2

Леонид Штекель / 2 марта 2015, 17:53

Майдан и курс гривны. Часть первая


Безумное падение курса гривны за последние полгода антимайдановцы упорно связывают с именем Майдана. На первый взгляд, логика почти очевидна: был Майдан, а после него курс доллара стремительно пошел вверх. Стандартный ответ для любителей простых ответов. Но если мы захотим действительно понять, что произошло, то нам придется обратиться к более сложным ответам.

Не испытывая ни малейшего личного уважения к г-же Гонтаревой, я не могу все-таки лишь на нее возложить вину за трагедию с долларом. И уж тем более – на Майдан. Все началось гораздо раньше.

С первых дней независимости, точнее с момента введения первых купонов, наша правящая чисто местечковая элита позволяла себе делать все, что хочет с валютным курсом. Лозунг: «Хочу – рулю! » не игра фантазии, а наша реальность.

В 1992 году лично президент Кравчук кинул большую часть страны с советскими рублями. Я имею в виду его знаменитое выступление в начале февраля 1992 года. Затем наши власти попытались кинуть российское правительство с тогдашним премьером Гайдаром. Разумеется, от всех этих мелких и не очень мошенничеств, хуже было, в первую очередь, Украине.

Аналогичная ситуация была и при введении гривны. За периодом ее стабильности вовсе не стояли меры доверия к национальной валюте. Главным механизмом, которым пользовалась власть – это были запреты и ограничения.

Впрочем, слава Богу, были внешние инвесторы, которые вынуждали наших правителей хоть чуть-чуть играть по внятным правилам в финансово-валютной сфере. И руководству НБУ и правительству до поры до времени хватало ума стабилизировать курс национальной валюты в условиях относительно жесткой бюджетной дисциплины.

С другой стороны, НБУ никогда не считал, что несет какую-то ответственность перед участниками финансового рынка. Как в свое время НБУ не понес никакой ответственности, например, за ситуацию с трастами, а ведь там все вовсе не только в постройке финансовой пирамиды, но и просто в волюнтаризме НБУ, который, кстати, вел к разорению и банков.

НБУ при всех своих руководителях, начиная с Виктора Ющенко, рассматривал коммерческие банки не как своих партнером, а как мелких клерков, которыми можно командовать, залезать им в карман и т.д.

В свою очередь, банки точно также, отвечают не перед клиентами, а перед НБУ. В этой системе отношений рыночная среда и конкуренцию играют крайне небольшую роль. Именно отношения с НБУ определяют положение банка.

Совершенно очевидно, что в этой системе НБУ считает вполне естественным вести себя с банками исключительно так, как ему это выгодно, а банки, соответственно, точно также ведут себя с клиентами.

Я бы сравнил эту систему не с цивилизованным валютным рынком, а с российской чиновничьей иерархией, в духе гоголевского «Ревизора». НБУ – это наш Городничий, а клиенты – та самая унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла.

Это было всегда, и до Майдана 2004 и после, и до Майдана 2014 и после него. Характерно, что и прежние крупные девальвации гривны также носили откровенно скандальный характер.

И рост курса с двух гривен за доллар до четырех, и с пяти гривен до восьми — все эти девальвации проводились за спиной и банков и,  тем более, их клиентов.

Именно поэтому у меня, например, очень осторожное отношение к протестным акциям валютных заемщиков. С одной стороны, человек, который берет кредит, на себя взваливает ответственность за последствия этого шага. С другой – именно на валютных кредитах сильнее всего отражается авантюризм властной игры с гривной. Несомненно, что инфляция – неизбежный риск для валютных кредитов. Но то,  что происходило у нас с курсом во всех этих случаях, это не инфляция, а сродни игре в наперстки. Только играют очень известные политики.

И не нужно строить иллюзий, что это делают не бандиты в переходах, а люди с телеэкранов, в дорогих костюмах и с эксклюзивными часами. Это просто их «прикид».

Да, несомненно, что свою роль в падении курса гривны сыграла военно-политическая ситуация в стране. Однако давайте назовем вещи своими именами.

Именно руководство НБУ сделало так, что люди, занимающиеся бизнесом, вынуждены отказаться от деловых расчетов в гривне. Ведь именно на это направлены и запреты на переводы долларов, ограничения на импорт и так далее. Все те меры, которые были предприняты правительством – это меры, полностью убивающие главное качество денег – доверие.

В нашей стране, где любое производство, я уже не говорю о торговле, завязано на доллар, любая попытка запретить в нем вести расчеты – ведет к тому, что расчеты будут только в долларах. Это законы жанра.

Аналогичная ситуация оказывается и с обычными людьми. За последние полгода правительство и Нацбанк отчетливо доказали людям, что деньги категорически нельзя хранить в гривне.

Очень важная деталь. Когда в свое время Леонид Кучма умудрился за один год обесценить купон, кажется, в сотни раз, то вся эта гиперинфляция держалась на бесчисленных безналичных купонных вливаниях. Люди тогда купонам все равно не верили, хранили деньги в долларах, и удар был, прежде всего, направлен против самых бедных слоев – бюджетников и низкооплачиваемых, которые в течение одного года стали массово нищими. Эта политика привела к тотальному обесцениванию приватизации страны, нарушила все законы морали, но при этом оставляла шанс на перемены.

Сейчас объектом удара, в первую очередь, является малый и средний бизнес, так как именно у него, путем игры с гривной, правительство хочет отобрать деньги. Фактически правительство уничтожает именно тот слой страны, который может и должен стать движущей силой реформ. И стратегически, без малого и среднего бизнеса Украина просто умрет.

Мы, к сожалению, не знаем истинного теневого оборота доллара в Украине. Это было бы необходимо для того, чтобы оценить реальные финансовые потоки. Но,  несомненно, что большая часть малого и среднего бизнеса вынуждена отказаться сейчас от гривны – это мощнейший удар по курсу. Большая часть граждан с долларами «вынимают» их из оборота – изымая доллары и евро из банков – это еще один удар по курсу. И,  наконец, все это ведет к фактическому уходу денег с депозитов – еще один мощнейший удар по курсу гривны.

То есть, вместо того, чтобы дать людям возможность поверить в курс гривны, наши государственные банкиры делают все возможное, чтобы люди и бизнес твердо знали – гривна опасна.

Я хочу еще раз подчеркнуть, такое отношение к людям и бизнесу было всегда. Это было и когда вводили гривну, и осенью 2004, когда Арсений Яценюк в НБУ делал точно такие же шаги, и в 2008, когда Юлия Тимошенко «уронила» курс с пяти до восьми. Это было всегда.

Ходят упорные слухи, которые не могу ни опровергнуть, ни подтвердить, что падение гривны сейчас аналогично дерибану бюджетных денег при Януковиче. То есть тогда Янукович, и приближенные к нему, использовали для грабежа страны передел бюджетных денег, и поэтому налоговые поступления за годы Януковича росли – шли они в карман Семьи. Сейчас ходят упорные слухи о том, что, так называемый, «инфляционный налог» идет на «прокорм» нынешней элиты. К сожалению, проверить это гораздо труднее, чем дележ бюджетного пирога при Януковиче.

Но почему в этой ситуации молчат международные доноры Украины? Ведь все эти эксперименты по введению двух, трех, четырех курсов доллара – это просто безумие!

Я могу предположить, что наши международные финансовые институты просто не понимают всей глубины нашей коррупции. Все те меры, которые декларируют правительство и НБУ по контролю за курсом валюты, возможны лишь в ситуации, когда бюджетные операции в стране прозрачны, когда официальный оборот («белый») составляет львиную долю расчетов, и когда коррупция носит ограниченный характер.

Да и в такой ситуации, тотального контроля за валютно-финансовым рынком, я тоже не очень то верю в эффективность подобных мер. Но в условиях коррупции – это просто смерть для экономики.

А Майдан! Насколько велика его в нынешней трагедии гривны? Об этом в следующий раз.

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



человек с ружьём
Автору на заметку:
"… логика почти очевидна: был Майдан, а после него курс доллара стремительно пошел вниз.»
 — Всё с точностью до НАОБОРОТ: курс $ вверх! ↑
   Ответить    
Гость101
Все в пятницу Тимошенко на пальцах объяснила, даже с картинками, у Шустера. Проше не бывает.

   Ответить    
Леонид Штекель
Спасибо за информацию. Тимошенко приводит интересную информацию. Но моя статья не об этом. С одной стороны то, о чем говорит Тимошенко очень важно. Но с другой, менее заметно, это та атмосфера, которая есть на валютном рынке. Ведь кредиты (за откат) и ранее выдавались НБУ. Это стандартная практика была всегда. Вопрос лишь о размере отката. Не стандартной практикой было то, что эти деньги уходят из страны. На самом деле вся наша банковская система -- это система тотальной коррупции, причем эта коррупция тем выше, чем выше роль НБУ. Чем выше роль НБУ, тем выше роль чиновника, определяющего решение о кредите, тем больше размер отката и тем "шире" степень коррупции. Это лицемерие, когда за откат дают все, что хочешь, а официально запрещают все, что только можно — это и есть главная причина нашего валютного кризиса.
   Ответить    
Гость101
Система «откатов» как работала, так и работает, минимальный 10%, заменой руководителей проблема не решается. Нужна жесткая реконструкция, новые люди от специалиста до руководителя, не развращенные «системой». Иначе все коту под хвост.
   Ответить    
Леонид Штекель
Система откатов "заложена" в законодательстве об НБУ. Его "Королевские" полномочия неизбежно это порождают. Как и издевательство  над клиентами банков. Это в законе заложено.
   Ответить    
username
username   страна по ip - od 3 марта 2015, 10:03     +1      
существует ли область знаний, в которой Штекель не был бы экспертом с мировым именем?
   Ответить    
Тищенко Сергей
Не  завидуйте. Берите пример.
Я вот жду комментария Леонида касательно общей теории гравитации и лечения гриппа уринотерапией.
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





КСЕ