artville1

Павел Шандра / 2 апреля, 14:00

Теракт в Крокусе или волк при погонах в овечьей шкуре


В минувшее воскресенье российская диктаторская машина выдала на-горá обвинение в адрес украинской власти и лично председателя СБУ Василия Малюка в организации теракта на территории Московской области в «Крокус Сити Холле».

 

Но сделала это очень нехотя, очевидно, что Кремль пытается выпустить пар и осознает, что версия о причастности Украины настолько сшита белыми нитками, что не в состоянии поджечь массы и заставить их бежать в военкомат.

 

Максимум на что она способна – остудить головы тех, кто выступает за мир с Украиной. А такие в России есть, и их много. Ведь сам Путин, как политик-популист, тонко чувствует там, где рвется, и понимает, насколько непопулярна российская агрессия у значительной части россиян.

 

Уже доказано, что теракт в «Крокусе» совершила ИГИЛ, другое дело, что почерк мало похож на игиловский и не исключено, что после разгрома ИГИЛ стала представлять собой группы детей лейтенанта Шмидта, претендующих на узнаваемый бренд и спекулирующих на нем.

 

Иными словами, без бренда террористической организации ИГИЛ массовое убийство стоит столько-то, а с брендом ИГИЛ – в десятки раз больше. Цинично, но, возможно, правда.

 

Если это так, то неудивительно, почему в «Крокусе» не оказалось охраны, а из участка полиции, находящегося неподалеку, так и не появились полицейские. Выступила ли организатором этого теракта ФСБ, неизвестно, но очевидно, что она закрыла на него глаза и позволила этому теракту случиться.

 

И здесь самое время вернуться к одному из ранних эпизодов из жизни Владимира Путина и восстановить хронологию, которая лишний раз проиллюстрирует, что Путин к власти шел через кровь.

 

Итак, возвращаемся в 1999 год. Напомню, что к этому времени происходила чехарда премьер-министров. За полтора года в кресле премьер-министра РФ успели побывать четыре человека: Виктор Черномырдин, Сергей Кириенко, Евгений Примаков и Сергей Степашин.

 

Кремль лихорадочно искал преемника на фоне приближающихся президентских выборов июня 2000 года. Было понятно, что Ельцин уйдет досрочно в отставку, чтобы будущий кандидат имел преимущества перед конкурентами и стартовал не просто как премьер-министр, а как исполняющий обязанности президента России.

 

Ведь власть в России, как известно, от Бога. И лучше быть кандидатом в статусе молодого царя, чем премьер-министра бюрократа.

 

К началу лета 1999 года в роли преемника рассматривался министр внутренних дел Сергей Степашин. Борис Ельцин, предлагая Степашину должность премьер-министра, предложил ему также сохранить должность министра внутренних дел. До Степашина только Пётр Столыпин в начале ХХ века совмещал обе эти должности.

 

Надо сказать, что у Сергея Степашина к моменту его назначения были очень теплые и доверительные отношения с Борисом Ельциным. А Татьяна Дьяченко, дочь Ельцина, даже приезжала домой к Степашину и его супруге на смотрины будущего преемника.

 

Но Степашин, заняв должность, старался сохранить отношения с Евгением Примаковым и союзником последнего мэром Москвы Юрием Лужковым, с которым они создали избирательный блок «Отечество – Вся Россия».

 

Ельцину внушили, что Степашин ведет двойную игру и не сможет гарантировать безопасность семьи. Надо сказать, что напряжение в отношениях семьи Бориса Ельцина и Примакова возникли на фоне скандала вокруг взяток швейцарской компании «Мабетекс», в которой фигурировали родственники Ельцина.

 

Скандал о коррупции президента раскручивался генеральным прокурором Юрием Скуратовым по заданию Евгения Примакова. Забегая вперед, после неудачных попыток провести отставку Скуратова через Совет Федерации (к тому времени губернаторы ориентировались уже на Евгения Примакова).

 

Администрация Ельцина выкинула в эфир видеозапись, где «человек похожий на генерального прокурора» занимается сексом с проститутками и признается в том, «что у него наконец-то получилось после долгого времени». Данная запись заставила Совет Федерации уволить Скуратова.

 

Ведущую роль в организации слежки за Скуратовым играл директор ФСБ и секретарь Совета безопасности Владимир Путин. Следом за Скуратовым пал и Примаков, который стал злейшим врагом семьи Ельцина.

 

Вышеизложенные перипетии объясняют, почему Ельцин решил уволить Степашина. К слову сказать, против Сергея Степашина и за назначение Путина выступал глава администрации Александр Волошин.

 

Любопытный эпизод описывает в своих мемуарах «Пойти в политику и вернуться» сам Сергей Степашин. Так, 4 августа 1999 года его впервые вызвали в администрацию президента, где Борис Ельцин уговаривал Степашина написать заявление об уходе.

 

После личного разговора Ельцин изменил решение, а Степашин продолжил работу и полетел в командировку в Самару. И тут происходят странные события.

 

Пока Степашин в Самаре, чеченские боевики 7 августа 1999 года вторгаются на территорию Дагестана и быстро захватывают села Чабанмахи и Карамахи.

 

Несмотря на алармистские звонки председателя Госсовета Дагестана Магомедали Магомедова, начальник Генерального штаба РФ Анатолий Квашин докладывал Степашину, что все хорошо и не нужно ни о чем беспокоиться.

 

На следующий день, когда стало очевидно, что ситуация выходит из-под контроля, Степашин летит в Дагестан, где собирает всех силовиков. Приехали из Москвы все, кроме директора ФСБ Владимира Путина.

 

Спустя сутки Ельцин пригласил к себе в Горки Сергея Степашина и предложил написать заявление об отставке. Степашин отказался. Тогда Ельцин попросил его назначить первым вице-премьером Владимира Путина, что Степашин и сделал.

 

Тогда Ельцин сам отправил Степашина, а Владимир Путин стал исполняющим обязанности премьер-министра до 16 августа, когда за него проголосовала Государственная Дума. Анализируя обстановку тех дней, Сергей Степашин приходит к выводу, что российская власть специально позволила боевикам проникнуть на территорию Дагестана.

 

Только дальше свои рассуждения Степашин не развивает. А ведь очевидно, что кандидатура полковника КГБ могла получить широкую поддержку только в экстраординарных обстоятельствах. И такие обстоятельства были созданы, а потом подкрепились меньше чем через месяц взрывами домов на Гурьянова и Каширском шоссе.

 

Таким образом, весь путь Владимира Путина говорит о нем как о беспринципном человеке, который довел аморальность в политике до императива. Массовые и индивидуальные убийства стали эффективными инструментами в его руках. Несложно предположить, что так же цинично, как и 25 лет назад, Владимир Путин использовал теракт в «Крокусе» для своих политических целей.

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя



   Правила

Записи в блогах:




Думська в Viber


Одрекс
Ми використовуємо cookies    Ok    ×