардия» стала символом того преданного и проклятого поколения, которое вложило остатки своей веры в сталинское «евразийство».

Нам, конечно, не дано раскрыть последний секрет Михаила Булгакова. о связи Воланда и Сталина. Но призрак тирана, несомненно, вольно бродил по той сумрачной квартире.

Что касается Леся Курбаса, то есть некая мистическая связь между украинским режиссером и поэтом-евреем. В 1926 году Мандельштам посещает Киев вместе с Дуровым, джазбандой, Мейерхольдом и Государственным Еврейским театром, и пишет статьи о новом украинском театре Леся Курбаса «БЕРЕЗІЛЬ»:

«Старый украинский театр отличался громадной живучестью — и в мелодраме, и в музыкальной комедии он хранил своеобразие жестких и скудных форм, сковывая актеров, угождая неприхотливому зрителю. Украинский театр не прошел через литературную выучку, через могучее преобладание литературы. Он никогда не был театром мещанских «проблем», никогда не был психологическим театром… В этом смысле ему, быть может, посчастливилось: он был зрелищем, насыщенным примитивной театральностью. В нем всегда были сильны элементы балагана, он мог бы легко, при других условиях, дать ростки и комедии и драмы, глубоко народных, с большой самостоятельностью актера, с тяготением к импровизации, с летучим и условным оформлением…»

Читая очерк Осипа Мандельштама о Киеве, я с удивлением сталкиваюсь с текстом, поразительно напоминающим «Двенадцать стульев». Та же ирония (или, даже, сарказм), та же легкость. И то же снисходительное презрение к обывателю.

«Одно в Киеве очень страшно: это страх людей перед увольнением, перед безработицей.

– У меня в жизни была цель. Много ли человеку нужно? Маленькую службочку!

Потерять работу можно по увольнению (режим экономии) и украинизации (незнание государственного языка), но получить ее невозможно. Сокращенный или сокращенная даже не сопротивляются, а просто обмирают как жук, перевернутый на спину, или шпаренная муха. Заболевших раком не убивают, но их сторонятся».

Я вспоминаю, как беспощадно в «Воспоминаниях» Надежда Яковлевна Мандельштам накидывается на Илью Ильфа и Евгения Петрова за их картину «Вороньей слободки» в «Золотом теленке». Она была убеждена, что молодые литераторы по глупости и молодости, стали тем орудием, которым власть била по головам жалких человеческих остатков «старой жизни». Что «Воронья слободка» – этоталантливая, но злобная клевета на российскую интеллигенцию. Увы, успешный Осип Мандельштам в 26 году тоже с почти холодным равнодушием взирает на страдания «маленького человечка» от новой власти. В точности,  как натуралист наблюдает за насекомыми. Зная, что будет дальше – жуткочитать этот очерк.

Но мистика этого визита на этом не кончается. В начале 30-х уволенный с работы, оставшийся без куска хлеба, ожидающий ареста Лесь Курбас получает приглашение от Михоэлса из Еврейского театра в Москве - ставить у него Шекспира. Почему именно Еврейский театр? Может потому, что Лесь Курбас не очень хорошо говорил по-русски, зато свободно общался на идиш? В те годы призрачный шанс уйти от НКВД был в том, чтобы бросить свою старую жизнь и бежать на другой край огромной страны. Кого-то это спасло, но не Леся Курбаса.

Если когда-нибудь я найду в себе силы и напишу о Лесе Курбасе книгу, я обязательно дословно приведу в ней его допросы в НКВД. Любопытно, что большинство документов в деле надвух языках. Сам Лесь Курбас чаще всего говорит и пишет по-украински, и затем в деле – русскийпечатный перевод. Но на своих допросах, которые, судя по всему, были вполне мирными – ЛесьКурбас спорит со следователем, он беспощадно говорит о слабости украинского языка, как языка культуры. Именно его беседы со следователем – главныйприговор «украинизации».

И напоследок о моем споре с антисемитом «Гринго». У моего оппонента хватило ума привезти серьезные обвинения против Мандельштама. Но истинная трагедия заключается в том, что с Октября 1917 года в живых не осталось никого, кто мог бы сказать о себе:«Я – чист». Даже раскулаченные крестьяне частично виновны в тех же кровавых погромах дворянских имений в 1917-1918 годах. Кровь оказалась на руках у всех, кто остался жить в царстве большевиков. И нам нужно искать ту нить Ариадны, которая проведет нас от палачей к жертвам. Возможно лучше всех сказал об этом Сергей Есенин:

«Я обманывать себя не стану,

Залегла забота в сердце мглистом.

Отчего прослыл я шарлатаном?

Отчего прослыл я скандалистом?

Не злодей я и не грабил лесом,

Не расстреливал несчастных по темницам.

Я всего лишь уличный повеса,

Улыбающийся встречным лицам».

  


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Эдуард Рыбченко
почитал бррр  говорить не буду уже давно сказал великий классик Лопе де Вега..

   Ответить    
Владлен Птугин
Эдуард — "бррр" это читать ваши опусы, которые, впрочем, не то что осознать, а просто дочитать до конца крайне сложно. Поработайте над собой, над своим, курва, стилем, логикой изложения. Попытайтесь формулировать свои мысли ясно и краткою
   Ответить    

Zangarmarsh
Zangarmarsh   страна по ip - od 9 мая, 17:40     +6      
По поводу антисемитизма вспоминается ответ Черчилля, когда у него спросили, почему в Англии особого антисемитизма нет.

Он сказал — «А это легко объяснить. Просто мы не считаем евреев умнее себя». Хе-хе.

Антисемитизм -- признак ущербности. Если ты крутой, если считаешь свою нацию крутой, зачем тебе кого-то ненавидеть по нац-му признаку? Крутым это без надобности. :) 
   Ответить    
Владлен Птугин
ну касательно антисемитизма в Британии это еще вопрос, одно только убийство Уолтера Гиннесса, барона Мойн боевиками организации Лохамей Херут Исраэль чего стоит, а ведь были на то веские причины
   Ответить    
Zangarmarsh
Zangarmarsh   страна по ip - od 9 мая, 17:45     -5      
А Гринго этот ваш -- просто тролль. Его мотивация -- троллинг. Поэтому его и всерьез особо не стоит принимать. Для тролля это просто психологическвя игра.

Завтра он с легкостью сменит свои убеждения, если это покажется ему более прикольным троллингом. :) 
   Ответить    
Гринго
Гринго   страна по ip - od 9 мая, 21:05     +2      
Про Черчилля я вам + поставил, сам этот аргумент припас до случая. Но безосновательно обвинять не есть гуд. Есть чем подкрепить- предявите!
   Ответить    
Комментарий получил много негативных оценок посетителей
Ricochet
Ricochet   страна по ip - ua 10 мая, 09:47     -1      
Спирт, ни читай!! ?
   Ответить    
Валерий Слюсаренко
Вы интересный человек. Как гармонично внутри Вас сплелись жд и еврей, словно инь ян.

Первый признает заслуги Гитлера перед частной собственностью, а второй рефлексирует из-за обиженных коммунистами евреев.

«Гитлер так и не решился полностью уничтожить частную собственность»

«как и многие светские евреи не сионисты тех лет (первых начнут сажать в 30-е, а вторые, не успевшие уехать, уже в 20-е познакомятся с ГУЛАГом)»
   Ответить    
Валерий Слюсаренко
А статья так себе. Честно, нашел в себе силы прочитать, повторюсь, но «краткость — сестра таланта». Вот Вам шаблон:

«Знаете почему *негативное событие* произошло? Потому что коммунисты зло! « 
   Ответить    

Гринго
Гринго   страна по ip - od 9 мая, 20:21     +3      
Уважаемый Леонид!

Я вам благодарен что наконец то началась предметная дискуссия.

Хотя вы меня огорчили своей предсказуемостью. Ну прямо как «загадочная русская душа». Обвинения в антисемитизме ну такие ожидемые…

У вас было дастаточно времени, и должен отметить что в этот раз уже как минимум попытка опираться на факты. В этой связи, отрадно отметить что «будет будить разум сталин» но от Курбаса вы так и не нашли.

Когда «найдете в себе силы и напишите книгу о Курбасе», опираясь исключительно на протоколы его допросов нквд, проведите пожалуйста там сравнительный анализ таких же допросов «этовамнемандельштама». Ибо эти протоколы очень надежный источник информации. « Время от времени,  на «уроках ненависти» они должны были каяться и лгать» как вы правильно отметили а этой статье. И это «на воле».

Ну и раз уже вы прямо обвинили меня в разновидности нацизма, опробую ответить тем же.
Если уже вы хотели противопоставить «украинизатору Курбасу, продукту советской системы» некий «светлый образ» и «русского мира», то самый подходящий человек для этого Мейерхольд. Перешел в веру РПЦ, реально достиг результатов в творчестве. И что бы там не писали в его «протоколах нквд», его подписи под ними нет. А тем более «будить разум сталин». За что и смерть принял от сталина лютую, ему перебили конечности и утопили в нечистотах.

Но вы выбрали «регистрового совдеповского чиновника от литературы». Неужели только потому что Мейерхольд был этнический немец, а Мандельштам еврей? Ай-яй-яй, сионист вы эдакий! :)

Опираться полько на протоколы допросов нквд людей искусства даже както не этично, их кроме Мейерхольда нико из них не выдержал. С большой долей вероятности и я бы не выдержал.

Для закрытия темы «антисемитизма». Лев Лещенко мне так же отвратителен как Кобзон, палачь Дыбенко равноценен командарму китайских наемников ублюдку Якиру, а Андрея Макаревича я уважаю даже больше Вакарчука.

И не стоит лепить героев из всех расстрелянных в 37-38 годах. Якиру и Дыбенко я бы лично пулю в затылок пустил, рука бы не дрогнула.

Более детальный анализ будет вашей статьи будет завтра к утру.
Чуть не забыл. Не надо «предполагать» кто такой «Гринго». Мои как минимум ФИО известны половине завсегдатаев «думской». :) 
   Ответить    
vatakaratel
vatakaratel   страна по ip - od 9 мая, 21:04     +3      
Саша, ты мне друг, но истина дороже)).Это метание бисера)).Я давно перестал коментить блоги душевнобольных на Думской, поскольку это контрпродуктивно.Штекель такой же клоун как твой любимый Ищенко или Лебедев)).Я бы еще потроллил Мишу Голубева, но он давно не кажет носа)).
   Ответить    

Гринго
Гринго   страна по ip - od 9 мая, 22:45     +1      
1.«в 20-е годы в СССР объективнобыл тотальный дефицит квалифицированных кадров. Назначали идейных, а не квалифицированных.»
А ведь тогда сталин был даже не на вторых а на третьих ролях. На первых были «левый троцкий» и «правый бухарин». Но Штекель до сих пор, как истинный «демократ горбачевской закваски» демонизирует только исключительно сталина. Он почемуто не хочет признать, что в тоталитарной системе нет ни «правых» ни «левых». На то она и тоталитарная система.

2.«но для меня было важно, что Лесь Курбас оказался в тюрьме именно потому,  что талантливо и последовательно реализовывал политику ВКП (б) в Украине в 20-е годы по «украинизации».
«Политику украинизации» Курбас начал задолго до 1917 года, и делал это и в Австро-Венгрии и в сэсэсэре. При этом занимался исключительно театром, он не писал циркуляров по «украинизации» госучреждений. И небыл цензором советских газет, как штекелевский любимец.

3.«И «Гринго», в какой-то степени, прав. Николай Бухарин оказал большое влияние на жизнь Осипа Мандельштама.»
Собственно, спасибо за протверждение «регистрового статуса» мандельштама до тех пор пока при шпаге был бухарин. Один был главредом газеты «правда» а другои «известий». Два сапога пара.

4.«– У меня в жизни была цель. Много ли человеку нужно? Маленькую службочку! « 
Это Штекель процитиролвал Мандельштама. Аплодирую стоя!!!

5. «когда штекель напишет книгу о Курбасе» основываясь на допросах нквд я уже комментировал, повторятся не буду.

6.«И напоследок о моем споре с антисемитом «Гринго». У моего оппонента хватило ума привезти серьезные обвинения против Мандельштама.»
Большое мерси за комплеманс, но у вас Леонид я както даже не узрел даже попыток эти обвинения опровергнуть. Только мой «антисемитизм».


:)
   Ответить    
Леонид Штекель
Я внимательно ждал ответа «Гринго». Но дискуссии не получится. И не из-за антисемитизма, а просто потому, что дискуссии нет.
1. По поводу «квалифицированных кадров».
Читая ваш ответ, я вспомнил знаменитый анекдот «юмориста» Карла Радека: «Чем отличается Сталин от Моисея? А тем, что Моисей вывел евреев из Египта, а Сталин из Политбюро». Вы мне здорово напомнили этот анекдот. Но это так, к слову.
1. Реальная власть Сталина началась, примерно, с 1922 года. Так что он был уже никак не на «третьих», даже, до смерти Ленина. Что касается квалификации, то это есть у Бажанова. Те люди из «оппозиции», которые в 20-е еще занимали кое-какие посты, активно использовали «старые кадры». Ну, например, хорошо известно, что, хотя за вводом «червонцев» официально стоял Григорий Сокольников, ни для кого не было секретом, что эту реформу технически обеспечивали «старые специалисты», которые работали еще с Витте над реформой рубля в 90-е годы. И когда Троцкий стал главой Комиссии по концессиям, то он привлек к работе старых экспертов. Можно вспомнить Осинского «фракция демократического централизма» и т.д. Все эти люди были убраны с постов с конца двадцатых годов. Мой любимый историк Французской революции Николай Иванович Кареев тогда окончил свою жизнь – «Академическое дело». А сколько инженеров было стерто в лагерную пыль по делу о Промпартии? Те, кого привел к власти Сталин, были не просто бездари, а бездари воинствующие.
2. Вы о Лесе Курбасе только слышали, а я довольно много читал. Он, действительно, всегда занимался украинским театром. Но есть принципиальная разница, и на допросах он говорил именно об этом. Если бы не политики украинизации, то развитие театра могло идти гораздо свободнее. Украинский театр мог бы очень много взять от театра русского. А произошло обратное – консервация всех недостатков. Театр губила именно политика украинизации. А они ставили об этом пьесы, того же Кулиша. И благодарили партию за заботу.
Но при этом я, повторяю еще раз, всегда очень высоко оценивал и оцениваю самого Леся Курбаса, как режиссера. Как, кстати, и Мандельштам. Большевики его соблазнили, а он поддался. Я жалею только об этом.
3. Если говорить о Николае Ивановиче Бухарине, то я, например, не испытываю к нему ненависти. Хотя он сделал немало зла. Что касается ваших слов о «регистровом статусе» Мандельштама, то вы просто не понимаете его. Если вы искренне хотите его понять, то почитайте его ответы на вопрос анкеты. Он отвечал абсолютно искренне. Но я не думаю, что вы хотите его понять.
4. Мне, даже, не нужно ваше подтверждение, что вы антисемит. Это совершенно очевидно, по вашей реакции на слова Мандельштама о «службочке». На самом деле, эта фраза в духе и Булгакова тех лет, и Ильфа, и Петрова. Я привел ее для того, чтобы было понятно, откуда у авторов тех лет, столько фарса в их произведениях. Как написал Пастернак: «Был НЭП – самое фальшивое советское время» (цитирую на память, точность не гарантирую). Ваша ремарка на эту фразу вполне однозначна.
5. Допросы начал 30-х и допросы конца тридцатых это не просто не одно и то же, это разные эпохи. Ни Курбаса, ни Мандельштама не били. И вообще, в это время били мало. Официально в СССР пытки были введены в середине 30-х, накануне 37 года. Для Курбаса допросы стали переосмыслением жизни. Именно этим они интересны. В них нет унижения, оскорбления. Напрямую нет. Все тоньше и глубже. Но Курбас принимает эти правила игры – вот, что страшно. Заметим, не потому, что испугался. У меня нет ощущения, что он испуган на допросе. А Мандельштам испугался.
6. Я уже сказал, что статус Мандельштама, как официального «писателя» давал ему, конечно, некоторые блага, но я бы не преувеличивал их значения. Вы пытаетесь скрыть свою ненависть к евреям за этими словами. И дело вовсе не в том, что не только евреи были в этом списке. Мандельштам был удивительно не приспособленным к жизни человеком. Поэтому для любого, кто хоть немножко представляет себе его – это все чушь. Николай Бухарин пытался его спасти просто потому, что верил в его талант.
7. Что касается Всеволода Эмильевича Мейерхольда. Трагедия жизни этого человека требует отдельного разговора. От радостного вступления в ряды ВКП (б) и постановки «Мистерии-Буфф» до его знаменитой фразы: «Я не пойду защищать ваши четыре колоны». Если бы я, действительно, говорил о политике, то Мейерхольд должен первым прийти на ум. Но меня интересовало одно: как украинизация ударила тех, кто ее осуществлял. Та эпоха может служить примером бездны ситуаций. И я уже говорил, я вовсе не считаю Мандельштама лучше Курбаса. Но он сидел хоть «за дело». А Курбас потому, что поверил большевикам.
8. Поведение Мандельштама на допросе было идиотским. Но так как я сам был на допросе в КГБ, то могу понять, почему он так себя повел. Что касается названным им девяти имен (вовсе не всех, кому он читал), то почему он это сделал – не знаю. Мог просто испугаться. Он не был героем. Совсем. Я нашел тексты его допросов, правда в изложении, он мало чем отличался
   Ответить    

Гринго
Гринго   страна по ip - od 9 мая, 23:26     +1      
Уважаемый Леонид!

Ну вот посудите сами: есть два руководителя театров, Курбас и Мейерхольд. Оба преданны своей культуре. Только Курбас украинской а Мейерхольд русской. Оба занимаются исключительно вопросами культуры и в политику не лезут. Это же было бы так так логично противопоставить «националисту Курбасу» «истинно русского» Мейерхольда, особенно принимая во внимание что на допросах нквд он действительно проявил себя исключительно мужественно. И как минимум в этом оказался выше Курбаса.

А вы почемуто в противовес Курбасу приводите довольно спорную личность во всех отношениях.
Должна же быть какаято логика!
   Ответить    
relativist
relativist 10 мая, 01:50     -2      
Вы уже как то определитесь или "Уважаемый Леонид" или "штекель" с маленькой буквы.
   Ответить    

Гринго
Гринго   страна по ip - od 10 мая, 13:44     +2      
Леонид, а ведь если верить протоколам допросов в нквд, то Мандельштам на первом же допросе, без всякого «рукоприкладства», добросовестно проинформировал следствие о всех кому он свой стишок прочитал и кто как на него реагировал. То есть из 15 человек его здал ктото один, а он здал всех. За что и был всегото в ссылку в Воронеж отправлен.

Да, это вам не обрусевший немец Мейерхольд…
   Ответить    
Ricochet
Ricochet   страна по ip - ua 10 мая, 16:52     +2      
Ватка правду минусит ни щадно!
   Ответить    
Посейдон
Посейдон   страна по ip - fr 11 мая, 10:35     +2      
С интересом все прочитал. Понял, почему Украину и Одессу так «колбасит» в последнее столетие. Слишком глубоко здесь забыты Платон, Аристотель, Сократ. Как будто их никогда и не было.
   Ответить    
Гринго
Гринго   страна по ip - od 11 мая, 13:07     +3      
Та то вообще уже дремучая история. Тут люди «глубоко забыли» даже то, чему были свидетелями в зрелом возрасте. «Какое классное при сэсэсэре было пиво и какая мягкая туалетная бумага». :)

А что уж тут говорить за события 100 летней давности.

Если бы не статья штекеля, я бы и не знал кто вообще такие Мандельштам и Мейерхольд.
Даже про Леся Курбаса узнал потому что в свое время судно на ремонте в Австралии простояло месяц, и я там пообщался с местной украинской общиной Австралии, они Курбаса очень уважают.

Такие «провалы памяти» конечно большая печалька. Но есть и хорошие новости. Упущенную информацию любой желающий, в большинстве случаев, может отыскать и в открытых источниках в интернете.
   Ответить    
Гринго
Гринго   страна по ip - od 11 мая, 17:50     +2      
Не дождусь опять наверно, и в этой ветке, ответов от автора.

Будем считать это «пламенным приветом от украинской общины австралийского Перта воинствующим сионистам горбачевской закваски»!

:)
   Ответить    
vatakaratel
vatakaratel   страна по ip - od 11 мая, 17:57     +2      
Саша, штекель не вступает в полемику, потому что заранее уверен в проиграше.Он же не полный идиот типа Ищенко или Падлуши Кириленко. Он здесь в надежде на бабки(донаты) и дабы не отвыкнуть)).
   Ответить    

Гринго
Гринго   страна по ip - od 13 мая, 12:00     +2      

>Уважаемый Леонид!

По линку выше вам еще один аргумент для обвинений меня в «антисиметизме». До тех пор, пока я лично это видео не просмотрел, я слухам и прочим «протоколам нквд» не верил и к бродскому относился как минимум нейтрально.

Теперь он для меня тоже упал ниже асфальта.

Или вы согласны с его «брехней Тараса»? Или мне надо доказывать что Т.Г. Шевченко был не «советский человек»? Или только потому что бродский еврей по происхождению я должен соглашаться с его «брехней Тараса» опасаясь обвинений в антисиметизме? НЕТ!
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:
18 июня 0 комментариев  
18 июня 0 комментариев  
15 июня 7 комментариев  
14 июня 42 комментария  
12 июня 9 комментариев  
caption Олег Константинов, главный редактор "Думской"
Решение УЕФА и реакция Украины: и волки сыты, и овцы довольны
10 июня 72 комментария  
10 июня 2 комментария  
9 июня 5 комментариев  






Будова