2

Леонид Штекель / 24 февраля 2015, 13:49

О ситуации с новыми «Пляжными правилами». Часть вторая


Итак, одна из главных точек противостояния представителей общественности и власти – это «право на аренду пляжей». В ходе переговорного процесса городские власти предложили новый вариант, как они считают, компромисса.

Идея заключается в том, чтобы все одесские пляжи разбить на три группы. В первую группу входят те пляжи, которые на сегодняшний день не сдавали в аренду. Это примерно две трети всех пляжей, однако надо понимать, что к ним относятся все отделенные и малопосещаемые пляжи. Так вот на эту группу пляжей городские власти готовы наложить мораторий на запрет аренды.

Эти пляжи находятся в пользовании коммунальных предприятий, и именно те должны будут организовывать оказание слуг на этих пляжах, либо напрямую, либо привлекая для этой цели предпринимателей.

Разумеется, здесь чрезвычайно важна процедура, согласно которой коммунальные предприятия будут привлекать предпринимателей для оказания услуг отдыхающим. Дело в том, что коммунальные предприятия итак достаточно часто по коррупционным схемам привлекают предпринимателей, причем выручка от их деятельности идет в карман либо руководству коммунальных предприятий, либо их прямым начальникам. Для общественности принципиально важно не только запретить аренду, но и установить прозрачную процедуру конкурса, на котором коммунальные предприятия смогут передавать право на оказание услуг на пляжах первой группы предпринимателям.

Вторая группа пляжей – это пляжи, которые сейчас находятся в аренде, но после окончания срока аренды городские власти готовы наложить на эти пляжи мораторий на аренду, то есть перевести их в первую группу.

И, наконец, третья группа пляжей, из-за которых и была создана, на самом деле, вся эта «категорийность». Это «блатные» пляжи, к которым городские власти отказываются в принципе применять мораторий на аренду. То есть после окончания действующего договора аренды, их договоры власти хотят пролонгировать.

В общем объеме одесских пляжей, вторая и третья группы соответственно каждая составляет около одной шестой всей территории пляжей. Однако никого не должно успокаивать это соотношение, так как, фактически, ВСЕ одесские мало-мальски известные пляжи – это именно пляжи, входящие во вторую и третью группы.

В третью группу, по мнению городских властей, входят все, так называемые VIP-пляжи, с настилами, бассейнами, дискотеками и так далее. Однако на этом городские власти не остановились.

Уже после предоставления первого проекта, от них поступило новое требование: для примерно трети пляжей, входящих во вторую группу, городские власти хотели бы также отменить мораторий на аренду.

Но и на этом эта песня без конца и края не остановилась. Уже в последний момент, перед самым заседанием Рабочей группы 19 февраля, поступило новое распоряжение: мораторий на аренду отменялся для ВСЕХ пляжей и второй и третьей группы.

И именно вокруг аренды пляжей развернулась главная полемика на заседании Рабочей группы 19 февраля.

Позицию городских властей представлял юрист Управления инженерной защиты. Это было очень своеобразное выступление. С одной стороны, он признал, что в том варианте проекта правил, на котором настаивают городские власти, очень многие технические детали взяты из проекта, разработанного общественностью. С другой… Он ведь должен был разбить главный довод общественности – запрет аренды пляжей.

Знаете, мне доводилось в школе на ходу придумывать решение задачи, у которой я заранее знал ответ. Пытаешься любой ценой соединить начальные условия и заданный ответ. Со стороны это очень смешно. Разумеется, когда понимаешь смысл этой игры.

Вот примерно такое ощущение было у меня, когда я слушал юриста Управления инженерной защиты. И понимал: ему поставлена задача обосновать три группы и аренду. Будет это логично, не будет, законно или нет – это неважно.

При этом оратор с одной стороны хвалил общественность – ведь кое-что из проекта общественности взяли, а с другой пытался доказать, что в части аренды авторы проекта не понимают очевидных вещей.

В отличие от спича чиновника, выступление юриста общественности, которая и создала большую часть проекта – Светланы Поповой, носила совершенно иной характер. Светлана Попова, на моей памяти, впервые решила дать бой юристам власти на их поле. И бой этот она без сомнения выиграла даже не на сто, а триста процентов.

Первым рубежом атаки Светланы Поповой стал термин «гидротехнические сооружения». Вообще спор о том, являются ли пляжи гидротехническими сооружениями или берегозащитные – это один из главных споров между общественностью и чиновниками. Причиной остроты этого спора является тот факт, что в 2011 году было внесено изменение в Закон об аренде государственного и коммунального имущества, согласно которому аренда гидротехнических сооружений, фактически, запрещена. То есть их могут арендовать только специализированные организации, занимающиеся обслуживанием и эксплуатацией гидротехнических сооружений.

Совершенно очевидно, что арендаторы, де-факто, пляжей, не обслуживают гидротехнические сооружения. Поэтому договоры аренды после 2011 года заключать нельзя в любом случае.

Представители власти сознательно пытались опротестовать эту позицию общественности ссылкой на то, что пляжи – это не гидротехнические сооружения, по их словам, а берегозащитные. Другой ДБН (строительные нормы). А значит, по мнению чиновников, запрет 2011 года на них не распространяется.

И именно здесь Светлана Попова привела абсолютно зубодробительный довод: дело в том, что согласно ДБН берегозащитные сооружения являются подвидом гидротехнических. Когда она это сказала, мне на память пришла знаменитая немая сцена из «Ревизора».

Второй довод общественности оказался не менее убойным.

Как уже сказано выше, представители городской власти ссылались на необходимость сохранить аренду, прежде всего, потому, что арендные платежи, согласно Бюджетному кодексу напрямую идут в бюджет.

Это очень важный аспект, так как предложенная общественностью схема двух договоров, была рассчитаны на иную форму платежей, и представители власти все время повторяли, что в этом случае они не смогут зачислять эти деньги в бюджет. Нет соответствующей статьи в Бюджетном кодексе.

А Светлана Попова подняла документы бюджета и выяснила, что городские власти без малейших колебаний спокойно зачисляют поступления от МАФов (по образцу договоров с которыми и была сделана процедура в проекте общественности) в бюджет по графе «иные платежи».

То есть, никаких проблем в том, чтобы зачислять в бюджет деньги не за аренду, а за иные платежи, нет.

В итоге сложилась интересная ситуация. В ходе своего выступления Светлана Попова просто стерла в порошок все доводы городских чиновников об исключительной роли «аренды берегозащитных сооружений» как единственной формы работы предпринимателей на пляжах. Все доводы городских властей оказались «немножко» «высосаны из пальца». «Чуть-чуть»!

Надо объяснить еще один очень важный нюанс договорной практики. Дело в том, что договоры с предпринимателями заключают не коммунальные предприятия побережья, а Управление инженерной защиты. Кроме того, что это удобно с точки зрения бюджетной дисциплины, у этой практики есть и еще одна немаловажная роль. Де-факто Управление инженерной защиты может потребовать от предпринимателей выполнить определенные работы по поддержанию берегозащитных сооружений. Логика здесь очень интересная: никто точно не знает, что именно понадобиться, но если, вдруг, нужна будет выполнить какую-то работу, то Управление может заставить арендатора ее сделать.

Я не хочу никого обвинять, но это правило, на мой взгляд, изначально носит откровенно коррупционный характер, так как только чиновник может решить, нужно ему что- то сделать или нет. Не существует ни система контроля, ни системы учета этой работы. Ведь они делаются как бы по инициативе самого предпринимателя.

К сожалению, вообще ситуация с берегоукрепительными работами в нашем городе аховая. Это тема далеко выходит за рамки этой статьи, но по имеющейся у общественности информации, здесь ситуация на грани катастрофической. Но это отдельная тема для разговора. Сейчас же отметим, что в своем проекте общественность предложила иной механизм.

Управление инженерной защиты, по мнению общественности, должно накануне бюджетного года составить план обязательных работ на следующий год. И когда предприниматели будут участвовать в конкурсе на получение участка для осуществления услуг граждан, они будут иметь в виду, что кроме обязательной оплаты площади (аналог аренды песка без права самой аренды) они должны будут осуществлять платежи в счет тех работ, которые планирует осуществить Управление инженерной защиты в текущем году. То есть вместо чисто коррупционной схемы: делайте что я скажу, была предложена общественностью схема: вы (предприниматели) оплачиваете запланированные работы.

В ходе дискуссии между общественностью и властью все доводы власти оказались миражом, фата Моргана, а вся критика проекта общественности неубедительной и легковесной.

И вот здесь произошло то, что вызвало конфликт среди представителей общественности. Большая часть представителей общественности требовала, чтобы Рабочая группа приняла за основу проект, разработанный общественностью. И учитывая блестящую критику позиции городских властей, которую блестяще высказала Светлана Попова, позиция общественности была более чем очевидна.

Но автор этих строк настоял на том, чтобы поиск компромисса между властью и общественностью был продолжен. Я исходил из того, что после критического спича Светланы Поповой, не оставившего камня на камне на позиции власти, лучше дать им сохранить лицо, но объяснить необходимость отказаться от идеи аренды пляжей. Тем более, что фактически сама дилемма встанет перед властями не ранее, чем через три года.

Я думаю, в ближайшие дни мы сумеем понять – воспользуется ли эта власть попыткой предложить компромисс со стороны общественности. Обычно принято считать, что сильная власть предоставляет слабой общественности милостивое согласие на компромисс. Но в данном случае сложилась совершенно иная ситуация. На мой взгляд, позиция общественности настолько сильная, что она может позволить себе предложить компромисс власти. С позиции сильного, а не с позиции слабого.

Надо четко понимать, что причина этой ситуации в том, что городские власти никогда особенно и не думали об этих правилах. Правила для них всегда были чистой игрой, компиляцией нужных в данный момент, требований к бизнесу. Их никогда не интересовала ни логика, последовательность этих правил, им были не важны фактически цифры и требования. Именно поэтому даже знаменитые договоры аренды, за которые так отчаянно бились чиновники, представляют собой чистый театр абсурда. По сравнению сними, знаменитая классика Беккета «В ожидании Годо» — это не абсурд, а логическое моралите, построенное на здравом смысле.

Существующие «Пляжные правила» — это шизофрения в чистом виде, и попытки сохранить их логику в новых правилах неизбежно превращает чиновников в относительно легкий объект для жесточайшей критики.

И мне все-таки хотелось бы верить, что городские власти перестанут изображать больного шизофренией, и пойдут на реальные компромиссы с общественностью. Логика здесь проста: надо вводить обязательный мораторий на аренду для всех пляжей. Можно спорить о том, как выстроить процедуру договоров, как реализовать законные механизмы работы, но, на самом деле, другого выхода у власти просто нет. Проблема лишь в том, пойдет ли на это власть нынешняя, или это уже станет заботой новой власти. Но нельзя строить городскую политику на шизофрении.

Разумеется, это далеко не се проблемы, стоящие перед Рабочей группой. Нужно коснуться ситуации с помостами, со спасателями и с врачами. Но об этом – в следующий раз.

Статья подготовлена при технической помощи Светланы Поповой

  

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



   Правила

Записи в блогах:





Пространство