2

Леонид Штекель / 14 марта 2015, 21:01

Пятничный хэппенинг в Общественном совете при фискальном ведомстве


Пятница 13 марта стала своего рода «Праздником непослушания» в Общественном совете при фискальном ведомстве. И сейчас начались ритуальные танцы и шаманские призывы некоторых, ну абсолютно «нейтральных» членов Общественного совета, возмущенных «разгулом» «Плаксиенко, людей в военной униформе и женщин с детьми». Многие общественники, сделавшие «тяжкий труд» официозных общественников своим «призванием» возмущены, что в ходе пятничного хэппенинга они утратили свою власть и безбедную жизнь. Увы, должен с прискорбием заявить, что всем причитаниям «тяжело пострадавшим 13 марта» грош цена. Это ведь вы получили то,  что очень долго выращивали и лелеяли. Ничего больше. Вы не верите, нет? Ну что ж,  тогда немножко истории – в виде холодного душа.

Г-н Максимович разливается соловьем об утраченных возможностях. Ну,  я мог бы ему напомнить, как в прошлой каденции, благодаря определенным аппаратным играм, Феликс Кобринский, Казимир Зеленков, Светлана Нисилевич и я оказались ВНЕ данного Общественного совета. Ну,  разумеется, это произошло, просто так карты легли… Заметим, никого из возмущенного тринадцатым мартом «общественников» не лишали членства в Общественном совете. А нас спокойно лишили. Но это было так давно, целых два года назад, так что г-н Макисмович, вероятно, забыл об этом прискорбном факте. Ну,  чего не будет между друзьями. Но есть гораздо интереснее факты и совсем недавние.

И с Владимиром Максимовичем и с Леонидом Шемякиным были переговоры с поисками компромиссов. Были они и перед первым собранием Общественного совета, и перед вторым, были накануне 13 марта. Много было разных переговоров. Одного только не было. Не было желания у Владимира Максимовича вести переговоры. Владимир Ярославович хотел держать Общественный совет в своих руках. Уж не знаю, чего здесь было больше, но стремление было вполне четким и ясным. Причем, если г-жа Вдовина и г-н Платонов имели вполне четкие и прагматичные цели к получению контроля либо над всем Общественным советом, либо над частью его, то Владимир Максимович и Леонид Шемякин, мне кажется, видели в этом некую сублимацию неудачной профессиональной карьеры. Это, конечно, мое предположение, но Владимир Ярославович, получивший хоть кусочек власти в Общественном совете, сразу стал делать все, чтобы эта власть была прочной и нерушимой. Он пытается навязать угодные себе кандидатуры главами комитетов и комиссий, он проталкивает крайне не демократический вариант Положения об Общественном совете, он пытается протолкнуть идею об исключении неугодных членов Общественного совета, в общем, интрига на интриге сидит и интригу погоняет.

Я понимаю, что во времена Януковича это было естественно, но сейчас то – это просто смешно. Неужели Владимир Ярославович ждал, что люди, прошедшие Майдан будут играть с ним в эту игру краплеными картами?

Мне, кстати, особенно нравится, что автор идеи создания «этического комитета», который создавался, как это совершенно очевидно любому, знакомому с аппаратными играми, для борьбы с «инакомыслием» в Общественном совете, так много и убежденно говорит о морали. Я уже убедился, и не один раз, что именно те,  кто кричат о создании «этических комитетов», «кодексов поведения» и прочих цензурных игр, сами являются инициаторами нарушения всех норм приличия и морали. Я никого в данном случае не имею в виду, я просто вспоминаю, что в старой каденции Общественного совета при ОГА, именно автор идея создания «морального кодекса» был одним из реализаторов фальсификации выборов в Общественный совет второй каденции имени г-жи Афанасьевой.

Я хочу напомнить всем, что переговоров за последние четыре-пять месяцев было вагон и маленькая тележка. И суть этих переговоров была очень простая: ну не могут те,  кто во времена Януковича правил бал в Общественном совете при фискальном ведомстве и дальше править здесь бал. Ну,  другие пришли времена. Пусть теперь попробуют силы те,  кто пришел в общественную деятельность на волне Майдана. Особенно учитывая, что в предыдущую каденцию Общественного совета, старое его руководство ну абсолютно ничем себя не проявило. То есть для бизнеса, что был совет, что не было его – все едино.

Но старое руководство держалось за власть даже не двумя руками, а десятью. Сюда нужно добавить и «гениальную идею» об Этическом комитете, и о желании исключать несогласных – эту идею обсуждали на Президиуме, и многое еще чего.

Давайте говорить прямо, не надо юлить и строить из себя невинную девочку, над которой надругался старый педофил. Демократией наше старое руководство Общественным советом при фискальном ведомстве не страдало. То есть вообще. Оно болело «демократическим централизмом» в особо извращенной форме. «Проклятое комсомольское прошлое»!

Так что майдановские массы ответили на «демократический централизм» своими методами. Любителям прецедентов могу напомнить, что г-жа Афанасьева с рядом товарищей, тех самых, которым «Тамбовский волк «товарищ», уже использовало силовые методы для проведения общих собраний общественных советов. Когда глава фракции Партии Регионов в облсовете – г-н Волков в окружении большого числа милиционеров, решал кому из общественников можно стать членом Общественного совета, а кому – нет!

Между прочим, майдановцы требовали гораздо меньшего, просто чтобы в Общественный совет при фискальном ведомстве вошли еще организации Майдана. Кстати, в отличие от того хэппенинга имени г-жи Афанасьевой, это все вполне реальные и работающие организации.

И напоследок несколько слов для представителей фискального ведомства.

Представители оного учреждения выразили недовольство происходящими событиями 13 марта. Но я хотел бы напомнить нашим дорогим друзьям из фискального ведомства, пресс-конференцию, которая прошла всего за пару дней до этих событий. На этой пресс-конференции, которую громко именовали «Реализация программы децентрализации страны», трое киевских столоначальников рассказывали о том, как вес у нас хорошо, как все у нас замечательно, и будет все еще гораздо лучше. А на все вопросы, которые задавали журналисты, они не стесняясь «гнали всякую пургу», на конкретные вопросы – отвечали лозунгами, и им было совершенно плевать, что об этом подумают люди, настолько совершенно, что возникало ощущение, что людей вообще не было на пресс-конференции, а говорят какие-то заводные апельсины. Во всех их словах, действиях и поступках было ощущение абсолютной безнаказанности. Мы для них были лишь букашками, бегающими под ногами.

Уж на что я человек мирный, а не выдержал в конце и сказал: «Вы не хотите говорить нормально, значит, теперь мы придем к вам уже с оружием, и не говорить. Вы другого языка не понимаете».

Я думаю, наши друзья из фискального ведомства должны помнить два этих события. Пружину нельзя без конца сжимать. Она ведь может распрямиться и очень больно дать в лоб!

 

Распечатать

Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



Черчиль
кто это вообще все такие??? Пятый эшелон власти? В оффициал не попали, хоть рядом бежать будем и подгавкивать. Я не знаю, аллергия у меня на слово активист и общественник, дискредитировали они себя, еще с советских времен. Веселят меня эти широко известные в узком кругу люди))
   Ответить    
z7z7
z7z7   страна по ip - od 15 марта 2015, 14:38     +4      
Черчиль а у меня аллергия на обывателей, и диванных критиков. Благодаря им весь беспредел и происходит, но они делают вид, что белые и пушистые, и напрочь забывают поговорку, что каждое правительство — это зеркальное отражение общества. Это вы и есть. Так, что нечего пенять, коль…
   Ответить    
Гость101
Кто уполномачивал эти общественные советы производить какие-то действия от имени одесиитов?
Воспользовавшись тем, что одесситы  озабочены проблемами выживания в нынешних нелегких экономических условиях, группа бездельников-чиновников, лжеполитиков мелкого масштаба, экспрыщиков на ровном месте, оставшихся за бортом властных структур, пытается напомнить о себе, выступает такими себе «защитниками» прав жителей города. Причем многие по указке людей, находящихся у власти для создания «общественного» мнения.
А все гораздо проще, проводится референдум  по назревшим вопросам, заодно о доверии горсовету вместе с мэром, и получаем реальную картину.
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





Пространство