ПС

Сергей Лебедев / 15 февраля 2014, 16:53

СРЕТЕНИЕ ГОСПОДНЕ


Спустя сорок дней после Рождества, празднуется в наших храмах праздник Сретенья, праздник Встречи. Праздник этот как бы полузабытый, ибо часто падает он на рабочий день. А между тем в день этот завершает Церковь «время Рождества», являет нам во всей полноте его и источает чистую и глубокую радость.


Праздник посвящен воспоминанию и духовному созерцанию, которое находим мы в Евангелии от Луки. В нем повествуется, что через сорок дней после рождения в Вифлееме Иисуса Христа, согласно религиозному обычаю того времени, Иосиф и Мария «принесли Младенца в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем».
«Тут был в Иерусалиме, — продолжает Евангелие, человек именем Симеон. Он был праведный и благочестивый… и Дух Святой был на нем. Ему было предсказано Духом Святым, что он не увидит смерти, доколе не увидит Христа. И пришел он по вдохновению в храм. И когда родители принесли Младенца Иисуса, чтобы совершить над ним законный обряд, он взял Его на руки, благословил Бога и сказал:
«Ныне отпускаешь раба Твоего, Владыко, по слову Твоему, с миром, ибо видели очи мои спасение Твое, которое Ты уготовал пред лицем всех народов, свет ко откровению язычников и славу народа Твоего Израиля».
«Иосиф же и Матерь Его удивились сказанному о Нем. И благословил их Симеон и сказал Марии, Матери Его: вот лежит этот на падение и на восстание многих и в предмет пререканий. Тебе же самой орудие пройдет душу, да откроются помышления многих сердец…»
Как необычен, как прекрасен этот старец с ребенком на руках, как странны слова его: «Вот, видели очи мои спасение Твое…». Мы вслушиваемся в эти слова и постепенно начинаем постигать глубокий смысл события, его отношения к нам, ко мне, к нашей вере.
Что на свете радостнее встречи, «сретенья» с тем, кого любишь? Действительно, жизнь есть ожидание. Но тогда не символ ли это высокого и прекрасного ожидания, не символ ли это длинной человеческой жизни? Этот старец, всю жизнь ожидавший такого света, который озарил бы все, такой радости, которая все наполнила бы собою?
И как удивительно, как несказанно хорошо, что свет и радость, что ответ дан был старцу Симеону через Младенца.
Когда представляешь себе эти дрожащие старческие руки, принимающие любовно и осторожно сорокадневного, глаза, устремленные на это маленькое существо, и все заливающую хвалу: «…теперь Ты можешь отпустить меня с миром. Я видел, я в своих руках держал, я обнимал то, что заключает в себе сам смысл жизни». Он ждал. Он ждал всю свою длинную жизнь. И не значит ли это, что он думал, молился, углублял это ожидание, так что, наконец, вся его жизнь стала одним накануне радостной встречи.
И не пора ли спросить себя: чего же жду я? О чем все сильнее напоминает мне сердце? Преображается ли постепенно эта моя жизнь в ожидании встречи с главным? Вот вопрос Сретения. Здесь жизнь человеческая явлена как прекрасное созревание души, все более и более свободной, все более глубокой, все более очищенной от всего мелочного, суетного, случайного. Тут само старение и увядание, земной удел каждого из нас, показано так просто и убедительно — как рост и подъем до того последнего мига, когда от всей души, в полноте благодарности, я говорю: «Ныне отпущаеши». Я видел свет, пронизывающий мир. Я видел Младенца, который несет в мир столько Божественной любви и отдает Себя мне. Нет страха, нет неизвестности. Есть только мир, благодарность и любовь.
Вот что приносит с собою праздник Сретения Господня. Праздник встречи души с Любовью, встречи с Тем, Кто дал мне жизнь и силу преображать ее в ожидание.

http://shmeman.ru/modules/myarticles/article_storyid_272.html

***

СРЕТЕНИЕ

Анне Ахматовой

Когда Она в церковь впервые внесла
Дитя, находились внутри из числа
людей, находившихся там постоянно,
 Святой Симеон и пророчица Анна.

И старец воспринял Младенца из рук
Марии; и три человека вокруг
Младенца стояли, как зыбкая рама,
 в то утро, затеряны в сумраке храма.

Тот храм обступал их, как замерший лес.
От взглядов людей и от взоров небес
вершины скрывали, сумев распластаться,
 в то утро Марию, пророчицу, старца.

И только на темя случайным лучом
свет падал Младенцу; но Он ни о чем
не ведал еще и посапывал сонно,
 покоясь на крепких руках Симеона.

А было поведано старцу сему,
 о том, что увидит он смертную тьму
не прежде, чем Сына увидит Господня.
Свершилось. И старец промолвил: «Сегодня,

реченное некогда слово храня,
 Ты с миром, Господь, отпускаешь меня,
 затем что глаза мои видели это
Дитя: Он — Твое продолженье и света

источник для идолов чтящих племен,
 и слава Израиля в Нем». — Симеон
умолкнул. Их всех тишина обступила.
Лишь эхо тех слов, задевая стропила,

кружилось какое-то время спустя
над их головами, слегка шелестя
под сводами храма, как некая птица,
 что в силах взлететь, но не в силах спуститься.

И странно им было. Была тишина
не менее странной, чем речь. Смущена,
 Мария молчала. «Слова-то какие…»
И старец сказал, повернувшись к Марии:

«В лежащем сейчас на раменах Твоих
паденье одних, возвышенье других,
 предмет пререканий и повод к раздорам.
И тем же оружьем, Мария, которым

терзаема плоть Его будет, Твоя
душа будет ранена. Рана сия
даст видеть Тебе, что сокрыто глубоко
в сердцах человеков, как некое око».

Он кончил и двинулся к выходу. Вслед
Мария, сутулясь, и тяжестью лет
согбенная Анна безмолвно глядели.
Он шел, уменьшаясь в значеньи и в теле

для двух этих женщин под сенью колонн.
Почти подгоняем их взглядами, он
 шел молча по этому храму пустому
к белевшему смутно дверному проему.

И поступь была стариковски тверда.
Лишь голос пророчицы сзади когда
раздался, он шаг придержал свой немного:
но там не его окликали, а Бога

пророчица славить уже начала.
И дверь приближалась. Одежд и чела
уж ветер коснулся, и в уши упрямо
врывался шум жизни за стенами храма.

Он шел умирать. И не в уличный гул
он, дверь отворивши руками, шагнул,
 но в глухонемые владения смерти.
Он шел по пространству, лишенному тверди,

он слышал, что время утратило звук.
И образ Младенца с сияньем вокруг
пушистого темени смертной тропою
душа Симеона несла пред собою

как некий светильник, в ту черную тьму,
 в которой дотоле еще никому
дорогу себе озарять не случалось.
Светильник светил, и тропа расширялась.

16 февраля 1972

Иосиф Бродский

 (Это последнее стихотворение, написанное И.БРОДСКИМ на родине, вскоре его выдворят за пределы Советского Союза.).


Подробнее: http://www.pravmir.ru/sretenie-iosif-brodskij/#ixzz2tOzLVklY

***

Сретенские суеверия.

 В православном требнике священнослужителя есть специальный «Чин благословения свеч на Сретение Господне». Кто-то может спросить: чем же отличается обычная церковная свеча от «сретенской»? Только чином освящения, ведь простые церковные свечи, которые продаются в лавках, тоже освященные.



 Для лучшего понимания можно провести аналогию с освящением воды. Так, например, когда в храме служатся водосвятные молебны: вода освящается малым чином, можно сказать – «обычным». Но есть и такое понятие, как освящение воды великим чином, и делается это только единственный раз в году – на праздник Крещения Господня.

 Также и со «сретенскими свечами» – их освящают только раз в год особым чином. Однако это не значит, что «сретенским свечам» следует придавать какое-то магическое или чудодейственное значение – это крайности, конечно. «Сретенские свечи» православные христиане возжигают во время домашней молитвы, как и другие церковные свечи. Ведь любая свеча, если горячо молиться, согревает молитву.

 Церковная свеча – это, прежде всего, ваша жертва Богу. Жертва — это то, что человек отдаёт от своего материального состояния, не получая взамен материальный эквивалент отданному. Например: если в магазине вы отдаёте продавцу некоторую сумму денег и получаете взамен какой-либо товар стоимостью в эту сумму, это не жертва. Фактически вы ничего не отдали, а только обменяли одну форму имущества (деньги) на другую (товар). Если вы купили свечу и сожгли её дома, пользуясь её светом для чтения или просто для освещения, это не жертва.

 Если же вы купили свечу в церкви и поставили её гореть перед какой-либо иконой или святыней — это жертва. Если вы подали милостыню нищему, или опустили деньги в «церковную кружку» на восстановление храма — это жертва.

 Жертва — это дар, выражение нашей любви к тому, кому мы этот дар приносим. И только тогда наша жертва приятна Богу, когда приносится от чистого сердца. Неважно, какова материальная стоимость этой жертвы.

 Когда ребёнок дарит своему отцу на день рождения сделанный своими руками рисунок или поделку, это не менее приятно отцу, чем если ребёнок подарит ему купленный дорогой галстук или крем для бритья на данные мамой деньги.

 Некоторые пытаются вступать с Богом в «коммерческие отношения», например: «Господи! Сделай для меня это и это, и я поставлю тебе в церкви самую толстую свечу! ".
 
 Богу не нужны толстые или тонкие свечи. Богу нужны любящие сердца. Свечи нужны нам, как возможность выражения нашей любви к Богу, как символ нашей горячей молитвы, устремляющейся к Нему подобно пламени свечи, как возможность доказать, что мы способны пожертвовать материальным ради духовного.

 Но иногда мы видим языческое отношение к свечам, к освященной воде.

 Если человек лишен веры в Истинного Бога, то во чтобы он ни верил — он язычник. Родная сестра язычества — магия — есть стремление человека подчинить себе духовный мир. Святыня в магии рассматривается как автоматический аккумулятор благодати, залог успеха, обериг. Магизм начинается там, где всё укладывается в простые правила и беспроблемные советы. Например: «Чтобы успешно шла торговля, нужно посвятить офис», «Отче наш» — сильная молитва, но Иисусова — сильнее», «Если в доме держать освященную вербу, то никакое зло не сможет войти в дом».

http://www.logoslovo.ru/forum/all/topic_6567/

***

От всей души поздравляю всех православных одесситов с праздником Сретения Господня.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



А.Логинов
«Спустя сорок дней после Рождества, празднуется в наших храмах праздник Сретенья, праздник Встречи. Праздник этот как бы полузабытый, ибо часто падает он на рабочий день. А между тем в день этот завершает Церковь «время Рождества», являет нам во всей полноте его и источает чистую и глубокую радость.»

Т.е. вы считаете, что данный «великий» праздник, следующий через 40 дней после дня рождения солнечного бога Митры, забыт заблудшим населением по причине не счастливости календаря?Автор, там где вы беретесь за перо, добавляя свои приписки к православно-христианским догматам, вечная лажа…
Кстати, когда у нас праздник иеродепутата или депутатаинока?
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Сергей Лебедев
Сами-то поняли, что написали?:)
   Ответить    
Zangarmarsh
21 июня 1997 года на кладбище Сан-Микеле в Венеции хоронили Иосифа Бродского.

Первоначально тело поэта планировали похоронить на русской половине кладбища между могилами Стравинского и Дягилева, но это оказалось невозможным, поскольку Бродский не был православным.
   Ответить    
Lozia
Lozia   страна по ip - od 16 февраля 2014, 00:08     +2      
Входит некто православный, говорит: «Теперь я – главный.
У меня в душе Жар-птица и тоска по государю.
Скоро Игорь воротится насладиться Ярославной…»

Это тоже из Иосифа Бродского…

Талантливый поэт, но по своему мировоззрению совсем неправославный.
   Ответить    

Lozia
Lozia   страна по ip - od 16 февраля 2014, 03:57     +5      
Бродский завещал себя похоронить, как иудея -

Пусть время обо мне молчит.
Пускай легко рыдает ветер резкий
и над моей могилою еврейской
младая жизнь настойчиво кричит.
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Сергей Лебедев
И что это меняет?:)
   Ответить    

<img src=/i/fb.gif class=fbico> Сергей Лебедев
Иосиф Бродский написал прекрасные стихи о Сретении.
Именно об этом, а не о его национальности шла речь…
   Ответить    
Lozia
Lozia   страна по ip - od 16 февраля 2014, 06:36     +5      
Стихи  замечательные.  Биографическая неточность — иду по указанной Вами ссылке:

Иосиф Александрович умер в 1996 году. Христианином. (???) Его отпели в католическом соборе, в Нью-Йорке, а похоронили  в его любимой Венеции.

Подробнее: http://www.pravmir.ru/sretenie-i…
   Ответить    

Lozia
Lozia   страна по ip - od 16 февраля 2014, 07:02     +5      
Иосиф Александрович умер некрещеным.
   Ответить    
<img src=/i/fb.gif class=fbico> Сергей Лебедев
И при чем тут это к стихотворению о Сретении?
От того, что он был некрещеным эти стихи стали хуже?
   Ответить    

   Правила

Записи в блогах:





фоззи