Александр Вельможко / 25 августа 2018, 17:43

Вышиванка как индульгенция


Многие заметили, что в этом году во время построения вышиванковой цепи на Потемкинской лестнице людей было меньше чем в прошлом году. А в прошлом году — было меньше, чем в позапрошлом. Я и сам каждый год прихожу в День Независимости Украины на Потемкинскую лестницу в вышиванке, но в этот раз решил не становиться в цепь людей. И на это были причины.

В 2014 году было горячее время. Враг практически стоял у ворот — сепаратисты и российские войска атаковали на Донбассе, штурмовали Донецкий аэропорт, стремились отжать все больше территории нашей страны, совсем недавно (на тот момент) им не дали 2 мая захватить Одессу. В 2015 году ситуация оставалась напряженной — только-только закончились бои за Дебальцево, линия фронта застыла в позиционном тупике окопной войны, а боевики обстреливали Мариуполь, летом атаковали Марьинку. Поэтому совершенно естественно, что в таких условиях все, кто был в нашем городе за Украину — искали своих, объединялись.

Так что, государственный флаг и вышиванка для многих людей стали символами объединения нации. Так же, как в свое время борьба с Гитлером объединил, казалось бы, непримиримых врагов наподобие Черчилля и Сталина.

Видя человека в вышиванке, мы совершенно однозначно понимали — это свой. А в ситуации, когда враг у ворот, своему можно доверять и можно на многое закрыть глаза.

Именно поэтому, во многом, по инерции, в 2016 году людей на вышиванковом фестивале было больше, чем в 2015-м. А в 2015-м — больше, чем в 2014-м.

Однако, ситуация изменилась. Стало ясно, что Россия раззявила пасть на кусок, который не может проглотить — и не может вести открытую войну на уничтожение Украины, на продолжение захвата территорий. А для гибридной войны и контроля линии фронта нынешних сил армии Украины более чем достаточно. И, наверное, единственное, что сейчас удерживает центральные власти нашей страны от вполне осуществимой возможности раз и навсегда покончить с сепаратистами в одной военной операции — это нежелание неизбежных при этом потерь. Другими словами — не стоит лить украинскую кровь, если можно оставить сепаратистов загнивать в собственном соку, а саму Россию — изнемогать под санкциями. Не стоит исключать и наличие бизнес-интересов у представителей украинской политической «верхушки».

Но вернемся к Одессе. Ряд людей, кто в 2014 году ходил в вышиванках в составе различных общественных организаций и производил впечатление приличных, а также немалое количество вернувшихся с фронта крепких здоровых молодых людей и мужиков занимаются странными вещами. Вместо того, чтобы учить или учиться, работать, развивать свой бизнес — они занялись крышеванием, рэкетом, наездами, борьбой с ветряными мельницами и табличками на лечебных учреждениях, а то и попросту становятся «титушками» оптом и в розницу, отстаивая интересы крупного бизнеса или вконец одичавших застройщиков. То есть, прикрываясь патриотизмом или участием в АТО, по сути ведут антисоциальную или даже откровенно преступную деятельность. И вышиванка для них — это индульгенция, покрывающая все грехи.

И потому здравомыслящие патриоты Украины могут оказаться в двусмысленном положении. С одной стороны, они любят свою страну, уважают ее символы. И испытывают вполне естественное желание надевать вышиванку. А с другой стороны — тогда рядом с ними в точно таких же вышиванках стоят, пафосно положа руку на сердце, те же титушки, рэкетиры, взяточники или мошенники. И с третьей — далеко не все хотят, надевая вышиванку, солидаризоваться с центральными властями, растерявшими за последние годы большую часть кредита доверия.

Есть такая песня у Булата Окуджавы: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке». Если раньше мы брались за руки, чтобы не пропасть перед лицом внешней угрозы, то теперь я часто думаю при виде некоторых людей — а стоит ли пачкать руки?

 


Пост размещён сторонним пользователем нашего сайта. Мнение редакции может не совпадать с мнением пользователя


Записи в блогах: