фр буль 3

Леонид Штекель / 31 марта 2015, 13:45

Ложь мэрии о «Пляжной комиссии»


Состоявшееся в понедельник 30 марта аппаратное совещание, интернет-трансляцию которого мог послушать любой желающий, стало ареной очередной лжи городских властей.

Надо заметить, что с некоторых пор городские чиновники вообще не считают себя связанными вопросами морали, деловой репутации, хотя бы относительного соблюдения приличий и прочих атрибутов мало-мальски вменяемой власти. Апофеозом этой беззастенчивой и лживой политики стало протаскивание проекта Генплана Одессы через сессию городского совета. И теперь, по-видимому, провернув эту Большую Аферу (принятие Генплана — разговор о нем будет отдельный), городские власти решили просто плюнуть на все приличия.

Выступивший на аппаратном совещании глава Управления инженерной защиты г-н Андрусишин абсолютно беззастенчиво соврал о работе Рабочей группы по разработке новых «Пляжных правил». Он заявил, что 10 февраля этого года общественность, которая до этого активно работала над проектом новых правил, «вдруг заявила об отказе работать в Рабочей группе».

Перед нами не просто оговорка ответственного чиновника мэрии, который обязан отвечать за свои слова. Г-н Андрусишин сознательно лжет, так как 21 февраля на общем заседании Рабочей группы была сделана попытка выработать общее решение, причем на это заседание пришли почти 90 процентов представителей общественности, входящих в состав Рабочей группы.

Ложь г-на Андрусишина прозвучала, разумеется, не случайно. Именно на заседании 21 февраля представитель общественности юрист Светлана Попова блестяще показала всю незаконность версии «Пляжных правил», которые были предложены исполкомовскими чиновниками. Здесь требуется небольшое пояснение.

Под редакцией Светланы Поповой при участии ряда других представителей общественности еще в конце ноября был подготовлен проект новых «Пляжных правил», который был очень высоко оценен городскими властями. Они не только неоднократно хвалили документ Светланы Поповой, но и включили многие его положения в тот проект, который разработали городские власти.

Однако между тем, что было сделано общественностью, и тем проектом, который подготовили городские власти, было принципиально отличие: общественность требовала, чтобы был наложен мораторий на аренду пляжей.

Представители общественности требовали, чтобы согласно решению общественных слушаний, которые прошли еще летом прошлого года, и на которых была создана Рабочая группа по разработке новых «Пляжных правил», была бы запрещена аренда пляжей. Причем не только на тех пляжах, которые на сегодняшний день не сданы. Мораторий должен был бы включать, что на тех пляжах, которые на сегодня находятся в аренде, после окончания срока договора аренда также должна быть запрещена.

Надо сказать, что среди представителей общественности были споры относительно допустимости аренды. В том числе автор этих слов считал возможным использование аренды при ряде условий. Однако, учитывая однозначное решение общественных слушаний летом прошлого года, общественность консенсусом пришла к необходимости моратория на аренду.

Надо сказать, что именно на заседании 21 февраля Светлана Попова, опираясь на законодательство, блестяще доказала всю незаконность так называемой «аренды пляжей».

Вторым камнем преткновения, между общественностью и городской властью стали так называемые «настилы».

«Настилами» городские власти именуют полу-капитальные сооружения, которые вопреки всем законодательным нормам арендаторы пляжей строят прямо на песке.

21 февраля в ходе дебатов вокруг двух проектов правил — того, который подготовили городские власти (на базе проекта общественности) и самого проекта общественности, — стало вполне очевидно, что никаких законных оснований для утверждения проекта городских властей нет!

Мало того, неоднократно звучала мысль о том, что можно вынести на общественные слушания ДВА варианта проекта: проект власти и проект общественности.

Я должен здесь открыто признать свою вину. Именно я, как зам главы Рабочей группы от общественности, стремясь к достижению компромисса с властью, пытаясь найти общий язык, дать возможность власти сохранить лицо, настоял на том, чтобы решение на этом заседании Рабочей группы по проекту не принималось. Хотя многие представители общественности требовали провести голосование (а общественность обладала явным большинством на том заседании) и утвердить правила, разработанные общественностью, как ЕДИНЫЙ проект Рабочей группы. Я настоял на том, чтобы дать представителям власти возможность сохранить лицо и попытаться найти компромиссный вариант. Вынужден признать, что я был не прав!

К сожалению, как оказалось, наша городская власть в принципе не готова идти на компромиссы, на обсуждение, на поиск решений. И я не думаю, что это личная воля г-на Шандрика, главы Рабочей группы или г-на Андрусишина. Команда, без сомнения, была дана лично мэром, учитывая дальнейшую судьбу проекта Генплана.

Через несколько дней после заседания 21 февраля я, от имени общественности, отослал г-ну Шандрику позицию общественности по поводу принятия проекта «Пляжных правил». Но до вчерашнего аппаратного совещания на все наши обращения к г-ну Шандрику по поводу дальнейших действий Рабочей группы нам никто ничего отвечать не собирался. Теперь, после аппаратного совещания, уже понятно, почему.

Общий вывод из этой ситуации, увы, крайне нехороший. Такая откровенная ложь возможна лишь тогда, когда власть уже готова к любому беспределу. И это беспредел будет касаться не только пляжей, генпланов и прочих «далеких» от многих одесситов, как им кажется, проблем. Это будет касаться всего — как с тигром-людоедом, который, один раз вкусив человечину, перестает есть другую пищу. Так и власть, вкусив один раз беспредела, уже не хочет идти в мало-мальски законном русле. Ложь всегда порождает новую Ложь, а беспредел порождает беспредел!

Приложение. Письмо к г-ну Шандрику, отправленное 3 марта

1. Общественники выступают за запрет аренды пляжей, обосновывая это следующими аргументами:

1) аренда незаконна (два подтверждения: гидротехнические сооружения согласно ст.4 Закона Украины «Об аренду государственного и коммунального имущества» не могут быть объектами аренды; в правоустанавливающих документах на сооружения (акт ввода в эксплуатацию) – на балансе управления находится сооружение «рефулирование песка в бассейн», а не «пляж»). Подробнее о незаконности аренды указано в пояснительной записке к проекту общественников (цитата ниже).

2) аренда является фактором, способствующим застройке территории пляжей, поскольку дает арендатору преимущественное право пользование территорией, что неизменно влечет злоупотребления в пользовании и желание закрепить исключительные права на территорию пляжа тем или иным способом. Преимущественное право пользования территорией пляжа отдельного лица также незаконно, поскольку противоречит Закону Украины «О благоустройстве населенных пунктов», согласно которому «пляж – территория общего пользования», то есть права у всех лиц должны быть равные.

3) аренда является катализатором конфликта интересов отдыхающих и арендаторов на пляже, поскольку арендаторы тем или иным способом пытаются ограничить территорию, на которой они предоставляют услуги, с целью извлечения коммерческой прибыли.

В связи с вышеизложенным, и, поскольку большая часть вышеуказанных проблем является следствием передачи прав пользования и владения независимо от способа, считаем, что в Правилах необходимо указать не  «запрет аренды», а внедрить более широкое понятие – «запрет передачи имущественных прав» (именно в такой форме запрет первично был утвержден в компромиссном проекте между общественниками и представителями Управления инженерной защиты)

2. Общественники выступают против установки «настилов» на пляже.

 1. Настилы – это препятствие в доступе к пляжному материалу (песку) и ограничение возможности использовать ресурс пляжа для рекреационных целей. Указанное препятствие противоречит Закону Украины «О благоустройстве населенных пунктов», согласно которому, пляж – объект благоустройства, территория общего пользования. Согласно преамбуле Закона закон определяет правовые, экономические, экологические, социальные и другие основы благоустройства населенных пунктов, направленный на создание условий, благоприятных для жизнедеятельности человека. Согласно ч.2 ст.4 Закона, действие закона распространяется на правоотношения, которые возникают в сфере благоустройства населенных пунктов, и направлены на создание благоприятной для жизнедеятельности человека окружающей среды, обеспечение санитарного и эпидемиологического благополучия населения. Представители общественности не видят возможности достижения указанных целей в случае ограничения доступа к песку настилами.

 2. Настилы не являются продукцией и не являются элементами благоустройства, поэтому функциональное их назначением не может найти применения на пляже.

 3. Настилы способствуют дальнейшей застройке территорий, в чем можно убедиться в процессе непосредственного исследования побережья г. Одессы.

 Юридическое обоснование незаконности аренды пляжей (цитата из пояснительной записки к проекту общественников).

«…Вважаємо, що пляжі не є спорудами. На пляжах можуть розміщуватись певні споруди, а також пляж як об'єкт благоустрою може бути розміщений на спорудах, що не надає підстав ототожнювати пляж зі спорудою. В Акті робочої комісії з прийняття комплексу берегоукріплювальних споруд 2 черги від 1973 року зазначено, що в експлуатацію приймається, зокрема, споруда «рефулювання піску в басейн», проте відсутні жодні правові підстави називати зазначене «рефулювання» — пляжем. Метою введення в експлуатацію споруд є захист узбережжя від зсувів і підтоплення, а не використання з рекреаційною метою. В жодному нормативно-правовому акті також немає визначення, що пляж – це «споруда» або пляж – це «рефулювання піску в басейн». Навпаки, безліч нормативно-правових актів (Закон України «Про благоустрій населених пунктів», Наказ Державного комітета України з питань житлово-комунального господарства №154 від 23.09.2003 «Про затвердження порядку проведення ремонту та утримання об'єктів благоустрою населених пунктів» та інші) вказує на те, що пляжі є об'єктами, які створюються та функціонують з метою забезпечення відпочинку громадян на водних об'єктах. Також, у місті Одесі, крім пляжів, які були утворені в результаті штучного втручання людини, є природні пляжі, які жодного відношення до споруд не мають».

«…24 травня 2011 року набрав чинності Закон України «Про внесення змін до деяких законодавчих актів України щодо орендних відносин», пунктом 2 якого було внесено зміни до Закону України «Про оренду державного та комунального майна» та доповнено частину другу статті 4 абзацами шостим-двадцятим. Зокрема, з 24 травня 2011 року згідно ч.2 ст.4 Закону України «Про оренду державного та комунального майна» не є об'єктами оренди: «акваторії портів, гідрографічні споруди, захисні гідроспоруди (греблі,  дамби,  вали,  моли,  насипи) та  системи сигналізації …

Управлінням інженерного захисту неодноразово зазначалось, що дані споруди не є гідротехнічними, оскільки є протизсувними, проте шляхом проведення власного аналізу члени робочої групи зробили висновок, що споруди, які надаються в оренду, відносяться до гідротехнічних.

Так, згідно Акту робочої комісії від 25.12.1973 року в експлуатацію було прийнято комплекс морських берегоукріплювальних споруд 2-ї черги, в тому числі «рефулювання піску в басейн», яке, крім іншого, орендодавець за договором Управління інженерного захисту безпідставно називає «берегозахисною спорудою у вигляді ділянки штучного пляжу», а при спілкуванні з громадськістю в рівній мірі безпідставно називає «пляжем».

У відповідності до  ДБН В.2.4.-2010 «Гідротехнічні, енергетичні та меліоративні системи і споруди, підземні гірничі виробки» «гідротехнічні споруди – споруди, що підпадають під вплив водного середовища, призначені для використання та охорони водних ресурсів, а також для захисту від шкідливого впливу вод». Згідно Додатку В зазначеного ДБНу до основних гідротехнічних споруд відносяться: — берегозакріплювальні, регуляційні і огороджувальні споруди; гідротехнічні споруди портів (причали, хвилеломи, моли, берегозахисні споди). Також в додатку М наведено типи берегоукріплювальних споруд і основні умови їх застосування, що також вказує на те, що берегоукріплювальні споруди відносяться до гідротехнічних.

Що стосується протизсувних споруд, то дійсно згідно ДБН В.1.1 – 3 – 97 «Інженерний захист територій та споруд від зсувів та обвалів» зазначено, що до основних засобів інженерного захисту відносяться, зокрема, берегоукріплювальні споруди, проте згідно СНИП 2.06.01-86 «Гідротехнічні споруди. Основні положення проектування» до основних гідротехнічних споруд відносяться – берегоукріплювальні споруди, а також споруди, які входять у склад споруд інженерного захисту міст (тобто, в тому числі ті, які зазначені в ДБН В.1.1 – 3 – 97). Зазначений СНИП 2.06.01-86 втратив чинність з 01.01.2011 року з набранням чинності ДБН 2.4. – 3:2010 «Гідротехнічні, енергетичні та меліоративні системи і споруди, підземні гірничі виробки», в якому існує тотожнє положення.

Таким чином, вважаємо, що, по-перше, об'єкту «берегозахисні споруди у вигляді ділянки штучного пляжу», який надається в оренду, не існує згідно правовстановлюючих документів та такий об'єкт не знаходиться на балансі орендодавця, що робить сумнівним предмет договору; по-друге, та споруда, яка фактично надається, — «рефулювання піску в басейн»,  є гідротехнічною спорудою, внаслідок чого надання її в оренду заборонено ч.2 ст.4 Закону України «Про оренду державного та комунального майна» з 24 травня 2011 року».

 

 

  

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



<img src=/i/fb.gif class=fbico> Олег Константинов, главный редактор «Думской»
пополнять аж на 3 ляма? Не смешите мои подковы)
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





Одрекс