Павел Шандра / 4 октября, 09:08

Попытка аннексии четырех областей Украины и публичная порка агрессора


В прошедшую пятницу в колонном зале Кремля состоялось событие, которое когда-нибудь войдет в историю России как точка невозврата и начала конца человека, который правил этой страной на протяжении последних нескольких десятилетий.

 

В обстановке торжественной по форме, но эмоционально удручающей по существу, стареющий диктатор Путин объявил о присоединении четырех оккупированных областей к России, а именно: Луганской, Донецкой, Запорожской, и Херсонской.

 

В своей речи, Владимир Путин вновь и вновь возвращался к вопросу мира. При этом, тема оккупированных территорий вне переговорного стола, так как Россия не обсуждает вопросы своей «территориальной целостности».

 

Происходившее в Кремле должно было вызвать у собравшихся, и прежде всего у самого Путина, ощущение позабытой «крымской весны», когда Россия без единого выстрела аннексировала Крым.

 

Но, как не старался Владимир Путин, спектакль не получился. Во-многом потому, что в отличии от 2014 года, Россия не контролирует ситуацию, она втянута в затяжную войну с огромными потерями людей и ресурсов.

 

Кроме того, в отличи от 2014 года, Россия консолидировала против себя большинство стран мира, а отнюдь не только запад. Ну, и самое главное, в отличии от 2014 года, это пиррова победа, которая сыпется сквозь пальцы как сухой песок на полях сражений и успехов украинской армии.

 

Российская армия терпит поражение на всех фронтах. Только за последние несколько недель, ВСУ смогли деоккупировать значительную территорию благодаря успешной «харьковской» и «лиманской операциям.

 

Действия ВСУ настолько успешны, что даже Минобороны РФ не отрицает факт своего отступления. Доказательством плохого положения дел в российской оккупационной армии служит решение Владимира Путина о мобилизации.

 

Он до последнего времени оттягивал принятие этого решения, но в итоге был вынужден согласиться с генералитетом. Как говорится, от хорошей жизни мобилизацию не проводят, тем более в ситуации, когда твой народ не хочет быть вовлечен в эту войну.

 

Да, россияне не против наблюдать за происходящим с экранов телевизоров, но при этом они не хотят гибели себе либо близким в окопах этой бессмысленной войны.

 

У Владимира Путина осталось не так много вариантов для маневра. Очевидно, что после семи месяцев войны, он не может вернуться на границу 24 февраля, равно как и Украина никогда бы не пошла на это.

 

Как часто бывает, за одной ошибкой следует другая и Владимир Путин не нашел ничего лучше, как активировать механизм невозврата, а следовательно самоуничтожения себя и своей системы. После включения оккупированных территорий ни о каком дипломатическом урегулировании не может уже идти речь, кроме того Путин загнал себя в ловушку.

 

Он как президент России не может идти в разрез Конституции своей страны и инициировать сецессию отдельных территорий. Таким образом, формально аннексировав четыре украинские области, Путин не только не сможет фактически отступить с занятых позиций, он не сможет это сделать чисто по юридическим соображениям, ведь конституция ему этого не позволит. Владимир Путин в пятницу перешел своеобразный Рубикон. Он отрезал себе путь назад.

 

Среди лидеров государств, политика часто воспринимается как игра с нулевой суммой по правилу победитель получает все. При этом, всегда есть серая зона компромиссов, которые политики резервируют на случай, если у них нет уверенности в возможности собственной однозначной победы над соперником.

 

Из чувства собственного самосохранения, Владимир Путин должен был либо повременить с формальной аннексией либо провести ее в границах Луганской и Донецкой областей. Вместо этого, Владимир Путин предпочел зафиксировать свою пиррову победу.

 

Теперь обратного пути нет. Единственным рациональным объяснением спешности произошедшего, может считаться необходимость провести полную мобилизацию. Ее очень сложно проводить в рамках правового режима специальной военной операции, необходимо переходить к режиму войны.

 

Кроме того, россияне сопротивляются отправке на фронт, не находя для себя смысла гибнуть ради амбиций другого человека. Аннексируя новые территории, Владимир Путин заблуждается, что появляется формальное основание для так называемых «мобиков», которые с этого момента, по логике диктатора, должны понять ради чего идет борьба.

 

Если, Владимир Путин так думает, это значит, что он снова находится в плену поддакиваний подпевал и абсолютно не владеет обстановкой на фронтах. По сути, это третья его фатальная ошибка.

 

Первой была вторжение в Украину и расчет на пятую колону коллаборанта и врага Украины Виктора Медведчука, второй стало нападение сразу на всех фронтах и отсутствие четких целей операции как внутри РФ так и за ее пределами, и третья — аннексия четырех областей в тот момент, когда за них идет еще борьба, причем фортуна явно качнулась вбок украинской армии.

 

После деоккупации Херсона, Луганска, либо Донецка украинской армией, россияне спросят с Путина за погибших близких и проигранную войну. В парадигме диктатора, подобный исход означал бы полное фиаско.

 

Любой политик многократно преувеличивает собственный потенциал, ведь если тебе не свойственно чувство собственной значимости, то для тебя дорога в публичность закрыта. Но, диктаторы как раз и отличаются гипертрофированным восприятием себя в окружающей действительности.

 

Владимир Путин за десятилетия своего правления привык верить тому, что «судьба помогает смелым» и поэтому, как Герман из «Пиковой дамы» рискует скоро оказаться в лечебнице для психбольных, тихо подвывая про себя — «…Тройка, семерка, туз! Тройка, семерка, дама!

 

Любопытно, что Владимир Путин уклоняется от введения в России военного положения. Это только говорит о его страхе перед народом. Когда Россия напала на Украину, Президент Владимир Зеленский практически сразу ввел военное положение. Кстати, этим и отличаются демократические политики от авторитарных.

 

Они чувствуют себя более устойчиво. Кроме того, среди украинцев с первых минут российской агрессии было ощущение, что Украина на правильной стороне истории, в отличии от России и россиян, которые заблудились в собственных комплексах.

 

Центральным вопросом остается вопрос применения диктатором тактического ядерного оружия. На мой взгляд, подобный сценарий мало реалистичен и вызвал бы возмущение не только у Запада, но и у Индии и Китая, просто потому, что Путин открыл бы ящик Пандоры, а ядерное оружие превратилась бы из наступательного в оборонительное, повышая общий уровень непредсказуемости в мировой геополитике.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Неравнодушный
Агрессор всё уже «присоединил» к себе. Это не государство рашка, а какое-то недоразумение во главе с выжившим из ума путиным. Но остальные же россияне не могут  быть конченными идиотами? Или могут всё-таки? Такое впечатление что вся россия выжила  из ума.
   Відповісти    
George George
Неравнодушный
«Но остальные же россияне не могут  быть конченными идиотами? Или могут всё-таки?»
Могут.
Да.
   Відповісти    
   Правила

Записи в блогах:





Адвокат Оксана