ЗАРС

Алeксандр Aвдеев / 11 ноября, 20:08

Софинансирование как первый шаг к реальному самоуправлению


 Каждый город является живым организмом, как и у человека, у него все взаимосвязано и не работает одно без другого. Но если европейцы занимаются косметическими и омолаживающими процедурами своих городов, то нам нужны реанимационные и хирургические методы вмешательства. Реформа ЖКХ у нас застряла где-то посередине. Мы даже научились внешне отличать кооперативные, «жэковские» и дома ОСМД.

Безусловно, грани тут хрупки, но главное тут отношение к собственности и ощущение себя сильным или слабым.

У нас рядом соседствуют все указанные формы отношений. Есть дома, где работают управляющие компании, а жильцы по разным причинам не сорганизовались. Давайте будем честными, тут зачастую причина в нашем равнодушии и инертности. Есть и другие причины, например, жильцы однозначно понимают, что не потянут ремонт своего дома-памятника архитектуры. Потому оставляют его по сути условно коммунальным. Ведь по новому закону фактически все дома – собственность жильцов.

Жители этих самых домов верно и не верно одновременно считают, что ЖКСы им должны. Доля правды тут есть, ведь дома должны были передаваться по определенным процедурам. А мы получили то, что и было — ветхие коммуникации, страшные подъезды и обрушающиеся фасады. Одесситы часто задают вопрос, на что шла наша квартплата? Хотя в расшифровке тарифа доля ремонта совершенно минимальна. Но я не о том. Дома формально стали собственностью жильцов, но это все условно. У большинства домов, даже ОСМД, не оформлен земельный участок, поэтому и возможности у нас ограничены.

И вот простое следствие всей этой половинчатости. Жильцы считают, что их «дом» заканчивается дверью квартиры, а с другой, — мы оказываемся бесправными при установке некого киоска или даже капитального строения во дворе. Ведь у нас нет прав на земельный участок.

Мне по долгу службы часто приходится разбирать такие ситуации, когда к дому что-то пристраивают с документами или без, захватывают участок. Или же отводят через решение горсовета. Жильцы обычно на все это реагируют лишь тогда, когда устанавливают забор.

Вот, к примеру, недавний случай на Глушко, 11/2. Жители выступили категорически против реконструкции части своего дома. Нам пришлось вместе с застройщиком и одесситами разрабатывать «дорожную карту», ведь сами они не могли выйти на диалог.

Здесь владелец ООО «Санрент плюс» проводил реконструкцию без изменения внешних геометрических размеров фундаментов под административное здание, однако жители соседних домов выступили против.

Поэтому мы собралисьв ГАСКе, чтобы согласовать все проблемные вопросы.


И таких случаев десятки, когда только коммуникативные площадки позволяют защитить интересы одесситов, города и владельца реконструируемого здания.

Во многих европейских странах ситуация иная. Многоквартирные дома и земля под ними принадлежат жильцам. Кондоминиумы микрорайона могут свободно объединяться для решения проблем и достижения общих целей. В то время, как у нас даже ОСМД во многих случаях создать весьма проблематично.

Владение землей обязывает согласовывать не только с громадой, а и смежниками документации, поэтому воля кондоминиума и жителей тут играет более весомую роль, чем права жителей многоэтажки даже без юрлица, которое могло бы защищать общие права. В итоге несколько десятков человек борются и выходят на улицы, а другим по сути все равно.

Почему нужны механизмы софинансирования?

Вернемся к одесским реалиям. Сейчас в нашем городе рассматривается ряд программ, включающих в себя механизмы софинансирования ремонта домов. Примерно 20-30% должны собрать жильцы, а остальное – дать город. Пока проект еще не прошел все необходимые согласования, но это первый шаг, чтобы в будущем получить другое качество жилья и ответственности за него.

Конечно, далеко не в каждом доме можно собрать даже на дверь с кодовым замком, что уж говорить о ремонте. Но все же такой механизм дает шанс поменять качество жилья и продолжить остановившуюся реформу по созданию ОСМД. И уже далее, извлекая уроки из опыта европейских стран, можно прорабатывать законодательные лакуны и наконец-то решать земельный вопрос многоквартирных домов. Сегодня большинство из них даже не имеет техпаспортов, на основе которых можно было бы участвовать в таких программах. А уже затем объединяться в некие сообщества и уже вместе бороться за свои микрорайоны и их права.

Я уже раньше писал, что в городах США микрорайон является базовой городской единицей. Принцип его организации таков: земля облагается налогом, но доходы от него идут не в городской бюджет, а тратятся на месте. Центральной точкой микрорайона является школа. РУководителей этих районов выбирают по предложению городского совета прямым голосованием. Звучит удивительно, но американцы приобретают недвижимость, исходя из репутации районной школы: чем выше её рейтинг, тем лучше район. Высокое качество образования в округе означает высокие ставки земельных налогов. То есть унаследовать дом или квартиру в престижном районе от трудолюбивых предков и прожигать жизнь на вечеринках не получится — за неуплату налогов вас могут просто выселить за пределы микрорайона.

Руководство школьного микрорайона также отвечает за полицейскую и пожарную службы, вывоз мусора и т.д. Вместе с многочисленными объединениями граждан власти микрорайона занимаются дорогами, благоустройством, озеленением.

У нас сегодня все это коммунальное, поэтому город из общего бюджета, ведь районного у нас нет, выделяет финансирование на основании жалоб жильцов, критичности ситуации и т д. Есть также механизм депутатского фонда. Обычно я и мои коллеги тратим его в округе, а потому по сути это нынешний вариант прямой связи с жителями и разделение бюджета по территориальному принципу.

То есть прямых обязательств тратить на ту или иную территорию ни у города, ни у депутатов нет. А поэтому и есть тут определенные вопросы у жителей, почему так или не так. А вот если бы у нас был американский принцип, то и картина была бы совсем иная. Но нам пока далеко еще до такого типа отношения к жилью местных жителей, а мы по старым калькам спускаем все сверху.

И вот вам несколько американских примеров, как такое объединение дает результаты.

Желающие построить в неподходящем микрорайоне высотку зачастую попадают на многомиллионный штраф. А вот главы таких микрорайонов, где разрешено высотное строительство, наоборот, поощряет и привлекает надёжных застройщиков и талантливых архитекторов налоговыми послаблениями. Так, Дональд Трамп вышел на девелоперский рынок благодаря реновации отеля «Гранд-Хайят» на Манхеттене, получив взамен многомиллионные налоговые льготы на 40 лет. От качества девелоперских проектов зависит не только финансовое благосостояние района и города (а значит, образования и безопасности), но и каждого жителя, чья квартира или дом растут в цене рядом с благополучными объектами. Система имеет и свои минусы: жёсткая экономическая и социальная сегрегация. Бедные районы остаются бедными, а богатые — богатыми.

Как и до какой степени такая система может быть применима в Одессе? Фактически бюджетная политика налогообложения земли повторяет европейскую: земельный налог взымается в пользу местных бюджетов в полном объёме, на местах эти деньги и расходуются, как я уже писал в рамках всего города. Административной единицы, эквивалентной школьному району, в украинском законодательстве нет, потому как пока у нас домов как совместной собственности во многих случаях нет, земельные участки не сформированы, а находятся в коммунальной собственности.

Масштаб жителя не теряется, потому что бюджетом управляют люди, с которыми горожанин сталкивается каждый день, живёт с ними в одном доме, а их дети играют на одной площадке. Более того, любой горожанин и сам может принять участие в управлении районными финансами без сложных процедур выборов, избирательных кампаний.

Украинские города, если грамотно адаптировать эту систему, имеют огромное преимущество. Помимо разветвлённой сети районных школ, мы имеем и систему медицинских учреждений. В США забота о здоровье всегда оставалась личной ответственностью, а у нас есть и поликлиники и центры медико-санитарной помощи.


Пока, конечно, с нашим мышлением, что нам все должны и нежеланием жить жизнью своего района далеко до выполнения этих задач. Самоуправление без надежного щита ответственного гражданина может превратиться в самоуправство.

Новость, хорошая и плохая одновременно, управлять своим домом и районом – это время, опыт, в том числе и негативный, и много сил. Но без него нам дальше не пойти.

Поэтому такие проекты софинансирования могут стать таким первым элементом объединения дома или даже группы домов, чтобы затем, со временем, мы собирали вместе на площадку, дорожки, а в последствии меняли поступательно законы и получали те самые налоги и деньги на местах. Но мы должны быть готовы к распределению средств и грамотному финансированию расходов.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



george_bush1990@mail.ru
« В США забота о здоровье всегда оставалась личной ответственностью»
Хто це сказав?
   Ответить    
оцет
оцет 12 ноября, 09:57     +2      
«Примерно 20-30% должны собрать жильцы, а остальное – дать город.»
Цікаво? Зібрати гроші з усіх мешканців міста до бюджету, для того, щоб потім видавати не всім, а тільки тим…
   Ответить    
   Правила

Записи в блогах:





дерби