ПС2

Alla Yurasova / 10 февраля, 19:25

Привет! Мой друг позвонил…


Привет!


Мой друг позвонил.

— Как поживаешь, дорогой?

— Честно ответить или как принято?

— Хочу честного ответа! Давай, руби правду-матку! — отвечаю с улыбкой. Мы не видим друг друга. Думаю: шутит мой друг, почувствует по тону, что улыбаюсь.


Голос Влада выдаёт волнение. Включаю режим «внимание-понимание».

— Мне Наташа в сердцах крикнула, что я загубил её жизнь. Разрубила пополам фразой, будто саблей. Слепить себя воедино не могу. Впечатлительный стал в последнее время.


Я молчу. Черная, тухлая капля просочилась в прекрасное сияние сегодняшнего дня. Они хорошая пара. Ничто не вызывало тревоги. Жили ладно, дружно. Наташа не жаловалась, казалось всем довольна. Не знаю что и сказать.


— Милый, может всё-таки в сердцах брякнула? Тут же забыла. А ты зациклился. Плюнь. Она точно любит тебя. Знаю наверняка.

— Ты права, но я подавился словами, не глотнуть — не выплюнуть.


Мои легковесные утешения не работали. Без умолку тараторила, озвучивая пошловатые банальности. Чем больше говорила, тем больше пугало молчание Влада. Да я уже поняла — надо заткнуться. Только на душе паршиво стало, сил нет.


Сказанное переворачивает нашу жизнь, изменяет до неузнаваемости. Услышанное, в секунду разлетается бисером по жизненно важным протокам, звук тает в поглощающей среде,

растворяется в пространстве.


Однако, в данный момент почти несуществующий, удаляющийся звук умудряется ядом отравить душу. Набат колокола прозвучал. Звук покрывает слушателя своей мощностью, накрывает зонтом, словно куполом, заслоняет от мельтешения, от дребезжания, от суеты.


Звук — категория мгновения. Существует только миг. Рассредотачивается в гладком воздухе, начинает от высокой частоты децибел до прозрачного, невесомого пьяно. И нет его.


Слышимость — ноль, видимость — ноль, ноль на ноль — ноль. Бросаешься из темноты в свет, из небытия в возвышение. Но дальше от нуля ничего нет, — пустошь покрытая плотным молчанием.


Так страшно, пахнет концом света, хочется верить во второе пришествие или в какую-нибудь путеводную звезду. Неважно. Нужна малюсенькая зацепка, только не металлическая гладь.


Незначительная шероховатость вполне устроит. Зацепиться глазом, задержаться мыслью, застрять в расселине, все же не стальная безжизненная поверхность, там, наверняка, пролонгация. Возможность продолжения банкета обнадеживает, успокаивает.


В бездонной, безжизненной тишине особенно приятно услышать скрежет гвоздя по стеклу, какофонию диких всхлипов. Любые аккорды улучшают «пищеварение» нервной системы. Трудно осознавать сущность изнутри, когда внутри пустота.


Хочется оглядеться на местности, посмотреть топографические карты, план захвата неустойчивой территории. Протянуть руку и споткнуться об угол зрения.


Не люблю висячие мосты. Они зыбки, словно выдуманная история. Вроде рассказ существует, глаза видят, мысли пробуют сюжет на зуб. А взмахнёшь ресницами — сказка расслаивается, осыпается под руками, песком сквозь пальцы, на ладонях едва заметная пыль. И ничего больше. Жеода — замкнутая полость.


Возникает необходимость приоткрыть дверь, заглянуть за порог. Везучим — устланный лепестками роз путь в другое измерение. Невезучим — обрыв, край вселенной, ни сучка, ни задоринки. Проржавевшая мечта. Грубая поверхность. Падаешь, спотыкаешься, бьешь в кровь колени.


Вчера, казалось, любовь — прочный постамент, нить, связывающая бытие и сознание, вселенское всепрощение переплетенное со страстью и верой. Сладость, поглощающая горькое. И откуда этот мерзкий привкус потери.


— Влад! — кричу я в отключённый телефон.

— Не может быть! Только не ты с Наташей. Вы пара! Вы не должны! Вы для всех пример!

Мой друг глух. Стены воздвигнуты безжалостной судьбой. Звуконепроницаемые стены.


Проза не удивляет, убивает. Хочется выть. Наташа плачет, не вытирает слезы, капли стекают по щекам, задерживаются на подбородке, капают вниз в пропасть, над которой застыла ее душа.


— Я узнала, — шепчет подруга, словно нас может кто-то подслушать.

— Наташенька, да что ты такое узнала? — Мне страшно. По её лицу понимаю, лучше не знать, но я не могу ускользнуть из ситуации, я выбрала себе роль парламентёра. Я возомнила себя «разруливателем» семейных проблем.


— У Влада есть вторая семья, — так тихо, я склонилась к Наташе, чтобы расслышать.

— Что!!! Ты с ума сошла?!! Да он пылинки с тебя сдувает! Что ты говоришь?

— Не кричи, пожалуйста. Существует нарисованная жизнь. Существует неоспоримая реальность. У Влада другая семья.


— Мне позвонили из химчистки, — продолжила подруга, — Я проезжала рядом. Заехала к ним. Платье красное. Понимаешь, я не ношу красное. Не мой цвет. Влад сдал вещи по нашей карточке. Экономный дурак. Так и прокололся. А у неё много красных вещей.


Приемщица сказала. Влад часто привозит красные наряды, она забирает. Брюнетка, ей идёт красное. Зацепка на платье раскрыла тщательно спланированный обман.


— Я спросила, почему в нашу химчистку, почему на нашу карточку. Он пояснил, наверное расслабился. Длительный срок. Там сын, мальчику седьмой год. Бдительность потерял.


А я потеряла веру в человечество. Рухнула убежденность, что есть правильные мужчины, верные и любящие. Никакой полигамии, одна только моногамия. Лопнули розовые очки. Правда слепит глаза, жжёт зрачки. Самый правильный муж, державший многие годы первое место, пример всем нашим мужчинам, оказался, всего-то, лучшим конспиратором. Никакого нимба и крылышек за спиной.


— Влад, ты мой друг. Я всё равно тебя люблю. Мы обязательно придумаем правила совместного бытования. Наташа и ты — отдельно. Так странно. У вас дочь, вы будете общаться. И мы будем с вами дружить и встречаться.

— Конечно, дорогая. Я рад, что ты не встала в позу. Только не ты в оппозиции.


Мой муж сказал о том, как усложняют разводы друзей наше существование.

Общение часто сходит на нет, из-за сложностей выдвигаемых жизнью, в связи с появлением у бывших пар вторых мужей и новых жён.


— Мой друг изменивший моей подруге — кто он для меня?

— Давай, моя девочка, не принимать поспешных решений. Оба нами любимы, дорожим ими. Выход найдём.

Супружеские измены становятся нормой жизни. Разводы ставят под сомнение само существование института брака.


Нет правил поведения для друзей — бывших супругов. Приходится придумывать на ходу.


Разделяем общение по дням. На днях рождения рассаживаем на разные концы стола. Приходят одни без новых пар или оба с новыми партнерами. Не рассказываем об общении с одним из них. Не делимся новостями из жизни бывших супругов. Не обсуждаем новости, ни плохие, ни хорошие, вновь образовавшихся семей.


Конечно, нельзя назвать такое — хорошим делом, но всё же лучшее, что удалось сделать. Мы по прежнему дружим и с Наташей, и с Владом. Моя подруга мудрая, не препятствует общению бывшего с дочерью. Одобрила дружбу с сыном и новой женой. Ей трудно, но мы рядом.


Если у Вас есть опыт подобных ситуаций, делитесь. Создадим сборник рекомендаций. Нашим и вашим друзьям пригодится.

Автор Алла Юрасова


Мои рассказы в блоге!  ❤️

Instagram!  🍭

Facebook!  👅

 


Сотрудничество 💌
Facebook Messenger или yurasovalla@gmail.com

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Kol-o-Bok
Kol-o-Bok   страна по ip - eu 11 февраля, 11:46     +1      
Не поспішають ділитися життєвим досвідом з Вами, шановна пані Алла Юрасова.
:-(


   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





Будова