Vyacheslav Azarov / 14 февраля 2014, 21:48

Почему не идет забастовка


Виталий Кличко и его партия «Удар» снова опустили идею всеукраинской забастовки. Даже притом, что она объявлялась лишь на час, для шантажа будущей остановкой производства. В политическом плане забастовка должна показать правящему режиму поддержку протестов оппозиции широкими массами трудящихся Украины. Пресс-служба «Удара» хвалилась, что создано 974 стачкома по стране. Но, судя по отчетам, в акции приняли участие партийные активисты, студенты, депутаты, некоторые магазины и малые предприятия, скорей всего принадлежащие тем же оппозиционерам. Максимальными «промышленными гигантами», что бастовали в назначенный час, были швейная фабрика, авторынок и больница. Такая имитация не имеет отношения к экономическим методам борьбы, и достойна лишь улыбки сострадания.

Для сравнения, в 2014 г. исполнится 100 лет самому громкому процессу перед революцией в России – по делу «Союза черноморских моряков» (СЧМ). Этот профсоюз торгового флота, руководимый Заграничным центром в Александрии (Египет), наладил связи с объединениями моряков Каспия, Балтики, Белого моря, а также речниками главных артерий центральных губерний. Общими усилиями они готовили забастовку на водном транспорте, которая должна была парализовать страну и поставить на колени царский режим. Поэтому и операция по ликвидации СЧМ планировалась Кабинетом министров и была реализована лишь при поддержке британских колониальных властей в Египте. Вот это был страх режима перед забастовкой!

Экономическая борьба – самый эффективный метод давления на власть. Но забастовки не могут поднимать хозяева предприятий, в их лице это выглядит вымученно и пародийно. Организация стачек всегда была в руках профсоюзов. Только для этого они должны быть мощными и независимыми, как в России начала ХХ в. или сегодня в Европе. У нас же практически нет независимых профсоюзов, последовательно отстаивающих интересы трудящихся перед работодателями и государством. Как были они огосударствлены в СССР и стали «приводными ремнями» компартии к массам, так и теперь в Украине они выполняют декоративную придворную функцию. А новые независимые объединения трудящихся либо еще слишком слабы, либо вообще являются «независимыми» только по названию и повторяют тот же советский путь только при партиях оппозиции.

Другая причина фиаско забастовочных угроз оппозиции, — это даже не фиктивные профсоюзы, а все тот же лакмус на элитарность Евромайдана, — отсутствие социальных требований. Вся свара идет вокруг рокировок в высших эшелонах власти, которая прикрывается пустой болтовней об идеалах нации или «европейских ценностях». Никаких конкретных улучшений жизни для трудящихся лидеры оппозиции даже не требуют. А левые активисты, пытавшиеся привнести в протест социальную повестку, были жестоко изгнаны неонацистами. Откуда массы наемных работников считают этот протест чужим, не заботящимся об их интересах. Тогда ради чего бастовать, жертвовать своей зарплатой, а то и рисковать увольнением?

Примечательно, что эта асоциальность Евромайдана напрямую связана с его оформлением и ударной силой протеста. Основная масса его участников – жители сел и местечек Западной Украины. Отсюда и фольклорный антураж в виде архаичного празднования рождества, всяких дидухов или орнаментной росписи на касках. Из этнической однородности и замкнутости их сообществ вытекает недоверие к инородцам, ксенофобия и национализм. А уже на этой почве боевиками Евромайдана становятся ультраправые группировки. И, напротив, в промышленных центрах Юго-востока население смешанное, потому интернациональное и более практичное. Его не обманешь национальной абстракцией, и без социальной конкретики оно бастовать не будет.

Наконец, оппозиционные олигархи, разбогатевшие на приватизации общенародной собственности УССР, просто боятся левой темы. Им мерещится национализация сомнительно нажитых предприятий. Между тем, в Евросоюзе множество режимов левого толка, и они давно отработали смысловую дистанцию между СССР и социальными лозунгами, без которых невозможна никакая массовая поддержка. В этом игнорировании социального аспекта – угроза поражения Евромайдана. У протестного движения есть лишь один шанс на победу – умерить свой национализм, избавиться от ультраправых и начать осваивать левую проблематику, а с нею привлекать в свои ряды не безработных из западных областей, а настоящий народ Украины, — широкие массы трудящихся.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя


Записи в блогах: