Публикации блоггера на сайте Думская.net - Леонид Штекель http://dumskaya.net/ Блог Леонид Штекель ru-ru http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss Думская.net info@dumskaya.net info@dumskaya.net :{Заявление главы АП Андрея Богдана и крах независимых СМИ в Украине}: Заявление главы АП Андрея Богдана и крах независимых СМИ в Украине http://dumskaya.net/post/zayavlenie-glavy-ap-andreya-bogdana-i-krah/author/ Заявление главы администрации президента Владимира Зелинского г-на Богдана о журналистах уже вызвало всплеск обсуждения в социальных сетях. К сожалению, большинство постов и статей по этому поводу касаются исключительного внешней стороны проблемы, а суть этого информационного кризиса в Украине остаётся за кадром разговора. На самом деле, мы существуем в условиях, фактической смерти независимых СМИ в Украине, но последствия этого будут гораздо тяжелее, чем это сейчас кажется удачливой Зе команде.

Буквально в двух словах о сути проблемы.

Положение в украинских СМИ никогда не было особенно хорошим, но пока в стране могли работать печатные платные СМИ, ситуация была не катастрофической. Хотя уже в 90-е годы большинство украинских СМИ перестали быть бизнес проектами и перешли в ранг средств политического влияния (СПВ), но все-таки плата за СМИ плюс подписка оставляли редакциям некоторые возможности для бизнес-маневрирования.

Здесь надо остановиться на разъяснении отличия СМИ от СПИ. Средство массовой информации (СМИ) существуют за счёт готовности читателя за них платить. Разумеется, часть бюджета составляет реклама, но редакция зависит, прежде всего, от читателя, готового заплатить за газету или журнал. Соответственно, главная задача СМИ нравится читателю.

Средство политического влияния (СПВ) существуют для того, чтобы реализовать политические проекты своего владельца. Разумеется, и при этом СПВ должно нравится читателю, но делается это не для того, чтобы продать издания, а для того, чтобы прижавшись к своему читателю, в нужный для собственника момент, нанести читателю удар ножом в спину. Ну, разумеется, нож не всегда стальной, а порою картонный, но удар в спину будет обязательно, когда речь идёт о СПВ. Причём, чем больше денег будет вложена в СПВ, тем о более коварном ударе задумался собственник издания.

В 90-е в Украине начался стремительный рост телеканалов и различных СПВ как на общенациональном, так и региональном уровне. Но до первого Майдана ситуация не была полностью катастрофической. Все-таки часть печатных СМИ сохраняли свои функции, не взирая на различные СПВ, а также многочисленные телеканалы.

Самый страшный удар нанес по СМИ интернет. Разумеется, сам по себе интернет может иметь разное значение в разных системах, хотя определённая доля развращенности публики происходит именно благодаря самому факту появления интернета. Но в русскоязычном сегменте интернета в Украине произошло, как это принято говорить в марксизме, «переход количества в качество». С одной стороны, игнорирование авторского права в русскоязычном интернете убивали возможности адекватной продажи как отдельных материалов, так и СМИ целиком. При этом, в отличие от России, рынок русскоязычного сегмента интернета в Украине был относительно узок. Если общенациональные российские СМИ могли хоть как-то пытаться окупить себя в интернете за счёт большой аудитории и рекламы, то в Украине даже на общенациональном уровне это было невозможно для русскоязычного сегмента, и уж, тем более, невозможно для ещё более узкого украиноязычного сегмента.

Некоторые общенациональные интернет издания в Украине пытались выжить за счёт рекламы. Но издания, которые живут исключительно за счёт рекламы очень неустойчивы. Фактически рекламодатель может им диктовать условия. Даже при наличие большого рынка рекламы. А в Украине с этим всегда были проблемы.

Особую специфику в Украине приобрела информационная сфера в связи с развитием телевидения. Если в России при значительно большем рынке рекламы, чем в Украине, были хотя бы периоды, когда ТВ жило по бизнес модели, то в Украине уже с середины 90-х самый выгодный бизнес в стране стала политика. Размер дивидендов в этой сфере далеко превзошел даже сферу нефти и газа. В силу этого, стало гораздо выгоднее использовать ТВ исключительно как СПВ.

В условиях стремительного роста в стране СПВ различных форм (информагентства, ТВ, интернет СМИ, часть печатных СМИ и т.д.), роль печатных СМИ стремительно сокращалась.

При этом дополнительным камнем на шее СМИ становились гранты. Призванные помочь СМИ, они, на самом деле, приводили к прямо противоположному эффекту. Одна из главных причин – этооткровенный леворадикальных характер большинства этих грантов.

Гранты пытались перенести на украинскую почву реалии левой прессы Европы. Причём те реальные механизмы, за счёт которых европейские СМИ выживают, привнести на украинскую, фактически, невозможно. Зато те все левые лозунги, которые в массе своей в Украине не имеют никакого смысла, можно было перенести вполне легко.

Украинские СПВ умело имитировали выполнение европейских требований. Вообще любые формы имитации плотьот плоти в постсовковой системе. На практике это вело к деградации СМИ в целом. Уж лучше бы за образец были выбраны американские СМИ конца XIX века – скандальные, мелочные, но живые, которые пытались отыскать свою бизнес модель. Увы нет. Гранты порождали свою особую цивилизацию – левопропагандистскую имитацию реальной жизни.

И на все это накладывалась неготовность украинского читателя платить за информацию. Особенно в условиях тотального доминирования ТВ и интернет СПВ.

Последний удар по СМИ был нанесен социальными сетями. Они уверенно отобрали у СМИ последние остатки рекламных бюджетов.

Периоды новейшей украинской истории, когда через СМИ проходила нить политического противостояния, давали толчки к жизни независимым СМИ. Последним таким толчком стал Евро Майдан. Однако приход Порошенко окончательно похоронил украинские СМИ.

Главным оружием Порошенко стали гранты. Фактически правительство национализирована систему грантов (о чем в своё время мечтал Янукович, но не сделал). Гранты стали выдавать за прославление действий правительства и Порошенко. Причём европейские СМИ своим авторитетом придали законность этому фактическому уничтожению независимых СМИ в стране.

Трудно себе представить, чтобы американские СМИ приветствовали запрет тех или иных источников информации. А представить себе, что американские СМИ будут торжествовать по поводу запрета одной из социальных сетей, вообще невозможно себе. Трудно отыскать ту меру предательства интересов независимой прессы, которое было совершенно в Украине за годы правления Порошенко со стороны «больших» СМИ (СПЯ). Происходило полное вырождение института свободы слова в СМИ. Естественно при этом стремительно падал удельный размер заработка в СМИ (СПВ), особенно в региональных, и доверие населения к СМИ вцелом, как политическому институту.

В условиях отсутствия гарантии авторских прав в интернете, в условиях сумасшедшей конкуренции СМИ со стороны социальных сетей (в том числе и в сфере дележа рекламного рынка), у украинских независимых СМИ было очень много проблем. Однако годы Порошенко не просто добавили проблем. Они нанесли по независимым СМИ просто смертельный удар.

Очень наглядно это можно увидеть на опыте избирательных кампаний. Недавняя информация КИУ о том, что партия «Слуга народа» дешевле всего заплатила за каждый голос говорит не столько о успехе партии, сколько о полном крахе украинских СМИ и СПВ. Те, кто обратились к ним, понесли сумасшедшие потери и очень мало что выиграли.

Но для новой власти проблема заключается в том, что нормального существования в обществе без СМИ невозможно в принципе. Сегодня волна общего одобрения и недоверия к власти Порошенко позволяет обойтись небольшим количеством коротких месенджей от нового президента и его команды. Но отсутствие нормально работающих СМИ неизбежно приведёт к потери властью обратной связи с обществом, а общество в неведенье будет жить тотальными слухами, которые превратятся в социальных сетях в океан некомпетентности. Демократия без профессиональной прессы невозможна. Как только власть начнёт осуществлять первые реальные шаги, без наличия нормальной площадки для дискуссий, социальные сети обрушатся от воя недовольных. Порошенко задушил украинские СМИ в своих объятиях. И это стоило ему президентского кресла. Зеленский может достигнуть тот же результат своим игнорированием проблем СМИ.

Надо понимать одну вещь. В отличие от США конца девятнадцатого века, у нас пока политика – самыйдоходный бизнес. Отсюда безумное число СПВ. В этих условиях нужны меры по поддержке возрождения независимых СМИ(их сегодня почти нет). Все попытки играть по европейским грантовым правилам в нашей стране приводят к имитации деятельности и коллапсу СМИ. А сами по себе независимые СМИ, увы, у нас уже не возникнут. Время полностью упущено.

PS. Если вам понравилась статья поддержите ее автора 5168742222119400

]]>
Wed, 11 Aug 10 19:44:49 +0300 http://dumskaya.net/post/zayavlenie-glavy-ap-andreya-bogdana-i-krah/author/
:{Что не так с наказами от большого бизнеса будущему парламенту}: Что не так с наказами от большого бизнеса будущему парламенту http://dumskaya.net/post/chto-ne-tak-s-nakazami-ot-bolshogo-biznes/author/ Мне довелось в одном сетевом издании прочитать призывы большого бизнеса новой власти с требованием начать беспощадную войну с теневой экономикой. Мне всегда казалось, что бизнесмены должны обладать умением помнить об ошибках. Оказалось, что нет, желание раздавить конкурентов у них гораздо сильнее здравого смысла. Они готовы начать борьбу за экономический коммунизм («Весь мир насилья мы разрушим, до основания, а затем…»), не понимая, что эта борьба, даже при идеальном для них исходе, очень сильно потом ударит по ним сим. Увы, глупость человеческая не имеет предела.

А ведь такое уже было в нашей недавней истории. В январе 2005 года, только пришедший к власти Виктор Ющенко, заявил о первоочередных задачах своего правления. И тогда у него впервые прозвучала эта идея: борьба с «чёрным» рынком. Характерно, что во время своей избирательной кампании он об этом не говорил. Ведь и избрание Виктора Ющенко, и сам Майдан 2004 года, во многом опирались именно на малый и средний киевский бизнес. И у Ющенко хватало тогда ума не касаться этой острой темы. Точнее, с мозгами у Виктора Андреевича всегда были проблемы, но его окружение старалось избегать этой темы. Но, став президентом, он с радостью сел на своего любимого конька. Именно поэтому я, прочитав тогда его выступление, написал в киевском журнале Политик Нолл, что можно ставить крест на президентстве Виктора Ющенко. Увы, я оказался прав.

Представители крупного бизнеса, которые не могут конкурировать с малым бизнесом, работающим в «чёрной» и «серой» сфере, видят для себя спасение в борьбе государственных органов с «чёрным» рынком. На самом деле, это пиррова победа, так как в результате этой борьбы неизбежно нарастает политическое бессилие бизнеса.

И все потому, что абсолютно неправильно поставлен вопрос. Проблемой страны НЕ ЯВЛЯЕТСЯ «чёрный» рынок. Это следствие. А те, кто воюют со следствием, неизбежно проигрывают в главном.

Почему у нас силён «чёрный» рынок? А потому, что полностью бесправен бизнес. Потому, что чиновник не отвечает за свой произвол. Подавляющее большинство представителей малого бизнеса заинтересованы в чистом белом рынке. Но…

Вопрос о белом рынке может быть поднят только ПОСЛЕ того, как законодательство будет создаваться во имя бизнеса, а не во имя чиновника. Когда существует реальная защита собственности имущества. Когда произвол можно наказать, а чиновник или силовиков несёт прямую финансовую ответственность и за произвол, и за материальные убытки, и за утраченную возможную прибыль.

Категорически нельзя даже объявлять борьбу с чёрным рынком до тех пор, пока бизнес не защищен. Конечно, крупные фирмы, большой бизнес имеет мощное политическое прикрытие. Он может себе позволить либо игнорировать произвол чиновников и силовиков, либо серьёзно он противостоять. Малый и средний бизнес, не связанный с местной властью, абсолютно бессилен. Для него чёрный рынок – единственнаявозможность существования.

Совершенно очевидно, что в наших условиях начало борьбы с «чёрным» рынком означает фактическую ликвидацию экономических реформ. Не нужно никаких иллюзий: если борьба с «чёрным» рынком начинается ДО реформирования налоговой системы, до создания эффективной судебной защиты собственности и имущества, до введения наказания за беспредел силовиков и чиновников и т.д, то это смерть экономике.

PS. Если вам понравилась статья поддержите ее автора 5168742222119400

 

 

]]>
Wed, 11 Aug 10 09:53:18 +0300 http://dumskaya.net/post/chto-ne-tak-s-nakazami-ot-bolshogo-biznes/author/
:{Леонид Штекель: Краткое послесловие к одесским выборам}: Леонид Штекель: Краткое послесловие к одесским выборам http://dumskaya.net/post/leonid-shtekel-kratkoe-posleslovie-k-od/author/ С огромным изумлением читал вчера вечером и сегодня утром одесский Фэйсбук. Основной лозунг: проклятая толпа, кого ты избрала? И второй: набрали всякой швали — фотографы, культуристы и т.д.

И это пишут те же самые люди, которые вчера плакали о «гречке», о покупаемых голосах и т.д. Господа, вы определитесь, вы хотите, чтобы голоса покупались, или вы хотите, чтобы люди самостоятельно голосовали?

На моей памяти это первые выборы за последние 25 лет, когда люди голосовали по собственному разумению. Я имею в виду первые в нашей стране сравнительно свободные выборы в начале 90-х. С тех пор мы просто не знали, что такое выборы, где голоса не покупали.И тут вдруг нам привалило жить при таких выборах, но вой стоит среди одесского патриотического лагеря: СУКИ!

Я понимаю, что вам не нравится выбор людей, хотя на мой взгляд, он ничем не хуже выбора 2014 года. Это как минимум. Избрали непрофессионалов вы хотите сказать? А когда у нас избирали профессионалов во власть? Это что г-н Голубов профессионал? Или может Кивалов? Или Чекита? В нашей Верховной Раде профессионалы отсутствуют как класс. Это у нас хроническое. Я помню, как мы боролись за избрание Авенира Ивановича Уемова депутатом Верховной Рады в 1990 году. Его конкурентом была товарищ Острущенко, единственным достоинством которой был верность КПСС и бешеный антисемитизм. Авенир Иванович был одним из умнейших и честнейших людей Одессы. Ее гордость, а о нем сейчас почти забыли. И одесситы тогда дружно голосовали за товарища Остроущенко, это пустое ничтожество.

С момента начала демократии наши горожане всегда выбирали самый худший вариант из возможных. Дружно, все вместе. А потом также дружно стали продавать свои голоса за какие-то блага. И вот теперь, впервые за очень много лет, я даже думаю, что впервые в истории страны, одесситы голосовал за того, в кого верят.

Радоваться, черт возьми, нужно, а не причитать!

Любопытно, что политические противники партии Зеленского сделали все возможное, чтобы избиратели голосовали столь дружно. Ни одна из политических партий, претендующих на ВР не удосужилась ничего предложить избирателям. За исключением Порошенко, который подобрал всех бывших совков с украинским уклоном, вытягивающихся во фрунт при лозунге: «Армия, мова, вера». Их не интересует, что это типично путинский лозунг в жовто-блакитном цвете, что это чистый совок во всем великолепии Главного политического управления Советской Армии. Ребята, кто вам доктор?

Но ведь и остальные партии напоминали безумца, что мчится в пропасть на полной скорости, а свернуть не хочет. Я, кстати, надеялся, что Вакарчук за свою политическую глупость будет наказан и не пройдет пяти процентов. Но ошибся. Хотя, когда я его слушаю, у меня возникает ощущение, что он так и не понял, что политика — не рок-н-ролл.

И аналогичные ощущения возникают при обсуждении будущих, почти стопроцентно внеочередных местных выборах. Одни пишут комплименты другим, а другие -- комплименты первым. Они уже делят места в Горсовета. Дамы и господа, вы полностью повторяете ошибки политических партий на этих парламентских выборах. Стопроцентно.

Никто не ждет, что вы, наконец-то, придете в Горсовет. И избиратели вовсе не готовы за вас голосовать. Вам не просто надо доказывать, что вы имеете право туда прийти, вам это будет труднее сделать, чем тем, кто сыграет в эту игру в первый раз.

Только если вы сумеете объединиться, выдвинете реальную программу, которая будет услышана одесситами, только в этом случае, у вас будет маленький шанс на успех. При этом против вас будут, вероятно, все одесские СМИ, так как они принадлежат различным олигархическим группам и существует именно для таких выборов. Возможно нашему демократическому лагерю придется пойти на союз с кем-то из олигархов, возможно, на союз с какой-то партией, имеющей реальные шансы пройти. Политика — это профессия, здесь нельзя действовать наобум.

И еще одна черезвычайно серьезная проблема. Наш демократический лагерь по своей сути – убежденныйкоммунист. Бизнес, чаще всего, его враг, в лучшем случае – онего не трогает. Это вовсе не значит, что наш бизнес на самом деле милый и розовый мишка из детства. Нет. Но благодаря именно ему живет город и об этом забывать нельзя. И, кстати, я не думаю, что коммунистическая стратегия может иметь поддержку в Одессе.

И последнее. Я уже писал об этом. Выборы совершенно четко показали полный провал партии мэра. Стопроцентный провал -- они в Одессе не получили даже пяти процентов. Но это вовсе не означает, что благодарные избиратели внесут в Горсовет на руках нашу демократическую оппозицию. Плодами вашей деятельности воспользуются, скорее всего, другие.

Кратко повторяю свое мнение.

Первое. Программа. Ее нет и пока не предвидится.

Второе. Объединение. И это при том, что каждая группа ненавидит другую больше, чем Геннадия Труханова.

Третье. Слушать не себя, а людей.

И опять добавляю четвертое, хотя в который раз понимаю, что бесполезно: в Одессе в основном говорят по-русски. Те политики, которые хотят учить избирателя, как им надо жить, в демократической стране в парламент не попадают.

PS. Если вам понравилась статья поддержите ее автора 5168742222119400

 

]]>
Tue, 10 Aug 10 20:19:46 +0300 http://dumskaya.net/post/leonid-shtekel-kratkoe-posleslovie-k-od/author/
:{Иранский узел в противостоянии Трампа и Европы}: Иранский узел в противостоянии Трампа и Европы http://dumskaya.net/post/iranskiy-uzel-v-protivostoyanii-trampa-i/author/ После моего короткого поста в ФБ по поводу трусости европейской политиков в сфере противостояния экспансии Ирана, я прочитал комментарии к посту и решил написать гораздо более подробный текст.

На мой взгляд, в Украине отсутствует независимая международная журналистика. Мы имеем либо: кальку левых европейских СМИ, где здравый смысл и логика уже давно не присутствуют, либо перепевы проимперских российских СМИ, для которых все, что плохо для условного Запада – есть мировое благо. На самом деле, ситуация гораздо многогранное. О европейских левых интеллектуалах мы поговорим ниже, что же касается проимперских российских СМИ, то разбор их позиции – тема отдельного разговора.

Когда мы говорим о Западной цивилизации, то имеем в виду несколько основных тезисов: неприкосновенность и незыблемость частной собственности, не нарушение естественных прав гражданина, личной ответственности избирателя за свой политический выбор, готовность правительства защищать интересы своего избирателя любым путем, в том числе применением военной силы и многое другое.

Практически все эти постулаты западной цивилизации сегодня берутся левыми интеллектуалами под вопрос, и осуществляются все возможные меры, чтобы демонтировать западную цивилизацию, отменить традиционные европейских ценности и государственную структуру.

Надо признать, что западную цивилизация действительно сотрясают чудовищные кризисы аутентичности, начиная с конца XIX века. Первая и Вторая мировые войны потрясли до основания здание западной цивилизации. Но полностью снести ее с лица Земли они тогда не смогли. Благодаря США.

Надо чётко понимать один из главнейших мессенджей современной политики: для левого истеблишмента и Европы, и Америки главная " историческая" задача — делигетимизация сильной власти, готовой дать, в том числе, вооруженный отпор нарушениям прав собственности и естественных прав. Другим объектом не объявленной войны левого истеблишмента против Западной цивилизации является классический здравый смысл. НО это отдельный разговор.

Слова об не объявленной войне вовсе не являются каким-то преувеличением. Это сверх задача левых писателей, кино деятелей, преподавателей, учёных и, разумеется, политиков и общественных активистов. Компания тотальной Лжи здесь, во истину, не имеет границ. Например, сверх задача британских режиссеров и сценаристов снимать фильмы, в которых Британская империя будет представлена в максимально ничтожном виде. Термин «Старая добрая Англия» для них ругательство. В результате: 99 процентов того, что снимается и пишется об этом времени, представляет собой прямую клевету на Британскую империю. При этом декларируется, что все это делается во имя свободы самовыражения. Однако если кто-то захочет во имя свободы самовыражения снять фильм о реальном положении дел в Британской империи, то его сценарий зарубят ещё на предварительном этапе, а если вдруг ему удастся найти деньги и снять свой фильм, он не будет взят ни на один фестиваль, на него сразу обрушится вся пресса, причём те, кто принимал участие в этом проекте, еще долго не смогут найти работу. Левый истеблишмент осень чётко контролирует свою власть.

Казалось бы, причём это все к событиям вокруг Ирана? На самом деле все напрямую связано. Но прежде, чем перейти к этой теме, надо несколько слов сказать про новейшую иранскую историю.

С момента своего возникновения режим религиозных деятелей в Иране носил экспансионистской характер. Далеко не случайно, что с момента укрепления личной власти Хомейни, режим декларировал своими врагами США и СССР. По отношению к США позиция режима средневековой теократической деспотии, вроде бы, вполне понятна. Но почему СССР? Дело в том, что в Иране была апробирована новая философом ислама – «красный» ислам. Идея заключалась в совмещении ислама с практикой коммунистической экспансии. Иран, практически, официально взял на вооружение лозунг экспорта исламской революции по образцу и подобию СССР. Причём взят был не только сам лозунг, но и те механизмы, которые были созданы в СССР. Одним из важнейших таких механизмов стал КСИР — корпус стражей исламской революции, созданный по образцам ЧОНа и ГПУ.

Иран в своё время активно использовал и многие другие методы СССР, в частности, во время войны с Хусейном, теократическое лидеры, как Сталин в годы Второй мировой, бросали многотысячные цепи слабо вооружённых ополченцев на хорошо вооруженные войска иракского тирана. К несчастью, Иран таким путем сумел остановить Хусейна. С этого момента, кровавая экспансия становится главной идеологией теократической деспотии Ирана.

Ненависть к СССР объяснялась тем, что Иран и СССР конфликтовали за одних и тех же арабских боевиков. Только СССР и Китай использовали светскую идеологию, а Иран — исламскую.

В годы Перестройки, когда СССР, практически, прекратил финансирование арабских террористов, они все постепенно перешли под крышу Ирана.

С 90-х годов прошлого века Иран взял курс на создание атомного оружия. Надо сказать, что в массовом сознании активно муссируется лозунг об «опасном оружии». Я же абсолютно согласен с теми, кто говорит, что «нет опасного оружия, а есть опасные люди». Эти слова принадлежат не мне, а знаменитому фантасту Роберту Энсону Хайнлайну. Получения атомного оружия Ираном это не просто опасная перспектива. Как и Китай при Мао Цзэдуне, Иран никогда не рассматривал атомное оружие как оружие сдерживания. Даже по сравнению со своими партнёрами в Северной Кореи, а тем более с генералами из исламского Пакистана, Иран во много раз радикальнее и безрассуднее – видит в атомном оружие одно из средств экспансии. ТО есть порог применения его для Ирана очень низок.

Надо сказать, что внутренняя политика Ирана очень сильно сегодня напоминает СССР эпохи застоя. Иранское общество безумно устало от теократического насилия и нищеты. Ведь режим тратит безумные средства на вооружение и финансирование «исламских революционеров» по всему миру, а экономическая ситуация внутри страны крайне напряженная. Однако внутреннее положение в Иране гораздо устойчивее, чем в СССР. Это вызвано вовсе не разумной политикой теократической элиты, а связано со спецификой теократического режима. Давайте представим себе, что в СССР, эпохи «застоя», КГБ и ЦК КПСС могли бы позволить свободно иметь собственность и богатство своим членам? Насколько устойчивее был бы режим, насколько сложно было бы его сдвинуть с места.

То есть КСИР и аятоллы могут себе позволить с одной стороны власть, насилие и гигантский аппарат, а с другой – получать реальное богатство в зависимости от статуса в теократической иерархии. Это именно то, к чему пытаются прийти путинские силовики. Или живая реализации фантазии «Москва 2042» Владимира Войновича.

Иранский режим только тогда отступает назад, когда очень сильно получает по зубам. Собственно говоря, за последние 40 лет только когда президент Буш нанес удар по Ирак, Иран притих. И приостановил свою атомную программу.

Но годы правления президента Обамы оказались идеальными для стремительного расширения сферы иранского экспансионизма.

Во-первых, при полном попустительстве администрации Обамы, Иран почти официально получил контроль над наиболее сильными политическими группами в Ираке. Фактически при Обаме Ирак стал полу колонией Ирана.

Во-вторых, используя полученный от Обамы выкуп за нескольких пленников (администрация Обамы долго не признавалась, что вместе с Атомной сделкой она заплатила многомиллиардный выкуп иранцам, но потом пришлось в этом признаться). Кроме того, Обамы отдал иранцам средства Шаха Ирана, которые были заморожены в банках США. Фактически, именно Обама профинансировал участие Ирана и Хезболлы в войне в Сирии.

При этом европейские политики больше всего опасаются не стратегических последствий иранской экспансии, а тактических экстремальных ситуаций. Европейцев волнуют события сегодняшнего дня. То, что будет через пять лет – им совершенно все равно.

Надо сказать, что Иран, как и СССР в своё время, никогда не выполнял своих обязательств. Например, по данным немецкой разведки, Иран продолжает тайно закупать через подставные фирмы материалы для атомной программы. И, разумеется, для ракетной. Кроме того, Иран продолжает готовить теракты против своих оппозиционеров, проживающих за рубежом. Только недавно иранцы были пойманы за руку при попытке организовать убийства в Париже. Агенты в этот раз были пойманы и высланы (те, кто не имел дипломатического прикрытия). Однако это событие, практически, не было замечено левой европейской прессой. Особенно забавно это смотрится на фоне многомесячного крика европейских и американских СМИ по поводу убийства саудовской разведкой одного противника режима, который кстати, любил публично восхвалять отрубленные головы европейцев, которых казнили боевики ИГИЛ. Пресса молчит об Иране и громко кричит о Саудовской Аравии. Причина одна: Саудовская Аравия друг США.

Было забавно читать комментарии Немецкой волны, когда США обвинили Иран в подрыве танкеров и привели данные съёмок. Немецкая волна требовала ещё фактов, она считала, что приведённых материалов недостаточно. И это притом, что уже на протяжении ряда лет иранские катера КСИР постоянно нападают на различные суда. Можно вспомнить захват британского военного корабля и американского катера. Нет никаких сомнений, что даже если бы США привели ещё фактов, Немецкой волне и этого было бы мало. Не желающий слышать, не слышит никогда.

С одной стороны — левые СММ для которых США, опирающаяся на традиции Запада – враг во много раз более опасный, чем Иран. Логика этих журналистов очень проста. Они считают иранцев идиотами, которые ничего сделать не смогут, а вот республиканцы у власти способны остановить продвижение левых идей и торжества «мировой справедливости».

Для украинского обывателя мир Запада всегда представляется в виде некоей единой общности. Это от невежества. Для западных левых ни один убийца в мире, ни один тиран и диктатор не стоит и кусочка Трампа. Именно Трамп является всеобъемлющим мировым Злом вселенского масштаба. Тысячи казнённых людей в какой-нибудь азиатской или другой стране, не стоит и миллионной доли пасквиля против Трампа. Главное – победа великой левой идеи «равенства и справедливости». И «будь проклят мир капитала и эксплуатации».

Трусость европейских политиков идеально подходит левым СМИ. Можно вспомнить недавний юбилей Маргарет Тэтчер и ту бурю проклятий, которых на неё обрушил левый истеблишмент. Одно из главных обвинений — Фолклендская война. Тэтчер, по мнению леваков, имела наглость на попытку аргентинских военных захватить остров, ответить силой. И мало того, она сумела не просто ответить, а сравнительно легко выиграть эту войну. С точки зрения левого истеблишмента нет худшего врага рода человеческого, чем Маргарет Тэтчер. Куда там бедному душечке Сталину, который, «бедняга, просто заблуждался».

 Именно в этом трагедия европейской власти – те, кто способен что-либо сделать, являются главными врагами левого истеблишмента и СМИ.

Надо чётко понимать, что если Иран не получит реальный отпор, то он очень скоро получит в руки атомное оружие. Заодно Иран постарается начать очередную войну на Ближнем Востоке, будучи, с одной стороны, убеждённым в трусости и неспособности европейских политиков дать ему отпор, а с другой – в поддержке левых СМИ, готовых закрывать на это глаза во имя идеи справедливости и борьбы с США. В мире, с их точки зрения, нет худшего врага, чем США.

Если бы в США пришёл вместо Трампа человек типа Обамы к власти, то мы бы уже могли стать свидетелями войны. Но удар по Сирии Трампом в ответ на применение химического оружия, сдерживает Иран. Он понимает, что Трамп не Обама, и может ответить. Даже не взирая на то, что палата представителей, которую контролируют демократы, готова на все, чтобы помешать Трампу.

Вообще демократы находятся сейчас в очень сложном положении, в которое, если говорить откровенно, они сами загнали себя. Во время противостояния с Трампом руководство Демпартии дало возможность активной карьере Сандерса. Барни Сандерс человек левых, точнее почти коммунистических убеждений. Если Обаму называли коммунистом лишь в полемическом задоре, он, конечно, очень левый, но все-таки, либерал, а не коммунист. То Барни Сандерс настоящий коммунист. Но руководство Демпартии не слишком это пугало, они рассчитывали, что при выдвижении смогут его заблокировать. Однако правление Обамы с его левой риторикой и безмозглым правлением, плюс попустительстве левому популизму Барни Сандерса на этом витке существования Демпартии привели к абсолютно новой ситуации. Демпартия США активно левеет. Опросы показывают стремительный рост роли коммунистической идеологии среди молодёжи. В этом нет ничего удивительного – большинство американских университетов не просто левые. Думается лекторы ЦК КПСС нашли бы там более прокоммунистическую аудиторию, чем в СССР эпохи «застоя». Очень характерен последний скандал в Палате представителей. Четверо главных левых демагогов демократов, так называемый «Отряд», который состоит из выходцев из мусульманских стран или из мусульманских семей, переехавших в США. Эти женщины политики пришли в Конгресс на волне чисто популистских обещаний (они обещали своим избирателям отчисления из бюджета на различные цели), что вообще не характерно для США, где всегда в чести было не мешать бизнесу. Но для левых – это вполне нормально.

Так вот эти левые дамы популисты крайне активны в различных громких заявлениях. Они любят обвинять США в преступлениях, в заговоре против всего мира и т.д. Демократы никак не могут их утихомирить. Им очевидна вся лживость заявлений этих женщин популистов, но критиковать левые убеждения демократы бояться. Идеология Демпартии и так уже полевела настолько, что для профессионалов очевидно, что давно пора остановиться. Но как – руководство партии не знает. Начиная с 60-х годов Демпартия опирается на все более и более маргинальных избирателей. И остановить эту лавину она не в силах. И нынешний конфликт возник именно на этой почве. Руководство Демпарии в Палате представителей решила не идти на поводу у «Отряда», члены которого, вероятно требовали для себя постов в партийной иерархии. И президент Трамп выступил в защиту руководства Демпартии в Конгрессе. Но эти самые политики Демпартии так испугались обвинений в союзе с Трампом, что отступили перед «Отрядом».

На сегодняшний день Демпартия стоит перед угрозой превратится в новую версию компартии США. Сумеют ли здравые люди в этой партии остановить эту тенденцию? Ведь точно тот же процесс проходит сейчас у Лейбористов в Англии.

А пока для демократов в Конгрессе победа Ирана в этой войне нервов во сто крат лучше, чем поражение. Они надеются таким образом унизить Трампа и облегчить победу на выборах.

Одно пока выручает. Когда подобная политика проводилась в Европе с Гитлером, он был умным и хорошо организованным врагом. Любое поражение демократии он использовал на сто пятьдесят процентов. Иранские теократы гораздо глупее его. Но зато они всегда готовы идти ва банк. Так что исход этих событий мало понятен.

И из последних данных. Европейские лидеры попросили Иран не доводить ситуацию до конфликта. Трудно отыскать более безударный ответ на действия Ирана.

PS. Если вам понравилась статья поддержите ее автора 5168742222119400

]]>
Tue, 10 Aug 10 18:00:09 +0300 http://dumskaya.net/post/iranskiy-uzel-v-protivostoyanii-trampa-i/author/
:{Первые итоги выборов в Одессе}: Первые итоги выборов в Одессе http://dumskaya.net/post/pervye-itogi-vyborov-v-odesse/author/ Подсчет голосов на данный момент ещё продолжается, но кое какие выводы уже можно сделать.

Первое, что необходимо отметить: все малые демократические партии, как я и предполагал, оказались в полном пролёте. Главная «новинка» прошлой каденции ВР – партия «Самопомощь» потеряла все свои голоса. Лично для меня это было очевидно, практически, сразу после того, когда партия «Самопомощь» была использована Порошенко для того, чтобы организовать атаку на Зеленского (при фактическом согласии главы партии на это). И хотя, в конце концов, непосредственно те люди, которые пытались нанести удар по Зеленскому, пошли по списку Порошенко, судьба партии была решена.

На самом деле, по итогам президентских выборов лидерам политических партий («Громадянськой позиции», «Самопомощи», РНС, Демальянсу, «Сокири») нужно было понимать, что их электорат либо уйдёт к «Слуге Народа», либо к Порошенко. Начатая война за «закон о мове» неизбежно делила избирателей. Малые партии могли рассчитывать на реальное участие в выборах только если бы они объединились и предложили свою повестку дня. В условиях, когда ни СН, ни Порошенко ничего конкретного не предлагали, кроме ряда популистских шагов, у них были грандиозный простор для маневра. Этого не произошло.

Фактически вместо избирательной кампании мы имели два месяца противостояние ВР под крышей Порошенко и Парубия, и президента Зеленского. Для них всех это противостояние оказалось крайне полезным.

Зеленский смог отчётливо показать своим избирателям, что эти «козлы» не дают ему работать. Стараниями Парубия, никаких вопросов к президенту и его команде не возникло: вся деструктивная деятельность парламента отчётливо показала, что его надо любой ценой скорее убирать и, я думаю, это серьёзно мотивировано избирателей Зеленского прийти и проголосовать.

Для патриотического избирателя Парубий зарекомендовал себя убежденным борцом против «клоуна», которому он не даёт спуску. Могли ли быть сомнения, что именно Порошенко соберёт почти все голоса патриотического избирателя (кроме, разумеется, Свободы и Ляшка — у них своя игра). Я, честно говоря, считал, что «Голос» все-таки не пройдёт, но ошибся. Но у меня большие сомнения в судьбе этого проекта. Вакарчук не только не политик, есть ощущение, что он и учится не хочет. Дай то Бог, чтобы я ошибался.

Ещё одной моей ошибкой является переоценка партии мэров. Я был уверен, что они сумеют пройти в ВР. Но ошибся. Что характерно, в Одессе они набрали голосов меньше всех реальных участников игры, даже меньше Шария. Оказалось, что одесский избиратель Геннадию Труханову не верит, а все эти огромные показатели доверия опираются лишь на отсутствие альтернативы. Сейчас совершенно очевидно, что партия Слуга Народа имеет твердые шансы провести своего мэра на внеочередных местных выборах, которые ожидаются уже в этом году. Учитывая расклад будущего ВР, я думаю резолюция о внеочередных местных выборах пройдёт в новом ВР на ура.

А теперь перед нами встают новые вопросы. 

Во-первых, кого «Слуга Народа» может выдвинуть на мэра Одессы?

Во-вторых, что будет делать демократическая оппозиция в нашем городе?

По первому вопросу у меня нет ни ответа, ни мнения. Что касается второго вопроса, то, совершенно очевидно: единственный маленький шанс у сегодняшней оппозиции Геннадию Труханову — это полное объединение всех групп, праймериз, создание некоего единого фронта действий. Все остальные варианты — гарантированный проигрыш.

Очевидно, что сейчас начнётся борьба за бренд «Слуга Народа». У меня нет ощущения, что возможен некий союз между сегодняшней разношерстной оппозицией Геннадию Труханову и партией «Слуга Народа». Скорее это будут новые бизнесмены. Так что расчёт может вестись только на свои силы.

Мне думается, что в данных условиях имело бы смысл на знамя перемен вывесить требования возврата в Одессе районных советов, которые были в своё время уничтожены Эдуардом Гурвицем. Для оппозиции они могут стать эффективной трибуной.

И самое главное. Совершенно очевидно, что партии «Слуга Народа» абсолютно не нужна избирательная кампания. Точно так же и партии «Доверяй делам» в её новой реинкарнации. Кстати, я не удивлюсь, если до местных выборов произойдёт изменение, и «Доверяй делам» войдёт в союз с Медведчуком. Но в любом случае, им также не нужна избирательная кампания.

Совершенно иначе выглядит положение оппозиции. Им нужна некая платформа действий и планов. Нельзя строить кампанию на запрете застройки Летнего театра. Или аналогичных лозунгов. Здесь нужна полноценная программа. Только в этом случае у оппозиции есть некоторые призрачные шансы. В варианте просто критики Геннадия Труханова у оппозиции нет ни одного шанса. И, кстати, если оппозиция хочет, чтобы её слышали, она должна говорить с избирателей на русском языке.

Правда у меня очень сильные сомнения, что оппозиция к этому готова. Тогда все её потуги дискредитировать Геннадия Труханову будут приватизированы и использованы партией «Слуга Народа».

Ждем полных итогов выборов.

PS. Если вам понравилась статья поддержите ее автора 5168742222119400

]]>
Tue, 10 Aug 10 15:58:57 +0300 http://dumskaya.net/post/pervye-itogi-vyborov-v-odesse/author/
:{Несколько слов о львовском трагифарсе}: Несколько слов о львовском трагифарсе http://dumskaya.net/post/neskolko-slov-o-lvovskom-tragifarse/author/ Честно говоря, я не хотел бы об этом писать. Особенно после покушения на Олега. В очередной раз я буду ругаться со своими майдановскими знакомыми, и это при том, что и без этого львовского трагифарса на душе тошно. Уже давно ясно, что Порошенко стал новым изданием Януковича, и у меня есть большие сомнения, что его удастся убрать – он вцепился во власть всеми когтями – достаточно посмотреть на список новой ЦВК (ЦИК). И все-таки я не могу молчать, а прочитав статью об этом львовском трагифарсе в «Новой газете», я чувствую, что слишком многие просто не понимают происходящего.

Итак, Львовский облсовет, говорят — с подачи Фарион, принял знаменитый документ о запрете русскоязычного культурного продукта в Львовской области. Я назвал это событие трагифарсом, но для того, чтобы оценить его по-настоящему, я бы скорее сравнил этот нормативный акт со средневековой мистерией. Потому что действо, которое открыл Львовский облсовет, проходит одновременно на нескольких площадках — и на земле, и в небесах, и в Царстве Люцифера, и у ворот Рая.

Одна такая площадка была создана Игорем Розовым в Фэйсбуке. И там, в очередной раз, вспомнили события 2014 года и громкие заявления львовских интеллектуалов о поддержке русского языка. И, разумеется, сейчас эти воспоминания вызывают весьма крепкие высказывания в адрес этих самых львовских интеллектуалов. Я, кстати, сам постоянно привожу даже боле ранее высказывание знаменитого историка Грицака из Львовского католического университета на эту же тему.

И здесь мне придется выступить в их поддержку. Львовских интеллектуалов, разумеется. Почему в 2014 году львовская элита заговорила о русском языке? И, кстати, и раньше говорила, до Майдана. Потому что ожидала, что русскоязычная община Украины после Майдана осознает себя как реальная политическая сила. Львовская элита прекрасно понимала — тогда, в 2014-ом,  что лучший вариант политического противостояния – переговоры. Напомню, в это же время ряд общеукраинских мероприятий сознательно был переведен в Одессу зарубежными донорами. В частности, именно у нас, а не в Киеве, летом 2014 года прошла очень важная дискуссия Фонда Наумана по итогам Первой мировой войны.

Но за последние четыре года русскоязычная община Украина отчетливо доказала, что как политическая сила она — пустое место – пустышка. Никакой внятной программы, никаких политических объединений. Не появилось даже намеков на новых общественно-политических лидеров русскоязычной общины. При этом совершенно очевидно, что в основной массе русскоязычные избиратели закроют глаза на любые фальсификации, будут по-прежнему точно исполнять волю начальства, и в очередной раз позволят нашему мелкотравчатому тирану Порошенко переизбраться. Тому самому, который этих русскоязычных избирателей вообще в упор не видит. Честь и гордость рядом с основной массой русскоязычных избирателей даже рядом не стоит.

Теперь вопрос: если русскоязычный гражданин Украины себя презирает, почему украинские интеллектуалы должны с ним считаться?

А теперь перейдем на другую сценическую площадку. Здесь разыгрывается другая драма. В этой пьесе собрались украиноязычные граждане нашей страны — те, что вышли в свое время на Майдан, те, кто поверили в Революции Гидности (Чести). Ну не идиоты же они? Ни одна из целей Майдана не реализована. Ни одна! О чести просто стыдно вспоминать. А ведь большинство этих людей в той или иной степени имеют свой бизнес. Им не нужно объяснять, что у нас в стране — все плохо. Любой бизнесмен это очень хорошо знает. Даже тот, кто сумел найти в этом бедламе свою нишу. Как все были бесправными холопами, так и остались. Причем, если у Януковича хоть за деньги можно было попытаться добиться справедливости, то сейчас, даже, за деньги это сделать сложно.

В этой ситуации есть один выход: объявить людям, что, хотя они сидят в заднице, они — самые лучшие. В России Путин для этой глубинной мысли избрал Великую войну между Освенцимом и Колымой (это когда Колыма победила). В Украине для этого избрана тема украинского языка. Нечем гордиться? Идем ко дну? Царство коррупции? Зато: «Слава Україні! ».

Порошенко, конечно, умница. Вера, Армия, Мова! Ни одного лозунга из 2014 года, когда он пришел к власти. Забыть, закатать в асфальт все те наивные обещания весны 2014 года! ..

Мы превратились в страну воинствующего комплекса неполноценности. Традицию придумал Ющенко, превратив Голодомор в символ украинской веры. Но куда Ющенко до Порошенко?! У Порошенко есть голова на плечах. Там, где Ющенко каждый раз влезал в дерьмо, Порошенко идет во всем белом. Во всяком случае, внешне. Сделав «Мову» символом своей избирательной кампании, Порошенко прекрасно понимает: те, у кого есть мозги, просто покинут страну – им противно. А те из украиноязычных, кто не уедет, отчаянно страдает комплексом неполноценности. И лучшего лекарства, чем гордость своим украинством, придумать трудно.

А вот на третьей площадке мы разыграем драму из недалекого будущего: к чему это все приведет? Некие наивные люди, когда впервые появились законодательные нормы о квотах на украиноязычное вещание, твердили, что это есть благо для украинской культуры. В истории ХХ века есть примеры систематических запретов — ради строительства новой культуры. Так они декларировали свои цели.  Первый опыт был сделан в СССР — после октябрьского переворота. Была запрещена «старая» культура, буржуазная и монархическая. Получилась очень интересная реакция. Сначала в культуру пришло огромное количество новых людей. Правда, индивидуальный уровень снизился, но была масса талантливой молодежи, подающей надежды. И сначала казалось, что ничего страшного в этих запретах нет. Убрали кучку самых одиозных, зато допустили в культуру массу молодежи. Но потом оказалось, что система запретов не может остановиться на достигнутом. Никогда не останавливается.Убрав старшее поколение – уничтожили традицию. Введя системы запретов – создали четкие границы для «нужной» культуры. В результате – культура вообще была уничтожена. Лишь к концу 50-х начинает вырастать новая советская культура, во многом извращенная запретами.Второй опыт – нацистская Германия. И там, во многом, повторилась ситуация СССР. Большая группа литераторов и творческих работников встретила на ура приход нацистов. Там тоже было общее согласие, что с кризисом культуры надо бороться запретами. Люди культуры приветствовали запреты, правда, в отличие от СССР, в этой среде были и сомнения, в том числе, заявленные публично. Но итог оказался тот же – полное вырождение культуры.В истории не существует примеров, когда запрет тех или иных явлений культуры приносит благо для нее в целом. Итог всегда один – вырождение.Но у этой истории есть и еще одно измерение. Запреты в культуре ВСЕГДА ведут к узурпации власти. Вся нынешняя борьба с русским языком в Украине – это чистый и откровенный «совок». Но нужно прекрасно понимать: «совковые» методы пригодны для Путина. Для независимой Украины – это смерть.

]]>
Fri, 21 May 10 14:30:59 +0300 http://dumskaya.net/post/neskolko-slov-o-lvovskom-tragifarse/author/
:{По поводу сегодняшней акции на Ланжероне}: По поводу сегодняшней акции на Ланжероне http://dumskaya.net/post/po-povodu-segodnyashney-aktcii-na-lanzherone/author/ Зимой 2014-2015 года мы пытались остановить Кисловского. Я не буду оценивать те наши действия. Но тогда, на фон сохранившихся еще воспоминаниях о Майдане, многие понимали, зачем и почему мы это делаем. Однако я хорошо помню, как и в 2015, так и в 2016 мне на Трассе здоровья в спину, а то и в лицо кричали, что мы идиоты, которые мешают «замечательному Кисловскому» строить «прекрасную набережную». Это кричали не платные холуи Кисловского, а обычные люди.

Сегодня, когда я уходил с акции, я не услышал НИ ОДНОГО одобрительного отзыва об акции от обычных людей. Которые, в солнечный день, пришли на пляж. И дело не только в индифферентности одесситов, хотя, конечно, это реальная и очень серьезная проблема. Дело еще в тотальном недоверии. Когда «Думская» пишет, что вся эта акция проводится, чтобы «стрясти» деньги с Кисловского, то, увы, подавляющее большинство одесситов, поверит «Думской», а не участникам акции.

И вот тут я хочу выступить в защиту одесситов. Акция ведь делается не для самой акции, а для горожан. Акция должна убедить, прежде всего, их в целесообразности самой акции. А вот именно в этом направлении, на мой взгляд, работа проделана явно недостаточная.

Нужны листовки, объясняющие смысл акции. Причем надо понимать, что ссылки на «незаконность постройки» не проходят в Одессе. Одесситам плевать на эту незаконность. У нас сейчас все незаконное – и хорошее, и плохое.

Простой пример. Известна история с обвинением Аль Капоне в неуплате налогов, а не в нарушении Сухого закона. Есть замечательный фильм об этом деле, где показана трагическая борьба мужественных следователей, которые в итоге БЫЛИ ВЫНУЖДЕНЫ обвинять Аль Капоне в налоговых преступлениях, так как банда Аль Капоне убила свидетелей по делу о Сухом Законе. На самом деле, все было не так. Подавляющее большинство американских граждан к этому времени ненавидели Сухой закон. И нет никаких сомнений, что присяжные, безо всякой оплаты со стороны Аль Капоне, не стали бы признавать его виновным за нарушение этого закона – они сами не считали этот закон легитимным. А вот не уплата налогов, в глазах нормального американца, в том чисел и присяжного – есть реальное преступление. Поэтому выбор обвинения и был таков: было решено, что если будет указано нарушение Сухого закона, то велика вероятность, что присяжные не признают Аль Капоне виновным. Было выбрано обвинение в нарушение налогового законодательства. Те, кто его охраняют закон в Америке, обязаны учитывать мнение избирателя и присяжного.

Так и нашим активистам, надо учитывать мнение одесситов.

Мы должны напомнить, что Кисловский и не думал отдавать эту набережную одесситам. Что он втихую, попытался присвоить ее через суд. И если бы не активисты, то рано или поздно ему это удалось бы. Надо напоминать, что набережная ему нужна, чтобы повысить ранг своей гостиницы. Людям надо напоминать, что они могут приходить на эту набережную, только потому, что активисты отстаивали ИХ права.

Людям надо напоминать, что бюджет Одессы не получил от Кисловского не копейки. Он хочет строить – пусть платит за это в бюджет города по рыночным ценам.

Я призываю организаторов акции, создавать на подобных мероприятиях передвижной пресс-центр. Брать с собой микрофон и усилитель и разъяснять людям, для чего делается та или иная акция. Раздавать листовки с пресс-релизом. Должны быть выделены два-три спикера от организаторов акции, которые больше ничем не должны заниматься, а говорить с людьми и журналистами. Объяснять, спорить, доказывать.

Я уверен, это не менее важно, чем сама «движуха» акции.

]]>
Fri, 21 May 10 10:45:08 +0300 http://dumskaya.net/post/po-povodu-segodnyashney-aktcii-na-lanzherone/author/
:{«Армія! Мова! Віра! Ми йдемо своїм шляхом!» Куда идет Порошенко?}: «Армія! Мова! Віра! Ми йдемо своїм шляхом!» Куда идет Порошенко? http://dumskaya.net/post/armiya-mova-vira-mi-ydemo-svojim-shlyaho/author/ Сегодня, проезжая на автобусе, увидел новый плакат Порошенко и… офонарел.

Когда, кажется, два года назад, я впервые писал статью против введения квот на украинский язык на радио, то говорил о том, что это чисто предвыборная акция, откровенный популистский подкуп украиноязычного избирателя, я все-таки не думал, что Порошенко будет готов так откровенно плюнуть в лицо русскоязычным избирателям. Но этот плакат отчетливо говорит, что Порошенко решил все поставить на цинизм. Это очень плохая примета, подобный плакат отчетливо говорит, что Порошенко уже готов не просто фальсифицировать выборы. Порошенко отчетливо сказал, что он готов на все ради сохранения власти. НА ВСЕ!

Очень характерно, что из лозунгов Порошенко исчезли Европа, демократия и реформы. Напомню, что в 2014 году основными лозунгами Порошенко были децентрализация власти, демократия, реформы, путь в Европу.  Ничего из этого, кроме безвиза, к которому лично Порошенко не имеет никакого отношения, сделано не было. Вместо децентрализации власти – ее усиление, а все эти новые территориальные громады – это просто, по большому счету, липа. Вместо реформ – полная сохранность бюрократической сущности нашей страны. Назвать демократией наш бардак – это просто не понимать сути происходящего. По уровню демократии мы ничем не отличаемся от времени Януковича.

Порошенко избрал блестящую стратегию. Он решил обратиться к совкому прошлому наших людей, используя опыт Путина в украинских реалиях. Путин создал новые идейные скрепы на базе Дня Победы. А Порошенко использует для этого украинский язык. Прием абсолютно идентичный.

Точно так же и ситуация с РПЦ в России и религиозные игры Порошенко в Украине. Как и в России, где у Путина вся идеология имеет два источника: Победа и РПЦ, так и у Порошенко – мова и вера.

Это страшное искушение совком – извечная совковая идея о новом собственном пути – плоть от плоти совка. И я вовсе не считаю Порошенко идиотом, который «разрушает свой имидж европейского политика». Нет. Он прекрасно осознает, что ни один разумный человек не поверит уже в Порошенко-реформатора, Порошенко-демократа, Порошенко – европейского политика. Порошенко навсегда потерял умный электорат. Но зато есть совок.

Принято считать, что украинский совок в основном русскоязычный. И, разумеется, среди русскоязычных граждан Украины слишком много тех, кто поклоняется идолам совка. Но наши украиноязчные граждане, точно так же больны этой болезнью. У них она протекает с несколько иными симптомами. Но это все тот же совок, с его презрением к чужому мнению, к тотальной зашоренности, к вечной идеологии «осажденной крепости», к тотальному квасному патриотизму и так далее.

Это именно Порошенко сделал так, что вопрос языка обрел характер языковой войны. Это именно Порошенко превратил вопрос языка в дилемму:  или язык или демократия. Так что лозунг Порошенко абсолютно искренний: он не обещает демократию, он обещает торжество мовы.

И последнее – армия. Мне сразу на память приходят знаменитые слова российского императора Александра III: «Во всем свете у нас только два верных союзника – наша армия и флот». За годы правления Порошенко наша армия так и не стала армией демократической страны. У нас по-прежнему пролегает пропасть между руководством армии и средним звеном, не говоря уже о солдатах. Об этом написана масса строк зарубежными экспертами, которые потратили целый кусок своей жизни, пытаясь переломить ситуацию. И, увы, они – не я, твердят, что проблемы у армии все те же.

Порошенко одарил граждан страны на День Независимости билбордами, которые не врут. Порошенко откровенно говорит: я хочу вползти на второй срок на волне совкого ренессанса. Путин же смог и я смогу.

PS. Уважаемые читатели. Хочу напомнить, что автор за свои статьи ничего не получает. А это работа, хотя, возможно, не все с этим согласны. Поэтому, тем из вас, кому понравился мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

]]>
Mon, 17 May 10 15:00:16 +0300 http://dumskaya.net/post/armiya-mova-vira-mi-ydemo-svojim-shlyaho/author/
:{83 процента родителей в Одессе выбрали для своих детей украинский язык обучения. А что дальше? }: 83 процента родителей в Одессе выбрали для своих детей украинский язык обучения. А что дальше? http://dumskaya.net/post/83-protcenta-roditeley-v-odesse-vybrali-d/author/ Я прочитал победные реляции патриотов в Фэйсбуке по поводу того, что 83 процента родителей в Одессе выбрали украинские классы для своих детей, и не выдержал, решил написать пост по этому поводу. Последней точкой для меня стали слова Вахтанга Кипиани, который заявил (не дословно, а по смыслу), что против этого «величайшего достижения украинской системы образования» выступают лишь представители Диванной партии. Я уже неоднократно писал об этом, говорил – все, как «в рельсу». Но слова Вахтанга Кипиани, которого я уважаю, заставляют меня вновь выйти на эту тропу войны.

Я с огромным уважением всегда относился к тем изначально русскоязычным гражданам страны, которые сознательно выбрали для себя украинский язык и начали на нем говорить и писать. Я с огромным уважением всегда относился к тем, кто мог легко и свободно перейти с украинского на русский и обратно, и при этом говорил на литературном грамотном языке и по-русски, и по-украински. Это замечательно. Это личный выбор человека, это его право.

Но к выбору родителями одесских школьников украинского языка для обучения детей это не имеет ни малейшего отношения. Их, в массе своей, просто заставили это сделать.

Украинская школа на сегодняшний день не просто осталась «совковой», она стала даже более «совковой», чем она была в советское время. Я, кстати, не заметил в патриотическом Фэйсбуке особых переживаний по поводу итогов ЗНО. А ведь его итоги ужасны, особенно в Одессе: стремительно падают показатели по физике и математике. Почему я обращаю внимание, прежде всего, на эти дисциплины? Потому что именно они — наиболее действенные показатели реальной ситуации в нашей школе.

Гуманитарные дисциплины всегда были главной проблемой советской школы. Дело в том, что гуманитарные знания нельзя получить, просто прочитав учебник. Они требуют дискуссий, обсуждений, споров, ошибочных мнений, разочарований и находок. Физику и математику можно выучить, можно научиться решать даже самые трудные задачи. Здесь тоже нужны дискуссии, споры, открытия, но для идеологической советской школы – все это было вполне допустимо. А вот литература и история, увы, требовали жестких идеологических догм. Именно поэтому советская школа могла реально оцениваться как раз по изучению физики, математики, химии, биологии – там, где идейные догмы не мешали.

Сейчас у нас точно такая же картина. Казалось бы, господствующей идеологии нет… Но в школе нет ни споров, ни дискуссий, ни поиска по гуманитарным дисциплинам. Свободы как не было, так и нет. И соответственно: уровень нашего гуманитарного образования так и остался – ниже плинтуса. Только страх у учеников теперь ушел, и поэтому главный язык нашей школы – не украинский и не русский, а мат.

Именно поэтому, на мой взгляд, продолжающееся падение уровня физики и математики – приговор нашей школе. Конечно, бывают исключения, но если не знают физику и математику, то и остального не знают. Это совершенно точно.

Повторяю, нарастающий кризис в сфере образования абсолютно не волнует тех, кто «в воздух чепчики кидает» по поводу 83 процентов. Ничего удивительного в этом нет. Я же слышу от неглупых людей о необходимости патриотической «накачки» в школе, о роли «патриотического воспитания» и так далее. Мол, остальное все со временем придет. Должен огорчить: не придет!

Неужели кто-то надеется на эффективность всей этой деятельности «из-под палки»? Любая «накачка» может быть хоть чуть-чуть эффективна лишь в условиях тотальной цензуры. В любом другом случае – это просто имитация.

Школа всегда является идеальным индикатором состояния общества. Когда доверие к власти почти равно нулю, когда не работают социальные лифты и школьные успехи никак не могут гарантировать карьерный рост выпускника, школа учит одному – социальной мимикрии и тотальному ханжеству. «Быть как все», «Не высовываться» и так далее. 

Одесса — вообще город торжество мимикрии и ханжества. Интересно, патриотов никак не поразили эти цифры: поддерживают, согласно данным соцопросов, городского голову более 80 процентов одесситов. И украинский язык выбрали более 80 процентов родителей. Вы думаете, это разные люди?

Когда-то Евгений Шварц написал пьесу «Тень». Я думаю, это пьеса о сегодняшней Одессе. Только людоеды работают не оценщиками в ломбарде, а застройщиками.

Что касается самой цифры в 83 процента родителей, выбравших украинский язык,  то мне от нее ни холодно и ни жарко. Разумеется, есть какой-то процент родителей, которые сделали это по идейным соображениям. И это замечательно. Но я, честно говоря, думаю, что этот процент невелик. Несомненно, что подавляющее большинство поступило по совершенно иным причинам. Однозначно, что эти причины не имеют ни малейшего отношения ни к Европе, ни к реформе школы, ни даже к культурному перерождению Одессы, как об этом громко заявлял господин Портников. Это всего лишь новая стадия «совка». Только теперь нужны не политинформации и обществоведение, а украинский язык. Если кто-то думает, что эти школьники будут интересоваться, например, «Расстрелянным Возрождением» украинской литературы, то их наивность просто зашкаливает. Их ничего не будет интересовать из школьной гуманитарной программы.

Все то, что делается вопреки желаниям людей, по капле убивает в них граждан. И рождает в них рабов. Хитрых, ловких, умеющих устраиваться. Только вот к чести, достоинству и свободе это не имеет ни малейшего отношения.

PS. Кстати, никто, увы, не обратил внимания, что в одесских школах тихой сапой прошло укрупнение классов. Увеличилось число детей в классах. Это же катастрофа для нормального обучения. Я знаю про такой пример на Таирово. Интересно, это только там, или по всему городу?

PS 2. Уважаемые читатели. Хочу напомнить, что автор за свои статьи ничего не получает. А это работа, хотя, возможно, не все с этим согласны. Поэтому, тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

]]>
Mon, 17 May 10 13:59:35 +0300 http://dumskaya.net/post/83-protcenta-roditeley-v-odesse-vybrali-d/author/
:{О ситуации с местным самоуправлением в Украине}: О ситуации с местным самоуправлением в Украине http://dumskaya.net/post/o-situatcii-s-mestnym-samoupravleniem-v-u/author/ Приезд Анатолия Гриценко в Одессу и дискуссия вокруг местного самоуправления, на мой взгляд, в очередной раз доказала, что даже многие общественные активисты, ведущие постоянную борьбу с местной властью, до конца не видят ту глубину проблем, с которым сталкивается местное самоуправление в Украине.

Надо заметить, что еще весной 2014 году, когда в стране были сильные настроения на реальные, а не декларативные реформы, даже тот же Порошенко говорил о коренных проблемах власти в стране, вызвавших Евромайдан, и о необходимости реальных реформ. Однако уже летом 2014 года, после прихода к власти, риторика Порошенко меняется, и вместо реальных реформ, на свет Божий вытаскивается пакет, так называемой, «Децентрализации», который был разработан для Януковича в 2012 году.

В чем отличие реальных реформ от «пакета 2012»? Реформы касались перераспределения власти, а пакет говорил о перераспределении денег. Разумеется, власть и деньги вещи связанные, но перераспределяя деньги, мы можем говорить лишь об увеличении затраченных денег, а не об эффекте реформ. Очень важный момент всей реформы заключается в том, что программа «Децентрализации» рассматривает власть просто как систему оказания услуг. Мол, надо людям оказывать цивилизованные услуги. Сама эта идея глубоко порочна, и именно в ней заложена декларативность реформы. Уже тогда, когда только впервые озвучены эти идея, было понятно, что никакого отношения к демократии эти новые органы власти иметь не будут. Впрочем, если говорить откровенно, то сама идея, ведь разрабатывалась под Януковича. У Виктора Федоровича, уж не знаю, кто подал ему эту идею, был целый комплекс программ призванных стать, как это можно сказать реальным политическими «симулякрами». Википедия: Симулякр (от лат. simulacrum < simulo — «изображение» от «делать вид, притворяться») — «копия», не имеющая оригинала в реальности. Иными словами, семиотический знак, не имеющий означаемого объекта в реальности.

Виктор Федорович, как я уже сказал, обожал подобные проекты. Так при нем возник проект «Общественный совет» — типичный симулякр, (это вместо релаьной оппозиции) с которым неизвестно что можно сделать. И идея «Децентрализации» отлично укладывалась в этот вариант различных вариантов политических симулякров.

В чем была проблема самой идеи, которая неизбежно привела к тотальным фальсификациям на выборах, грандиозным подкупам и неизбежного, практически, полного подчинения новых «территориальных громад» олигархическим кланам?

Власть – это не набор услуг. Да, иногда представители власти обязаны выдавать справки и совершать иные административные действия. Но это – вторично. Главная задача власти – координировать различные формальные и неформальные группы интересов в данном регионе. А в наших условиях, важнейшим правом органов власти дополнительно является еще и вопрос распределения собственности.

Вообще, в силу наличия права распределения собственности, наши органы власти, даже самые маленькие, имеют поистине королевские полномочия. Ни один орган власти в цивилизованных странах подобных полномочий не имеет. Поэтому вполне очевидно, что в новых органах власти, где отсутствует даже элементарная согласованность групповых интересов, ни одни выборы не могут претендовать на объективность, если не будут выполнены жесточайшие гарантии свободного и не подконтрольного волеизъявления. А такой гарант в этой системе отсутствует. Если бы у нас были реальные политические партии, то, вероятно, они могли бы в теории стать таким гарантом. Но на сегодня такого гаранта нет, и быть не может.

Совершенно очевидно, что массовые фальсификации были ЗАЛОЖЕНЫ в идею «пакета ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ». И, в общем-то, это вполне закономерно. Янукович хотел этим пакетом КУПИТЬ молчание местных элит. Он как бы давал им взятку: я на уровне страны делаю то, что я хочу, а вам – откупные в виде бесконтрольной власти на местах.

Точно так же эта программа действует и в городах. Бюджеты городов были значительно увеличены, но при этом полномочия местной власти были, даже, несколько сокращены. Дерибан местной собственности, бюджетов и земли территориальных громад мэрией и депутатским корпусом объективно заложен в программе «Децентрализации». Это его негласная составляющая. «Крышей» этому являются знаменитые слова об «услугах власти». За этими громкими словами и ссылками на «европейский опыт» стоят бесконтрольное воровство и коррупция.

Проблемой местной власти является не воровство отдельно взятых «плохих мэров» или депутатов. Вся система этой власти построена на них, поэтому любые попытки «посадки» отдельно взятых экземпляров будут всегда блокироваться властью. Или наоборот, инициироваться центральной властью, но, разумеется, уже в своих интересах. Самой центральной власти.

Если мы хотим реального изменения ситуации, то это возможно лишь в условиях коренной реформы самой системы власти.

Эти реформы должны соответствовать трем условиям.

Первое. На сегодняшний день органы местной власти абсолютно не подконтрольны самой территориальной громаде. Надо четко понимать, что законодательство Украины вообще не предусматривает общественного контроля за властью. Реального контроля, разумеется, а не деклараций. Чего-чего, а деклараций в  наших законах более чем достаточно. Но закон только тогда является законом, а не декларацией о намерениях, если в нем описан механизм реализации положений закона. А такого у нас нет.

Совершенно очевидно, например, на сегодняшний день, из опыта нашей муниципальной политики, что общественные слушания или общественные обсуждения вопросов градостроительной политики, расположения парков, скверов, зеленых насаждений, мест отдыха, инфраструктурных проектов должны иметь обязательный характер. То есть, если люди на общественных слушаниях (обсуждениях) выступают ПРОТИВ данного строительства, то городские власти НЕ ИМЕЮТ права его разрешать.

Также совершенно очевидно, из нашего опыта муниципальной политики, что любые градостроительные и планировочные решения в микрорайоне, которые в перспективе могут вызвать понижение стоимости жилья людей, проживающих в данном микрорайоне, могут осуществляться только ПОСЛЕ их согласия на это.

Также, несомненно, что возможность членов территориальной громады провести референдум на любую тему муниципальной политики, в том числе и на доверие к местным органам власти, является реальным механизмом, противостоящим узурпации власти местным органом самоуправления.

На мой взгляд, абсолютно очевидно: без права проводить местные референдумы, получить ответственную власть в городе невозможно. Причем обязательным условием референдума должна быть его полная независимость от органа местного самоуправления – ни городские советы, ни мэры не должны иметь права мешать проведению местного референдума. Даже если это референдум о доверии местной власти.

Очень важными, но пока мало изученными вопросами, являются вопросы реформы школьного образования и медицинской обслуживания на местном уровне. Но это тема отдельного разговора.

Однако наличие действенного контроля органа местного самоуправления  снизу – важное и необходимое, но недостаточное условия реформы местного самоуправления. Поэтому обратимся ко второму и третьему условию этой реформы.

Второе. Закон «О местном самоуправлении в Украине» писался, в свое время, с совковго образца. Любопытно, что в годы Перестройки в СССР был разработан иной закон о местном самоуправлении, очень, кстати, интересный, но вот его никто за образец брать не хотел, а только совковый вариант. В чем проблема же проблема закона «О местном самоуправлении в Украине»?

Во-первых, депутат органа местного самоуправления – неизвестно кто. Он приходит два-три раза в месяц в горсовет и на общественных началах решает МИЛЛИОННЫЕ вопросы. Это даже не смешно. Всю информацию этот депутат получает от исполнительных органов власти, которые могут манипулировать информацией, как хотят. Никаких прав по закону на сессиях фракции и оппозиция не имеют. Хотя на практике, их права, очень ограниченные, разумеется, заносятся в регламент совета. Но могут и не заноситься, в законе об этом ничего не говорится.

То есть реформа местного самоуправления, прежде всего, должна начаться со статуса депутата. Освобожденная должность и зарплата. Наличие офиса, штата референтов и помощников. На зарплате. Наличие информационных и аналитических центров совета. И обязательно прописанные (у нас нет никаких политических традиций, и мы вынуждены все прописывать в законе) права фракций, оппозиции и отдельных депутатов.

Отдельный вопрос, срок полномочий (каденции). Я уверен, что в демократической стране, срок каденции депутатов местной власти должен быть не более двух лет. Но это мое мнение.

Третье. Формально закон «О местном самоуправлении в Украине», а это конституционный закон, дополняющий Конституцию страны (юридически такой закон называется ординарным) содержит права органов местного самоуправления. Но эта фикция. Нормы этого закона никак не согласованы с другими законами и права органов местного самоуправления постоянно пересекаются с правами центральных органов власти. В этом плане, например, Бюджетный кодекс гораздо больше говорит о реальных правах местного самоуправления, чем абсолютно декларативный ординарный закон «О местном самоуправлении в Украине».

До сегодняшнего дня так и не определен четкий перечень полномочий органов местного самоуправления. Надо понимать, без этого разделения полномочий никакие реформы не только на уровне местного самоуправления, но и страны в целом, невозможны.

И отсюда, кстати, еще один важнейший аспект муниципальной политики: экономический. Если мы хотим реальную местную власть, значит нужно четкое разделение налогов: общенациональные налоги, региональные и местные. Только в этом случае можно говорить о реальной местной власти.

PS. Уважаемые читатели. Хочу напомнить, что автор за свои статьи ничего не получает. А это работа, хотя, возможно, не все с этим согласны. Поэтому, тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

 

]]>
Sun, 16 May 10 19:22:02 +0300 http://dumskaya.net/post/o-situatcii-s-mestnym-samoupravleniem-v-u/author/
:{О ситуации с выступлением Алексиевич в Одессе}: О ситуации с выступлением Алексиевич в Одессе http://dumskaya.net/post/o-situatcii-s-vystupleniem-aleksievich-v-o/author/ Мерзкая история с фактической отменой выступления Алексиевич в Одессе, на мой взгляд, абсолютно закономерна. Можно, конечно, обвинять неких людей Авакова, которые то включили, то исключили из списка «Миротворец» известную белорусскую писательницу, лауреата Нобелевской премии, но на самом деле —  дело не в них. Все гораздо хуже.

Я впервые столкнулся с этим, кажется, весной 1991 года. Я не уверен в дате, так как не вел дневник, но мне кажется, что это было ДО путча, и была весна. Поэтому я и отношу это событие к весне 1991 года.

В Университете им. Мечникова, в корпусе на Французском бульваре проходила конференция «Мемориала». «Мемориал» в Одессе тогда был силой, его опасалась власть, ему предоставляли аудитории по первой просьбе, и мы тогда ощущали некое дежа вю: в официальном учебном месте, где официозные преподаватели читали «Историю КПСС» и «Научный коммунизм», мы обсуждали коммунистические репрессии. И вдруг в помещение ворвался Виктор Демьянович Цымбалюк – тогда легендарная личность Перестройки в Одессе, один из руководителей «Мемориала» в Одессе, Одесского РУХа, и так далее. Кстати, Виктор Демьянович всю свою карьеру провел в военном училище преподавателем коммунистических дисциплин. Я просто сейчас не помню, как наименовались партийные дисциплины, которые читались курсантам военных училищ. Но после отставки из училища, в годы Перестройки Виктор Демьянович стал одним из самых активных членов Философского общества, одним из главных организаторов «Мемориала» и РУХа в Одессе.

А ворвался в аудиторию Виктор Демьянович вот по какому поводу: он посчитал, что общесоюзный (тогда) «Мемориал» слишком уж углубился в историю отдельных репрессированных, а не занимается историей трагедии нации. А интересы нации, по мнению Виктора Демьяновича, стоят выше интересов отдельной личности.

В итоге, Виктор Демьянович увел из «Мемориала» часть людей в созданный, при его участии Украинский Мемориал им. Стуса. В итоге Украинский Мемориал им. Стуса в Одессе умер. Но и старый «Мемориал» после этого уже стал не тем. И именно тогда я понял, что главная идеологическая проблема на постсоветском пространстве — это даже не борьба с коммунистическим наследием, а ответ на вопрос, что выше: право нации или право личности.

В итоге все демократическое движение благополучно проиграло все, что можно проиграть.

На самом деле, такой вопрос может возникнуть только в постсоветской стране. Ведь не случайно нацисты в Германии назывались национал-социалистами. Только социалисты могут посчитать, что коллективные интересы могут выше частных. Но в Украине острота этого вопроса уже приобретает все черты Германии конца 20-х годов. 

Я уже писал, что этот вопрос возник вовсе не на Майдане. Обострение этой проблемы произошло даже не с началом войны. Я уверен, что речь нужно вести примерно с 2015 года, когда уже окончательно стало понятно, что команда Порошенко не провела, и уже никогда не будет проводить в Украине реальных реформ. Отличной почвой для новой идеи о «торжестве идей нации» стали военные действия на Востоке. Под лозунгом борьбы с «русской агрессией» началась активная фаза «поиска врагов» и «украинизации». Все это всегда делалось, делается и будет делаться абсолютно по-советски: по бюрократической схеме, с полным пренебрежением мнением людей, с откровенным презрением к их гражданским правам.

Как в двадцатые годы, когда вокруг большевистской бюрократии громоздились массовые добровольные объединения ревнителей идеи, которые часто были даже опаснее, чем официальные органы (пламенный привет хунвейбинам из Культурной революции в Китае), так и сегодня вокруг бюрократической инициативы власти собираются различные группы прямого действия. Кстати, и нацисты в свое время блестяще воспользовались опытом большевиков в этой части.

Вообще, исторический опыт учит, что, когда возникает страсть «Запрещать», то сначала запрещают действительно вредное. Потом, когда вредное кончается, а желание запрещать остается, запрещают сомнительно вредное. Но никто на этом останавливаться не будет. Если механизм запретов включен, то тормозов у него никогда не будет. Ну, а затем начинают запрещать полезное – ведь начав запрещать, остановиться уже невозможно. Кстати, именно поэтому в США стараются не запрещать вредные течения, если они не делают ставку на действия, так как всегда есть опасность запретить больше, чем нужно.

В бюрократической стране судьба добровольных помощников запретов всегда печальна. Как только власть сумеет укрепиться, она всех этих своих помощников уничтожает. Так было и в СССР, и в нацистской Германии – это неизбежные законы жанра. В нашей стране это произойдет, если Порошенко сумеет пролезть на второй срок. Тогда добровольные помощники либо перейдут в бюрократы, либо будут уничтожены. Вариантов здесь нет.

Я писал об этом уже много раз: и когда началась украинизация эфира, и когда началась украинизация школы, и когда «доблестные борцы за независимость» сорвали выступление Константина Райкина в Одессе.

Мне говорят – ВОЙНА! А я говорю – ЛОЖЬ! Никакого отношения к войне это не имеет. Я поверю в то, что нашу власть волнует война, когда, как минимум, увижу, как министр обороны или Президент Украины приехали в семью, где кто-то погиб. До того, как об этом расскажут все каналы ТВ. Пофамильно. Как это делают, например, в Израиле. Почему в Израиле сразу после информирования семьи о каждом погибшем сообщают все СМИ? А у нас только волонтеры в Facebook. И, кстати, когда нам публично объяснят, что делает армия, зачем эта необъявленная война за «серую» территорию?

И сам главное. С кем мы воюем? Мы воюем с российским народом или с Путиным? Почему-то грузины сумели разделить эти понятия, а наше правительство – нет. В любой нормальной стране в нашей ситуации искали бы способы найти поддержку в России. Пытались бы дать трибуну российским оппозиционерам, говорили бы о проблемах России, о презрении российской власти к обычному человеку. Украина могла бы стать для россиян основой антипутинской борьбы. Как Англия для европейцев в годы Второй мировой войны. Но ни наше правительство, ни наше общество не готовы к этому. Мы живем в мире советских догматов. Самое грустное, что играть на этом поле с Путиным – это заранее готовить свой проигрыш. На этом поле Путина победить нельзя – он плоть от плоти совковой жизни. Это его мир, в нем он всегда победитель.

В 2014 году Майдан Украины был безумно опасен Путину. Он дрожал за свою власть, он бросал все силы, создавая океаны лжи. А сейчас порошенковская Украина – главная опора Путина. Не нужно никаких политтехнологов. У россиян перед глазами: в Украине те, кто пошли против Путина – воры и идиоты. На международной арене Украина — наглядный пример для европейских политиков «абсурдности антироссийских санкций». Украина в глазах мировых лидеров — вотчина коррупции и воровства.

А у нас перед глазами — очень четкая связь: чем больше в Украине проблем, тем больше сил уходит на разного рода запреты.

У любого нормального, умного, незашоренного человека можно вырвать из контекста слова, которые, в случае необходимости, можно внести в базу «Миротворец». Любого. Вот этого многие понять не могут. Была бы база — слова найдутся. А ведь сама идея внесудебного запрета на въезд в Украину – это, в наших условиях, идеальная почва для уничтожения демократии.

Я слышу много слов о том, что история с Алексиевич – это чья-то провокация, случайность и т.д. А я уверен, что это — не случайность. Это уже второй звонок. После нелепой истории с Райкиным. У нас — тотальное торжество идеологии «осажденной крепости». У нас — тотальное торжество воинствующего творческого убожества. Это — очень взрывоопасная смесь.

]]>
Sun, 16 May 10 11:49:13 +0300 http://dumskaya.net/post/o-situatcii-s-vystupleniem-aleksievich-v-o/author/
:{Коррупционная война вокруг девятого маршрута, или как люстрация с коррупцией дружат}: Коррупционная война вокруг девятого маршрута, или как люстрация с коррупцией дружат http://dumskaya.net/post/korruptcionnaya-voyna-vokrug-9-marshruta/author/ Коррупционная война вокруг «9» маршрута продолжается, и круг ее участников удивительным образом стремительно расширяется. Но сначала несколько слов о самом конфликте.

Итак, любезный читатель, 15 сентября прошлого года состоялась Конкурсная комиссия по «9» маршруту. На конкурс было подано две заявки: от ООО «АТП 15106» и от КП «ОГЭТ» (Горэлектротранспорт). Надо сразу заметить, что это было не совсем обычное заседание Конкурсной комиссии. И Александр  Илько (начальник управления транспорта и т.д.), и Георгий Хаскин («рабочий орган» Конкурсной комиссии) весьма настойчиво объясняли членам Конкурсной комиссии, как им надо проголосовать. Но не получилось. Конкурсная комиссия большинством голосов проголосовала не за КП «Горэлектротранспорт», а за ООО «АТП15106», которое работало на этом маршруте с момента его возникновения. Автор поста, который вы, читатель, сейчас просматриваете, об этом заседании Конкурсной комиссии уже писал. Желающие могут обратиться к соответствующей статье.

Дальше начался цирк, о котором мы также писали. КП «Горэлектротранспорт» подала иск в суд, а пока суд решал, Управление транспорта быстро приняло решение заключить временный договор на перевозку с КП «Горэлектротранспорт». Суд первой инстанции быстренько принял сторону Горэлектротранспорта (быстрота была просто космической), но затем начались удивительно интересные «танцы в передней». Судья из суда первой инстанции всеми возможными способами блокировал передачу апелляции (а она обязательно проходит через него) наверх, в Апелляционный суд, чтобы нельзя было в законные сроки зарегистрировать ее. Вообще, вся эта история с апелляцией наглядно демонстрирует личную заинтересованность судьи в исходе дела. Конечно, это происходило только потому, что судье нравиться ездить на троллейбусах, а не на маршрутках. А может, это происходило и по другим причинам, ведь этого судью, который крутил всю эту историю, сейчас лишают права судить. За коррупцию, кстати. Нет, вы, читатель, ничего ТАКОГО не думайте. Это, вероятно, случайное совпадение.

Но вот судебное решение, наконец-то, доползло до Апелляционного суда, и тот должен был рассмотреть это дело. И тут здесь на арене появляются новые участники событий. И тут у нас, любезный читатель, появляется «главный борец за люстрацию в Одесской области» — Константин Цховребашвили.

У меня, честно говоря, очень давно весьма сложное отношение к Константину. В 2014 году на волне Майдана мы вместе создавали Люстрационный комитет. Тогда было решено, что глава Комитета меняется каждые два месяца по ротационной схеме. Идея эта была вызвана тем, чтобы на пустом месте не возникало липовых организаций, и все участники Комитета могли пройти через пост его руководителя. У нас прошла смена двух или трех руководителей Комитета, а потом его главой стал Константин. И после окончания срока каденции он отказался уходить. В точности, как другой известный грузин – товарищ Сталин.

Закончилось это тем, что все тогдашние члены Комитета прекратили в нем работу. Как совершенно правильно говорит экс-член Комитета Александр Марценюк, де факто, да и де юро, Комитета нет. А есть просто Константин, который ходит с чужим знаменем.

Должен сразу сказать, что после этой истории я Константину Цховребашвили не верю. Нет, любезный читатель, если бы Константин Цховребашвили создал новую свою организацию – то не было бы никаких вопросов. Это его право. Но зачем размахивать старым знаменем, если ВСЕ члены Комитета из него де факто вышли именно из-за Константина? К человеку, который так поступает, у меня доверия нет.

Но если вы, любезный читатель, думаете, что это уже все персонажи нашего фарса, то должен вас огорчить – вы ошибаетесь. В этой истории с «9» маршрутом засветилась и еще одна уникальная одесская личность – Павел Серебреник.

Слухи именуют Павла Серебреника, скажем так, человеком, не вызывающим доверия. Слухи упорно повторяют слово «стукач» по отношению к данному одесситу. Менее известно, что Павел Серебреников является де факто владельцем одного автобусного маршрута – 148. Это очень интересный факт, потому что маршрут этот уже очень давно не выставлялся на конкурс. Нет ни малейшего сомнения, что Павел Серебреник крайне заинтересован в благосклонности Управления транспорта Одесского горсовета, чтобы его (очень выгодный) маршрут на конкурс по-прежнему не выставлялся.

Итак, на нашей сцене накануне Апелляционного суда, который наконец-то был назначен, появляется г-н Серебреник. Появляется он в амплуа «заботливого друга». Я думаю, любезный читатель, вам хорошо известны примеры подобных амплуа.

Надо прямо сказать, что дела ООО «АТП 15106» — далеко не блестящи. Маршруты, выставленные на конкурс («9» и «223») — единственные маршруты, которые у них были. Фактически предприятие оказалось без заказа, почти на грани банкротства. Но беда, как известно, не ходит одна: директор предприятия – тяжело болен. У него была очень серьезная операция в Киеве, до этого он лежал в больнице в Одессе, и теперь по-прежнему лежит в больнице. И так получилось, что интересы этого предприятия сейчас вынужден защищать Илья Тищенко – глава Ассоциации транспортников, куда входит и ООО «АТП 15106». Я не знаю, на каких условиях договорились между собой дирекция ООО «АТП 15106» и Илья Степанович Тищенко. Но это однозначно не имеет ни малейшего отношения к сути конфликта, так как Илья Степанович не занимает НИКАКОЙ официальной должности в местном самоуправлении или госслужбе. Кроме того, он помогает ООО «АТП 15106» реализовать принятое (и не отмененное) решение Конкурсной комиссии, в которую входит и Илья Степанович.

И вот незадолго до заседания суда на сцене появляется Павел Серебреник, который вдруг оказывается «лучшим другом» и Ильи Степановича, и предприятия ООО «АТП 15106». Он прямо предлагает с душевной теплотой деньги, которые «надо передать судье, чтобы он «правильно» решил дело». Он трогательно готов принести «любую сумму», только скажите.

По словам Ильи Степановича, г-н Серебреник в ходе своего «охмурежа» бросил такую фразу, мол, у него очень хорошие отношения с Константином Цховребашвили. И тот всегда ему рад помочь.

Тут, уважаемый читатель, мы ничего сказать не можем. Говорил такое или нет Павел Серебреник, мы подтвердить не в силах, Илья Степанович, увы, тот разговор не записал. Но, о чудо, дальнейшие события пошли по крайне любопытному сценарию.

Представьте себе картину: забегает в офис Ассоциации транспортников, где сидит Илья Степанович, Павел Серебреник и говорит: «Я вам сейчас принесу деньги для судьи, только разменяю! », и выбегает. И тотчас же, как черт из табакерки, выскакивает Константин Цховребашвили. Честно говоря, поверить в подобное СОВПАДЕНИЕ, очень трудно. Ну, очень, дорогой читатель.

Разумеется, ни о каких деньгах Павла Серебреника Илья Степанович Тищенко не собирался просить. Разве что, в качестве саркастической шутки. Скорее наоборот, зная этого человека, Илья Степанович никогда не обратился бы к нему ни за чем. Даже если бы действительно нужны были деньги. Доверия к г-ну Серебренику нет. Этот тезис даже не подлежит обсуждению. Это аксиома. Нет также, увы, сомнения, в чьих интересах действовал Павел Серебреник. Он висит «на крючке» Управления транспорта. Интересно другое. Что стоит за провокацией Павла Серебреника? Он сам решил проявить инициативу? Или от него этого потребовал Дмитрий Жеман – директор КП «Горэлектротранспорт» или кто-то еще? К этому вопросу мы еще вернемся.

И еще один интересный вопрос: почему в этой истории принял участие Константин Цховребашвили? Неужели слова Серебреника, о которых говорит Илья Степанович Тищенко, — правда? Слова о связи известного, скажем так, любителя экстравагантных коммерческих и иных операций на грани фола и Константина Цховребашвили? Для нас, любезный читатель, это загадка.

Между тем, если говорить о коррупции, то здесь коррупция видна невооруженным глазом. Только со стороны именно КП Горэлектротранспорт.

1. Накануне конкурса, КП Горэлектротранспорт запустил на «9» маршруте целую «прорву» троллейбусов. Они шли один за другим. На фоне других маршрутов, где троллейбус приходится очень долго ждать, «9» маршрут стал просто таким себе элитарным исключением, как когда-то, в советское время, были «17» и «18» трамваи. Разумеется, долго держать такое количество троллейбусов на маршруте очень сложно. Сейчас «малина» кончилась, и реально приходится достаточно долго ждать «9» троллейбус, да и набит маршрут пассажирами сейчас гораздо больше, чем в дни конкурса. То есть перед нами — чистая манипуляция, использование служебного положения.

2. История с заключением, пусть и временного, но договора на маршрут с предприятием, которое проиграло конкурс – опять-таки явное коррупционное нарушение.

3. Решение суда первой инстанции, которое носило, скажем так, весьма скандальный характер, тоже вряд ли может не иметь коррупционной составляющей.

Надо сказать, любезный читатель, этот список можно было бы продолжить, но мы не будем занимать ваше время. Сюда входит и вопрос о стоимости проезда в Горэлектротранспорте, реальной стоимости, которая идет за счет бюджета. Ведь рано или поздно этот вопрос встанет, как это произошло в Киеве, где вдруг оказалось, что проезд в троллейбусе стоит 15 гривен. Я боюсь, что если в Киеве троллейбус стоит 15 гривен, то у нас реальная цена, с учетом всех потерь КП Горэлектротранспорт, может зашкалить за двадцатку. Но это все отдельный разговор.

И еще одна любопытная деталь. Константин Цховребашвили, ворвавшись в офис Ильи Тищенко, начал требовать от него, чтобы тот написал заявление о выходе из Конкурсной комиссии. Требование, кстати, совершенно безграмотное: ни при вхождении в Конкурсную комиссию, ни при исключении из нее не требуется никакого заявления. Лично глава Управления транспорта принимает решение, кого пригласить в Конкурсную комиссию, а кого исключить. Как член этой комиссии (вероятно, мне недолго остается быть ее членом), я могу это совершенно точно утверждать.

Так вот, требование это, любезный читатель, на мой взгляд, как раз и говорит о том, что за всей этой выходкой стоит, скорее всего, лично Павел Серебреник, потому что, если бы инструкции писали Александр Илько или Дмитрий Жеман, то, они, разумеется, такую глупость не стали бы упоминать.

Я не выступаю адвокатом ООО «АТП 15106». Я вовсе не считаю, что они замечательно перевозят людей. Но, на мой взгляд, те, кого пытаются протолкнуть на их место, будут работать ничуть не лучше. Ничуть. Перед нами явно обмен шила на мыло, да еще при коррупционной составляющей. Уверен: это явно противоречит интересам одесситов. Я и раньше предупреждал, что отмена «9» маршрутки, которая де факто случилась, станет дополнительным неудобством для пассажиров. Да, первое время, пока КП Горэлектротранспорт наводнил новыми троллейбусами «9» маршрут, многим все казалось хорошо. Теперь троллейбусов явно меньше, добираться гораздо неудобнее. Это, кстати, стандартная система – когда правила игры начинают менять за спиной пассажиров, то одной из проигравших сторон будут именно они.

PS. Уважаемые читатели. Хочу напомнить, что автор за свои статьи ничего не получает. А это работа, хотя, возможно, не все с этим согласны. Поэтому, тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

 

]]>
Fri, 14 May 10 15:22:16 +0300 http://dumskaya.net/post/korruptcionnaya-voyna-vokrug-9-marshruta/author/
:{Ритуальные пляски вокруг приватизации в Одесской области}: Ритуальные пляски вокруг приватизации в Одесской области http://dumskaya.net/post/ritualnye-plyaski-vokrug-privatizatcii-v/author/ Две недели назад меня пригласили на дискуссию, как было сказано: «О судьбе приватизации в Одесской области». Я отложил все дела на 26 июля и пообещал пойти. Как говорится: знал бы прикуп — жил бы в Сочи. Лучше бы я поехал на второй семинар по «Архивам КГБ».

Конечно, кое-что я вынес с этого мероприятия. Я не очень внимательно слежу сейчас за нашей Верховной Радой. Убежден, что все, что она принимает ущербно. Как говорится: не в коня корм. И новый закон о приватизации я пропустил. С одной стороны зря. А вот с другой – вполне закономерно.

В этом законе есть два принципиально новых решения. И оба этих изменения очень много говорят, на самом деле, не о приватизации, а о нашей реальной жизни. Это вам не плакатные декларации Порошенко и Ко, это сермяжная правда жизни (Привет Васисилиусу Лоханкину).

Первое новшество. Для супер инвесторов (первая группа – стоимость приватизируемой собственности от 200 миллионов) предусмотрен очень интересный юридический пассаж: при покупке предприятия новые собственники имеют право в договоре на приватизации сослаться на арбитражную ссылку на западные суды. То есть для крупных инвесторов правительство Украины официально предоставляет право жаловаться на себя в иностранный суд, например, в Лондоне.

Надо ли говорить, что это фактически смертельный приговор всей судебной системе Украины? Наша власть официально признает, что западные инвесторы не верят украинским судам. Зачем нужны суды, которым не верят – не понятно. В нормальной стране после такого пункта в законе следовало бы сразу распустить все суды. Но у нас все остается по-прежнему: простые смертные (в том числе и украинский бизнес) должны судиться в наших судах. И это при том, что сама украинская власть признает – этим судам никто не верит. Зато, если деньги есть, очень большие деньги, то можно судить в Лондоне. Конечно, это и так все знают, но я, честно говоря, такого еще никогда официально не слышал.

Нет, разумеется, любой договор в цивилизованном мире может иметь ссылку на арбитраж в другой стране. Дополнение, исключение и т.д. Международный договор. Здесь же, совершенно понятно, что данный пункт введен по одной причине: никто не верит украинским судам. Это уже, как говорил Остап Бендер – медицинский факт. И закон исходит именно из этого факта. Кстати, это плюс закону: он построен не на абсурдных спекуляциях распаленного депутатского ума, а на реальных фактах нашей жизни. И закон прав, именно такой путь дает хоть призрачный шанс привлечь серьезного инвестора. Но одновременно это и приговор нашей судебной власти. Беспощадный.

Второе новшество: юридическое оформление статуса иностранного советника. То есть теперь официально можно платить иностранным банкам и экспертам за поиск инвесторов для приватизации. И это хорошо, но…

То, что посредникам наши власти готовы официально платить сумасшедшие проценты, очень много говорит об отчаянии, проживающем в элитном пентхаусе Украины. Я бы тут вспомнил знаменитые слова Остапа Бендера о Паниковском: «А за что вас любить? Таких, как вы, девушки не любят. Они любят молодых, длинноногих, политически грамотных. А вы скоро умрете. И никто не напишет о вас в газете: «Еще один сгорел на работе».

Фактически авторы закона говорят: мы знаем, что есть цивилизованные правила игры. И мы даже готовы дать право по ним поиграть. Но только для инвесторов от 200 миллионов. А остальным как?

Я себе представляю, что владелец какой-нибудь шаурмы заключает договор аренды с городским управлением торговли и делает в нем ссылку на арбитраж Лондонского суда. А затем, когда управление торговли ему начинает выкручивать руки, он подает в Лондон на арбитраж. Интересно, сколько времени бы продержалось бы наше управление торговли при такой системе? Я думаю, до первого решения суда.

Но зачем говорить о несчастной шаурме. А какая-нибудь ITкомпания, на которую бы «наехало» СБУ? Если бы ITкомпания через арбитраж в Лондоне потребовала бы от СБУ возмещение ущерба и недополученной прибыли? И, кстати, если обращение в Лондон владельца шаурмы кажется, разумеется, просто шуткой, то с ITкомпанией – это ведь вполне реальная вещь. Но в нашем законе для простых смертных такое не предусмотрено.

Вы можете себе представить, на что готовы пойти наши власти, чтобы пришли инвесторы? Но что-то пока, невзирая на старания законодателей, никто к нам не рвется. Почему? Кто-то может сказать, что им, мол, физиономия Порошенко или Гройсмана не нравятся. У меня есть одно предположение. Глупое такое, наивное. Идеализм, одним словом. Думается мне, что западные инвесторы не могут забыть, как в нашей стране, уже после Майдана,  силовики стали по очереди ходить в гости к крупным ITкомпаниям. И не чай у них пить, кстати. Но это так, к слову.

В общем, приватизация FOREVER, то есть тема для дискуссии 26 июля была. Но…

Представим себе сцену. С одной стороны зала пришли люди их Одессы поговорить о приватизации в Одессе. А с другой – из Киева: прочитать нам свои презентации.

Нам предлагалось поспорить на тему букву «И» или букву «Е» поставить после буквы «Р» в слове ПРИВАТИЗАЦИЯ. Все остальные дискуссии лежали за пределами разрешенной компетенции собравшихся.

Мои коллеги, которые плевались после этого мероприятия, были уверены, что оно было просто неудачно организовано. Доклады были никакие (одни банальности), ответы были никакие – пережеванные места из институтского курса экономики для младших экономистов. В конце должен был быть фуршет, чтобы участники выпили за свое выброшенное время и тихо разошлись с этой галочки.

Так вот мои коллеги думают, что дело просто в непрофессионализме тех, кто пришел нас учить приватизации в Одесской области. А я вот думаю, что дело гораздо хуже.

Мы страна тотальной имитации. Мы имитируем законы, мы имитируем правила игры. Под словом «закон», под словосочетанием «правила игры» в нашей стране понимается вовсе не то, что именуется «законом» или «правилами игры» в цивилизованной стране. А только его имитация. Как надувной танк, призванный имитировать для противника место расположения основных сил. А мы для Запада имитируем, что у нас есть законы, есть их обсуждение, есть общественное мнение и позиция экспертов. Все есть! Но только это все – надувные танки, имитация.

И эти ребята к нам с Киева приехали, чтобы имитировать дискуссию. Они очень боялись, что дискуссии не будет, и имитация мероприятия будет уж слишком грубая. Поэтому вместо дискуссии на все время мероприятия они запланировали презентации. Чтобы «провинциальные идиоты» не ляпнули какую-нибудь глупость. А то «галочка» будет неубедительной.

А «провинциальные идиоты» стали задавать вопросы и что-то говорить. А наши киевские друзья не готовились говорить. Они не умеют спорить, ведь их задача просто прочитать банальную презентацию. Где новую мысль нужно искать с микроскопом. Ни на один серьезный вопрос дискуссии ответа никто не получил. Например:

1. В цивилизованном мире сначала осуществляют демонополизацию отрасли, а потом приватизацию. Так было сделано, например, в Израиле, даже, в России. А в Украине, например, облэнерго – монополисты в этой сфере были приватизированы без демонополизации. Как будет дальше?

2. Инвестор предприятия поступает со своей собственностью в зависимости от конъюнктуры. Он может божиться мамой, но если ему не выгодно, то он никогда не будет в реальности расширять производство, если он не доверяет правительству. Что с этим делать?

3. Каким образом правительство планирует повысить доверие к «малой приватизации» (до 200 миллионов), какие гарантии оно может дать инвесторам? Ведь это этого напрямую зависит цена предприятия. Если инвестором будет только предприятия аффелированные с депутатами Верховной Рады, то цена этих предприятий грош. А другие инвесторы придут только в случае доверия к власти. Как тут быть?

Это далеко не все вопросы, которые прозвучали или могли прозвучать в этой дискуссии. Но ведь, скажем откровенно, дискуссию никто и не планировал. Это была имитация. Будем теперь знать: Центр Экономической стратегии – это то место, где надувают танки. Самое грустное, что член Наглядовой Рады этого Центра – г-н Вакарчук. Его именем прикрывается это надувательство.

Тоскливо все это: мир надутых манекенов, за которыми прячутся наши мелкотравчатые злодеи, комсомольского разлива.

PS. Уважаемые читатели. Хочу напомнить, что автор за свои статьи ничего не получает. А это работа, хотя, возможно, не все с этим согласны. Поэтому, тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

 

 

]]>
Fri, 14 May 10 14:46:43 +0300 http://dumskaya.net/post/ritualnye-plyaski-vokrug-privatizatcii-v/author/
:{В Одессе обсуждали новый проект закона о выборах… Вэй`з мир! }: В Одессе обсуждали новый проект закона о выборах… Вэй`з мир! http://dumskaya.net/post/v-odesse-obsuzhdali-novyy-proekt-zakona-o/author/ 23 июля в отеле «GAGARIN» прошел круглый стол о выборной реформе. Это настолько символично, что если бы кто-то решил использовать это событие в художественном фильме, то критики бы возмущено воскликнули хором: «Не верю».

Высотный отель, построенный там, где строить нельзя. Ну, просто нельзя. Но построили. Отель, названный именем Юрия Гагарина, который, если бы узнал, что его именем называют такое сооружение, как минимум, дал бы в глаз авторам этого названия. И, наконец, сам круглый стол, обсуждающий то, чего, на самом деле, нет – выборная реформа. Куда там несчастному «В ожидании Годо», Самюэль Беккет и Эжен Ионеску могут в тоске плакать в уголке о подобных сюжетах. Наш абсурд ихнему абсурдику – не чета. Мы самый абсурдистский абсурд.

В нашей стране выборное законодательство меняют как перчатки. Как в старом революционном фильме: « Менял я женщин, тири-тириям-та, как перчатки Носил всегда я, тири-тириям-та, шапокляк». И вдохновенным причитаниям с придыханием о «новой выборной системе», я уже давно не верю. Сам играл в театре абсурда, всякое видел. Но, увиденное действо в отеле «GAGARIN» - это нечто!

Самое печальное, что очень трудно передать весь абсурдистский абсурд этого представления. Во-первых, подавляющее большинство присутствующих говорили на новоязе, который мало понятен обычному человеку. Во-вторых, для того, чтобы ощутить весь аромат этой симфонии новояза, надо энное количество времени провести в прорубе с дерьмом. Проще говоря, привыкнуть к пронзительному душку нашей политики. Тут без всякого Гарри Поттера вырастут особые жабры. Там, в проруби, ты сразу познаешь все истины оптом и в розницу.

Я слежу за этим процессом уже тридцать лет. Но картина здесь одна и та же. Ничего не поменялось. И когда мы в 1989 году инструктировали наблюдателей на выборах в Верховный Совет Украины от кандидата Авенира Ивановича Уемова, то я могу повторить этот инструктаж сегодня почти слово в слово. Хотя с тех пор система выборов менялась раз двенадцать.

Вообще, когда следишь за каким-то процессом, то всегда полезно разобраться, что НЕ ПРОЛУЧИЛОСЬ и ПОЧЕМУ. Но за тридцать лет я не видел ни одного грантового обсуждения, где бы именно так ставился вопрос: что было плохо и почему?

С завидным постоянством изобретаются новые схемы и правила, а новые люди, которые только что вот начали заниматься политикой и считают, что именно с этого момента началась история выборов в Украине, тридцать лет в подряд твердят о прелестях «электронного голосования», но никто не пытается изучить, что происходит на самом деле и почему?

Но вернемся к нашему круглому столу.

Мы выслушали долгую лекцию, как надо покупать канцелярские принадлежности для избирательных комиссий, какой строкой надо выделять деньги на выборы, сколько отчетов должен писать кандидат и много другой полезной информации. Докладчик согласился, что два отчета с одного кандидата за одни выборы – это многовато. Докладчика возмущало, что до сих пор не запрещено одной партии агитировать за другую – таким образом, по мнению докладчика, нарушается баланс равенства на выборах. Я думаю, в нашей стране победившего абсурда, этот доклад мог бы стать хорошим постаментом для кандидатской диссертации. Только к действительности этот доклад не имеет ни малейшего отношения.

Что, фактически, происходит на выборах? Всегда. Фальсификации. Избирательные комиссии, которые создаются органами власти, репродуцируют эту власть. Иногда, в редкие периоды общественной активности избирателей, все эти методы фальсификаций данных Главного оппозиционера не помогают. Как массовые фальсификации Януковича не помогли ему выиграть у Ющенко. Но это редкость.

По сути дела, в нашей политике есть только один вопрос: может ли общественная активность избирателя превысить размеры фальсификации? Ответ очень прост: в крайне редких, исключительных случаях.

Казалось бы, в этой ситуации следовало бы попытаться понять: почему это происходит. Как в том анекдоте про консерваторию. Но эту проблему никто не собирается решать.

Можно обратить внимание на несколько аспектов этой ситуации. Почему фальсификации органически заложены в любой нашей системы выборов?

Во-первых, как и во всех постсоветских странах (за исключением стран Балтии), у нас тотальная сакральность власти. Наши политики боготворят власть государства. Единой иерархической структуры. Кого такая структура будет избирать? Только саму себя. Все наше законодательство об этом.

В реальности, а не на бумаге, тем, кто не за власть, и деньги на выборы не дадут, и проверки будут ходить один за другим, и ставить их будут в том месте, где их участие ничего не решает. В нашей стране любой бизнесмен знает: не дай Бог, если привяжутся проверяющие. И неважно правы они или нет? Для сакрального единого иерархического государства любой несогласный – враг по определению.

Именно поэтому единственная стратегия на выборах с 1989 года не изменилась: скандалить с утра до вечера. Драться на выборах, ругать, угрожать. И, конечно, против таких буянов применяют соответствующие меры: вызывают полицию, грозят КПЗ, запирают на участках, выключают свет и т.д. Но очень характерно, там где буяны контролируют выборы, там у оппозиции больше голосов. Иногда чуть-чуть, а иногда намного. Чем больше буян, тем больше голосов. Вот об этом бы поговорили на круглом столе. Но нет, это не кошерно. Это только для тех, у кого в проруби с дерьмом жабры выросли.

Когда мне говорят, что у нас фальсификации там два процента или три, я, уже не смеюсь. Я просто обращаю внимание на инстинкт толпы. Когда люди массово начинают продавать свои голоса? Когда есть нечего? Нет, не правильно. Люди массово продают голоса, когда уверены, что от их выбора ничего не зависит. А когда это происходит? При фальсификации.

Нет, рассуждаю логично, никто из них не признает фальсификацию. Они ведь настоящие советские, точнее постсоветские, люди. Они знают, что именно нужно говорить. Но инстинкт, который убеждает их продать свой голос, говорит то, что они думают на самом деле. Но почему у них возникает это инстинктивное чувство? Вот о чем нужно говорить на круглом столе, в. от о чем нужно думать авторам закона. Не кошерно!

Когда мне говорят, что некое государство должно заботиться о правильности и справедливости выборов, я всегда вспоминаю наш независимый бизнес. Что они думают об этом государстве, которое на каждом углу рассуждает о помощи им? Если без мата, то только одно: не мешайте!

На сегодняшнем круглом столе известный одесский журналист Игорь Киселев сказал, что наше государство должно защитить несчастного украинского избирателя от хитрого и коварного беса – нашего Северного соседа. Я согласен с тем, что ВВП хитрый и коварный бес. Только я уверен, все эти хорреры о нашем Северном соседе в данном случае пишутся и снимаются для того, чтобы Петр Порошенко, невзирая на все рейтинги, и дальше правил страной. И чтобы не быть голословным, напомню: в 2004 году по самым скромным подсчетам Россия вложила в Януковича почти миллиард долларов. И помогло это на выборах, как мертвому припарки. И это при том, что сам Ющенко вел свою кампанию до предела бездарно. Да, конечно, Россия вложит огромные деньги в фальсификации выборов в Украине. Но все условия для этой фальсификации, и все дивиденды от нее получит Банковая, с дорогим нашему сердцу Петром Порошенко. Чем больше запретов будет на выборах, тем сильнее административный ресурс. Уже сейчас, за девять месяцев до выборов, идет кампания по обвинению всех противников Порошенко в том, что они агенты Кремля. Сейчас! Можете представить, что будет потом? И вот тут по каким-то таинственным причинам, сразу будут проблемы в равенстве подхода к телевизору. Я не знаю, как это будет в реальности: то ли свет отключат, то ли бандиты придут на телецентр, то ли дух Святой спустится на Порошенко. Я не знаю, что именно, но что-то будет совершенно точно.

Вместо всех этих пустых круглых столов на деньги грантов, следовало бы провести реальный мозговой штурм: что реально нужно Украине, чтобы превратить выборы в реальный механизм смены власти. В этом плане идеальный опыт США, которая в раннюю свою эпоху должна была бороться с наследием английской короны, хотя, конечно, нам во сто крат труднее. Но мы должны использовать их опыт.

Судьи должны избираться. Это была основа американской демократии.

Выборы проходят на деньги избирательного налога – те, кто собирается голосовать, платит за выборы. Никакого государственного бюджета, никакой единой вертикали. Хотите честно избрать достойных людей – платите за это деньги.

Правительство (в том числе и Конгресс) имеет только те полномочия, которые ему дал народ. В частности, Конгресс не имеет права решать вопросы собственности. Это решают только сами люди и суды. Это важнейшее условие, не дающее превратить политику в бизнес.

Я думаю, в наших условиях, можно было бы добавить избрание избирательных комиссий. Люди должны сами решать, кто достоин быть на участке.

И, конечно, избирательные участки должны быть забраны навсегда из государственных школ и других государственных учебных заведений. Это главный инструмент фальсификаций выборов.

Учитывая, общее отношение к Порошенко, выборы президенты могут оказаться для него неудачными при всей массовой фальсификации. Но трагедия не в нем, а в системе. Ющенко победил Януковича, но ни чем от него принципиально не отличался, только в профессиональном плане был еще хуже. Чем Порошенко лучше Януковича? Знает английский язык? Это мне напоминает период застоя, когда некоторые идеалисты радовались прихода Андропова – он же знает английский язык! Увы, самое лучшее в его приходе во власть, что быстро умер.

Если мы не поменяем Систему, то даже после поражения Порошенко, уже через пару лет мы будем иметь нового царя на престоле. Если кому-то легче, может называть его или ее гетманом. КактамуШекспира: «That which we call a rose by any other name would smell as sweet» («Розапахнетрозой, хотьрозойназовиеё, хотьнет»).

И последнее. Когда на этом круглом столе я слушал лектора, и представлял себе  в уме будущие выборы по этому закону, мне на память пришел старый пошлый еврейский анекдот. Невеста приходит к раввину с вопросом: Что мне на себя одеть в брачную ночь. Раввин отвечает: Не важно, что ты оденешь. Все равно… И тут раввин добавляет одно ругательное слово.

PS. Уважаемые читатели. Тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

]]>
Fri, 14 May 10 14:07:55 +0300 http://dumskaya.net/post/v-odesse-obsuzhdali-novyy-proekt-zakona-o/author/
:{О хамах велосипедистах}: О хамах велосипедистах http://dumskaya.net/post/o-hamah-velosipedistah/author/ У меня очень сложное отношение к велосипедистам. С одной стороны, я очень рад за этих людей и с удовольствием сам бы занялся этим видом перемещения, но, увы, возраст и комплекция не слишком позволяют. Но, с другой стороны, очень часто сталкиваюсь с тем, что велосипедисты себя ведут абсолютно по-хамски, я бы сказал, крайне презрительно к тем, кто ходит пешком.

У меня всегда вызывают крайне неприятное ощущение любители гонять велосипед на скорости по пешеходным тротуарам. Причем очень часто, место для пешеходов крайне узкое и быстро летящий велосипед – самое последнее, что хочет видеть пешеход на этом узком участке.

И вот сегодня я испытал «радостное» чувство знакомства с подобным хамом. Я шел по этому пятачку, возле сгоревшего ресторана у начала Трассы Здоровья, по той узенькой дорожке, которую выделили для пешеходов. Мне на встречу быстро ехал велосипед. Чтобы его пропустить, мне пришлось отступить с дорожки в грязь, где я поскользнулся и упал. А велосипедист не посчитал нужным извиниться, помочь мне встать – все это было для него лишнее. Просто вопиющее хамство. Помог подняться мне другой пешеход.

Самое грустное, что подобная ситуация не случайна, а неизбежна при условии подобного поведения хамов-велосипедистов. При этом велосипедисты кричат о том, что автомобилисты нарушают их права. А почему я должен защищать права велосипедистов, которые себя так ведут?

]]>
Fri, 14 May 10 13:37:16 +0300 http://dumskaya.net/post/o-hamah-velosipedistah/author/
:{«22 июня, ровно в четыре часа …» Часть третья, индустриализация, начало}: «22 июня, ровно в четыре часа …» Часть третья, индустриализация, начало http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-chast-t/author/ В 60-е годы, когда началась Великая деколонизация Африки – все страны Африки (за исключением «белого» тогда Юга Африки) в течение короткого времени получили независимость, широко муссировался вопрос об использовании советского опыта «индустриализации» в этих странах. Мне довелось прочитать как минимум десяток хвалебных од «индустриализации» в западных книгах, опубликованных в свое время в СССР. Разумеется, как я сейчас понимаю, реальная индустриализация не имела ничего общего с той благостной картинкой. И, кстати, Великая деколонизация Африки также закончилась чудовищной кровью и безумной нищетой, по сравнению с которой годы «колониальной зависимости» выглядят сейчас чуть ли не как «золотой век». Но, разумеется, никто публично это не признает. Но вернемся к нашей индустриализации.

На волне перестройки, в 1987 году появилась «этапная» статья в журнале «Новый мир» (№2)  под названием «Лукавая цифра» Василия Селюнина и Григория Ханина. Кратко говоря, суть этой статьи: «национальный доход СССР за 1928-1987 годы вырос не в 90 раз, как уверяло ЦСУ  СССР, и вслед за ним советская пропаганда, а в 6, 9 раза  или в 13 раз меньше ». Однако, если обратиться к предвоенному периоду, то здесь ситуация будет неизмеримо хуже. По данным этой статьи, многие показатели экономики, которые официально были реализованы еще в Первую пятилетку, на самом деле в СССР были получены лишь в 50-е годы. А итоги Второй пятилетки вообще были ничтожны.

Оказалось, что все официальные расчеты велись с нарушением всех норм: не учитывалась, например, инфляция, все данные, даже указанные в натуральном выражении, подвергались подчисткам и фальсификациям. Попытки отдельных грамотных людей, вроде Николая Осинского, бывшего лидера партийной оппозиции (расстрелян в 1941 году) добиться в статистике объективных показателей, ни к чему не привели.

Один из авторов этой статьи, Георгий Ханин, в своих материалах уже в наши дни,  подчеркивающих абсурдность статистических данных тех лет, приводит интересный пример: «как в 1932 году при подготовке второго пятилетнего плана  нарком земледелия СССР  Я.Яковлев с отчаянием восклицал на одном из совещаний: «как можно планировать, если нельзя верить ни одной цифре! »

Но и те данные, которые приводились в «Лукавой цифре» — это еще не вся правда. Настоящая правда гораздо хуже. И для того, чтобы хотя бы приблизительно понять, что происходило в СССР при индустриализации, попробуем коснуться двух главных феноменов той жизни: «черного рынка» и коррупции.

Русская Википедия – главный толковый словарь современности, дает весьма своеобразное толкование этого термина: «Чёрный рынок существует практически везде, где есть запрет на торговлю каким-либо товаром или она каким-либо образом ограничена». На самом деле это лишь часть правды.

Дело в том, что до начала ХХ века в Европе не существовало такого понятия, как «черный рынок». Как и в Российской империи. Ни одно из правительств тех лет, не считало возможным вводить какие-либо ограничения на торговлю. Фактически торговать можно было всем, просто не везде и не всегда. За опиумом никто не ходил на Невский, на Дерибасовскую или на Флит Стрит. Для этого существовали китайские курильни в соответствующих районах больших городов. Точно так же и с проституцией, и с другими товарами, которые сейчас традиционно относят к ведомству «черного рынка». Даже страшные периоды гражданских и религиозных войн периода Реформации в Европе нельзя отнести к созданию «черного рынка». Да, в европейских городах можно было почти официально заказать убийство человека, а в королевской Франции, например, существовало целое сословие бретеров, чье единственное занятие было заказные убийства под видом дуэли. И, все-таки, это не «черный рынок».

«Черный рынок» начинается именно тогда, когда появляются запреты на торговлю и карточная система. Однако здесь требуется еще одно важное дополнение.

Во время Второй мировой войны, например, Англия оказалась в торговой блокаде. В стране одно время просто физически не хватало продуктов питания и вещей, чтобы мог существовать рынок. И Англия, впервые в своей истории, ввела карточную систему. Но карточки были для всех – от Премьер-министра до уборщика. Карточки поддерживали обязательное равенство всех, они вводились на короткое время – пока действовала торговая блокада страны с помощью германских подводных лодок. Правда, в Англии, хоть и в ограниченных масштабах, но сохранился рынок. Но «черный рынок» в стране, фактически не возник, так как действия правительства по созданию карточной системы были реально поддержаны гражданами страны и они верили правительству. Доверие к правительству «убило» «черный рынок».

В Российской империи карточки появились по совершенно иной причине, чем в Англии спустя 30 лет. Накануне Первой мировой войны в России не было никаких проблем с продовольствием. Однако война парадоксальным образом усилило желание Правительство его императорство величества контролировать бизнес. Дело в том, что сам император Николай Второй бизнесу не верил и его не любил. Он еще и евреев не любил, и для него бизнес – это было нечто типично еврейское. С начала войны императорские чиновники начинают все больше и больше забирать в свои руки регулирования продовольственным рынком. Результат оказывается, как и следовало ожидать прямо противоположным: чем больше правительство регулирует этот рынок (сначала талоны на сахар, потом на масло, на дрова, уголь и т.д.), тем хуже с ними обстоят дела. Особенностью России было то, что сама по себе идея выдавать товары по талонам не встретило сопротивления в русском просвещенном обществе. Мало того, оно почти приветствовало это начинание правительства. Но при этом это прогрессивное общество, презирая отечественный бизнес, не верило и правительственным чиновникам. Русское общество считало, что талоны нужны, но чтобы не было коррупции, талоны должно выдавать именно оно – общество. Так как ему, а не правительству «доверяют русские люди».

Эти красивые и многословные политические споры оборвались весной 1917 года, когда Правительство Российской империи пало. Кстати, главной причиной его падения стало именно страсть чиновников руководить рынком.

Пришли новые регуляторы рынка. Из образованного российского общества. Конечно, среди них была пара-тройка людей, имевших свой бизнес и понимающих, к чему приводит карточная система. Но их голос услышан не был. Лавина контроля обрушилась на российский рынок и погребла его.

На этой девятой волне регулирования рынка, к власти пришли большевики. Формально они говорили то же самое, что раньше говорило русское просвещенное общество. Только большевики сделали к этой фразе одну добавку. В духе знаменитой реплики, приписываемой Аль Каполне: «Youcan getmorewitha kindwordand a gunthanyou canwitha kindwordalone» («С помощью доброго слова и пистолета вы можете добиться гораздо большего, чем только одним добрым словом»).

Именно эпоха «военного коммунизма», как его назвали потом, стала началом эпохи «черного рынка» в СССР и постсоветском пространстве. Большевики создали из запретов на торговлю Систему. Ленин еще в 1917 году, почти сразу после Октябрьского переворота, пишет знаменитую статью о «мешочниках-спекулянтах». Таким образом, в СССР в 1917 году и появился впервые официально главный враг и реально главный друг – спекулянт.

Проведенные, уже в наши дни, исследования показали, что львиная доля поставок для населения продовольствия и товаров народного потребления в годы Гражданской войны осуществляли именно «мешочники». Если бы не они, то население просто вымерло бы. Что, кстати, и произошло, например, в Одессе, когда ее в 1920 году вновь захватили красные. Красные расстреливали «мешочников», а никаких других систем поставки продовольствия в города не было. При наличии продуктов в Одесской области, Одесса вымирала в прямом смысле этого слова. По словам моей бабушки, на улицах валялись мертвые. Люди, приближенные к власти, могли спастись с помощью АРА – Американская продовольственная помощь. Блат при ее распределении был чудовищный. Близость к распределению представляла собой товар, который высоко стоил на «черном рынке».

Именно в годы «военного коммунизма» были впервые созданы эти безумные, на первый взгляд, «правила игры»: все то, что реально работала было поставлено вне закона, все то, что было законно – не работало. Или работало, но по блату. Характерно, что «мешочничеством» занимались поголовно все: и партийные, и военные, и известные, и неизвестные люди. А наказывали тех, кто на чем-либо попался. Случай, фарт. Любой начальник того времени понимал, что если он реально хочет получить результат, он должен давать время своим подчиненным заниматься «мешочничеством», он должен давать взятку тем, кто распределяет фонды, чтобы получить свою долю фондов. В противном случае он ничего не получит. Кто-то выбивал себе фонды наганом, кто-то – мандатом с важными подписями, кто-то взяткой. Это был, конечно, не тот классический «черный рынок», который сложился в США в годы «сухого закона». И даже не тот «черный рынок», что описан в красивых, но немножко идеализированных «Одесских рассказах» Исаака Бабеля. И все-таки это был «черный рынок», со своими правилами. Вход, как известно, – рупь, выход – червонец.

Принято считать, что НЭП, пришедший на смену «военному коммунизму» был эпохой рыночной. Тех, кто в это верил, например, я, в начале 80-х, были удивлены фразой из запрещенной тогда книги Бориса Пастернака: НЭП – самое фальшивое советское время. И лишь, пройдя эпоху 80-х и 90-х, я понял эти слова великого литератора. В СССР во время НЭПа точно так же, как и во время «военного коммунизма» правил бал «черный рынок». Официальный рынок был фикцией.

По сути дела говоря, рынок в СССР кончился, не начавшись, в начале 1922 года, когда Политбюро приняло решение, что государственные предприятия не могут конкурировать друг с другом. С этого момента новая экономическая политика превратилась в фарс. Государственная промышленность и торговля, которой принадлежала почти вся промышленная база страны и львиная доля оптовой торговли, не имела к рынку никакого отношения. Вся продукция в стране стоила (по официальным большевистским данным) от трех до пяти раз дороже (в хлебном исчислении), чем в 1913 году. Не случайно, первый кризис перепроизводства случился в госпромышленности всего через год. Госзаводы, тресты и синдикаты «задрали» цены, а крестьяне просто не захотели платить столько хлеба.

История НЭПа – это история бесконечных попыток обмануть крестьян. У меня нет под рукой свидетельств, но хорошо зная подобные процессы, я могу уверенно заявить, что блат в то время, играл не меньшую роль, чем в годы «военного коммунизма». Это, кстати, очень хорошо читается между строк в «Мастере и Маргарите». Надо будет как-нибудь провести детальный анализ экономики СССР в годы НЭПа по этой книге. Там более, чем достаточно свидетельств.

Любопытно, что само руководство СССР первоначально создало механизм «черного рынка» в СССР. Таким механизмом официально стало наличие в стране двух валют.

Мало кто знает, но большевики официально в годы «военного коммунизма» использовали механизм «инфляционного налога». Если говорить просто, то вместо фискального ведомства, большевики создали большой печатный станок: печатая деньги, они собирали инфляционный налог на деньги.

Проблема в этом налоге то, что деньги обесценивались больше, чем хотели большевики. То есть сбор «инфляционного налога» давал слишком мало средств. Реакция большевиков была вполне прогнозируемой и, разумеется, самой бездарной из возможных: они постепенно полностью уничтожили весь рынок в стране, который не зависел от них. Это, кстати, стало одной из главных причин смерти «военного коммунизма».

В НЭП СССР (точнее пред СССР, так как само СССР было создано уже в годы НЭПа) вступил с теми деньгами, которые остались от печати для инфляционного налога – так называемые дензнаки – печатал Наркомфин, и новые «дорогие» деньги: «червонцы» – стал печатать Госбанк. На госпредприятиях людям давали дензнаки, которые на рынке почти ничего не стоили. В годы НЭПа инфляция дензнаков на порядки превысила инфляцию периода «военного коммунизма». Все реальные услуги можно было купить только за «червонцы». Люди активно меняли быстро обесценивающиеся дензнаки на «червонцы». Как мы когда-то в 90-е покупали доллары. «Черный рынок» пах и процветал, только в экономике ситуация была все хуже и хуже.

Еще в годы Перестройки я сам считал, что смерть НЭПа была искусственной и вызванной борьбой Сталина за власть в партии. Реальность оказалась более сложной. НЭП экономически умер, смесь рынка, «черного рынка» и командной системы не могла быть жизнеспособной. Большевики, обладая полной монополией на оптовую торговлю, довели цены на промышленные товары до космических высот. «Политграмота» Николая Бухарнина в 1924 году возмущалась тем, что сапоги в 1923 году стояли в хлебном выражении, по-моему, в три с половиной раза больше, чем в 1913 году. Но к 1927 году это соотношение выросло еще в разы. И хотя крестьяне имели больше хлеба, чем раньше, они не были готовы ни под каким видом платить такое количество хлеба за промышленные товары. Очень важно еще отметить, что даже при таких ценах, прибыль госпредприятий была ничтожна. Издержки производства при большевиках росли быстрее, чем цены. Псевдорыночный механизм госпредприятий был глубоко порочным, и жить также дальше было просто невозможно.

В массовой и хорошо известной тогда книге своих учеников «Политграмоте», Николай Иванович Бухарин выдвигал идею власти в духе своего рода, советского конфуцианства. Партийные лидеры, в его понимании, должны были выступать духовными учителями советских граждан, моральными руководителями, теми, кто предлагает людям идеи и цели для развития страны. Но крах НЭПа неизбежно ставил преграду на этом пути. Надо было либо отказываться от руководящей роли ВКП (б), либо отправить страну в холодильник. Первое, даже из оппозиции, не хотел никто. А для второго – оппозиция была не нужна. И пришла индустриализация.

Как поживал «черный рынок» при индустриализации? Какое воздействие он на нее оказал? Об этом в следующий раз.

(Продолжение следует)

PS. Уважаемые читатели. Тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

]]>
Thu, 13 May 10 15:59:28 +0300 http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-chast-t/author/
:{«22 июня, ровно в четыре часа…» Часть вторая, 22 июня 1941 года}: «22 июня, ровно в четыре часа…» Часть вторая, 22 июня 1941 года http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-chast-v/author/ Что на самом деле произошло 22 июня 1941 года? Традиционно советская пропаганда твердила о «подлом внезапном нападении». Потом стало известно, что ряд разведчиков предупреждали об этом, но Сталин не внял их голосу. Потом появились многочисленные объяснения, в том числе и вполне разумные, почему Сталин не услышал данные своих шпионов.

Однако все эти споры исходили из все той же знаменитой фразы о «подлом и внезапном нападении». Потом советские и бывшие советские читатели познакомились с книгой Виктора Суворова, где отчетливо доказывается, что Сталин планировал напасть на Гитлера летом 1941 года и Гитлер опередил Сталина на какой-то очень небольшой срок.

Лично для меня нет никаких сомнений, что Гитлер всего лишь нанес упреждающий (превентивный) удар. О том, что Сталин готовит нападение на Гитлера, впервые я прочитал у генерала Петра Григоренко. Он в своей книге писал о знаменитой операции «Гроза». Уже потом я прочитал книгу Виктора Суворова. Кстати, в его книге мне хватило двух доводов: ситуация вокруг Заявления ТАСС от 14 июня 1941 года и выселения «чуждых элементов» из прифронтовой полосы.

Я — бывший советский человек, выросший на определенном перечне книг. Среди них, разумеется, есть и три книги Константина Симонова «Живые и мертвые». И я прекрасно помню знаменитые споры военных из первой книги по поводу Заявления ТАСС. Поэтому, когда Суворов дал объяснение этому факту, лично у меня вопросов больше не было. Ну, и выселение. Суворов пишет о том, что НКВД выселяло «чуждых» (бывших «буржуев», сельскую интеллигенцию, бывших «кулаков») из приграничных областей в Сибирь и Казахстан за несколько месяцев перед войной. Готовили территорию к наступлению. Разумеется, своему.

Наши родственники жили в Бессарабии, куда они бежали в 1919 году после захвата Одессы большевиками. В какой-то степени повторили судьбу Остапа Бендера. Но они благополучно жили в Румынии до конца 30-х, а в 39 году Бессарабия была захвачена СССР. Им неописуемо повезло, они не попали в число «чуждых элементов», причем, совершенно случайно: жили не там, где владели делом. Но весной 1941 года они уехали к родственникам в Одессу, так как именно весной 1941 все те, кого взяли на «карандаш» при захвате Бессарабии, были высланы в Сибирь (Казахстан). Поняв, что готовится нечто страшное, родственники все бросили и приехали в Одессу.

Так что лично у меня никаких сомнений в том, что Сталин готовил летом 1941 года нападение на Гитлера, нет. Впрочем, подробно об этом мы поговорим потом. Сейчас я напомнил об этом факте по другой причине.

Между Марком Солониным и Виктором Суворовым существует негласный спор о 22 июня 1941 года. Спор это не касается вопроса о возможном нападении Сталина на Гитлера. Оба они согласны с этим и здесь спора нет. Спор возникает тогда, когда каждый из них рассматривает ситуацию, что Гитлер не нанес своего упреждающего удара и летом 1941 года Сталин первый ударил по Гитлеру.

Суворов считает, что в этом случае Гитлер был бы сразу разбит. Солонин же уверен: даже напав на Гитлера первым, Сталин был бы точно так же разбит, как это произошло в реальности летом 1941 года.

Я убежден, что Марк Солонин прав. Армия Сталина в 1941 году вообще была не способна воевать с сильным противником. Как очень точно показал Марк Солонин, 22-23 июня 1941 года был не разгром Красной Армии, а распад. Конечно, сыграла свою роль и бездарность командования, которое, например, только через две недели выдало директиву на оборону. Вообще, подумать, ситуация: армия бежит от врага, а официальная директива требует от командиров никакой обороны – только наступать? Но главная причина была не в этом: как только люди поняли, что у Сталина начались проблемы, они тут же от него отреклись. Никто не то что умирать, воевать за Сталина не хотел.

Надо сказать, что если бы служба государственной безопасности накануне войны работала бы эффективно, то она обязана была знать настроения в армии. Но, разумеется, как и все структуры Сталина, НКГБ, НКВД и прочие наркоматы выдавали лишь то, что он них ждали. Типичная ситуация при тоталитарном режиме.

Любопытно, что кремлевский мудрец, которого все именуют гениальным, этого не понимал. Он-то считал, что все его рабы так напуганы, что не решатся от него сбежать. Оказалось, что и у страха есть границы. Ведь, казалось бы, Финская война должны была дать понять кремлевскому сидельцу, что существующая армия не способна вести войну с сильным противником. Кстати, Гитлер опирался именно на опыт Финской войны, когда говорил, что Сталинская империя развалится при ударе по ней. А Сталин не был способен это понять.

Есть факт, который очень долго не могли объяснить официальные историки войны. Почему Сталин целую вечность после начала войны валялся у себя на даче и боялся показаться в Москве? Почему он ждал, что придут его арестовывать, а ведь это исторически подтвержденный факт?

Дело, разумеется, не в «подлом внезапном нападении». Кстати, уже ночью с 21 на 22 июня даже Сталину стало ясно, что он проиграл. В Генеральном Штабе официально признали, что через несколько часов Гитлер нападет на СССР. Нет, тот ступор, в который впал Сталин, был вызван другой причиной.

Сталин был не дурак. И я думаю, 22-23 июня для него стало очевидным – рухнула большевистская сталинская империя. Да, империя рухнула, но никого, кроме самого Сталина, на этих руинах не оказалось.

Историки не дают обычно объяснение одному из самых чудовищных преступлений советской власти, то бишь, Сталина. Именно с начала войны по команде из Москвы начались массированные расстрелы всех узников тюрем и лагерей в зоне возможного подхода немцев. По сути это было безумием. Эти люди не представляли ни малейшей опасности для режима. Это были литераторы, журналисты, предприниматели, профессура, бывшие партийные оппозиционеры, давно ставшие обычными советскими работниками. Это был средний слой общества, и в массе своей, их даже нельзя было назвать врагами Сталина. Зато эти расстрелы неизбежно вызывали ненависть у тех, кто оказывался на стороне немцев. Немцы, как известно, воспользовались этими расстрелами для еврейских погромов. Но ведь у Сталина на тот момент не было никаких гарантий, что немцы не обратят эти расстрелы против него самого, мобилизовав людей на войну с «кровавым убийцей». По всем законам нормальной логики эти действия безумны. Но у Сталина была своя логика.

Сталина не интересовала никакая идея, никакая страна, его интересовала только личная власть. В тридцатые годы из эмиграции Лев Троцкий писал, что в случае войны, когда будут разбиты сталинские сатрапы, народ обратится к своим старым вождям. Он намекал на себя и других представителей оппозиции. Лев Давыдович был, как известно, большим идеалистом и жизнь понимал плохо, а Сталина не понимал вообще. Борис Бажанов в своих воспоминаниях (Второе издание 1980 года) писал об этой «слепоте», в общем-то, умного и дальновидного человека. Троцкий был совершенно прав, когда оценивал последствия столкновения легионов Сталина с сильным противником. Но он не учитывал, что Сталин был способен уничтожить ВСЕХ, кто мог хотя бы потенциально предъявить счет ему в случае поражения. Убиты были все, кто имел, хотя бы в маленьком зародыше, внутреннюю силу, чтобы потенциально противостоять тирану. Поэтому к Сталину никто и не пришел, кроме собственных дворовых холопов.

Я уверен, что многие поклонники кровавого тирана будут утверждать, что все эти казни позволяли стране быть единым целым перед лицом врага. Но это — ложь. Отсутствие лидеров в обществе приводило к тотальной безответственности, страху принять решение, проявить инициативу. За все эти казни люди, проживающие на территории СССР (трудно назвать бесправных холопов гражданами), заплатили миллионами жизней тех, кто никогда бы не погиб, если бы не казни Сталина. Сталин делал все возможное, чтобы превратить советских людей в стадо. Любой, имеющий собственное «я», становился врагом. Стадом очень легко управлять, но воевать стадом нельзя, даже при очень большом перевесе в силах. Это было ясно еще после Финской войны.

После своего затворничества Сталин оказался перед проблемой проблем: все то, на чем держалась его империя – никуда не годилось. Все это рассыпалось, как труха. Нужно было срочно искать новые механизмы власти, новые системы управления и новых людей.

Что вообще представляла собой империя Сталина накануне 22 июня 1941 года? То море лжи, которое было наполнено пропагандистами всех марок за эти годы, не должно скрывать от нас всех «прелестей» той жизни.

Первое. Никакой инициативы, любая инициатива наказуема.

Второе. Экономика страны построена на дозированной смеси официального и «черного» рынков.

Третье. Основой управления страны является тотальная коррупция сверху донизу.

По поводу первого пункта особых вопросов. Здесь все понятно. В лагерных воспоминаниях шестидесятых одного из военных, прошедшего лагеря в конце тридцатых, приводится очень характерная история. На одном из островов, куда ссылали людей, существовало предприятие по добыче рыбы. Были рыболовные суда, но не было холодильников для замораживания улова. Каждый новый управляющий базой организовывал большой вылов рыбы (рыбы в море тогда было навалом). Но на базе не знали, что с этой рыбой делать. Рыба благополучно гнила, очередного завбазой сажали за «вредительство». Закончилось это тем, что нашелся один умный, который перестал ловить рыбу. «Нету в море рыбы», - сказал он начальству. На нет и суда нет. Нечего заготавливать, некому гнить на складах. Все в порядке. Больше завбазой не сажали на памяти героя этого рассказа. Абсолютно типичная ситуация для Сталинской империи.

Что касается второй составляющей жизни тех лет, то надо понимать, что главным в стране оставался «черный рынок». Причем советская жизнь тех лет была построена таким образом, что именно «черный рынок» являлся единственным спасением от безграмотности государственного управления. Декларируемые цены, цифры и объемы, на самом деле очень сильно зависели от специфики рынка «черного». Именно большевики впервые превратили «черный рынок» в систему, в основной и главный рынок в стране. Например, в оплате рабочего принципиальной была не производительность его труда, а нормы, устанавливаемые на заводе, и категория, по которой снабжался данный город, где находился завод. Зарплата в Москве или где-нибудь в небольшом городке в Сибири, различалась в разы при той же производительности, так как рубль «весил» в Москве гораздо больше, чем где-либо. А среди заводов принципиальным являлось то министерство, к которому был приписан завод. Так стоимость зарплаты напрямую зависела от возможностей лично министра обеспечить покупательную способность рубля рабочего. И здесь мы плавно переходим к коррупции.

Поклонники Сталина обычно кричат о блеске управления и другие подобные глупости. Разумеется, это не имеет ни малейшего отношения к правде. Большевизм изначально был насквозь коррумпированным режимом.

Основой основ коррупции является поистине гениальное, достойное Каина, решение большевиков создать иерархию продовольственных талонов. Это весна 1918 года. Об этой идее рассказала Берберова в книге «Железная женщина». Бюрократическая структура, которая мгновенная выросла у большевиков, сама по себе является питательной средой для коррупции. Тем более при тотальном невежестве аппарата. Но система иерархии пайков, в зависимости от доверия бюрократа — это вообще запредельная норма. Военный коммунизм стал апофеозом бюрократии и коррупции на крови. Большевики должны были носить Троцкого на руках, так как без него их армия просто распалась бы под весом бюрократии. Но если армии удалось хоть как-то существовать в этой бюрократической среде, то в промышленности и в сельском хозяйстве был полный развал.

Булгаковская «Дьяволиада» — очень показательный пример коррупции тех лет. Но затем пришел НЭП, который хотя и был «самым фальшивым советским временем» по определению Пастернака, но все-таки дал некоторую передышку стране. Потом началась эпопея так называемой «индустриализации», породившей ту безумно неэффективную и коррупционную модель экономики, с которой Сталин вступил в 30-е годы. Но понять происходящее 22 июня 1941 года без подробного описания событий «индустриализации» просто невозможно.

Об этом в следующий раз.

(Продолжение следует)

PS. Уважаемые читатели! Тем из вас, кому понравилась мой текст, предлагаю поддержать автора материально. Кто сколько захочет. 5168742222119400

 

]]>
Thu, 13 May 10 10:10:35 +0300 http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-chast-v/author/
:{«Операция Ы» с Одесской киностудией?}: «Операция Ы» с Одесской киностудией? http://dumskaya.net/post/operatciya-y-s-odesskoy-kinostudiey/author/ В недрах Верховной Рады, в самой сокровенной части ее – в Комитете по Культуре и, страшно сказать, духовности, был разработан потрясающе интересный проект Закона Украины «О государственной поддержке кинематографии в Украине» (регистрационный номер 8251). В этом, воистину уникальном правовом документе, кроме обязательных клятв во всем хорошем и ритуальных плясок против всего плохого, есть один мА-а-аленький фактик. Проект отменяет мораторий на приватизацию Одесской киностудии. Возможно, где-то далеко, например, в забытой галактике, куда отправился с очередной миссией звездолет Эртерпрайз, могли бы этому обстоятельству и порадоваться, но в нашей Одессе кинематографисты за этим новшеством парламента увидели одно – длинные ряды жилых новостроек вместо Одесской киностудии.

Наши собеседники: Игорь Шевченко – Глава правления Гильдии кинематографистов Одессы и Дмитрий Гроховский – заместитель главы правления Гильдии

Л.Ш. Игорь, что вы сделали, когда узнали об этом законопроекте?

И.Ш. Мы обратились к народному депутату Николаю Скорику. Суть обращения заключается в том, что в 2005 году при акционировании были нарушены права трудового коллектива госпредприятия «Одесская киностудия художественных фильмов». Тогда Высший Хозяйственный суд Украины своим решением обязал Фонд Госимущества провести акционирование «Одесской киностудии художественных фильмов». Таким образом, вместо ОАО «Одесская киностудия» было создано некое гибридное ЗАО, где трудовой коллектив не получил ни одной акции своего предприятия. Поначалу какая-то вялая кинодеятельность ещё велась, но вот уже в течении десяти лет (! ) на киностудии не было снято ни одного собственного фильма (! ) под маркой «бригантинки», а кадровых профессиональных работников поувольняли, и оставили без средств к существованию.

Поэтому мы попросили народного депутата Николая Скорика инициировать пересмотр незаконных действий по акционированию госпредприятия «Одесская киностудия», возвратить предприятие в госсобственность, и провести новое акционирование в соответствии с действующим законодательством.

Л.Ш. Дмитрий, как отреагировал Николай Скорик на ваше обращение?

Д.Г. Народный депутат Украины, Николай Скорик поддержал инициативу представителей обманутого трудового коллектива Одесской киностудии, и других деятелей культуры и искусства, и в тот же день внёс поправку ко второму чтению в вышеуказанный законопроект, чтобы исключить возможность снятия моратория на приватизацию Одесской киностудии, который был обеспечен Законом Украины «Про заборону приватизації, відчуження, передачі в заставу та внесення до статутних капіталів господарських товариств усіх форм власності пакета акцій, що належить державі у статутному капіталі Закритого акціонерного товариства «Одеська кіностудія».

И.Ш. Я хочу отдельно отметить, что кроме всего прочего, выяснилось, что при регистрации законопроекта рег. № 8251 был нарушен регламент, так как его сравнительная таблица не содержала нормы о приватизации Одесской киностудии, в то время как в тексте закона в «Заключительных положениях» эта норма содержится. Хотелось бы думать, что это НЕДОРАЗУМЕНИЕ, а не примитивное шулерство, чтобы не сказать — сознательный подлог, так как при рассмотрении законопроекта депутаты пользуются сравнительной таблицей. Таблица — это предусмотренный регламентом документ, в электронном и бумажном виде, где отражены как действующие нормы закона, так и предлагаемые новые.

Л.Ш. Да, интересный подход к подготовке законопроекта. А кто автор этого гениального документа?

И.Ш. Мы, кинематографисты Одессы, также очень удивились таким сомнительным обстоятельствам, учитывая, что первым из авторов законопроекта является Председатель Комитета по КУЛЬТУРЕ и ДУХОВНОСТИ Николай Княжицкий. Также, соавторами данного законопроекта являются: Ирина Геращенко, Ирина Подоляк и Александр Абдулин. Возникает, кстати, резонный вопрос, кто из этих авторов «забыл» включить скандальную норму в сравнительную таблицу законопроекта. Проверить эту информацию легко, открыв соответствующую страницу на сайте Верховной Рады Украины.

Л.Ш. Дмитрий, на ваш взгляд, в чем причина этой забывчивости, да и вообще самого законопроекта?

Д.Г. Мы считаем, что вокруг такого лакомого объекта в самом центре курортной зоны Одессы, как Одесская киностудия, развернулась подковёрная борьба с явными мошенническими действиями со стороны заинтересованных лиц.

Л.Ш. Игорь, и что теперь?

Ш.И. Мы все вместе обращаемся к народному депутату Украины Николаю Скорику с убедительной просьбой: просим Вас защитить культурное и национальное достояние страны от противоправных, мошеннических действий.

]]>
Thu, 13 May 10 10:06:23 +0300 http://dumskaya.net/post/operatciya-y-s-odesskoy-kinostudiey/author/
:{«22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили…» Часть 1}: «22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили…» Часть 1 http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-kiev-bomb/author/ Нынешнее празднование 22 июня в Одессе в очередной раз поставило перед нами вопрос: какую, собственно, историю СССР мы сейчас признаем за реальную. Дело не только в том, что в Украине официально отменен термин «Великая отечественная война» (ВОВ). Для официальной украинской истории есть только Вторая мировая война с 1939 года по 1945. Однако даже признание этого факта, на самом деле, не дает нам ответа ни на один из вопросов об этой войне.

Я хочу обратить внимание на ряд важнейших вопросов, которые обычно остаются за кадром дискуссий. Заранее прошу прощения за объем текста – я считаю, иначе рассказать об этом невозможно.

Разумеется, проблема оценки ВОВ появилась не вчера, и даже не после Майдана 2014 года. Впервые тема была по-настоящему заявлена в 1988 году. Именно тогда и именно «Комсомолка» тех лет — да, да, та самая «Комсомолка» («Комсомольская правда»), которая сейчас является одной из самых имперских постсовестких газет, подняла этот вопрос на всю страну – тогдашний Советский Союз. Вопрос стоял даже не о «Цене Победы», а о самой Победе. Еще не возникли новые государства, еще не распался Союз, но тема оценки ВОВ стала первой кровавой темой для СССР.

Очень важно понять, почему эта тема впервые проявилась именно в годы Перестройки, а не раньше? Почему для Оттепели конца 50-х – начала 60-х эта тема не стала определяющей?

Дело в том, что Катехизис Оттепели одним из догматов веры выбрал Победу. Это произошло неслучайно. Нынешние путинские пропагандисты любят говорить о неизменном значении Победы для СССР. Но это — очередная Большая Ложь. Ни для Сталина, ни для Хрущева эта победа была не нужна.

Начнем со Сталина. Верховный, как его называют в советских застойных фильмах, ведь не случайно очень быстро перестал отмечать победу, отменил выплаты за ордена, выселил из городов военных инвалидов. Кстати, об этом говорят меньше, но именно лагерники с военной биографией стали главными участниками всех бунтов в лагерях. После смерти Сталина в ГУЛАГе развернулись целые сражения, и основной ударной силой этих безнадежных бунтов были бывшие фронтовики.

Да, Сталин после Второй мировой войны получил почти все, что хотел. Он истребил своих врагов уже не только в СССР, но и почти во всем мире. За редким, за крайне редким исключением, лидеры западного мира до дрожи в коленках боялись Сталина и трепетали перед ним. Не величие народа, а страх западных политиков перед Сталиным – это главная его сила.

Но надо прекрасно понимать, что Сталин до войны, во время войны и после нее – это разныелюди. И мало того, СССР до 22 июня 1941 года и СССР после этого – это разные страны. Как и СССР после 9 мая 1945 года. Но об этом — потом.

Можно согласиться с Суворовым, что Сталин мог считать Вторую мировую войну своим поражением. Хотя он получил все, но свободный мир выжил, и в будущем, это неизбежно погубило его творение. Но вряд ли это соображение определяло отношение Сталина к 9 мая. Скорее здесь другое – Сталин боялся размышлений о том, почему он чуть-чуть не проиграл. А чем выше возносят день победы, тем сильнее возникает вопрос: а почему все стояло на краю?

Это отдельная очень интересная тема, однако, лежит за пределами нашего рассмотрения. Но совершенно очевидно, что для Сталина ни 9 мая, ни, тем более, 22 июня (день его величайшего просчета) не являлись ни праздником, ни ДАТОЙ, ни вообще чем-то важным.

Гораздо сложнее понять отношение Хрущева к 9 мая. В годы его правления происходит становление «военной прозы». Десятки талантливых авторов пишут о войне – главной теме своего поколения. Характерно, что подавляющее большинство этих книг носит в той или иной степени диссидентский характер. До определенного момента Хрущев вообще не обращал внимания на военную прозу. Разумеется, чиновники от литературы старались направить эту волну в нужное официозное русло. Но, если мы обратимся к дискуссиям тех лет, то увидим, что «охранители» просто ведут «арьергардные бои» — они пытаются спасти остатки официальной догматики, на большее у них нет сил. Разумеется, они закрыли путь в печать наиболее сильным и беспощадным книгам тех лет, например, Василию Гроссману, но при этом и Константин Симонов, и Юрий Бондарев, и очень многие другие пишут в то время книги, если и не подрывающие основы, то уж явно вылезающие за рамки официоза.

А Хрущев почти не участвует в этом противостоянии. Его в данный момент интересует только разгром оппозиции в ЦК. Только после окончательной победы на XXII съезде КПСС, Хрущев обращает внимание на литературу. Но и во время его «налета» на литературных оппонентов не ВОВ является главным объектом его внимания, а современная публицистика.

Понимал ли Хрущев, что в книгах о войне авторы очень часто фактически вели публицистические споры по текущей проблематике, сказать сложно. Обычно принято приводить «Один день Ивана Денисовича» как пример «либерального» отношения Хрущева к литературе. Однако, с точки зрения основ режима, и такие книги, как «Солдатами не рождаются» Константина Симонова, были прямыми вызовами официальной догме.

«Правда войны» стала знаменем поколения Оттепели, и, разумеется, для него сама победа была фактом противостояния их официозу. Именно поэтому победа и стала одной из главных составляющих догмата шестидесятников.

Сложно сказать, как отнеслась бы к победе Перестройка, если бы не годы застоя. Дело в том, что, для эпохи Брежнева – Суслова характерно изменение установки в идеологической догматике. Сталин и Хрущев, вслед за ним, почти откровенно пропагандировали коммунистический экспансионизм-империализм. И тот, и другой активно использовали страх стран Запада перед войной. И война в Корее, а тем более война во Вьетнаме, отчетливо показали, что страны Запада политически не готовы к прямым военным действиям. Обладая сильными армиями и передовыми технологиями, страны Запада абсолютно были не готовы к военно-политическим шагам. Однако администрация Брежнева коренным образом изменила военно-политический подход к политической экспансии. Возможно, это было связано с политическим крахом Пражской весны, а может свою роль сыграла главное политическое поражение СССР 60-х – Шестидневная война на Ближнем Востоке. Но администрация Брежнева избирает принципиально иную военно-политическую стратегию, которая захватывает в свою орбиту и тему ВОВ.

Администрация Брежнева избирает политику декларируемого сотрудничества со странами Запада. Все это декларируется под знаменем борьбы с войной – как самым ужасным проявлением худших черт капитализма. Разумеется, все это чистая декларация, не имеющая ни малейшего отношения к реальной военно-политической деятельности, но для нас сейчас важно, что это коренным образом изменило подход к официозному освещению ВОВ. Администрация Брежнева решила присвоить себе победу, и, обладая грандиозным политическим аппаратом, ей это почти удалось. Когда мы сегодня говорим о политике Путина в освещении ВОВ, которая во многом противоречит политике Брежнева-Суслова, то надо понимать, что это противоречие возникло именно в силу двойственного характера советской пропаганды эпохи застоя. Оттепель здесь абсолютно не при чем.

Для поколения шестидесятников победа была важна, прежде всего, тем, что «мы победили и вернулись». Разумеется, были книги и фильмы, построенные на горечи о погибших. Но погибшие рассматривались авторами этих произведений как живые. Обычные хорошие люди, которым не повезло выжить. Но, что очень важно, смерть этих людей не оправдывала власть.

Философия эпохи Брежнева-Суслова коренным образом изменила ход рассказа о войне. Во-первых, герои не вернулись с войны, как это было в книгах времен Оттепели. Они там погибли. Если в годы оттепели гибель героев была почти исключением, то теперь она становится системой. Если раньше о погибших рассказывали вернувшиеся, то теперь вернувшихся почти что и нет. Во-вторых, смерть героев сакральна не потому, что фашизм и нацизм плохи, а потому, что СССРи КПСС – святы!

Брежнев и Суслов полностью подменили идею победы, как освобождения не только от нацизма и фашизма, но и от советской бюрократической системы, на идею верноподданической гибели во славу КПСС.

Именно поэтому в годы Перестройки и встал впервые вопрос о самой победе: а была ли она? Застойная демагогия напрочь убила все почтение к погибшим, если во время Оттепели погибшие были горькими потерями на пути к свободе, не только от нацизма, но и от советского официоза, то для Перестройки официоз и победа стали едины.

Именно в «Комсомолке» впервые прозвучали первые аккорды этой дискуссии: можно ли говорить о победе, если победители не получили ничего из того, что хотели?

Однако оказалось, что скорбная дорога Правды не только еще не пройдена — мы даже еще и не вышли на эту дорогу. Оказалось, что тогда в 80-е годы двадцатого века, через сорок лет после 8 мая 1945 года, настоящий разговор о Второй мировой войне пока так и не состоялся. Проблема оказалась в том, что западные интеллектуалы не были готовы говорить о реальной роли Сталина и ВКП (б) в той войне, а без этого разговор о ней невозможен в принципе. И только с 90-х годов, когда начинается медленная и приглушенная публикация документов из советских архивов, можно говорить о начале реальной правдивой истории.

(Продолжение следует)

]]>
Thu, 13 May 10 09:56:38 +0300 http://dumskaya.net/post/22-iyunya-rovno-v-chetyre-chasa-kiev-bomb/author/
:{Я призываю вас помочь Владимиру Клопоту. Я сам перевел 300 гривен}: Я призываю вас помочь Владимиру Клопоту. Я сам перевел 300 гривен http://dumskaya.net/post/ya-prizyvayu-vas-pomoch-vladimiru-klopotu/author/ «ВЛАДИМИР СЕМЁНОВИЧ КЛОПОТ (среди коллег и друзей просто Вадик) — БЫВШИЙ ОРГАНИЗАТОР КИНОПРОИЗВОДСТВА, ДИРЕКТОР КАРТИНЫ С ОДЕССКОЙ КИНОСТУДИИ...

Да, к сожалению… Ровно через год после операции...

Все было хорошо, пока в театре, где он работал последние пять лет и получил инвалидность вследствие своей тяжелой болезни, новый директор, внедряющая "свою" команду, не вышвырнула его на улицу. Нервное перенапряжение — и новые резко увеличивающиеся онкологические образования, когда, казалось, наступила ремиссия и недуг отступил.

Нужна срочная операция на печени, которую в состоянии провести только хирурги киевской клиники Шалимова.

Самое ужасное, что всё это свалилось на Клопота именно сейчас, когда наказание Украины — доктор Смерть — отменила государственную помощь онкобольным, когда Клопот остался один на один с болезнью со своей жалкой пенсией по инвалидности, а семье не наскрести денег даже на проведение предоперационного обследования.

Мне больно писать об этом, но если мы не поможем, у него останется только одна возможность — умереть... У нашего Вадика Клопота, который столько раз вытаскивал из подобной беды других несчастных людей!!!

Но ведь все мы пока есть, живы и здравствуем и можем помочь, если захотим! И мы захотим!!! Ведь правда?

 

СОБРАТЬ НАДО 4000 ДОЛЛАРОВ!!!

 

Господи, пишу и понимаю, что для нас, нищих, это космическая сумма — более 105 000 гривень!!!

И все-таки... давайте попробуем? Кто сколько сможет?

Умоляю, прошу и надеюсь... Кроме нас, помочь Вадику некому.

 

ПРИВАТБАНК, карточка № 5168 7572 9485 4577,

 

Контакты: 067 705 09 90, 050 218 17 91, 063 817 12 60,

783 93 25.

На следующей неделе Клопот должен госпитализироваться в клинику Шалимова. А ехать практически не с чем...» Елена Марцинюк

]]>
Thu, 01 Jan 70 03:00:00 +0300 http://dumskaya.net/post/ya-prizyvayu-vas-pomoch-vladimiru-klopotu/author/
:{О свободе слова в Украине и экономических реформах}: О свободе слова в Украине и экономических реформах http://dumskaya.net/post/o-svobode-slova-v-ukraine-i-ekonomicheski/author/ Свои первые попытки получить грант на общественную и журналистскую деятельность я сделал, если память мне не изменяет, в начале нулевых. При этом надо иметь в виду: при всех мэрах я был в оппозиции. Я был в оппозиции и при Чернеге, и при Гурвице, и при Боделане, и опять при Гурвице – и далее по списку. Причем с некоторыми из будущих (бывших мэров) я был в хороших отношениях (до воцарения их на одесский престол и после отречения с него). Но с каждым из мэров, даже если я в начале их приветствовал, как Эдуарда Гурвица в свое время, наш «роман» быстро заканчивался: я начинал говорить что-то не очень приятное для власти, и сразу становился врагом. В большей или меньшей степени. Все наши мэры свято исповедовали знаменитый лозунг большевиков: «Кто не с нами, тот против нас! ». Но вернемся к получению гранта.

Меня, при подготовке к подаче документов на грант, поражала необходимость получения справки от городских властей, что они поддерживают данный проект. Мне казалось тогда диким, что те, кто ведут борьбу против власти, должны получать от этой самой власти заверения о своей пользе. На мой взгляд, это вроде того, что от Штирлица будут требовать характеристику от Кальтенбрунера, Шеленберга или Мюллера на получения Ордена Красного знамени для полковника Исаева.

Самое любопытное, что когда Феликс Кобринский сумел таки получить грант у американцев (я участвовал в этом гранте), то он также был обязан получить такую справку в администрации Боделана. Впрочем, для Феликса, который мог войти в кабинет высокого начальника с распростертыми объятиями, затем послать этого начальника матом по полной программе,  выйти из кабинета, громко хлопнув дверью, а на следующей день так же невозмутимо, если надо, снова войти в этот кабинет, никакой проблемы эта справка не представляла. Но сама мысль о том, что мы, критикуя власть, получаем у нее разрешение на наше финансирование донорами, мне тогда казалось чистой шизофренией. Сейчас, кстати, тоже

Второй мой контакт с иностранными грантами произошел уже в годы правления президента Януковича. Мы как-то общались с Ксенией Ляпиной, и она сказала, что Кабинет министров готовит порядок получения грантов, при котором все гранты в Украине передаются напрямую Кабмину, а он уже сам решает, кому эти деньги давать.

Надо заметить, что и во времена Януковича, львиная доля (от 60 до 75 процентов) грантов шли в институты власти, а не в гражданское общество. Я помню, об этом была очень хорошая статья в «Зеркале недели». Разумеется, тогда нам эти все фокусы Кабинета Азарова казались просто обычным произволом. Мне, кстати, и тогда и сейчас непонятно, зачем давать деньги государственным институтам, если они и имеющиеся у них бюджеты столь бездарно тратят. Или разворовывают. Но я не донор.

И вот пришла Революция Гидности, Европа обратила на нас внимание и количество грантов, вероятно, выросло. Я говорю, вероятно, потому что точных данных о размерах получаемых Украиной грантов у меня нет.

Итак, мы сейчас можем открыть сайт ГУРТ и посмотреть гранты, которые предлагаются украинским НКО. И странная перед нами открывается картина: все гранты, которые нам предлагаются, даются на то, чтобы разъяснить правильность и необходимость тех реформ, которые проводит правительство Украины.

Интересно, что сами западные эксперты, мягко говоря, очень осторожно оценивают эти самые «реформы». Но вы не найдете ни одного гранта, который бы занимался обсуждением самих реформ.

Суть этой грантовой политики очень проста: и НКО и СМИ должны только хвалить реформы, и ругать тех, кто на местном уровне их не выполняет. А права реально их оценивать ни НКО И СМИ – не имеют.

Ну а как все это происходит на Западе?

И здесь у нас встает принципиально иная картина. Западные СМИ ВСЕГДА критикуют именно свою власть. Их реально не интересуют провинности правительств других стран, в том числе и кровавых диктаторских режимов. Главный объект их критики – собственные правительства. Мало того.

Во время войны в Ираке западные СМИ категорически отказывались публиковать информацию о действиях США по восстановлению инфраструктуры Ирака. Американцы за свой счет строили больницы и школы, водопроводы и дороги. Но эта информация почти никогда не появлялась в СМИ. В свое время левые общемировые СМИ вступили против войны США в Ираке. И хотя ничего из их прогнозов не случилось, эти самые мировые СМИ делали все возможное, что бы дискредитировать действия США в Ираке.

Правительство США, столкнувшись с ТОТАЛЬНЫМ бойкотом своей деятельности в СМИ, попробовала оплатить ряд материалов о РЕАЛЬНЫХ проектах: постройка школ, больниц, дорог. За публикацию этой информации в СМИ правительство платило гонорар журналистам и СМИ.

И тут развернулся грандиозный скандал. Мировые СМИ, возмущенные прорывом бойкота, обвинили коллег, публикующих правдивый материал «за деньги» в нарушении «журналистской этики». Любопытно, что когда кого-то из мировых СМИ ловили на лжи в материалах из Ирака, то это не считалось «нарушением журналистской этики» — они просто ошиблись. Редакции извинялись – и все! А тут был грандиозный скандал. И правительство США было вынуждено прекратить публиковать ПРАВДИВЫЕ материалы о своих благих действиях в Ираке за деньги. А без денег эту информацию и так не публиковали.

Итак, в США публикация «за деньги» правительственной правдивой информации – удар по свободе слова. А у нас публикация за деньги информации о «благих реформах», которых, де-факто, просто нет, это нормальная деятельность для европейских и американских чиновников и журналистов.

Лично меня от этого цинизма тошнит.

А напоследок мне хочется сказать одно: в стране никогда не будет настоящих реформ, если СМИ будут платить только за их прославление и продвижение. Я в этом уверен.

]]>
Wed, 12 May 10 18:56:27 +0300 http://dumskaya.net/post/o-svobode-slova-v-ukraine-i-ekonomicheski/author/
:{Почему Украина проваливается в пропасть?}: Почему Украина проваливается в пропасть? http://dumskaya.net/post/pochemu-ukraina-provalivaetsya-v-propast/author/ В этот четверг, 7 июня, я принял участие в видеоконференции, организованной Министерством образования и науки — по обсуждению с регионами проектов законов о довузовском профессиональном образовании.

Надо сказать, что ситуация в этой сфере — просто аховая, как, впрочем, и вообще в образовании. Главная проблема сегодня в профессиональном образовании заключается в том, что старая система образования в профтехучилищах и техникумах, выстроенная когда-то как часть советской Системы, в принципе не соответствует экономическим реалиям нашего дня. Разумеется, она, по сути, не имеет ничего общего и с европейскими системами, — именно благодаря происхождению из СССР.

Я хотел бы отметить, что в советских реалиях профтехобразование и образование в техникумах было сравнительно неплохим. Но той страны, для которой создавалось эта модель, уже нет почти тридцать лет. А система продолжает функционировать — правда, очень плохо, умирая на ходу. Конечно, кое-где ее пытаются удержать на плаву, особенно по некоторым редким специальностям, которые остаются востребованы. Для Одессы это, разумеется, прежде всего, морские специальности. Проблема, однако, в том, что старая организационная форма сегодня не помогает учебному процессу, а наоборот, висит на нем тяжким грузом. Для того чтобы понять ситуацию, надо четко определить, в чем была сила советской образовательной системы, в чем слабость и как все это проецируется на наше время?

Первое. В СССР была единая техническая политика. Станки, оборудование, формы организации работы были единые по стране. Конечно, существовало большое различие между ведомствами: заводы местной промышленности, например, мало походили на заводы военные. Но если отбросить наиболее сложные участки работы, а ими выпускники ПТУ, ФЗУ и техникумов обычно не занимались, то системы были очень похожи. По большому счету, то оборудование и станки, которые изучали в училищах и техникумах, было и на производстве. Выпускники проходили практику примерно там, куда они шли после окончания, и могли получить четкое представление о будущем предприятие и о своей специальности. Другое дело, что с мотивацией были проблемы, но это общая черта всей «застойной» системы экономики, когда у людей часто отсутствовала мотивация хорошо работать.

Второе. Совершенно очевидно, что такие ПТУ, ФЗУ и техникумы подчинялись централизованно высшим управляющим органам. Эти руководящие органы рассылали этим самым ПТУ, ФЗУ и техникумам образцы оборудования, станков, тематические планы, материалы, учебные программы. Разумеется, в рамках этих программ существовали персональные планы, темы, индивидуальная работа хороших преподавателей и т.д. Они были всегда, просто в годы застоя им стало труднее, но они все равно кое-как существовали.

Сегодня вся эта система больше не существует. Во-первых, ни о какой единой технической политике и речь не идет. Повсеместно на предприятиях находятся уже не столько станки и оборудование советского производства, сколько соответствующие бу-образцы западной системы или их китайские варианты. При этом, надо иметь в виду, что у каждой крупной производящей компании существуют свои собственные правила, нормативы, стандарты, номенклатура и так далее.

Во-вторых, не существует сегодня, да и не может существовать единого методического центра, который бы предоставлял информацию обо всех этих системах, станках и прочем. По сути, говоря, ничего дать этим техникумам, ПТУ, ФЗУ центр не может. Информации у него нет. В том-то и дело, что западные производственники хвалили советскую систему именно за этот комплекс, когда информации и методики рассылаются в самые отдаленные уголки страны, и обучение где-нибудь в Чечне или в Украине, разумеется, отличалось по качеству, но разрыв был некритическим. Везде действовали единые стандарты — где-то хуже, где-то лучше, но, в целом, — единые.

Сейчас все это невозможно.

По сути, наше профессиональное, прежде всего инженерно-техническое, образование должно встать, хочет оно того или нет, на западные рельсы. Это значит, что ВУЗы должны превратиться в научно-информационные центры, напрямую работающие с крупными техническими кампаниями, — такие как MTI или хайфский Технион. ВУЗы должны самостоятельно получать новейшие образцы и фирменные методики. Никаких посредников здесь нет и быть не может.

А образование среднего уровня должно ориентироваться, прежде всего, на те же крупные технические кампании, на их стандарты, на их нормативы. Кто-то может работать через профильные ВУЗы, а кто-то — и напрямую.

При этом компании, в принципе, заинтересованы в этом, но это — непростая и очень важная часть работы сегодняшних систем образования. С ложечки сейчас никто кормить не будет, и, что очень важно, никакого отношения к этому процессу не имеют ни министры, ни столицы, ни любые начальники.

Самое страшное в нашем образовании то, что столицы и начальники в сфере образования, которые остались с советских времен и которые сейчас никому даром не нужны, продолжают иметь тотальную власть над всей системой образования. Не способные оказать ни техническую, ни методологическую помощь органы управления, зато имеющие возможность до предела усложнить работу образовательных структур. Осуществляется это через систему лицензирования.

Тотальная бюрократизация всей образовательной сферы — общая постсоветская реальность. Теоретически все звучит крайне красиво: министерство «защищает интересы потребителя на качественное образование». На самом деле, это бюрократическая липа: система в принципе не может создавать никаких стандартов – у нее для этого нет ни ресурсов, ни кадров. Мало того. Так как профессиональное образование, в отличие от школьного, осуществляется частично или полностью за средства того, кто приходит получить образование, то даже деньги на чисто «галочное» лицензирование платит конечный потребитель – ученик. То есть бюрократическая система создает правила, по которым за пустую бюрократическую схему платят все окружающие – и преподаватели, и ученики.

Это особенно опасно в условиях, когда основной потенциальный заказчик кадров на получение образования – малый и средний бизнес. Ему нужны не тысячи работников одной специальности, когда эти «галочные» затраты будут не очень чувствительны, а десятки работников по тысячам специальностей. В результате лицензирование превращается в весьма ощутимую ношу. И сейчас, когда денег у людей совсем мало, и даже по уникальным специальностям, имеющим нормальную рыночную конъюнктуру, трудно отыскать абитуриентов, имеющих средства, чтобы заплатить за получение образования, вся эта бюрократическая система лицензирования превращается в камень на шее среднего образования.

Эта проблема существует во всех сферах образования. Однако, если высшее образование сегодня огромное количество абитуриентов собираются получить также «для галочки» – из престижных соображений, чтобы был диплом, то среднее специальное образование, как оно именовалось в СССР, люди обычно получают именно для реальной специальности. Те, кто получают высшее образование «для галочки», являются обязательным условием существования нашего сегодняшнего высшего образования. Можно уверенно сказать, что если бы не «галочники», то наше высшее образование уже давно бы сдохло под грузом бюрократических вериг. Но так как львиная доля образования получается лишь для престижа, то высшая школа пока еще неплохо живет. При этом качество высшего образования неизбежно ухудшается (отдельный разговор о темпах этого ухудшения), международные рейтинги отечественных вузов падают, и, чем дальше, тем больше толковых абитуриентов уезжают сразу за рубеж. Это неизбежно: чем больше бюрократии, тем меньше образования.

Надо прекрасно понимать, что «Боливар не вынесет двоих»: либо образование в Украине перестанет быть бюрократической игрушкой и кормушкой для бесчисленного числа чиновников, либо среднее профессиональное образование сдохнет. Высшее украинское образование уже давно движется в направлении кладбища. Это очень хорошо видно из рейтингов, которые получают наши вузы в международной классификации. Но у высшего образования все-таки неизмеримо больше резервов. А вот со средним профессиональным образованием картина крайне грустная.

Даже по тем специальностям, которые пользуются спросом (для Одессы это, прежде всего, морские специальности), уровень образования отстает от необходимого на поколения. По сути говоря, среднее образование уже давно превратилось исключительно в заявку на образование: выпускник, после окончания такого учебного заведения может, при собственном желании и большой работе, самостоятельно обучаться своей специальности. Он получает, де факто, от 10 до 20 процентов необходимых знаний (речь идет о тех, кто хорошо учится). Дальше все зависит от удачи этого выпускника и его готовности продолжать обучение. Для сравнения, в советское время выпускник мог получить до 75–80 процентов тех знаний, которые ему были бы нужны в первое время. Отсюда и система тотальных взяток в сфере морского образования. Причем не каких-нибудь мелких, а весьма и весьма значительных. Полуграмотные курсанты никому не нужны. Клеймо училища, которое заканчивает выпускник, в лучшем случае, может говорить лишь о получении им минимума знаний. Уверен, наше морское среднее образование спасает только бюрократическое требование обязательного наличия диплома у начинающего моряка. Если бы не бюрократические нормы международных морских организаций, то на суда охотно бы брали матросов, которые вообще не получали никакого формального образования в морских училищах. Просто проверяли бы знания его при приеме на работу, и если у него есть требуемый минимум, то зачисляли бы в судовую роль. Международные бюрократы спасают украинских студентов, только вот на качество образования воздействие это оказывает скорее отрицательное. Но даже при монополии выпускников морских училищ найти работу после окончания учебы – крайне сложно. И не потому, что нет вакансий, а потому, что реальная имиджевая цена официального диплома равна почти нулю.

Но это все по специальностям, которые могут дать хорошую работу, и потребность в которых есть. С другими специальностями ситуация гораздо хуже. Хуже для системы образования. Вот, например, я хорошо знаю, как работает система образования, например, среди печатников. Их требуется сейчас единицы, как, впрочем, и в большинстве производств. И здесь действует принцип учителя. Люди платят деньги (или обучают своих детей или других родственников), чтобы опытный работник взял себе ученика и непосредственно его учил. Без бюрократической системы, без киевских начальников и руководящей роли – нет, не КПСС, а Министерства образования и науки. Такая система продолжает работать. Правда, это даже не двадцатый век, а где-то так первая половина девятнадцатого. Но в реальной жизни работает только то, что существует для работы, а не «для галочки».

Читая два проекта закона о довузовской подготовке, которые были сброшены мне перед видеоконференцией, я был поражен тотальной бюрократизацией всего образовательного процесса. И безумным цинизмом авторов документа. Они, например, говорят о возросшей «автономности» учебных заведений, и это при том, что эти самые колледжи держат на коротком поводке, им платят мало бюджетных денег, и при этом собирают с них крупную дань. А они, в свою очередь, должны собирать дань и себе, и выше — со студентов (курсантов). И это называется «автономией». У птицы в клетке больше свободы, чем у этих «автономщиков».

Характерна и дискуссия, которая шла в ходе видеоконференции. Модератор ее – увы, не знаю, как его зовут, но, без сомнения, ответственный чиновник Министерства образования и науки, хотел свести вообще всю дискуссию к вопросу о том, каким словом надо именовать выпускника такого колледжа. «Младший бакалавр» или «младший специалист» или еще как? Других проблем просто не существует, по его мнению.

Представителей этих самых колледжей, однако, интересовали совершенно иные вопросы. Прежде всего – финансирование. Кто и как будет финансировать? Разумеется, этот вопрос в законе красиво обойден. Там говорится: кому подчиняются, те и финансируют. А кому будут подчиняться – не понятно. Колледжи готовы подчиняться кому угодно – лишь бы деньги давали. Я их не осуждаю. Если выполнять все требования бюрократии, рыночная цена образования вырастает до небес. С такой ценой найти абитуриента почти невозможно. Одна надежда на бюджетных студентов. Поэтому даже большие и сильные колледжи, трепеща, выпрашивают себе бюджетный заказ — Бог с ним какой: государственный, региональный, местный. Совершенно очевидно, что рано или поздно такая система сдохнет. Никаких бюджетов на это не хватит. А на рынок эта система в принципе выйти не может из-за цены услуги. За очень редким исключением. Если начинающий моряк под флагом получает 600-800 долларов в месяц, то морские училища будут обеспечены абитуриентами. Но такая ситуация в крайне небольшом сегменте специальностей.

Вторая проблема, которая волновала представителей колледжей – региональные Попечительские советы. Дело в том, что в проекте законов заложена очень хитрая система – создание региональных попечительских советов. Разумная западная идея в нашей реальности превращается в свою противоположность. Представители колледжей дали понять, что подобная система, на их взгляд, создается для политического контроля за колледжами. Проще говоря, чтобы через региональные попечительские советы фальсифицировать выборы – ведь помещения колледжей повсеместно, как и школы используются для создания избирательных участков.

Опасения колледжей — абсолютно правильные. В отличие от западной традиции, где в Попечительских советах собираются известные выпускники данного учебного заведения, которые оказывают, в том числе, помощь по сбору средств для учебного заведения и контролируют соблюдение норм преподавания в учебном заведении, в проекте нашего закона в Попечительские советы входят региональные чиновники. Дальше можно не объяснять...

На более серьезную критику закона никто из представителей колледжей не решился. На самом деле, если бы было не два проекта, а один, то ситуация была бы еще хуже. Наличие двух проектов позволило хоть немного высказать свое мнение колледжам с регионов. Но это очень слабое утешение.

А почему же я начал с того, что Украина проваливается в пропасть? Меня в ходе обсуждения поразило одно высказывание. В одном из регионов слово взял представитель общественной организации — с названием, кажется, памяти погибших героев Украины. Так вот его не интересовало ни то, что данный закон усиливает бюрократические тенденции в системе профессионального образования, ни то, что, фактически, у нас тотальный кризис всей системы этого образования. Его интересовал один вопрос: чтобы в законе было написано о том, что профессиональное образование в Украине осуществляется исключительно на украинском языке. Все остальные вопросы для него решены.

Профессиональное образование находится при смерти. Закон – ничего не меняет в ситуации, скорее — ухудшает ее. Надо бить в колокола, требовать изменений. Тем более тем, кто независим от Министерства образования и науки. Но все это лежит за пределами размышлений общественников. На мой взгляд, подобная позиция общественности – смертельный приговор. Нет, не образованию, а Украине.

]]>
Wed, 12 May 10 14:20:18 +0300 http://dumskaya.net/post/pochemu-ukraina-provalivaetsya-v-propast/author/
:{«Особый» путь Украины}: «Особый» путь Украины http://dumskaya.net/post/osobyy-put-ukrainy/author/ Короткое предисловие.

Киевская школа экономики объявила конкурс эссе. Победитель конкурса встретится с Джеймсом Робинсоном – одним из авторов блестящий книги по экономики, своего рода манифеста современных неоконсерваторов.  Особое требование авторов конкурса – украинский или английский язык эссе.

Уважаемый мистер Джеймс Робинсон!

Я пишу свое эссе для Вас, хотя вероятность того, что Вы его прочитаете, равна нулю. Во-первых, я крайне негативно оцениваю экономическую ситуацию и ход реформ в Украине, а, во-вторых, я принципиально отказываюсь от условий написания этого эссе: на английском или на украинском.

По-английски я, увы, писать не могу, а по-украински, в данном контексте, категорически отказываюсь. С 1988 года я был активным участником борьбы народа Украины за независимость. Я всю свою жизнь боролся за демократию и свободу и, разумеется, посильно участвовал в Майданах и в 2004 и в 2013-14 гг. Но всю эту возню с насильственной украинизацией считаю чисто «совковой» дискриминацией, не имеющий ни малейшего отношения ни к агрессии России, ни к построению цивилизованного государства. Это издевательство над собственными гражданами, и последовательная система политического растления народа Украины.

Я специально оговариваю эти политические факторы «языковой» политики, так как они являются очень показательными примерами политико-экономической стагнации страны. Вся эта «языковая политика» появилась на свет именно по причине тотального краха политико-экономических реформ. Разжигание «языковой» истерии стало ответом нынешнего истеблишмента на обвинение в профанации и имитации реформ. А теперь я хочу перейти к основной теме своего эссе.

Сегодняшняя Украина является наглядным примером безнадежной экономической политики, которой посвящена Ваша книга. Процесс регистрации собственности, процесс регистрации бизнеса, правила управления бизнесом и правительственными структурами, в сегодняшней Украине в точности соответствует описанному Вами и Вашим соавторам методам Третьего мира. Однако в данном случае важны не общие принципы, а политико-экономическая конкретика. А вот здесь ситуация довольно любопытная.

Украина представляет собой часть постсоветского пространства. Мне кажется, мистер Джеймс Робинсон, что на Западе очень смутно представляют себе специфику постсоветской жизни. А осознать происходящее у нас невозможно, если не понимать весь контекст событий.

Во-первых, постсоветское понимание термина «закон», по сути, абсолютно не соответствует ни континентальному, ни англо-американскому праву. У нас, в девяносто пяти случаях из ста, этим термином именуют «логическую» схему лоббирования интересов бюрократических структур или бизнес-структур, принадлежащих этим бюрократам. «Законы» в Украине являются не отражением реальных отношений в обществе и бизнесе, не общепринятыми «правилами игры», а инструментом, которым различные бюрократические и связанные с ними бизнес структуры, создают себе систему «кормления». Старорусское слово «кормление», которым определялся способ деятельности московских бояр во времена правления Рюриковичей, лучше всего определяет сегодняшний статус бюрократов в Украине. Отцом этой системы принято считать Президента Леонида Кучму и г-на Табачника, но система действует до сего дня, ибо она полностью соответствует самой сути пост «совкового» государства.

Во-вторых, украинские «законы» формально создаются исключительно Верховной Радой, которая представляет собой совершенно уникальное явление с точки зрения даже континентального конституционного права, не говоря уже об англо-американском праве. С одной стороны Верховная Рада обладает поистине королевскими полномочиями, позволяющими ей вмешиваться в решение всех вопросов, в том числе и в вопросы собственности. Поистине, даже английские короли времен абсолютизма могли бы позавидовать полномочиям Верховной Рады. Разве что Людовик XIV или Национальный Конвент времен Робеспьера имел подобные полномочия. С другой стороны, на наше счастье или несчастье, Верховная Рада представляет собой собрание клановых бизнес-бюрократических и бюрократо-бизнес групп (где огромную роль играют различные силовые структуры от полиции до прокуратуры), создающих, так называемые «законы» в целях раскрадывания государственного бюджета и собственности в Украине.

В-третьих, система постсоветской власти построена таким образом, что, так называемая, судебная ветвь власти, с одной стороны обладает чудовищными возможностями по перераспределению собственности путем неправовых решений, с другой, не имеет ни малейшей возможности прецедентно толковать законодательство. В силу этого, самые дебильные законы в стране могут быть исправлены или отменены только все той же Верховной Радой.

В действительности подавляющее большинство этих законов в принципе не могут работать, как «правила игры». Именно в силу этого, важнейшим фактором политико-экономической жизни на постсоветском политико-экономическом пространстве вообще, и в Украине в частности, является «черный политический рынок».

Именно этот «черный политический рынок» определяет реальные, а не номинальные правила игры украинской экономике и политике. Разумеется, услуги на этом «черном политическом рынке» крайне неэффективные, но ведь других то нет.

Отсюда кстати и особая роль силовых структур в Украине. «Черный», незаконный рынок, с одной стороны требует силу, для своего существования, а с другой – заложник своей незаконности с точки зрения «силовиков». Чем выше степень незаконности реальных «правил игры» — тем выше роль «силовиков».

В этом смысле Украина представляет собой совершенно удивительное политико-экономической явление. Независимый украинский бизнес очень оперативен, подвижен, работоспособен. Люди работают по 10-12 часов в день, как система, шесть, а то и семь дней в неделю. Бизнес умеет очень оперативно перестраиваться, и по всем параметрам украинский предприниматель может достичь очень многого. Украинский наемный работник, чаще всего, готов к упорной и долгой работе. Конечно, и у нас есть проблема, что люди хотят не работать, а деньги получать, но она существует всегда и везде. Просто украинский наемный работник, в массе своей, хорошо знает, что нужно работать, а не выпрашивать социальную помощь. Многие из хороших наемных работников готовы разбиться в лепешку, чтобы стать хозяевами, пусть и небольшого, но своего бизнеса.

Именно благодаря нашему бизнесу и многим хорошим наемным работникам, наша страна не провалилась окончательно в экономическую пропасть, куда ее успешна и изо всех сил толкали и Верховные Рады всех созывов, и все президенты Украины,

Но, к сожалению, если за годы независимости украинский бизнес и украинский обыватель сумели найти свое место на рынке, то в политике у нас полная задница.

Революция Чести, которая произошла в Украине зимой 2013-2014 годов, казалось, открывала перед страной и народом удивительную перспективу реформ. К сожалению, все произошло, как и всегда. При этом свою трагическую роль сыграла и тотальная некомпетентность и украинской бюрократии, и украинского экспертного сообщества. Провинциальность и местечковость, так называемых, «реформ» просто поражает.

Совершенно очевидно, как это, впрочем, говорили и российские эксперты о проблемах России (у нас крайне близкая проблематика постсоветского политико-экономического пространства) наши реформы должны быть либеральнее самых либеральных западных реформ. Иного пути просто нет.

Нам нужна тотальная дебюрократизация всех сфер политико-экономической и социальной жизни. Государственный контроль должен быть ликвидирован везде. Как минимум, должен быть снижен уровень принятия решений. 90 процентов функций госуправления должны быть забраны у правительственных структур.

Обязательная тотальная децентрализация всей системы власти, с усилением права граждан на контроль снизу за местными органами власти. Немедленное принятия положения о местных референдумах. Право собственности граждан на их квартиры должно стать реальным, а не эфемерным, как сейчас. Людям должно быть передано право на контроль за застройкой в данном микрорайоне, на контроль за регулированием размещения бизнеса в микрорайоне, транспорта и т.д.

На сегодня право собственности в Украине существует только для тех, кто имеет «крышу» либо в органах власти, либо в Верховной Раде, либо в силовых структурах. Это приговор реформам, пока эта система не будет уничтожена, никаких реформ в стране не будет.

Важнейший вопрос страны – судебная система. Здесь никакие полу меры ничего не дадут. У меня был спор с американским юристом о системе выборности судей. Да, сейчас выборность судей, даже, в США – скорее исключение, чем система. Но если мы вспомним историю, то после создания Союза штатов, именно всеобщие выборы судей – были одним из важнейших этапов становления американской демократии. У нас нет короля или королевы, которые могут гарантировать «добропорядочность» судей, поэтому единственный, хоть и не очень надежный путь, но в наших условиях единственный – это выборы судей.

И, конечно же, принятие простого и ясного Билля о правах, так как сегодняшние права граждан – ничтожны. Да, мы живем не в России, у нас нет таких нарушений прав, как в этой стране, но, на самом деле, граждане Украине столь же бесправны. Просто наша власть сейчас слаба. Более – ничего.

И последнее. Я не могу не упомянуть знаменитый лозунг Бостоноского чаепития: «Нет налогов без представительства» (No taxation without representation). В нашей стране независимый бизнес отстранен от права управления налогами. Странно требовать от бизнеса добровольного участия в сборе налогов, если для бизнеса налоги сейчас – это не налоги в западном понимании, а дань, которую собирают «силовики». Собирают для того, чтобы потом большую часть этого украсть.

Поэтому без реального представительства во власти независимого бизнеса трудно себе представить налоговую реформу в стране.

Уважаемый мистер Джеймс Робинсон!

Я не сомневаюсь, что данный текст к Вам не попадет. Но я планирую опубликовать его в одесских СМИ и в Фэйсбуке. К сожалению, я уже перестал верить, что это что-либо даст. С 1988 года я пытаюсь что-то изменить в Украине. К сожалению, проку от этого – чуть больше, чем ноль. Я участвовал в создании первых политических движений в стране в 80-е годы, в политическом движении малого бизнеса в 90-е и в начале нулевых, в протестных городских движениях (против незаконной застройки, против незаконных генпланов и т.д.) в десятых годах. Во второй части «Фауста» Иоганна Гёте больной и слепой Фауст восторгается великолепным и грандиозным строительством, которым он руководит. А на самом деле, в это время демоны копают ему могилу. Я пока не слеп.

До свидания, мистер Джеймс Робинсон. Ваша книга произвела на меня очень большое впечатление.

 

]]>
Wed, 12 May 10 09:46:40 +0300 http://dumskaya.net/post/osobyy-put-ukrainy/author/
:{Еще раз о «бреде Сивой кобылы»: доклад о российской пропаганде }: Еще раз о «бреде Сивой кобылы»: доклад о российской пропаганде http://dumskaya.net/post/eshche-raz-o-brede-sivoy-kobyly-doklad-o/author/ Вчера в пресс-центре «Паритет» у Юли Сибирь состоялся круглый стол по борьбе с российской пропагандой. Был представлен даже «аналитический» доклад о росте этой самой пропаганды. Разумеется, никакого ажиотажа этот круглый стол не вызвал. Вот в 2014 году и в начале 2015 если бы проводился детальный анализ российской пропаганды, это, без сомнения, могло бы заинтересовать и журналистов и людей. А сегодня, когда лучший российский пропагандист наш собственный истеблишмент, о чем мы можем говорить.

Да, судьба 2 мая в Одессе – идеальный объект манипуляций российской пропаганды. Но ведь наше собственное правительство и полиция ничего не сделали, чтобы изменить ситуацию. Да, участие России в событиях на Востоке не подлежит сомнению. Ну а насколько граждане страны верят действиям Правительства и Министерства обороны на Востоке?

В принципе, можно было бы плюнуть на этот еще одну грантовую галочку, которую то и посетило совсем немного людей, если бы не одно но…

Сначала я хотел пойти на это мероприятие, потом подумал, что ничего интересного там не будет, реальное обсуждение освещения в стране существующих проблем – останется «за кадром» этого проекта во имя великой Галки Галкиной – так, в «Юности» в 60-е именовали «галочку». Но потом не выдержал и решил послушать в Фэйсбуке. Должен сказать, что волосы у меня встали дыбом.

С точки зрения нормального анализа, даже времен СССР, аналитик обязан любую пропаганду сравнивать с реальным состоянием дел. Когда в СССР поливали грязью войну США во Вьетнаме, но даже советские пропагандисты пытались оценить события с учетом реальных факторов. Да, они при этом, конечно, врали, и еще как, но пытались «сохранить лицо», особенно когда это был не простой пропагандист, а какой-нибудь там доктор лживых наук.

Авторы доклада, прочитанного вчера, поступили гораздо проще: они просто заявили, что все, что говорят российские СМИ – это пропаганда. И когда Российские СМИ кричат об «Одесской Хатыни», и когда твердят о материалах Онищенко. При этом авторы доклада, по собственной глупости, не понимают очевидной вещи: чем чаще вы убеждаете читателя, что то, что вы именуете пропагандой, является правдой, тем меньше читатель вам верит. Если российская пропаганда подвергает сомнению работоспособность нашей власти или твердит о коррупции в ней, и эти «псевдо аналитики» называют это пропагандой, то тогда и «Одесская Хатынь» покажется правдой. Не из-за талантов российских пропагандистов, а из-за глупости наших!

Но и это не все. Авторы доклада настаивают на необходимости контроля на тем, что пишут СМИ. О, разумеется, во имя самых великих и патриотических целей. Как это напоминает мне знаменитый Декрет Ленина о свободе слова. Так случилось, что текст этого Декрета сохранился в документах, которые прилагаются к книге «Десять дней, которые потрясли мир» Джона Рида. И как там Ленин поет соловьем: «…на время, в связи с тяжелой политической ситуацией… будет восстановлена сразу… мы там ценим свободу с лова…».

Тенденции в докладе были столь очевидны, что даже представитель ОГА Дмитрий Коцун выступил с обращением, что власть не стремится ограничить свободу слова и контролировать и так далее и тому подобное. Но сам по себе посыл этих «не государственных аналитиков» очень характерен.

Приходится отметить новую тенденцию в близких к власти, формально, не государственных аналитических группах. Если в 2014 и 2015 годах они, пользуясь доверием в обществе, просто кричали НЕТ российским пропагандистам, даже не пытаясь анализировать ситуацию и дать мотивированные ответы, то сейчас, ощутив утрату этого доверия, они пытаются свой непрофессионализм и дилетантство подкрепить системой запретов.

Да, разумеется, наша власть пока не решается говорить о цензуре, запрете и клевете. Но для этого и существуют близкие к власти не государственные структуры, которые должны запустить эту мысль в обществе. Как бы вне инициативы властей. Снизу. Это как в СССР, цены всегда повышали по «Просьбам трудящихся». Для борьбы с излишним спросом.

Реальный анализ ситуации не требует даже больших вложений. Достаточно поднять материалы, например, ЛЕНТЫ РУ за последние пять-шесть месяцев. Число фейковых новостей об Украине вряд ли превысит 10-15 процентов. Больше половины новостей – это реальные наши проблемы: некомпетентность и воровство власти, произвол силовиков, который по-прежнему существует, хотя он и существенно меньше, чем во времена Януковича. Пока. Да, это безумно неприятно читать радостные статьи в российских СМИ о наших проблемах. Но чего на зеркало пенять, когда рожа…

Идея доклада очень проста: тот, кто критикует власть – агент российской пропаганды. В общем, наш родимый родной «совок» во всей       своей красе. Что в Москве, что в Киеве.

Я впервые заговорил об этом в 2015. А сейчас ситуация становится все хуже и хуже. Чем ближе к выборам, тем сильнее будет эта тенденция. При этом авторы доклада, не стесняясь, готовы «ссылать на западные примеры», при этом сами не понимают, что несут полный бред. А может и понимают. Расчет на невежество читателя.

В общем, мерзкая получилась картина.

]]>
Tue, 11 May 10 13:15:36 +0300 http://dumskaya.net/post/eshche-raz-o-brede-sivoy-kobyly-doklad-o/author/
:{Сухой остаток праздника 9 мая}: Сухой остаток праздника 9 мая http://dumskaya.net/post/suhoy-ostatok-prazdnika-9-maya/author/ Ни Сталин, ни Хрущев этот день не праздновали. Празднование этого дня впервые было введено после прихода к Власти Брежнева.

Художественные книги о войне (серьезные) до Брежнева лежали вне официального майстрима советской литературы, и носили, во многом критический характер. Бондарев «Батальоны просят огня», Симонов «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются», Некрасов «В окопах Сталинграда», Гросман и так далее. Только после прихода к власти Брежнева и, вероятно, Суслова, начинается «большой поворот» в литературе, призванный  изменить образ войны в сознании советского человека. Третья книга Симонова, «Горячий снег» Бондарева и очень многое другое – все это следствие именно этого поворота.

Суворов в своих книгах выдвигает гипотезу, что Сталин не считал 9 мая праздником не только потому, что был обязан народу за победу, но и потому, что не достиг тех целей, на которые рассчитывал.

Но в любом смысле Сталин, в отличие от простого советского человека, очень много выиграл от этой войны. Он оккупировал большую часть Европы, он создал плацдармы для дальнейшей агрессии в Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке, в Африке. Он получил в руки собственность Зарубежной церкви, уничтожил основную массу своих политических противников в Европе. Он вывез в СССР огромное количество заводов и оборудования (я лично видел огромное количество этих станков еще в 80-е годы и в Одессе, и Витебске).

Благодаря западной помощи СССР не умерло от голода, и превратилась после войны в мощную промышленную державу.  Этому способствовала массовый вывоз немецких специалистов, инженеров и рабочих в СССР.

При этом Сталин сумел уничтожить советских людей больше Гитлера, правда, не за четыре года, а за 25 лет.

9 мая позволила Сталину и дальше вести войну на чужих просторах. Сталин помог захватить Китай, попытался помочь захватить Корею, помог Китаю начать захват Вьетнама. И так далее. На протяжении 40-50 лет СССР делал все то, что обещал в свое время делать Гитлер – захватывало весь мир,  раздувало войну в каждой точке земного шара. Это все плоды 9 мая.

Возникает вопрос: Правомочно ли Путин делает из 9 мая свой праздник. Ответ – правомочно, так как 9 мая праздник агрессии и победы агрессора. СССР перешло границы СССР не для того, чтобы Гитлера уничтожить. Это была – вторичная задача. Главная задача – экспансия на Запад. Ликвидация свободы. А вот это Сталину не удалось.

Не может быть день празднования агрессии днем памяти погибших. Это день незавершенной, к счастью, победы Сталина над свободным миром.

]]>
Mon, 10 May 10 14:07:39 +0300 http://dumskaya.net/post/suhoy-ostatok-prazdnika-9-maya/author/
:{Кто виноват?}: Кто виноват? http://dumskaya.net/post/kto-vinovat/author/ Кто-то в комментах к посту Миши Голубева по поводу 2 мая написал, что «Вы отвечаете за эту власть…» Вы – в данном случае представители Майдана. И хотя эти слова написана человеком, с  явно антимайдановскими взглядами, я с ним вынужден согласиться. Мы, сторонники Майдана, несем прямую ответственность за эту власть, стремящуюся изо всех разорвать страну на отдельные вотчины. Мы страна бедная, у нас нет природных ископаемых, как в России, и поэтому, на своего путина у нас средств не хватает. Нет, наши чиновники не хотят ни в чем уступать российским собратьям-столоначальникам, но страна бедная, приходиться жить по средствам.

А причина всего этого ужаса в том, что мы полностью сохранили всю систему постсоветской власти после того, как скинули Януковича.

Очень многие видят причину в олигархах, и, даже, твердят, что как только мы скинем вредных олигархов – сразу настанет Божья благодать. Не настанет! Ибо не олигархи причина нашей трагедии.

Каждый шаг, который делает украинец, он делает под присмотром чиновника. Каждый! Только на Майдане чиновников не было, а так их уши торчат из каждого куста вокруг. Причем за постмайдановские годы число чиновников у нас еще выросло. Появилось большое племя новых чиновников, которых называют антикоррупционными чиновниками.

Есть у кого-то из американских фантастов потрясающий рассказ. Правительство (вероятно, США) для борьбы с растущей преступностью, создало летающих Стражей, которые были призваны не давать людям совершать преступления, а тем, кто пытается их сделать – наказывать сильными ударами электрического тока – вплоть до смерти. Идея то благая – избавить людей от преступности. И вдруг оказалось, что главными преступниками в этой ситуации стали сами эти Стражи. И правительство было вынуждено, чтобы избавиться от преступлений Стражей, создать боле страшного Стража, который охотился на этих самых обычных Стражей. Нужно ли объяснять, что было дальше?

О да, людям свойственно совершать дурные и глупые поступки. Но если мы в борьбе с этим передаем право совершать поступки чиновникам – то ситуация будет гораздо хуже, чем после самых глупых и дурных поступков обычных людей.

Первую ошибку совершил Майдан, когда позволил Турчинову в феврале 2014 года объявить «новую» Верховную Раду главным органом власти страны. Ведь не сам Янукович создал ситуацию в стране, которая привела к Майдану. Верховная Рада активно участвовала в этом. И Майдан должен был создать переходное правительство, с конкретным сроком – вероятно на год. И назначить на это время техническое переходное правительство специалистов, возможно, одних иностранцев. В любом случае, это не должны были быть люди, которые смогут баллотироваться на новых выборах. Люди, имеющие репутацию, и готовые ее защищать.

Я прекрасно понимаю сомнения, которые в ту минуту охватывали лидеров Майдана. Разные люди оказались на Майдане. Стихия толпы очень не управляемая. Но для этого и существуют ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА. На время, с очень ограниченными полномочиями. Отказ от этого, передача власти Турчинова и Ко было во много раз хуже.

Следующей ошибкой было абсолютная не готовность Майдана расширить свое влияние на регионы. Лидеры Майдана были уверены, что главный вопрос власти – Киев. Все остальное приложиться. Это глубочайшее заблуждение. Это для сверх бюрократической Украины все решается в Киеве. А демократия в стране возможно только в том случае, когда власть децентрализована, когда ситуация в регионах не менее важна, чем в столице.

А ведь во время Майдана был создан институт Народных рад в регионах. Но дальше лозунгов никто не пошел. Между тем, именно Народные рады могли бы создавать при поддержке Майдана в Киеве, местные технические правительства. Нормальное условие: те, кто в этом принимают участие, на пять лет отказываются от политической деятельности.

Надо ведь понимать, что Верховная Рада умудрилась с февраля по май совершить ВСЕ возможные ошибки. На самом деле их не интересовало ничего, кроме собственной власти. Ведь депутаты ВР, в отличие от лидеров Майдана, прекрасно знают, что в нашей стране, так называемая, «демократия» носит рукотворный характер. Абсолютно не важно, что ты делаешь, важно, как купить или запутать избирателя. И это происходит по одной единственной причине: вся система власти в нашей стране организована так, чтобы избиратель был превращен в стадо, чтобы максимально нивелировать тех, кто, действительно, пытается разобраться в этой системе.

Ни одна система выборов в нашей стране работать не будет, пока существует тотальная власть чиновников. Админ ресурс всегда будет выше, чем самая прозрачная система.

И, разумеется, еще одной проблемой стало желание лидеров Майдана расширить круг поддержки Майдана. Так приятно, чтобы чиновники тоже стали вопить о своем патриотизме, чтобы они все хором пели гимн, как будто произнеся «Ще не вмерла Україна», сразу решит все проблемы страны.

Вместо того, чтобы «работать» с избирателями, можно, используя чиновников, их заставить. Только при этом люди забыли, что у чиновников всегда свои собственные интересы.

Лидеры Майдана не просто вручили Турчинову власть над страной. Они негласно дали добро на сохранение всей этой системы чиновничьей власти.

О каких реформах можно вести речь в стране, где все полностью зависит от чиновников. Где чихнуть нельзя без них. А люди упорно требуют все более «сильного» «государства», не понимая простой вещи: «государство» сильно только своим угнетением граждан. Вся «сила» государства всегда направлена только на защиту произвола чиновника.

У нас в стране тотальная анархия сильных чиновников. Анархия не потому, что чиновников мало, а потому, что нет денег выстроить вертикаль чиновников, при которой каждому дается очень-очень большой кусок. Поэтому у нас анархия, у каждого чиновника своя зона «кормления». И чем их будет больше – тем скорее мы будем нищими.

За все годы Майдана не сделано НИ ОДНОГО шага по сокращению роли чиновников. Наоборот, мы единым фронтом идем вперед, к полной и тотальной власти чиновников.

При этом роль олигархов будет расти. Олигархи призваны согласовать аппетиты отдельных чиновников. Без олигархов, в стране вообще была дикая анархия, олигархи хоть как-то пытаюсь выстроить некий порядок. Разумеется, в свою пользу. Олигархи, как «черный рынок» в нашей стране. Почему он жив до сих пор? А потому, что наши законодатели и чиновники создали такую анархию управления, что жить по закону просто невозможно. Если бы не «черный рынок», страна просто бы развалилась. С другой стороны, именно «черный рынок» — тупик для реформ.

Главная задача страны – это анти бюрократическая революция. Без этого нам кранты!

]]>
Mon, 10 May 10 10:17:06 +0300 http://dumskaya.net/post/kto-vinovat/author/
:{О дивизии СС «Галичина» и о еврейских погромах.}: О дивизии СС «Галичина» и о еврейских погромах. http://dumskaya.net/post/o-divizii-ss-galichina-i-o-evreyskih-po/author/ Постараюсь быть кратким, но тема неизбежно требует много слов.

Сначала о еврейской эмансипации, так как именно она традиционно рассматривается как обоснование погромов.

Не подлежит сомнению, что в Российской империи осуществлялась тотальная дискриминация евреев. Речь идет даже не о черносотенных организациях и их высокопоставленных покровителях. Проблема не только в том, что лично император Николай Второй ненавидел евреев, а в том, что вся система имперской власти носила откровенно антисемитский характер. То, что в России при этом было очень много богатых евреев, и, кроме того, евреи составляли большую долю лиц свободных профессий и технического персонала, вовсе не противоречит политике «государственного антисемитизма» — просто роль «государства» в Российской империи была относительно невелика. Однако статистика, которая учитывала бы не только жителей еврейских кварталов столиц и крупных городов, входящих в «черту оседлости», а и обитателей бесчисленного числа местечек, говорит об общей относительно нищете еврейского населения Российской империи. Евреи принадлежали к самым бедным нациям, проживающим под имперской властью. Бесправие и нищета служили очень мощным стимулом к эмиграции из России евреев — и к участию в антигосударственной деятельности.

Российская революция была встречена евреями «на ура». Часто ведутся споры о роли евреев в большевистском перевороте, но эта тема лежит за пределами моего поста. Отмечу лишь один факт: в период расцвета революционной деятельности среди городских евреев бывшей Российской империи (традиционные еврейские местечки мало участвовали в политической жизни страны) львиную долю составляли не представители тех или социалистических партий России, а сионисты. Все социалистические деятели еврейского движения (вместе) составляли примерно от трети до половины (в зависимости от региона) всех евреев, участвующих в политической деятельности. Причем социалистами являлись как большевики и их сторонники, так и враги большевиков. По сути говоря, вряд ли евреи, поддерживающие большевиков, имели в еврейской городской среде больше, чем 15 поддержки. Как я уже говорил, в массе своей, местечки вообще не участвовали в этой политической борьбе.

Споры о роли евреев перекинулись и в эмиграцию, где также в в 20-е и 30-е годы было много евреев. Например, многие считали ежедневную газету «Последние новости», главным редактором которой был Милюков – еврейской газетой. Вероятно, именно поэтому именно в эмиграции впервые встал вопрос, который потом становится одним из насущнейших вопросов советских евреев: отношение к власти?

Несколько перебежчиков из СССР (не евреев) впервые заговорили о том, что советские евреи, занимающие те или иные посты в советской иерархии, чувствуют себя заложниками системы. С одной стороны, они ненавидят царскую эпоху, когда в стране действовала «черта оседлости» и проходили еврейские погромы, на которые власть смотрела сквозь пальцы. С другой стороны – они понимают весь ужас совершенных большевиками преступлений, но боятся выступить против них, так как ожидают, что гнев против большевиков, в случае их падения, обернется чудовищными еврейскими погромами.

Любопытно, что эти перебежчики, пережившие сильнейшие потрясения при своих побегах, вовсе не пытались обвинить всех евреев в грехах тех большевистских кровавых подонках, которые родились евреями.

Между тем, на протяжении 20-х, 30-х и даже 40-х годов большевики очень активно разыгрывают «еврейскую карту» уже не в самом СССР, а на Западе. И это при том, что в самом СССР первые ростки будущего государственного антисемитизма фактически возникают в период репрессий 30-х годов (здесь особенную роль сыграло уничтожение Ягоды и его окружения), а также во время ликвидации большинства «старой» (до 1937 года) агентуры нелегалов в странах Запада и Востока. Ставка на еврейские группы в США, Австрии, Польше, Франции привязала очень многих западных еврейских интеллектуалов к СССР. Ситуация изменилась только после расстрелов известных евреев в СССР в конце 40-х – начала 50-х.

Я, как еврей, убежден, что несу моральную ответственность за деятельность всех этих добровольных и не очень, и «полезных идиотов», и откровенных подонков, прагматичных убийц, и розовощеких идеалистов, открывавших двери убийцам. Именно эти люди участвовали и в коллективизации, и в том, что подарили атомную бомбу Сталину. И за то, что они были рождены евреями, я неизбежно несу моральную ответственность.

Моя бабушка в старости, уже после смерти моего дедушки, вышла замуж за одного из таких деятелей, который в 30-е годы был комсоргом ЧМП. Я помню, он мне рассказывал, как они раскулачивали крестьян в Одесской области. Как оправдание своим действиям, он мне несколько раз повторил: у них в подвале висела ветчина. Я думаю, всем понятно, что речь шла не о кошерности ветчины. Я хорошо понимаю тех крестьян, которых раскулачивал бабушкин муж. Ведь мой второй дед – папин папа, был из семьи раскулаченных. Его отец владел небольшой мельницей в местечке Доманевка, и после прихода активистов отец и братья бросили и дом, и мельницу, и хозяйство – пустились в бега. Да и бабушка, из семье крайне бедного домовладельца (были и такие) стараниями большевиков потеряло почти все, и если бы не мужество ее матери, бежавшей из Одессы с детьми, но бабушка погибла бы во время искусственного большевистского голода 21 года в Одессе вместе с большей частью ее семьи.

К сожалению, никто не вправе собирать только «вершки». Мы несем моральную ответственность не только за тех, кем хотим гордиться, но и за тех, кого хотели бы забыть, как ночной кошмар. И я несу моральную ответственность и за убийц из ГПУ и НКВД, евреев по рождению, хотя я сам люто ненавижу и тех, и других.

Я считаю, что это большое вступление необходимо, если говорить на такую жуткую и непростую тему, как львовский погром и дивизия СС «Галичина» (Галиция).

В знаменитой книге «Фатерланд» Роберта Харриса, и в одноименном фильме Кристофера Менола одна из главных сюжетных линий заключается в следующей интриге:

Третий Рейх сумел одержать победу во Второй мировой войне. Прошли годы, Гитлер постарел, и в стране началась политика «разрядки». Знакомо, не правда ли? Новому Гитлеру, чтобы заключить союз с США, нужно как-то примирить национал-социализм и демократию. Ну, в точности, как повел себя Брежнев. И вот здесь появляется главная мина под «разрядкой», главный скелет в шкафу: евреи.

Хотя президентом США в этой реальности является не Джон Кеннеди, а его отец, кстати, известный антисемит, но все равно нацисты понимают свою слабость. Даже он им этого публично простить не может. И они стараются спрятать концы в воду – убрать всех тех людей, которые занимались уничтожением евреев.

Ведь официально немцы не знали, что нацисты сделали с евреями. Да, те, кто жил в то время, многое понимали, но прошли годы, и новое поколение уже может иначе взглянуть на те события.

Если быть кратким, то и автор книги, и создатели фильма считали, что открытие этой тайны немцам неизбежно приведет к краху нацистского режима. Что я могу сказать: розовые западные идеалисты!

В СССР даже вскрытие всех чудовищных преступлений Сталина не поколебало мощь власти. Сталин победил, и миллионы ему готовы за это простить все. Не случайно и сейчас передачи, посвященные трагедиям тех лет, смотрят в лучшем случае, пару десятков тысяч, а чаще – менее десяти тысяч просмотров. Зато передачи, прославляющие те годы, имеют сотни тысяч просмотров.

Вот все эти поклонники дивизии СС «Галичина» (Галиция) абсолютно ничем не отличаются от своих российских соседей по бывшей советской кухне. Да, я понимаю, что необходимо отыскать в примерах истории страницы, которые хоть чем-то позволяют гордиться для нации. И борьба дивизии СС «Галичина» (Галиция) против большевиков – вполне достойна. Но надо прекрасно понимать, что тогдашний союз с Гитлером неизбежно нес в себе опасность военных преступлений. Гитлер и его окружение ведь не случайно делали ставку на молодых, прекрасно понимая, что люди, имеющие опыт, будут для них опасны. В этом смысле и Гитлер, и Сталин, и многие другие деятели тех лет, исповедующие лозунг ставки на молодых – прекрасно понимали, что делают. Когда Сталин расстреливал польских интеллектуалов в Катыни, то делал он это не потому, что был кровавый палач. Он ведь еще не знал, что будет отступать вглубь страны. Он был уверен, что впереди — завоевание Польши. А для того, чтобы завоевать страну, нужно сначала уничтожить ее мозг и душу. А для этого надо убить всех тех, кто способен думать. А таких, на самом деле, не очень-то и много. Так что Катынь сотворил не кровавый маньяк, а хладнокровный тиран.

И львовский погром был сознательным актом нацистов, чтобы умыть украинцев в еврейской крови. И не нужно здесь вспоминать об убитых в тюрьмах, которых нацисты вытащили на свет Божий. Не евреи их убивали, и это прекрасно было известно жителям Львова.

Я не читал статистику по Западной Украине, но видел такую по странам Балтии. Накануне лета 41-го года, когда Сталин планировал начать поход на Запад, войска НКВД провели вдоль всей границы акцию по высылке «враждебного элемента». Надо сказать, что когда войска СССР входили в страны Балтии, в Западную Белоруссию и Украину, то они сразу начинали переписывать всех предпринимателей, священников, учителей, фермеров и т.д. И всех этих людей весной 41-го года, накануне войны, выслали в Казахстан и Сибирь.

Так вот, по статистике, в странах Балтии евреи составляли очень большой процент высланных – до одной пятой. Я не думаю, что в Западной Украине была иная ситуация. Евреев высылали, евреев убивали — как и остальных. И, как я уже неоднократно писал, в среде не эмансипированных евреев, советскую власть, мягко говоря, очень не любили. Ведь точно так же, как РПЦ, в 20-е и 30-е преследовали и раввинов.

Жуткую картину львовского погрома никак не объясняют открытые убийства в тюрьмах НКВД. Просто людей позвали убивать, и они радостно в этом приняли участие. Как точно так же в нашей дорогой Одессе — не десятки и даже не сотни, а тысячи обывателей выступили в роли доносчиков, обрекая евреев на неизбежную смерть. Я понимаю, что большевики сделали все возможное, чтобы приучить людей стучать. Но эта кампания стукачества, как писал в своих воспоминаниях Атом Морозов, была выполнена на «отлично». «Троечников» здесь не было. Кстати, в Одессе и Одесской области и погромы также были. Но не такие масштабные, как во Львове.

Конечно, львовский погром связан в первую очередь не с украинцами, а с поляками. Ведь в то время, это был, польский, а не украинский город. Но сам львовский погром стал зримым символом нацистского антибольшевизма.

Дивизия СС «Галичина» (Галиция) точно так же, как и все охранные части СС участвовала в уничтожении евреев, борьбе с партизанами (не только на территории СССР, но и во Франции, в Югославии).

Вы хотите гордиться борьбой СС «Галичина» с большевиками? Это ваше право. Но тогда вы берете на себя моральную ответственность за их преступления, за массовое уничтожение евреев. И не только их.

 

]]>
Sat, 08 May 10 22:33:03 +0300 http://dumskaya.net/post/o-divizii-ss-galichina-i-o-evreyskih-po/author/
:{Украина - страна непуганных бюрократов}: Украина - страна непуганных бюрократов http://dumskaya.net/post/ukraina-strana-ne-pugannyh-byurokratov/author/ Прочитав комменты к моему посту о «галочном» мероприятии в ХАБе, я решил написать еще один пост, дабы прокомментировать свою позицию.

Западные спонсоры, рекомендуя продолжить реформы в Украине, как я уже писал, видят эти реформы в виде армии новых чиновников. То, что подобный вариант реформ крайне радует наш истеблишмент, вполне понятен: мы страна торжествующих бюрократов. Но то, что западные эксперты предлагают нашим властям именно такой путь, вызывает, мягко говоря, возмущение.

Хотелось бы кое-что напомнить. Что бы быть кратким, коснусь только трех аспектов проблемы: силовые структуры, прокуратура, судебная реформа и антикоррупционные структуры.

Ни в одной цивилизованной мира нет такой структуры, как наше МВД. Мало того. С точки зрения, например, гражданинияа США, подобная структура нарушает Конституцию США, так как имеет место незаконная концентрация власти в одних руках. Весь опыт цивилизованных стран говорит: не могут все не армейские структуры быть под одним командованием. Всегда существует конкуренция между полицией штата, полицией графства, полицией города и ФБР. Если бы кто-то в США попытался объединить все эти структуры в одну вертикаль власти, даже без пограничников и пожарных, то он бы сел в тюрьму, за узурпацию власти. А в Украине все не армейские структуры, включая пожарных и пограничников, а также, Нацгвардию, находятся под одним командованием. Это вопиющее нарушение принципов демократии. Только тотальная децентрализация МВД, полный отказ от центрального управления способен изменить ситуацию. До этих пор все реформы – фикция.

То же самое и с прокуратурой. Нынешняя модель прокуратуры создавалась Сталиным, для реализации его власти. Это модель НИКОГДА не будет работать на демократию. Прокуроры должны ИЗБИРАТЬСЯ на региональном уровне, а офис Генерального прокурора должен заниматься исключительно ограниченными вопросами. В таком виде прокуратура НИКОГДА не реформируется.

Что касается судебной власти, то здесь все так же плохо. Да, в странах Запада и США большинство судей сегодня назначаются исполнительной властью. Однако, если мы обратимся к истории вопроса, то увидим, что в этих странах после ликвидации королевской власти, судьи повсеместно были избираемыми. Так было и в Англии, и в США. И лишь после укрепления демократических институтов, судьи стали назначаться. Но, кстати, до сих пор, не везде. В нашей стране, при отсутствии реальной системы контроля за судебной властью, единственный способ судебной реформы – это выборы судей, и обязательное введение суда присяжных. Без этого все рассуждения о судебной реформе – ложь.

И, наконец, вопрос борьбы с коррупцией. Единственная причина коррупции в нашей стране: тотальная бюрократизация нашей жизни. Вместо того, чтобы передавать функции управления и контроля обществу и бизнесу, нам предлагают новый класс ч чиновников. Да, сегодняшний Евросоюз – коррумпированная структура. Не такая, разумеется, как наша страна, но проблема коррупции там стоит очень остро. И те методы борьбы с коррупций, которые нам предлагают европейские чиновники, на самом деле, плохо работают и у них. Но у нас они вообще не будут работать.

Только кардинальное сокращение функций госконтроля и госуправления, только введение персональной ответственности чиновника перед обществом, а не перед вышестоящим начальником может изменить ситуацию. Все остальное – ЛОЖЬ!

То, что у нас происходит сейчас, является платой за отказ от тотального сокращения роли чиновников после Майдана. Не бывает патриотических чиновников, хороших чиновников и т.д. Ситуация для Украины стоит просто: либо мы ликвидируем львиную долю полномочий чиновников, либо мы превратимся в ущербный вариант путинской России. И если при этом чиновники будут дружно орать в голос: «Слава Украине! » ничего не изменится.

 

]]>
Fri, 07 May 10 16:06:59 +0300 http://dumskaya.net/post/ukraina-strana-ne-pugannyh-byurokratov/author/
:{Давайте восклицать, друг другом восхищаться…}: Давайте восклицать, друг другом восхищаться… http://dumskaya.net/post/davayte-vosklitcat-drug-drugom-voshishchat-/author/ В понедельник 16 апреля в ХАБ состоялось очередной «галочное» мероприятие: презентация выхода на украинском языке сборника «Борьба за Украину». Немногочисленной группе одесситов, среди которых было около десятка общественных активистов, было зачитано несколько выступлений западных экспертов о ситуации в Украине с точки зрения независимых западных экспертов.
Пришедшее на встречу могли выпить кофе, чай, съесть пироги с яблоками и мясом, пирожные – в общем, комфорт этой встрече был обеспечен почти на высшем уровне. И говорились, в общем-то, правильные слова: не иностранные эксперты призваны решать наши проблемы, а мы сами. Поэтому попытки некоторых общественных активистов, в том числе и автора этих строк, заговорить о своем видении наших проблем, были достаточно холодно встречены западными представителями. Они правы: зачем говорить им, что у нас плохо? Говорить это нужно власти. Но власть наша, чем дальше мы от весны 2014, тем меньше слушает общественных активистов, поэтому Мы все больше превращаемся в волков, которые воют на Луну.
Надо заметить, что ни организаторы этой встречи (Фонд Видродження), ни западные эксперты, не стремились к какой-то дискуссии. Все отбывали такую себе гражданскую повинность: надо поговорить на эту тему – мы и поговорили. Один из экспертов высказал мнение, что суммы, которые выдаются Украине, будут сокращаться, так как Украина не проводит никаких реформ. Я сказал, что вообще не надо давать деньги в этом случае. Эксперты дипломатично промолчали.
С точки зрения здравого смысла все это казалось каким то театром абсурда, но мы вообще живем в эпоху победившего Годо: Сэмюэл Беккет и Славомир Мрожек – наше все!
И лишь один вопрос возник у меня в ходе нашего разговора. Именно это больше всего меня бесит в западных экспертах.
Я спросил, почему все те рецепты, которые нам предлагают в виде реформ, представляют собой очередные попытки бюрократизации. Почему нам не помогают проводить реформы путем расширения прав людей, выборной системы должных лиц, сокращением, а не расширением бюрократической процедуры?
От реформы образования и здравоохранения, до борьбы с коррупцией наши западные эксперты всегда предлагают чисто бюрократические приемы. Я попытался объяснить этим людям, что в нашей стране любая бюрократическая система превращается в имитацию деятельности. Не будет в стране никаких реформ, пока вся ставка на бюрократов.
Я говорил эти слова, и чувствовал нас своей шкуре эти знаменитые слова: «Глас вопиющего в пустыне».
Под прикрытием иностранных экспертов, процесс создания нового поколения украинских бюрократов поставлен на поток. И это при том, что в обществе напрочь отсутствует понимание происходящего, видение ситуации, дискуссия о реальных проблемах.
После этой встречи, мне очень захотелось тихо повыть на Луну. Хотя уж Луна совсем не виновата.

]]>
Fri, 07 May 10 14:40:51 +0300 http://dumskaya.net/post/davayte-vosklitcat-drug-drugom-voshishchat-/author/
:{10 и 11 апреля. Размышления к датам}: 10 и 11 апреля. Размышления к датам http://dumskaya.net/post/10-i-11-aprelya-razmyshleniya-k-datam/author/ Читая споры о 10 апреля в Фэйсбуке, я стараюсь не высказывать своего мнения. Не потому, что у меня его нет, а потому, что наше общество, увы, не готово и сейчас к правде. Это очень страшная правда. Очень!

И я сейчас скажу лишь маленькую часть правды. Я только кратко скажу о том, что рассказывали мне или написали в своих воспоминаниях очевидцы.

Кстати, для тех, кто не знает: в этом году 11 апреля – день памяти Холокоста.

Лето 41-го – это период распада СССР. Моя бабушка – папина мама — рассказывала о том, как целые области сдавались немцам без малейшего сопротивления. В немцах видели освободителей от большевиков. Потом это настроение прошло. Немцы доказали, что люди ошибались.

Семья моего папы эвакуировалась из Одессы чудом — сама. Но даже в семье моего папы старшее поколение не хотело бежать от немцев: они помнили Первую мировую и немецкую оккупацию Украины. Немцы тогда показали себя лучшими правителями, чем все те, кто был до и после них. Советским газетам и властям, которые говорили о том, что нацисты убивают евреев, старшее поколение не верило ни на грош. Вообще большевикам семья моего папы не верила: часть семьи попала под раскулачивание, часть испытала на себе все прелести ведения бизнеса в СССР в тридцатые годы.

В конце концов, и уехали не все. Остался, например, отец папиной мамы. В местечке под Одессой. Его убили не немцы, а односельчане — еще до прихода немцев.

Но большая часть семьи на подводах сумела добраться до железной дороги, и там удалось им сесть в теплушки. Каким образом – не знаю. Подозреваю, что помогла взятка, так как в теплушки пускали только по специальным документам. Именно поэтому из Одессы не смогло уехать подавляющее большинство евреев – документы получали только семьи советских служащих и работников эвакуированных предприятий.

Излюбленный сюжет советских фильмов: люди в оккупации находят тайный приемник и слушают Москву. Я долго не мог понять, почему так мало радиоприемников. Ведь до войны приемники были почти в каждой семье. Мамина мама рассказала, что после начала войны вышел приказ: сдать все радиоприемники, автомобили, велосипеды и печатные машинки. Именно поэтому у советских людей не было радиоприемников. Это не немцы сделали, а свои.

Мой двоюродный дед рассказывал мне в детстве, как он взрывал Одессу. К сожалению, мне тогда было лет десять, и я мало что помню. Он говорил, что их собрали – молодых главных инженеров одесских заводов. Это все были новые люди – не знаю, что стало со старыми, но могу предположить. Это были люди в возрасте до 30-ти лет. Им вручили лейтенантские погоны и дали в руки взрывчатку. И они поехали взрывать свои заводы. Тогда, в десять лет, у меня не было вопросов. Сейчас, прожив жизнь, я неизбежно спрашиваю себя: как можно было уничтожать город, если здесь оставались люди? Ни один из этих заводов не был военным – те, в массе своей, эвакуировались. Взорвать водопровод. Как должны были жить те сотни тысяч людей, которые остались в городе? Я еще мог бы понять, если бы власти пытались всех вывести из Одессы, но не успели. Но ведь это не так. Никто и не ставил своей целью вывести всех. Их просто оставили медленно умирать.

Одесситам повезло. Румынские власти, в отличие от многих других немецких управляющих оккупированными районами в годы Второй Мировой войны на Восточном фронте, позаботились об Одессе. А я читал дневник женщины, которая жила в городе, где немцы просто оставили местных русских выживать среди развалин. Взорванных отступающими большевиками. Взрывали мирные производства и системы жизнеобеспечения. Насколько я знаю, даже нацисты не позволяли себе этого. По отношению к своим.

Кстати, к сказкам о подполье. В книге Митрохина, который вывез на Запад архив КГБ, есть послевоенная справка КГБ об одесском подполье, которое было оставлено в городе. Там было две группы: одна из Москвы, другая местная. По данным КГБ, эти группы перестреляли друг друга из-за денег и ценностей, которые им оставили. Это вам не «Ликвидация». Это сюжет никогда не будет поставлен, пока «совок» жив. Он даже на русский язык не переведен.

Одна из самых страшных тем той войны – судьба евреев Одессы, точнее, судьба евреев Транснистрии. И здесь я могу опереться на воспоминания Атома Викторовича Морозова. Я познакомился с этим человеком в годы Перестройки, когда мы создали первую одесскую политическую организацию – Демократический союз содействия перестройке. Атом Викторович предпочитал, чтобы его называли Анатолий Викторович – экзотическое имя «Атом» его никак не грело. Я помню это деликатного и умного человека, которому так и не удалось получить высшее образование. При этом он был образованнее многих владельцев «поплавков». В середине 90-х другой выдающийся одессит, который в годы Перестройки был воистину одним из главных моральных авторитетов нашего города, чье имя, увы, сейчас, кажется, почти забыто – доктор философских наук Авенир Иванович Уемов, назначил Анатолий Викторовича Морозова секретарем Философского общества. Я, увы, сейчас не помню, когда Анатолий Викторович умер, кажется в конце 90-х. Но так получилось, что он успел попасть в программу Спилберга «Шоа», и у нас сохранилось его воспоминание о войне. Его воспоминания не вошли в фильм, я сам прочитал их лишь после смерти Анатолия Викторовича – тот был безумно скромным человеком и никогда ничего не рассказывал. И только из воспоминаний я увидел всю эту изуверскую картину.

Анатолий Викторович был евреем наполовину – еврейкой была его мать, отец — русский. Еще перед войной отец бросил их. Разумеется, никуда бежать из Одессы ни он, ни его мать не могли. Анатолий Викторович не мог до конца жизни понять, почему Провидение сохранило ему и его матери жизнь. Когда в город пришли румыны, прятаться стало совершенно невозможно. Мы не должны забывать, какую школу у большевиков прошли одесситы. Как людей десятилетиями приучали стучать, предавать, закрывать глаза на чужую боль и смерть. Трудно себе представить, чтобы кто-то решился прятать «врагов народа». Наоборот, многие стремились доказать свою преданность власти. С евреями было точно так же. Очень быстро были составлены списки. Выбора никакого не было: люди сами приходили на Тринадцатую станцию Фонтана, где их расстреливали из пулеметов. А во дворах уже выстраивались очереди из тех, кто торопился пограбить ушедших на смерть.

Анатолий Викторович рассказывал, что когда они с мамой пришли на Тринадцатую станцию Фонтана, офицер, командующий расстрелом, посмотрел на очень красивую мать Анатолия Викторовича и отпустил их. Он сказал, что они — не евреи. Нам не дано знать, почему он это сделал. Но эти два человека благодаря этому офицеру остались живы.

Я долго думал, что судьба отца моей бабушки, убитого односельчанами – это исключение. Пока не прочитал воспоминания Анатолия Викторовича. Он рассказывал, что еще до прихода немцев множество евреев было забито по дороге в Аркадию. «В Аркадию шли по телам евреев», — рассказывал он.

За годы войны в Одессе безумно расцвел антисемитизм. Анатолий Викторович писал, что 10 апреля 1944 года антисемиты притихли, но уже 11 апреля все закончилось – антисемитизм в городе, по словам Анатолия Викторовича, вновь процветал.

Отец рассказывал мне о постоянных драках с антисемитами, но это уже конец 40-х – начало 50-х. В годы тотальной антисемитской кампании. Но Анатолий Викторович писал, что началось это гораздо раньше. И, судя по всему, сказки об интернациональной Одессе 30-х – обычные советские сказки.

Интересная деталь, которую также сейчас не вспоминают. После освобождения Одессы было издано негласное партийное распоряжение препятствовать возвращению евреев в город из эвакуации. Официальная версия – чтобы евреи не мстили. Разумеется, как и всё в годы Сталина, это распоряжение обходили — либо с помощью взятки, либо с помощью блата. Проще всего было тем, у кого были близкие в армии. Офицеру, который требовал пустить в Одессу его семью, в 44-46 годах никто не мешал. Многие подкупали чиновников в эвакуации и получали справки для возвращения домой. Но были и те, кому это не удалось. Были такие и в моей семье.

Отдельная история – тот безумный террор, который установили большевики после возвращения в Одессу. Мне кажется, я не могу этого доказать, это просто мое ощущение, что террор был вызван, прежде всего, тем, что Одесса без большевиков, действительно, относительно хорошо жила. Хорошо, разумеется, по советским меркам тех лет. Я записывал воспоминания женщины, которая попала под этот молот. Для десятков тысяч людей, которые просто жили в Одессе в годы оккупации и оказались жертвами машины тотального подавления, 10 апреля стало жутким рубежом. Кто-то выжил в этих лагерях и вернулся домой. А кому то Провидение не помогло.

Я считаю, что нельзя кричать о 10 апреля, забыв об этих десятках тысяч.

Кстати, оккупация доказала, что нормальный капитализм и дешевое государство способны на пустом месте построить оазис. Покойный Гридин подробно описывал, как два-три чиновника румын выполняли очень успешно ту работу, которую сейчас гораздо менее успешно делают сотни наших чиновников. Как можно было открыть бизнес за два-три часа, как все управление торговли состояло из трех человек: начальник, заместитель и десятник, проверяющий качество помещения, в котором бизнесмен планировал вести свое дело. Никакой бюрократии. Конечно, Одессу очень сильно выручало то, что в других зонах оккупации экономическая жизнь была хуже, а во многих местах ее почти не было. Поэтому и крестьяне стремились на одесский рынок. Но главное – то, что румыны почти не мешали экономической жизни и бизнесу в Одессе.

Но при этом надо понимать, что нацизм и фашизм были и никуда не делись. Это не Первая Мировая, когда немецкая оккупация казалась чуть ли не раем. Когда румыны вошли в Одессу, то они на Александровском проспекте на деревьях повесили известных евреев. Один из них, как писал Анатолий Викторович Морозов, был знаменитый до войны адвокат Бродский, который ненавидел Советскую власть и защищал ее врагов. Человек, которого румыны сделали бургомистром Одессы (не помню точно, как назывался этот пост тогда), в свое время был спасен этим самым Бродским. Анатолий Викторович писал, что «говорят, тот человек на коленях умолял пощадить Бродского, твердил, что тот всю жизнь боролся с большевиками». Но румыны даже поставленного ими бургомистра по этому вопросу слушать не стали – Бродский был повешен на Александровском проспекте.

Я думаю, в этой истории – истинная оценка оккупации. Если даже бургомистр не может спасти жизнь обреченного еврея, то все благополучие этой оккупации – мираж.

Впрочем, точно так же, как и у большевиков. Если назначили «врагом народа», то не то что глава горсовета или исполкома, первый секретарь обкома вряд ли что-то мог бы сделать.

К сожалению, Валерия Новодворская была права: «Воркута победила Освенцим».

]]>
Fri, 07 May 10 12:15:54 +0300 http://dumskaya.net/post/10-i-11-aprelya-razmyshleniya-k-datam/author/
:{«Акция против неукраинского духа»: когда в Украине начнут сжигать книги? }: «Акция против неукраинского духа»: когда в Украине начнут сжигать книги? http://dumskaya.net/post/aktciya-protiv-neukrainskogo-duha-kogda/author/ Когда я впервые прочитал информацию о запрещенных в Украине книгах, то, честно говоря, не поверил. Мне казалось, что у нас такое невозможно. Ведь времена запретов, как мне казалось, уже полностью канули в Лету. Но как ни жутко было осознавать этот факт, я вынужден признать – это правда. И люди совершенно спокойно к этому отнеслись, и никто не выступил публично против этого безумия, не считая отдельных выкриков в Фэйсбуке.

Мне всегда казалось, что знаменитое сожжение книг нацистами – это вопиющий вариант современного варварства. Разумеется, все это происходило по прямому примеру большевиков, которые не устраивали подобных театрализированных действий, но, по сути, творили даже большее, чем нацисты. И самое страшное, что Украина сейчас идет по этой дороге, уже значительно опережая, даже, путинскую Россию.

А чему, собственно говоря, я должен был удивляться. Сначала в стране вводят языковые квоты в музыке. Даже не поинтересовавшись мнением людей на этот счет. Затем наступает время квот на новостных теле и радио каналах. И все это делается при полном игнорировании мнения людей. Запреты социальных сетей, запреты почтовых серверов. И вот система дошла до книг.

Я даже не буду касаться того, что запрещены книги, например, британского историка и российского оппозиционного литератора. Что ни тот ни другой не имеют никакого отношения к возрождению российского империализма. Это вообще бесполезно обсуждать.

И не нужно здесь вспоминать о войне, о погибших ребятах. Они к этому не имеют никакого отношения. И те, кто пытаются прикрыть ими уверенную поступь нашей страны по пути совка – те просто лицемерят. К сожалению, это было уже в истории, когда нацисты оправдывали свои действия жертвами Первой мировой войны.

Я помню скандал с сайтом «Миротворец». Уже тогда, на заре эпохи запретов, возникало ощущение моральной нечистоплотности этих мер. От этих действий плохо пахло, и с этим ничего нельзя было сделать. И самые чистоплотные уже тогда отказались играть в эту игру. Но многие, и я в том числе, успокаивал себя, что борьба с путинской Россией требует экстремальных мер.

К сожалению, политика экстремальных мер, политика осажденной крепости, политика запретов – приводит к одному: тотальной советизации всего.

В нашей стране стахановскими методами возрождается «совок». Это несколько иной «совок». У него иной список канона. Но в остальном – это типичный «совковый» канон.

В знаменитой книге «Москва 2042» Владимира Войновича нарисовал СССР с новым постсоветским православным каноном. Что же можно сказать: в нашей стране книга Войновича становится былью. Мы уверено идем к «Киеву 2042».

У всего этого безумия есть очень четкие последствия.

Во-первых, очень скоро запреты обрушатся на СМИ. Если власть запрещает книги историков, то ждать запретов СМИ долго не придется.

Во-вторых, подобная система возникает в момент «бронзовения власти». Запреты всегда вводятся лишь с ной целью: укрепить власть предержащих.

 

В-третьих, те, кто сейчас больше всего кричит о необходимости запретов, рано или поздно попадут под этот бульдозер, который они пытаются запустить. Так было всегда!

]]>
Thu, 29 Apr 10 10:25:00 +0300 http://dumskaya.net/post/aktciya-protiv-neukrainskogo-duha-kogda/author/
:{Летний Сад, как модель будущего Одессы}: Летний Сад, как модель будущего Одессы http://dumskaya.net/post/letniy-sad-kak-model-budushchego-odessy/author/ Самое страшное во всей истории с распродажей Одессы – это полное безразличие к этому основной массы жителей города. Я хочу сказать кощунственную мысль: Одесса обречена умереть!

Это произошло в 90-е с промышленностью в городе. В Украине была выбрана модель приватизации под директорский корпус. Я еще тогда писал, что это безумие. В результате промышленность в Одессе превратилась в объекты недвижимости, которыми управляли, а потом и владели бывшие директора. Львиная доля оборудования и станков была даже не украдена, а просто уничтожена. Как будто армия варваров захватила город.

Я уверен, что этого не было бы, если бы промышленность стали бы просто продавать. То есть выбранная модель приватизации привела к полному исчезновению промышленности. Там так и не появилось собственников, которые бы защищали свои права. А без собственников все умерло.

Сейчас в Одессе идет процесс уничтожения города. Главная причина – вовсе не гнусный горсовет. Он – следствие. Если люди голосуют за «гречку», то они имеют то, что есть. По большому счету 99 процентам одесситов все равно, что будет. Они считают, что все вокруг «колхозное». О чем можно говорить? Те, кто потратил деньги на избирательную кампанию, хотят вернуть свои средства. Неужели не очевидна их правота?

Я глубоко уверен, что если бы изначально стали бы ПРОДАВАТЬ Одессу по четким и понятным правилам, то было бы во сто раз лучше, чем сейчас. Точно так же с побережьем: если бы пришли несколько богатых инвесторов и, в нарушении действующего законодательства, построили бы большие курорты, то я не знаю, как бы на них ходили одесситы, но город получил бы мощный толчок в сфере туризма. А сейчас наше побережье является антирекламой туризма. И все равно ведь, фактически, продано. Но все продано путем воровства, путем превращения из товара в дерьмо.

Одесса, как город-миф, город-легенда, город-туристический рай нынешних псевдо «инвесторов» не интересует. И ничего удивительного в этом нет – им на этом празднике жизни нет места, и они его устраивать не будут. А собственников одесситов, которые в этом заинтересованы – у нас нет. У нас есть колхозники, которым могут начислить трудодни, а могут не начислить.

 

Я вижу единственный путь спасения остатков, если их еще можно спасти, это добиваться гарантии прав собственников в этом городе. Права владельцев квартир, права ОСМД, права домовладельцев. Если в городе не появятся собственник, он просто умрет, как одесская промышленность в 90-е.

]]>
Tue, 27 Apr 10 09:59:43 +0300 http://dumskaya.net/post/letniy-sad-kak-model-budushchego-odessy/author/
:{Саакашвили, Троцкий и Портников… и Порошенко за углом}: Саакашвили, Троцкий и Портников… и Порошенко за углом http://dumskaya.net/post/saakashvili-trotckiy-i-portnikov-i-porosh/author/ Очередной опус Портникова, условно говоря, «Троцкий и Саакашвили», как всегда, в последнее время, является отменной концентрацией ума, цинизма и лицемерия.

Портников исходит из вполне разумной мысли, что имя Троцкого сейчас на слуху, благодаря двум историческим подделкам Путинского ТВ. Я специально хочу подчеркнуть именно Путинского, потому что идеология обоих этих фильмов лежит в русле тоталитарной идеологии кремлевского сидельца. Я думаю, Суслов, на Том Свете обливается горючими слезами зависти, что у него не хватило мозгов так преподносить уроки истории.

Но с прискорбием должен сказать, что Портников, который уже много лет на страницах российских либеральных изданий ругает Путина, на сегодняшний день превратился в политика, играющего по путинским правилам. И вот это, действительно, страшно.

О чем статья Портникова? О том, что во время потрясений, красивые и умные демагоги, говорящие толпе то, что она хочет услышать, пользуются сумасшедшим успехом. И Троцкий с успехом развалили Россию именно такой демагогией, которой он блестяще владел. А Саакашвили, в свое время, развалили Грузию, используя эту демагогию, а теперь удалился в Украину, как Троцкий в Мексику.

При этом Портников использует любимый полемический прием Ленина. Уж не знаю, делает ли он это сознательно или нет. Он ругает путинский фильм о Троцком, и говорит, что Троцкий гораздо умнее, чем тот персонаж, который изображен в фильме. Что он гораздо более сильный полемист, народный трибун и, вообще, достаточно интересный политик. И ведь это правда. Портников говорит нам чистую правду, и мы ему верим. Действительно, правда, но не вся.

Лев Давыдович Троцкий, действительно был блестящим оратором. У меня даже есть семейный пример. Мой дед, верующий местечковй еврей, был раскулачен большевиками, год провел на Беломоро-Балтийском канале, его брат был расстрелян в 37 году, официально, как сионист. Всю жизнь дед ненавидел коммунистов, был полулегальным частником, Сталина иначе, чем бандит не называл. Так вот он до конца жизни не мог забыть единственное выступление Троцкого, которое ему довелось увидеть.

Троцкий был блестящий литератор, на три головы выше того же Портникова. Его работы по литературе и культуре, даже ранние, блестяще написанные, высочайшего культурного уровня, с блестящим знанием первоисточников. Впрочем, для своего времени он был просто неплохим литератором, не выдающимся. Серебряный век российской культуры – время высочайшего уровня литературы и культуры. Троцкий, единственный из большевистских вождей, кто был исключительно профессиональным литератором и журналистом – он жил за счет гонораров. Ленин, кстати, жил за счет партии, как и подавляющее большинство вождей, а Сталин с Камо для этих вождей кэш добывали грабежом. Но это частности.

Однако роль Троцкого в Гражданской войне все-таки не связана с его полемическими и гипнотическими способностями. Конечно, его работа с дезертирами, которых он мог переубедить и бросить на фронт, несомненно, вызывает восхищение. Если бы большевики действовали во время Гражданской войны методами Сталина образца 1941 года, то белые вошли бы в Москву уже в 1918 году.

Главная заслуга Троцкого заключается вовсе не в демагогии, а в построении Красной Армии. Троцкий не просто привлек в армию офицеров. Мне доводилось читать статистику, я ее не проверял, но думаю, она близка к истине. В годы Гражданской войны офицерский корпус разделился пополам – по 40 процентов: красные и белые. Ничего удивительного в этом нет. На лето 1917 года, по официальной опять-таки статистике, из всего офицерского корпуса России, довоенные офицеры составляли 8 процентов.

Но что значит привлечь военспецов? Это значит создать систему, в которой военспецы будут доверять начальству, их будут обеспечивать, их подчиненных заставят выполнять приказы, но вместе с тем, у Троцкого будут рычаги (нитки), которыми он сможет управлять военспецами.

Реальность показало, что никто из большевистских вождей не смог создать подобной системы. Какой ценой создавал Троцкий эту систему, мы сейчас говорить не будем. Желающие почитать документы тех лет, могут обратиться к знаменитой пьесе «Оптимистическая трагедия» Вишневского. Только не к тому варианту, что шел в театрах и был поставлен в фильме. Эта, таировская версия, с фразами таировских актеров, очень сильно смягчена. А вот если взять первый вариант пьесы, там есть крайне любопытные моменты.

роцкий не был доктором Айболитом, но его успех не апофеоз жестокости – и Сталин был гораздо более жесток, и многие, многие другие. Сила Троцкого в системе, которую он создал. У меня есть подозрения, что если бы в 2014 году Троцкий командовал украинской армией, у нас бы сейчас не было ДНР и ЛНР. И потери были бы другие – меньше. Но я не специалист, и не мне судить.

Портников, критикуя путинские фильмы, на самом деле рассуждает в рамках именно путинской философии: демагоги, развалившие империю. Ведь сверхзадача «Демона революции» -- это прививка россиянам против Майдана. И ту же сверхзадачу ставит себе Портников. И то, что реальный Троцкий ну никак не укладывается в эту схему, Портникова абсолютно не волнует – сверхзадача выше правды.

Разумеется, Троцкий вовсе не идеал. Очень интересен взгляд на Троцкого Бажанова («Я был секретарем Сталина»). Бажанов не был ярым антисемитом, но евреев не любил. Однако, как человек здравый и прагматичный, он весьма рационально оценивает большевистских вождей, в том чисел и Троцкого. Кстати, он подчеркивает, что когда Троцкий попробовал использовать свою систему на железной дороге, она провалилась. Но он умел учиться. В годы НЭПа Троцкий стал почти рыночником, он даже попытался это идеологически обосновать, но мы сейчас не исследуем судьбу Троцкого.

Важно здесь одно: используя путинские фильмы, Портников извратил судьбу Троцкого для того, чтобы пнуть Саакашвили. Ведь Порошенко не публичный политик, он проиграет, без малейших сомнений, любой публичный спор с Саакашвили. Вот и нужно было как то доказать, что публичный Саакашвили – демагог. И то, что Пртников использваол для этого фильм из Путинской пропаганды, очень много говорит не о Саакашвли, а о Портникове и о тех, кого он пытается спасти.

 

НО у статьи Портникова есть и вторая часть. Об этом в следующий раз.

]]>
Mon, 26 Apr 10 22:12:00 +0300 http://dumskaya.net/post/saakashvili-trotckiy-i-portnikov-i-porosh/author/
:{К захвату 9 маршрута}: К захвату 9 маршрута http://dumskaya.net/post/k-zahvatu-9-marshruta/author/ Вокруг захвата 9 маршрута развернулась такая кампания воинствующей полу правды, что просто диву даешься. Зачем брошены все силы, чтобы выгородить г-на Жемана, не очень понятно? При этом одесситы в точности повторяют знаменитые слова Меркуцио: «Чума на оба ваши дома! »

А ведь ситуация крайне любопытная.

Например, заключая временный договор на три месяца с КП Горэлектротранспортом, Управление транспорта ссылается на решение Приморского суда. Проблема лишь в том, что решение ведь не вступило в законную силу. Ибо если подана апелляция, а она подана, то решение вступает в законную силу лишь ПОСЛЕ рассмотрения апелляции.

Никого также не смущает вопрос, что коммунальное предприятие специализируется на трамваях и троллейбусах и не имеет СВОИХ автобусов. Совершено непонятно, почему СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЕ предприятие вдруг должно заняться еще и автобусными перевозками?

Все разговоры о необходимости получения коммунальным предприятием прибыли от автобусных перевозок для удешевления перевозок электротранспорта обходят стороной очень интересный вопрос: а сколько стоят перевозки электротранспортом в Одессе?

И ведь, кажется, уже неоднократно одесситы сталкивались с тем, что контроль за коммунальными предприятиями у нас в городе нулевой. Что когда КП занимаются предпринимательской деятельностью, никто не знает, куда идут деньги. Даже депутаты этого не знают. И опять все лезут хором в эту мышеловку.

Любопытно, что даже конкурсная комиссия, созданная вовсе не из активных врагов городской власти, а наоборот, не согласилась отдать этот маршрут КП Горэлектротранспорт, хотя на конкурсную комиссию давили по полной программе. И вот теперь, вместо конкурса, все решается временным договором. Ставка сделана на то, что автопредприятие за эти три месяца умрет, и у КП просто не будет конкурентов. Об этом, разумеется, никто не говорит, но это правда жизни.

Ну, а судя по откликам в Фэйсбуке, большинство одесситов используют данный скандал, чтобы высказать свое мнение о маршрутках. Маршрутки у нас, разумеется, отвратительные. Но итогом это скандала будет то, что ситуация будет ХУЖЕ, чем раньше. Ведь даже такой хилый элемент обратной связи, как конкурс, и то, фактически, исчезнет. Потому, что если один раз итоги конкурса похерить, то во всех следующих случаях история будет точно такой же. Подобный прецедент для транспортной отрасли Одессы будет иметь разрушительные последствия. В угоду г-ну Жеману будет разрушена система конкурсов. А другой нет.

 

На вчерашний эфир позвонила женщина и стала говорить, что, мол, теперь жаловаться она сможет. Ведь теперь будет маршрутками управлять коммунальное предприятие, а не частник. Мне интересно, если во имя г-на Жемана поломали через колено систему конкурсов, то кто посмотрит на жалобу обычного человека? Кто?

]]>
Mon, 26 Apr 10 20:00:10 +0300 http://dumskaya.net/post/k-zahvatu-9-marshruta/author/
:{Трагифарс}: Трагифарс http://dumskaya.net/post/tragifars/author/ Странник. Как я долго шел и устал. Сейчас бы надо разжечь костер и согреться. О вот отличные сухие дрова, можно разжечь большой костер.

Человек. Сударь, это не дрова, это мой дом. Он стоит здесь с моего рождения, сорок лет.

Странник. Значит, я прав, дрова хорошо высушены и будут гореть ярко и тепло.

Человек. Это не дрова, это мой дом.

Странник. Не переживай так, мы сейчас погреемся у этого костра, выпьем что-то горячее, и все твои волнения, как рукой снимет.

Человек. Послушай, я же тебе говорю, это не дрова, как ты не понимаешь, это мой дом!

Странник. Ты главное не нервничай, что может быть лучше хорошего доброго огня. Горячий чай и добрый огонь.

Человек. Что ты делаешь, сейчас мой дом загорится!

Странник. Это будет настоящий веселый костер.

Человек. Стой, прекрати… Господи, он горит… Воды, воды, тушите, тушите мой дом!

 

Странник. «Будьте мужественны, Мастер Ридли. Божьей милостью мы зажжем сегодня в Англии такую свечу, которую, я верю, им не погасить никогда»

]]>
Mon, 26 Apr 10 12:34:04 +0300 http://dumskaya.net/post/tragifars/author/
:{Страшный октябрьский юбилей}: Страшный октябрьский юбилей http://dumskaya.net/post/strashnyy-oktyabrskiy-yubiley/author/ В Украине почти незаметно проходит юбилей октябрьского кошмара 1917 года. Если в России относительно активно обсуждают это событие в серьезных СМИ (уровень этого обсуждения – отдельный разговор), то в Украине дискуссия на это счет практически не ведется. Вероятно, многие в Украине уверены, что так как Украина — это не Россия, как мудро заметил Леонид Кучма, то и зачем нам говорить о российской проблеме? К сожалению, и никуда от этого нам не деться, в каждом атоме современной Украины сидит чертик из октября 1917 года, и уходить оттуда он не хочет ни под каким видом.

К сожалению, те статьи, которые появляются в больших СМИ по поводу событий 1917 года, не слишком способствуют пониманию нашего общества о реальных последствиях той трагедии. В некоторых СМИ сразу вспоминают Парвуса, называя его крестным отцом революции (хотя он был еврей), и после прочтения этого материала сразу становится ясно, что если бы оного мошенника придушили бы в колыбели, то не было бы никакой революции.

Любопытно, что не только провинциальные журналисты балуются подобными откровениями. Вот правительственная Немецкая волна недавно в своей русскоязычной версии опубликовала очередную байку о Парвусе и заговоре Кайзера, который по дешевке купил большевиков и заодно избавился от Восточного фронта.

Ну и, разумеется, еврейская версия этой трагедии одна из излюбленных и среди антисемитов, и среди евреев, особенно советских. Кровавый почти ритуальный заговор. На этом пока остановимся.

К сожалению, все эти рассуждения настолько далеки от действительности, что порою жалеешь: ну почему это не правда? Тогда все было бы так просто и понятно. Но истинные причины этой трагедии во много раз страшнее. Я бы скорее напомнил историю о Вавилонской башне: Бог, возмущенный святотатством и амбициями людей, смешал языки – и строители Вавилонской башни разбежались. За простотой библейских строк стоит рассказ о чудовищном: вы стоите возле знакомых и близких Вам людей, и вдруг – один миг – и кругом стоят незнакомые, не понимающие Вас и сатанеющие от этого непонимания люди. Огромная армия строителей вавилонской башни, объединенная единой целью и единым желанием, в одно мгновенно превратилась по Божьему велению в гигантскую толпу отдельных людей, не понимающих и ненавидящих друг друга. Именно из-за непонимания. Библия не пишет об этом, но я не сомневаюсь, что многие строители Вавилонской башни начали убивать друг друга: непонимание и ненависть – близнецы-братья, они всегда ходят под ручку.

Часто в эти осенние дни говорят об итогах, об уроках Октябрьских событий. Кто-то говорит о свободе, о равноправии и прочие глупости. Разумеется, ничего общего с реальностью. Тут вот Глеб Павловский стал говорить о Сталине, извратившем революцию. К сожалению, люди не понимают единственный итог этих событий. А ведь он — очень прост. Впервые в истории удалось доказать, что можно заставить людей по приказу под угрозой расстрела гигантскими колоннами строить рай на земле. Вы хотите сказать, что рай какой-то неуютный получился, больше концлагерь напоминает? Так другой рай по принуждению построить нельзя. Если какой-то человек захотел построить рай на земле, то ничего страшного в этом нет. Его надо просто отправить в уютное желтое здание, где его будут заботливо лечить. Но это только при активной фазе, тогда дома оставлять его нельзя – эта мания очень опасна. А если она неактивная, то пусть сидит дома и пишет романы об этом.

Но самое страшное начинается, когда люди с подобной манией берут в руки винтовки и пулеметы, а потом начинают заставлять всех топать строем в этот рай. Вот это — самый страшный урок Октября.

Говорят, что революции – это плохо. Весь вопрос в том, какие революции. Трагедия России заключалась в том, что тут все хотели строить социализм. И Николай Первый, и Александр Третий, и Николай Второй. И даже Великий реформатор Александр Второй тоже хотел строить социализм. По-своему. Например, императоры считали, что нельзя повышать цены на железнодорожные билеты – люди не смогут ездить. В результате, к началу Большой Войны в России катастрофически не хватало железных дорог. И именно это погубило Российскую империю. А еще — продразверстка зерна и абсолютное нежелание императорского правительства работать с бизнесом. Чистый социализм.

И все эти депутаты Государственной Думы, которые вошли во Временное Правительство, также хотели строить социализм. Они думали, что если они попросят истинных граждан, патриотов страны – крестьян — отдать им хлеб, за который они, может быть, что-то им когда-нибудь дадут, то те немедленно это сделают. А ведь умные люди были, но не могли понять простой истины: если так уж невтерпеж строить социализм – бери в руки винтовку.

Не Парвус с Кайзером, не 50 миллионов серебряных марок и, даже не горстка светских евреев, которые себя и евреями-то не считали, и не истинный Мефистофель Российской революции – Владимир Ленин — организовали Октябрь. Они лишь воспользовались ситуацией, которую им подготовили все эти любители социализма. Все те имперские профессионалы, которые, увы, «завалили» поставки хлеба и топлива зимой 1917 года, все те депутаты Государственной Думы, российские политики, не понимающие, при всем своем уме, смысл слова «ответственность», все эти теоретики социализма, которые разожгли задолго до Октября в России «черный передел» всего. Они все создали базу для большевиков — базу, чтобы строить рай на земле.

Как я уже говорил, в этом главный урок Октября: не строй рай на земле, а если решил строить, то построишь концлагерь. К раю на земле колонны строителей, окруженные конвоем с собаками – обязательное приложение.

 

Кстати, рай на земле не обязательно строить на русском языке. Есть и украиноязычная версия.

]]>
Thu, 01 Jan 70 03:00:00 +0300 http://dumskaya.net/post/strashnyy-oktyabrskiy-yubiley/author/
:{Гражданское общество Украины в объятиях власти. Часть первая}: Гражданское общество Украины в объятиях власти. Часть первая http://dumskaya.net/post/grazhdanskoe-obshchestvo-ukrainy-v-obyatiyah/author/ «Минуй нас пуще всех печалей

И барский гневи барская любовь»

(Александр Грибоедов «Горе от ума»)

Эта статья написана для тех, кого интересует судьба гражданского общества в Украине. Уж прошу прощения, что много букв, не получается меньше.

25 октября в Одессе должна была состояться дискуссия, организованная ОБСЕ по проекту Закону України «Про Національний Фонд розвитку громадянського суспільства». Я должен был принять участие в ней от общественной организации «Защитим Одессу вместе», но, увы, свалился с приступом хронической болезни. Поэтому не могу судить о том, что было сказано в Одессе на этой дискуссии, но считаю необходимым высказать свою позицию по проекту Закона.

Вообще внешне все выгляди просто замечательно: под эгидой ОБСЕ дискуссии проходят в разных крупных городах, чтобы люди в регионах могли высказать свое мнение. К сожалению, лично у меня есть крайне большие сомнения, что мнения общественных активистов из регионов будет услышано. И эти сомнения не случайны.

По сути говоря, на моей памяти всего дважды в Одессе представители официальной власти действительно организовывались дискуссии по общенациональным вопросам. Именно дискуссии, а не ознакомление регионов с позицией Киева по данному вопросу. Во-первых, это широкая дискуссия по проектам закона о децентрализации власти, которая прошла, кажется, в 2014 году, и дискуссия 2015 года о проекте Указа Президента Украины о Программе развития гражданского общества в Украине.

И в том и в другом случае все, что говорили и я, и другие общественные активисты, например, большое выступление Валерия Головко и Сергея Бондаренко на обсуждении проекта Указа Президента – все это можно уподобить знаменитому фильму «Привидение» — представители власти вообще не слышали того, что мы говорили. Причем, если с проектом Указа Президента все было ясно заранее, что вся дискуссия – чистая показуха и обычная «галочка», то проект децентрализации, который обсуждался еще в 2014 году первоначально мной воспринимался просто, как «невинное заблуждение» представителей власти. И только приняв участие в четырех общенациональных дискуссиях, я понял, что перед нами просто игра на публику. Публике тогда было позволено возмущаться, высказываться, но все решения уже были прописаны, и мы выступали в роли рыб, шевелящих губами, которых никто не слушал.

К сожалению, из-за болезни, я не могу проверить, как это проходило в Одессе 25 октября, но никаких сомнений в том, что это обычная показуха у меня нет. И причиной здесь является проект Закона, вынесенный на обсуждение.

Любопытно, что никто не выносит на обсуждение сами проблемы:

Какова ситуация в гражданском обществе Украины сейчас?

Нужна ли помощь гражданскому обществу и если нужна, то какая?

Насколько украинское законодательстве в сфере развития гражданского общества соответствует ситуации и что нужно реформировать в нем?

То есть, авторы проекта не пытаясь понять, что происходит в сфере развития гражданского общества, не осуждая какие проблемы видят сами общественные активисты, просто решили, что единственный вопрос, который важен – это выделение денег институтам гражданского общества. И здесь у меня, как человека, извечно ищущего плохую сторону у нашей бюрократии, начинают зарождаться очень серьезные сомнения.

Дело в том, что во время правления Януковича, наш истеблишмент попытался продвинуть очень интересное новшество. Суть его была в следующем: команда Януковича-Азарова решила, что все западные гранты отныне должны передаваться Кабинету министров, а он уже будет сам решать, как их направить в гражданское общество. Эту великую идею воплотить в жизнь команда Януковича- Азарова не успела, хотя дискуссия на эту тему началась. Но Майдан не дал довести эту «гениальную» бюрократическую находку до реализации.

При этом мне хотелось напомнить тем, кто не имеет западным грантам, что вообще-то получить западный грант тому, кто относится к «протестным» общественным активистам, почти невозможно было и тогда и сейчас. В той или иной степени, справка о сотрудничестве с властями является одним из важнейших в общем пакете документов, подаваемых грантодателю. Иногда удается «играть» на противостоянии властей различного уровня, но в целом, эта система действует и сегодня.

И вот при подобной системе, когда, опять секрет Полишинели, но его большинство людей не знают – львиная часть западных грантов и во времена Януковича и сейчас идет не представителям гражданского общества, а государственным структурам. И, невзирая на все это, Янукович-Азаров решили «национализировать» все гранты. Но не успели.

И когда я прочитал проект Закона, который был вынесен на дискуссию 25 октября сего года, то сразу вспомнил этот прецедент. Почему?

Самое любопытное в этом проекте это то, как аккумулирует средства этот Национальный фонд. Можно было бы предположить, что этот фонд предназначен для того, чтобы начать, наконец-то, выдавать отечественные гранты общественным организациям. И это было бы очень хорошо. Такая система, например, есть в России. Правда возникает одна проблема, в нашем законодательстве нет понятия «грант». На самом деле это очень плохо, так как нет правовой процедуры. И, кстати, этот проект также не вводит понятия «грант». И это тоже вызывает сомнения. Но это полбеды.

Я приведу две цитаты из проекта:

Первая.

«2) Міжнародна допомога – реалізація програм допомоги Європейського Союзу, урядів іноземних держав, міжнародних організацій, донорських установ, що сприяє розвитку громадянського суспільства в Україні»

Вторая

«1. Джерелами доходів та формування майна Національного фонду є:

1) кошти державного бюджету України;

2) кошти відсоткової субсидії відповідно до податкового законодавства;

3) кошти та інші внески, залучені на безоплатній та безповоротній основі відповідно до міжнародних договорів України;

4) добровільні внески юридичних та фізичних осіб, в тому числі нерезидентів»

У меня, как у человека много лет занимающегося общественной деятельностью, возникает два закономерных вопроса:

1. Почему западные доноры должны давать гранты не напрямую институтам гражданского общества, а через некоего посредника?

2. Почему украинские бюрократы должны распределять ЧУЖИЕ деньги?

Я еще могу понять, когда создается квази госструктура, которая определяет, кому выделить деньги из Госбюджета. Но чужие деньги, почему они должны делить.

Причем хочу отметить, что в Законе заложено, что 20 процентов поступлений – идет на работу самого этого Фонда.

Ну, разумеется, Закон декларирует, что Фонд будет вести большую «исследовательскую» деятельность и т.д. Вообще, на мой взгляд, это типичная коррупция: тот, кто распределяет деньги, никогда не должен сам заниматься определением критериев распределения. Я помню выступление представителей Госдепартамента США, которые рассказывали, как Госдеп распределяет средства. Критерии для распределения устанавливает Всемирный банк, а Госдеп только деньги выдает. То есть Госдепартамент США не может себе позволить то, что хочет себе позволить этот будущий украинский фонд.

В этом смысле это украинское нововведение гораздо коррупционнее, чем путинская схема. Там просто выдает бюджетные деньги с учетом оценки проектов. Никто не пытается объединить в одном лице разные функции и делить чужие деньги. И это в, без сомнения, авторитарной стране. Так кто же тогда мы?

Но и это еще не все.

Украинские институты гражданского общества находятся абсолютно в разных условиях. Самые привилегированные – киевские и общеукраинские с центром в Киеве. Именно им идет львиная часть всех грантов, увы, нет информации о процентах, но очень большой. Думаю – не менее шестидесяти процентов. Маленький кусочек грантов получают региональные областные организации. Что касается районных – там вообще полный мрак. В подобной ситуации, если мы хотим реально развития гражданского общества, то управление таким фондом должно быть максимально децентрализовано, с тем, чтобы регионы играли важную роль.

Но проект Закона рисует перед нами все ту же сверх централизованную систему. И то, что нам выносят на обсуждение не концепцию Закона, а уже готовый нормативный акт, далеко не случайно: обсуждение в регионах, вероятно, обычная показуха. Мол, поставим для западных инвесторов галочку о работе в регионах, а дальше – я думаю понятно.

Вообще весь проект Закона вызывает ощущение, что сделан он с двумя целями:

1. Упорядочить дерибан

2. Усилить контроль над институтами гражданского общества.

 

А что нужно на самом деле для гражданского общества Украины в части законодательства. Об этом в следующий раз. 

]]>
Fri, 23 Apr 10 12:19:47 +0300 http://dumskaya.net/post/grazhdanskoe-obshchestvo-ukrainy-v-obyatiyah/author/
:{Новый Закон Украины «Об образовании» – худший вариант постсоветского наследия. Ответ Вячеславу Кушниру. Часть первая}: Новый Закон Украины «Об образовании» – худший вариант постсоветского наследия. Ответ Вячеславу Кушниру. Часть первая http://dumskaya.net/post/novyy-zakon-ukrainy-ob-obrazovanii-h/author/ Главная проблема нового Закона Украины «Об образовании» в том, что это — абсолютно стандартный постсоветский закон, причем с самыми махровыми советскими прибамбасами застойного периода.

Декан исторического факультета Университета им. Мечникова Вячеслав Кушнир опубликовал в блоге «Думской» статью-апологетику Закону Украины «Об образовании». «Новий закон «Про освіту» — шлях до консолідації української нації».

Прежде чем отвечать г-ну Кушниру, попробую кратко остановиться на реальных проблемах сегодняшнего образования.

Здесь необходимо заранее разделить всю систему образования на четыре группы:

1. Гуманитарное образование;

2. Естественно-техническое и математическое образование;

3. Общественные дисциплины, включая историю;

4. Образование как система подготовки детей и подростков для вхождения во взрослую жизнь.

Надо иметь в виду, что все эти группы требуют абсолютно различных подходов к процессу образования. Именно поэтому советская система образования (периода застоя) была в первую очередь рассчитана на вторую группу. В конце концов, это было естественно, так как большая часть школьников впоследствии становилась либо инженерами, либо техниками, либо рабочими. Именно под это образование была выстроена советская школа застойного периода — ее лучшие варианты, разумеется.

Что касается гуманитарного образования, то здесь были большие проблемы. Прежде всего, это было связано с тем, что гуманитарное образование в гораздо большей степени зависит от личного участия школьника. Можно заставить ребенка выучить таблицу умножения или законы Ньютона, но нельзя его заставить полюбить Пушкина или Шевченко, а без этого гуманитарное образование в принципе невозможно.

Я учился в 116-й школе, и у нас было великолепное гуманитарное образование, так как в школе жил дух свободы. Мы ощущали свою причастность к собственной судьбе, и это помогало и в физике, и математике — даже очень, но именно в литературе это рождало любовь и интерес к гуманитарному знанию.

Гуманитарное образование — это, прежде всего, свобода ученика, стремящегося к знаниям. Только через собственный поиск можно приобрести знания в сфере гуманитарных наук. Именно поэтому в советской школе застойного периода судьба гуманитарных знаний была печальна.

Однако если для гуманитарной науки свобода есть обязательное условие познания, то в сфере общественных наук отсутствие свободы познания – просто катастрофа. Если говорить о советской школе, то ее выпускники (речь, разумеется, только о хороших школах, и о тех выпускниках, которые ХОТЕЛИ учиться), относительно неплохо знали естественнонаучные дисциплины, имели представление о гуманитарных дисциплинах и были полностью профанами в сфере общественных дисциплин. Кстати, вся история нашей трагедии за последние двадцать пять лет является, в том числе, итогом этого нашего школьного образования. Но это — отдельный разговор.

Что касается четвертой составляющей образования, то здесь все не очень просто. Школа по факту являлась слепком советской жизни. Именно здесь дети понимали, что реально хорошо и что плохо в СССР. Здесь появлялись первые карьеристы, успешно делающие карьеру в комсомольской организации, здесь люди понимали, что в СССР блат все-таки играет главную роль.

Однако, если не говорить об Одессе, а взять для примера город Омск, где я учился в институте, то там была вполне четкая картина работы социальных лифтов в СССР. Ребята из маленьких городов Омской области и областных сел не просто хорошо учились в школе, а именно «пахали» в школе, чтобы суметь поступить в институт, сделать карьеру и уйти из той жизни, которой жили их родители. Серьезным элементом системы образования в СССР была, например, воинская повинность. То, что мальчики, не поступившие в институт, уходят в армию, было очень сильным стимулом для многих ребят учиться изо всех сил. Все эти факторы создавали определенную, не всегда эффективную, но существенную систему стимулирования изучения школьных дисциплин.

Если по пятибалльной шкале оценивать эффективность советской системы образования, то я бы поставил первой группе – «четверку», второй – «двойку», третьей – «ноль», а четвертой – «тройку». Разумеется, я еще раз повторю, что речь идет о ХОРОШИХ школах, так как у меня нет возможности оценивать всю систему школьного образования в СССР.

Курсив наш. Необходимо учесть при оценке ситуации с гуманитарным образованием, что вся советская система, как абсолютно верно заметила Анна Мисюк, представляла «цивилизацию слова». Слово и прежде всего общественно-гуманитарное, в той цивилизации играло особую роль. Это была чисто «идеалистическая» цивилизация и обычные граждане СССР, и партийное руководство испытывали особый пиетет к слову. Слова воистину имели материальное значение, ими можно было выстроить свою карьеру, им гласно или негласно поклонялись, они могли вознести в элиту или отправить в ад. Именно поэтому у советской интеллигенции книги пользовались удивительным поклонением. Что неизбежно влияло на отношение к гуманитарным знаниям – любой уважающий себя человек считал необходимым много читать – это было интересно, важно и модно, это повышало статус человека в обществе. И, соответственно, очень сильно влияло на уровень школьного гуманитарного образования – это был сильный стимул.

Что произошло в постсоветской украинской школе?

Потребность в технических работниках сейчас ничтожна, система подачи естественнонаучных знаний также «не блещет» в современной школе. В СССР огромный эффект имела вся система внешкольного образования: кружки, воскресные физико-математические школы, олимпиады, журнал «Квант», огромный массив доступной научно-популярной литературы, работа школ при лучших физико-математических вузах и так далее.

В Украине большая часть этой системы сошла на нет. Одно из главных условий — в СССР все эти технические и научные знание позволяли в будущем человеку делать карьеру. Сейчас это все никому не нужно.

Я бы оценил сейчас уровень преподавания естественнонаучных знаний на «три с минусом»–«два».

Что касается второй группы — гуманитарного образования, то здесь ничего не изменилось. Свобода в нашу школу не пришла. Бардак, анархия, безразличие – это не свобода. У обычного ученика как не было желания найти что-то свое в гуманитарных знаниях, так и нет. В лучшем случае ученики просто выучивают то, что им дает преподаватель. И здесь свою чудовищную роль играет ЗНО. ЗНО вообще не требует, по большому счету, гуманитарных знаний. В лучшем случае – орфография и обязательный канон знаний. По сравнению с ЗНО, советское требование писать сочинение при поступлении – это просто шедевр прогресса. В России сейчас пытаются возродить устные экзамены в рамках их ЗНО – системы ЕГЭ. Это вполне разумный ход, но как его удастся совместить с контролем чиновника – мне лично не понятно. Ведь трагедия гуманитарного образования в том, что здесь не может быть канона. Это все — личное и индивидуальное. Здесь унификация не просто невозможна, она категорически запрещена.

Тесты — не очень удобная форма аттестации, даже для математики и физики, но там они позволяют хотя бы получить предварительную оценку знаний испытуемого. С литературой это невозможно. Именно поэтому ЗНО наносит смертельный удар по изучению литературы и вообще гуманитарных наук.

Я бы оценил ситуацию с преподаванием гуманитарных наук сейчас на «единицу».

Курсив наш. И, разумеется, «цивилизация слова» умерла. При всем негативном отношении к советской системе, надо понимать, что сейчас, увы, нет ни малейшего пиетета к словам, они не могут помочь сделать карьеру, они не являются модными и важными. Гуманитарное образование сейчас – это лишь профессия, а не призвание и не философия.

Что касается системы преподавания общественных дисциплин, то ситуация, на мой взгляд, осталась на уровне советской. То есть оценка преподавания – «ноль»! Общественные дисциплины изучают исключительно путем зубрежки.

Можно плохо, но выучить законы написания слов и предложений, можно запомнить таблицу умножения и законы Ньютона (но этого недостаточно, чтобы их понять). Но общественные дисциплины всегда изучаются исключительно в процессе поиска и познания. Далеко не случайно, что главным инструментом изучения общественных дисциплин в вузах СССР были семинары. Это органично противоречит сегодняшней школе, которая забюрократизирована гораздо больше, чем советская школа эпохи застоя. У меня ощущение, что мы в 116-й школе больше спорили на уроках истории и обществоведения, чем сейчас в украинской школе. А ведь мы жили в условиях политического давления. То есть преподавание общественных дисциплин сейчас – «ноль».

И, наконец, четвертая составляющая. Подготовка к будущей жизни.

Здесь вообще полный крах. Комсомольские организации, которые обладали хоть минимумом самостоятельности, из школ ушли. Самоорганизация осталась на уровне СССР – то есть никакой. Система социальных лифтов полностью умерла, то есть, нет ни малейших стимулов учиться, нет никакого обучения будущей жизни. Школа превратилась в абсолютно оторванный от жизни островок собственного мира. Такая система обречена на загнивание.

Я считаю, что в современной украинской школе по этой составляющей преподавания оценка – «ноль».

Курсив наш. Все эти слова могут показаться лишь пустой спекуляцией, разумеется, в философском смысле этого слова. Но есть и четкий пример оценок системы образования Украины, правда не среднего, а высшего – но это все одна система. Это рейтинги вузов. Последний опубликованный такой рейтинг — рейтинг вузов развивающихся стран Европы и Центральной Азии, подготовленный компанией Quacquarelli Symonds (QS) (https://www.topuniversities.com/university-rankings/eeca-rankings/2018).

В этот рейтинг попал Университет имени Тараса Шевченко (Киев) – 34 место (пропустив вперед первые вузы из практически всех стран постсоветского пространства), National Technical University of Ukraine «Igor Sikorsky Kyiv Polytechnic Institute» – 49 место, V. N. Karazin Kharkiv National University – 53 место, National Technical University «Kharkiv Polytechnic Institute» – 93 место, Lviv Polytechnic National University – 101 место, Sumy State University – 103 место, Donetsk National Technical University – 128 место, Vasyl` Stus Donetsk National University и National Aviation University – 161-170 место (у десяти вузов равные балы), The National University of Ostroh Academy – 171-180 место, Kiev National Linguistics University и National University of Life and Environmental sciences of Ukraine – 1919-200 место, Simon Kuznets Kharkiv National University of Economics, Kremenchuk Mykhailo Ostrohradskyi National University, Cherkasy National University after Bogdan Khmelnitsky и State Higher Educational Establishment «National Mining University» – 201-250 место.

То есть, всего из 250 попавших в рейтинг университетов и институтов украинских оказалось 16, из них в первой сотне – три. Одесских вузов – ни одного.

Для сравнения, российских вузов – 97, а МГУ – занимает первое место в рейтинге (http://polit.ru/news/2017/10/17/msu/).

 

(Продолжение следует)

]]>
Thu, 22 Apr 10 16:27:34 +0300 http://dumskaya.net/post/novyy-zakon-ukrainy-ob-obrazovanii-h/author/
:{Владимир Ленин как карма местного самоуправления в Украине: еще раз о противовесах власти}: Владимир Ленин как карма местного самоуправления в Украине: еще раз о противовесах власти http://dumskaya.net/post/vladimir-lenin-kak-karma-mestnogo-samoup/author/ Одним из главных тормозов реформы местного самоуправления в Украине является отсутствие реального баланса исполнительной и представительской власти на уровне территориальных громад.

«И Ленин — такой молодой и юный — Октябрь впереди! ..» пел весь советский официоз вместе с госпожой Пахмутовой. Надо отметить, что, невзирая на все громкие слова о декоммунизации нашей жизни, реально Владимир Ленин присутствует в сессионных залах местных советов Украины до сего дня — наподобие Безголового Ника в «Гарри Поттере». И причина в этом очень простая: действующий закон «О местном самоуправлении в Украине» — фактически калька знаменитой идеи главного большевика — Совета рабочих депутатов. Как известно, эту гениальную конструкцию, которая формально объединяла власть исполнительную и представительскую, Ленин, как он говорил, позаимствовал у ивановских рабочих. За давностью лет понять, так ли это достаточно сложно, но сама по себе эта идея является мощным тараном против главного врага Ленина – парламентаризма как системы власти.

Разумеется, Ленина в этом привлекало то, что реальная власть находилась исключительно в руках власти исполнительной, а, следовательно, те, кто ее контролировали, могли вытворять с оппозицией все, что угодно. Советы были рождены для того, чтобы реализовать на практике идею диктатуры пролетариата – точнее диктатуры партии пролетариата, то есть диктатуры большевиков. Именно в этом Советы кардинально отличались и от земской власти, и от городских дум Российской империи, и от органов местной власти эпохи Временного Правительства. Переход власти к Советам автоматически означал ликвидацию демократии, хотя это очень долго не могли понять всякие там меньшевики и эсеры, сыгравшие роль прикрытия для большевиков или роль болвана в партии революционного преферанса, которую разыгрывал Ленин.

Знаменитые антибольшевистские лозунги Кронштадтского восстания — «Советы без большевиков» — были в принципе невозможны: Советы и большевики — вещи взаимосвязанные, как знаменитые строки Маяковского: «Мы говорим: «Ленин! », подразумеваем — партия, мы говорим: «Партия! », подразумеваем – Ленин».

Если кто-то думает, что сейчас — ситуация иная, то его наивность не имеет границ.

Конечно, можно назвать депутатов местных советов в Украине местной представительной властью. Назвать можно, толку-то что? Как говорил классик, «Сколько не тверди слово «халва», во рту слаще не станет».

Давайте попробуем разобраться.

Первое. Депутат местного самоуправления – это общественная работа, в свободное от основной работы время. А вся исполнительная власть работает на постоянной основе.

Второе. При принятии решений главный вопрос – это информация, на основании которой принимаются решения. Вся информация в местных органах власти находится под контролем власти исполнительной.

Третье. Работники исполнительной власти на совершенно законных основаниях могут стать депутатами местной власти, то есть одновременно быть и исполнительной и представительской властью. Разумеется, за счет власти представительской.

Четвертое. Право оппозиции на оппонирование правящей группе (партии) может быть осуществлено только в том случае, если у оппозиции есть независимая информация (нету – вся информация в руках правящей власти). Или если она может не допустить назначение каких-либо фигур в исполнительной власти: это невозможно в нашей стране. Или если она имеет возможность создавать альтернативные проекты документов и отчетов о работе власти: это невозможно, так как вся информация в руках исполнительной власти – т. е. смотри выше.

Этот список можно продолжать, а ведь мы не коснулись самого главного вопроса местной власти в Украине: фактически в руках местной исполнительной власти находятся все возможности для управления и контроля за землей, за собственностью и т.д. То есть, исполнительная власть, де факто, может «делить» (или воровать, как кому больше нравится называть это) большие объемы собственности и земли, позволяющие покупать голоса депутатов, как правящей партии, так и оппозиции (в случае необходимости).

Главная причина всех этих проблем – Закон «О местном самоуправлении в Украине». В этом законе все статьи, которые призваны ограничить исполнительную власть, – декларация. Все права исполнительной власти – реальность. Все права депутатов – декларация. Нет, теоретически возможно, если львиная доля депутатов захочет сместить мэра, то есть главу исполнительной власти, то у них для этого есть небольшие шансы. Но для этого они должны на практике обладать подавляющим большинством в Совете.

Наш закон, по сути, сохранил неизменными все механизмы, созданные в свое время Лениным и его юристами. Все новое, что появилось в нем – это набор громких деклараций, не имеющих под собой никаких механизмов и, кстати, никакой системы наказаний за неисполнение этих деклараций.

Как бы мы ни относились к нынешнему депутатскому корпусу, трудно ожидать от него реальной противостояния исполнительной власти, если в Законе не будет создана реальная система противовесов. На самом деле она очень проста.

Первое. Депутат местного совета – это профессиональная работа. За которую нужно платить.

Второе. Депутат местного совета должен иметь свой офис с юристами и аналитиками, чтобы вести юридическую и аналитическую работу, чтобы самостоятельно анализировать деятельность исполнительной власти. Соответственно, при местных советах должны действовать независимые аналитические центры депутатов, которые бы помогали проводить независимую оценку работы исполнительной власти.

Третье. Все ключевые должности в исполнительной власти должны назначаться после утверждения в постоянных комиссиях Совета.

Четвертое. В обязательном порядке оппозиция должна получить право содоклада по всем важнейшим событиям, по всем принципиальным решениям, которые принимает совет, и иметь под своим контролем гарантированное количество постоянных комиссий.

Надо четко понимать: существующий де факто и сегодня ленинский «демократический централизм» – это тотальное торжество власти большинства. К демократии это никакого отношения не имеет. Демократия – это учет воли меньшинства.

Только после принятия этих положений, есть надежда, что призрак посткоммунизма в лице Владимира Ленина, наконец, растает в воздухе.

Это все ключевые вопросы взаимодействия исполнительной и представительной власти. Однако кроме этого, я бы отметил еще несколько важнейших условий.

Первое. Полный запрет для депутатов, глав и работников исполнительной власти, а также аффилированных с ними лиц участвовать в тендерах, которые организуются местными властями, брать подряды на исполнение работ, получать из бюджета заказы, ссуды и гранты.

Второе. Для всех этих лиц должен быть введен полный запрет на приватизацию и узаконивание муниципальной собственности и имущества.

Третье. Было бы разумно предусмотреть в Законе «О местном самоуправлении» создание в обязательном порядке для управления муниципальной собственностью и имуществом отдельное независимое агентство. Возглавлять его может лишь тот, кто готов и способен нести личную полную финансовую ответственность за деятельность данного независимого агентства.

 

Местное самоуправление невозможно без надежно функционирующей системы прямой демократии. Но об этом в следующий раз. 

]]>
Thu, 22 Apr 10 09:39:37 +0300 http://dumskaya.net/post/vladimir-lenin-kak-karma-mestnogo-samoup/author/
:{О реформе медицины: почему то, что делает правительство, не имеет никакого отношения к реформам}: О реформе медицины: почему то, что делает правительство, не имеет никакого отношения к реформам http://dumskaya.net/post/o-reforme-meditciny-pochemu-to-chto-delae/author/ Когда я спорю со своими оппонентами в Фэйсбуке о псевдореформах правительства Порошенко (несомненно, что реальным главой правительства является именно Президент Украины, а не Премьер), то пытаюсь быть кратким. Однако тезисная критика, к сожалению, часто не убедительна. Поэтому я решил дать более подробный анализ наших псевдореформ. Начнем с медицины.

Прежде чем перейти к самим реформам, необходимо отметить два важнейших условия проведения реформ.

Первое. Прежде чем проводить реформирование какой-либо структуры, надо постараться проанализировать историю ее создания: какие реальные, а не номинальные механизмы управляют ее работой. Не зная истории создания системы, невозможно в принципе понять, как она реально работает, и тем более — невозможно разобраться, как ее можно реформировать.

Второе. Прежде чем непосредственно приступать к реформам, необходимо провести комплексное исследование ситуации, разобраться, как на сегодняшний день действуют реальные отношения в этой сфере, что является мотивацией для участников процесса, где происходит паралич системы, и чем он вызван?

Надо отметить, что все декларации о «европейском пути», о «цивилизованной модели» и прочее не имеют ничего общего с реальностью. Это — просто демагогия. Любая действующая система здравоохранения в странах Запада имеет свои плюсы и минусы, имеет свою историю, и свои традиции. Любая попытка просто «перенести» систему и традиции без учета действующих моделей означает просто манипуляцию ситуацией. Причем, даже самые лучшие намерения абсолютно бесполезны, если речь идет не о системных реформах. Никто и никогда не делает ничего с чистого листа, и это очень хорошо видно на примере истории советской медицины.

Разумеется, данная статья не может служить отправной точкой для реформ. Я не являюсь специалистом в этой сфере и могу говорить лишь об основных тенденциях, а реформа всегда заключается в мелочах. Однако даже моих знаний в целом хватает, чтобы нарисовать общую картину.

Реальная история советской медицины, разумеется, не имеет ничего общего с той картинкой, которую рисовал Агитпром. Все было гораздо сложнее.

Большевистский переворот поставил врачебный корпус России перед выбором: как дальше жить? Те, кто не сумел или не захотел уехать (многие просто не верили, что большевики — надолго), примерно к 1919 году были поставлены перед простым выбором: или признать большевиков, или сдохнуть! Однако и большевики проявили тогда очень большую осторожность. Это очень хорошо отмечено у Булгакова: большевики постарались привлечь хороших врачей высокими пайками, деньгами, иерархическим статусом. Фактически, не взирая на то что в стране активно строилась новая иерархическая вертикаль власти, в двадцатые годы большевики старались не трогать специалистов. Но если для инженеров все кончилось с делом «Промпартии», если аграрии были уничтожены, как корпоративное сообщество по делу «Трудовой крестьянской партии», а историки просто умерли с голоду в ссылке в начале тридцатых, то врачей фактически, до дела «об убийстве сына Горького и Куйбышева», сталинская власть не трогала. И даже казнь нескольких ведущих врачей Кремлевской больницы кардинально не изменила ситуацию: медицина гораздо меньше испытала на себе «большевистскую систему назначений кадров», когда назначают не знания и умение, а за преданность и «социальную близость». Это на должность инженера можно назначить безграмотного, но «социально близкого» «кадра», а лечить себя большевики все-таки старались старыми специалистами. Характерно, например, что в Одессе всего несколько домов в советское время остались в частной собственности. Это были дома потомственных врачей, которым, как и герою «Собачьего сердца», большевики оставили возможность «очень хорошо жить» — по советским меркам, разумеется.

Затем началась война, и пиетет власти перед врачами вырос до небес. В годы войны между обычными врачами и врачами известными пролегала пропасть. Как рассказывала одна очень известная в Одессе врач-глазник, во время войны она в эвакуации училась в Мединституте и работала медсестрой в госпитале. За свою тяжелейшую работу она получала 250 рублей в месяц. Чтобы понять, что означали эти деньги, приведем один ее пример: у нее порвались сапоги, и вообще не в чем было ходить. Новые (очень плохие сапоги) стояли примерно столько, сколько она получала в месяц. Но ей необыкновенно повезло. В глазной госпиталь, где она работала, приехал профессор Филатов. Для операций ему нужна была операционная сестра. Он просмотрел всех работающих в госпитале, и выбрал эту женщину себе операционной сестрой. За каждый день работы он ей лично платил столько, сколько она получала раньше в месяц. Разницы в оплате между врачами госпиталя и такими, как доктором Филатовым, была чудовищной, но благодаря этому большевики при Сталине сохраняли мотивацию для врачей повышать свой профессиональный уровень и стремиться войти в корпоративную элиту. Подобная мотивация играла огромную роль в профессиональной карьере врачей. Если до войны демонстрация преданности власти позволяла сделать карьеру без повышения профессионального уровня, то теперь ситуация была совершенно иной.

Этот фактор был определяющим и в 40-е, и в 50-е годы. В 50-е годы вообще происходит формирование относительно независимых больших научных коллективов, не только в медицине, но и в науке (физике, химии, биологии), в технике и т.д. Большую роль тогда сыграли «трофейные» специалисты, особенно в физике, технике, ракетостроении, в атомной промышленности. Правда, для карьеры врачей очень страшную роль сыграло «дело кремлевских врачей». Хотя, разумеется, в первую очередь, это дело затронуло врачей-евреев, но удар пришелся по всем специалистам, так как с подачи госбезопасности, как и в тридцатые годы, определяющим фактором стал не профессионализм врачей, а преданность режиму. Но смерть Сталина и прекращение «дела врачей» вернули ситуацию назад.

Во второй половине 50-х – начале 60-х происходит стремительное развитие советской медицины. Создаются различные медицинские НИИ, специализированные клиники. Однако вся эта реальная работа находится вне идеологических рамок. Если НИИ и клиники создаются под выдающихся врачей и носят исключительно уникальный характер, официальное толкование роли советской медицины остается прежним: врачи – это отдельная ветвь советской иерархической пирамиды, подчиняющаяся стандартным правилам советской бюрократии. Точку в развитии советской медицины ставит Пражская весна.

Философия 60-х была сильна не столько своим идеализмом, сколько своим практицизмом. Специалист, в том числе врач, стремился повышать свою квалификацию и делать профессиональную карьеру потому, что его статус, его зарплата, его, как сейчас говорят, «социальный пакет» очень сильно зависел от профессиональных достижений. С начала 60-х стремительно растет число выпускников медицинских вузов, число врачей в СССР растет, а их относительная зарплата стремительно падает. Новые НИИ и клиники создаются крайне редко, свободных вакансий крайне мало. Возможностей для карьерного роста у новых врачей крайне мало. А зарплата находится в нижней шкале советских зарплат.

Семидесятые годы стали годами роста коррупции в геометрической прогрессии. Во всех сферах, в том числе в медицине. Переизбыток врачей и тотальная нехватка среднего медицинского персонала.

Надо особенно подчеркнуть, что события «застоя» были не случайностью, а закономерным итогом стратегии развития «советской медицины». Именно в 70-е годы все то, что декларировалось еще с начала СССР, было реализованоа: всеобщая бесплатная медицина абсолютно одинаковых государственных служащих с медицинским дипломом. Но эта глубоко порочная система в принципе была нежизнеспособна. Дело даже не во взятках, в некоторых регионах СССР врачам даже взятки не давали. Проблема была в тотальном падении профессионального уровня врачей. Власти не нужны были профессионалы.

Перестройка пообещала открыть дверь в новый мир. По сути, все ждали возврата к философии 60-х, ждали создания новых клиник, новых НИИ, изменения в оплате врачей, появлении системы мотивации. Возможно, если бы Перестройка началась в конце 60-х, когда только наметились процессы «застоя», то шанс на обновление реальной, агитпромовской модели развития «советской медицины» был. Но «застой» реформировать было невозможно. Начался распад системы. И атомизация медицинского корпоративного корпуса.

В независимой Украине были сохранены все внешние элементы государственной медицинской иерархии. Но все системы советской иерархии держались на двуединой власти. Советская власть формально всем руководила, а партийная власть все контролировала. Задача партийной власти в годы застоя заключалась в том, чтобы не допустить падения уровня ниже определенного предела, который мог бы вызвать активное недовольство населения. Огромные людские и материальные ресурсы тратились на централизованную систему контроля, но при этом у партийных органов даже в самые тягостные застойные годы сохранялась мотивация не опускать уровень услуг слишком низко. В независимой Украине этой системы обратной связи, позволяющей оптимизировать систему управления, не было. В итоге система начала работать сама на себя, то есть пошла вразнос. При том что на медицину тратились немалые деньги, эффективность ее работы была на порядок ниже, чем в самые плохие застойные годы. Люди вообще перестали воспринимать систему здравоохранения как Систему. Есть отдельный врач, которому лично платят деньги, чтобы он выполнил свою работу. Проблема в том, что медицина так работать не может при серьезных заболеваниях.

Судя по отдельным фактам, уровень доверия населения к украинской медицине упал до предела. История о том, как люди не привозят больных детей в больницу, стала обыденностью, но за этим стоит не невежество людей, а их убежденность, что от них потребуют астрономические суммы, и за эти деньги им ничего не будут гарантировать. Истории о медицинских ошибках у всех на устах, причем очень часто эти ошибки делаются теми, кто получил за это «кэш». Я лично знаю о трагедии Саши Астахова, погибшего из-за такой нелепости. И это не один случай, и не два.

Разумеется, одной из причин нынешнего состояния медицины является ее официальная бесплатность. На самом деле медицина уже несколько десятилетий не бесплатна, и за желанием спрятаться за этой вывеской стоит тотальный политический популизм украинской власти. И здесь можно было бы приветствовать те реформы, которые декларирует власть. Можно было бы, но не стоит. Потому что главная проблема — не в деньгах.

Вопрос не в оплате медицинских услуг, хотя, несомненно, это очень важная часть проблемы, в том числе и в частной медицине. С частными клиниками, кстати, все сравнительно просто. Им либо верят, и тогда люди в них ложатся и платят за это деньги, либо — не верят. Однако и тут есть очень серьезные проблемы. Важнейшим условием существования частной медицины является наличие института корпоративной этики. Независимая медицинская статистика, которая ведет учет и победам, и поражениям врачей частных клиник, страхование медицинских ошибок, судебная поддержка исков пострадавших пациентов, стимулирование конкуренции в медицинской сфере и многое, многое другое, без чего в принципе не может нормально функционировать частная медицина…

Но если состояние дел в частной медицине хоть как-то находится под наблюдением общества, то ситуация в государственной медицине — просто катастрофическая.

И главный вопрос – это мотивация и управление.

Что касается мотивации, то здесь все очень плохо. Единственной реальной мотивацией является желание медицинского работника стать профессионалом и уйти в частную медицину. Однако возможности уйти в «частники» в реальности мало связаны с профессиональным уровнем специалиста. Это, скорее, вопрос связей и предприимчивости врача. Несомненно, что по ряду специальностей эта мотивация работает, но это происходит вне рамок государственной медицины. Они существуют независимо друг от друга: мотивация и государственная медицина. Когда на сайте ЛЕНТА.РУ читаешь откровения российских врачей, которые уехали за рубеж и стали там профессионалами, то понимаешь всю дебильность системы госмедицины. Но если в России хоть изредка поднимается эта проблема в СМИ, то у нас она вообще не озвучивается. То есть, у нас ситуация еще хуже?

И, конечно, главная проблема – это управление госмедициной.

Система иерархичности управления медициной в рамках единой государственной вертикали медицинской власти – изначально сверхгромоздкая, маложизнеспособная и абсолютно неуправляемая Система. Эта вертикаль не имеет системы обратной связи, она вообще не способна контролироваться со стороны и, разумеется, не прозрачна для общественного контроля.

Все попытки создать некие электронные системы учета бесплатных лекарств и прочие элементы общественного контроля над медициной не просто малоэффективны, а носят характер чистой декларации: все эти новшества не меняют главного: мотивации и подчиненности системы медицинской власти. 

Единственным реальным механизмом, который может позволить изменить ситуацию, может стать только тотальная децентрализации системы медицинского управления плюс превращение бюрократической системы управления в систему публичной власти.

Для этого, воспользовавшись опытом американской медицины, надо перейти к системе больничных округов, с отказом от централизованного управления медициной. Система финансирования должны быть преобразована в систему грантов, которые выдаются на больничные округа в зависимости от числа людей, проживающих в данных округах, и от тех сумм, которые сами больницы сумеют аккумулировать.

Больничные округа должны управляться Попечительскими советами, с привлечением представителей бизнеса и общественности.

В полномочиях Министерства здравоохранения может остаться система переподготовки врачей, их аттестация, поддержка корпоративных норм и контроль над частной медициной.

Разумеется, участие непрофессионалов: представителей бизнеса и общественности в системе управления медицинскими учреждениями на первом этапе потребует большой организационно-подготовительной работы, однако иная реформа медицины, без превращения бюрократической структуры в систему публичной власти, в принципе невозможна.

Возможно, процедура создания Попечительских советов должна включать в себя систему выборов их членов путем голосования по больничным округам, возможно, также нужно говорить о том, что для участия в выборах в Попечительские советы необходимо внесение неких взносов в бюджет больничного округа, процедура создания таких больничных округов – один из важнейших факторов реформы медицины, и это должно обсуждаться отдельно.

 

Кризис отечественной медицины требует не косметических решений, а коренной смены всей постсоветской парадигмы власти. Иначе наша государственная медицина просто умрет. И это произойдет очень быстро.

]]>
Wed, 21 Apr 10 13:53:49 +0300 http://dumskaya.net/post/o-reforme-meditciny-pochemu-to-chto-delae/author/
:{Региональная пресса в Украине и «джинса»: как бюрократическая логика здравый смысл заменила}: Региональная пресса в Украине и «джинса»: как бюрократическая логика здравый смысл заменила http://dumskaya.net/post/regionalnaya-pressa-v-ukraine-i-dzhinsa/author/ Эти вечные вопли о «джинсе», «заполонившей» региональные СМИ мне обрыдли до предела

В начале «нулевых» с большой помпой в Украине прошла Всеукраинская конференция журналистов по выработке «Этического кодекса украинской журналистики». Было это еще до «темников», и что любопытно: были приглашены региональные журналисты, и им даже оплатили проезд и проживание. В то время грантодатели понимали, что страна не может замыкаться в рамках одного Киева. Я даже не сомневаюсь, что сегодня никто бы и копейки не выделил на региональную журналистику. Но это так, тихое злобстование.

Возглавлял эту кампанию г-н Мостовой («Зеркало недели»), он же возглавил саму комиссию. Я тогда на конференции выступил с критикой стратегии создания данного документа. К сожалению, мои слова не были услышаны, и я покинул конференцию, вышел из учредителей этого комиссии.

Почему?

На мой взгляд, весь этот проект, в том числе и сам проект «журналистской этики», носил откровенно популистский, «идеалистический» характер. И главный пункт, ставший камнем преткновения, был именно вопрос о «джинсе».

Здесь необходимо сделать маленькое отступление. В то время интернет-изданий было очень мало, в Украине в том числе. В основном на конференции присутствовали представители печатных СМИ. А вот ситуация с финансированием была совершенно иной: печатные СМИ хоть как-то, но могли себя окупать. Столичные вообще жили тогда достаточно неплохо, но и региональные СМИ могли себе кое-что позволить. Ведь газеты-то – продавались, в отличие от интернета.

Но финансовое состояние региональных СМИ было крайне неустойчивым. И на той конференции я выступил и сказал, что вносить в «Этический кодекс украинской журналистики» пункт, который на практике не будет выполняться – это значит заранее обесценить всю идею. Я напомнил, что региональные печатные СМИ существуют в условиях нищеты, что неизбежно приводит к заказным материалам. Чтобы сейчас люди ни обещали, на практике они не смогут выполнить своего обещания.

Надо сказать, что газета «Правое дело», которой я тогда руководил, крайне редко печатала заказные статьи. Мы вообще считались в городе одним из главных оппозиционных изданий, и рекламодатели, в страхе перед мэром Русланом Боделаном, обходили нас десятой дорогой. Но, из опыта СССР, я был уверен: нельзя закладывать обязательное лицемерие в документ. Либо кодекс является реальным, и люди стараются его выполнять, либо все лицемерно кричат, что все хорошо, но требования кодекса на практике никто и не думает выполнять. Я предлагал выбрать норму менее «идеалистическую», но реальную, которую люди действительно смогут и захотят выполнять. Меня не услышали, и я покинул конференцию.

В результате «Этическая комиссия» превратилась в чистую показуху. Я помню, как ее пытались привлечь к одесским конфликтам журналистов, но идеализм хорош лишь при написании отчетов по грантам. Я, кстати, до сих пор уверен: если есть реальные «правила игры», которые учитывают особенности ситуации в журналистике, то можно попробовать хоть как-то говорить о морали. Я понимаю, что далеко не всегда. Но идеалисты вообще ничего не достигнут.

Я тогда долго не мог понять, зачем продвигать «борьбу с «джинсой», когда в регионах этим занимались ВСЕ СМИ. Не буду говорить о Киеве, но в Одессе «джинса» была во всех изданиях, в том числе и в тех, чьи представители громко поддержали эту «борьбу». Это было глупо, нелепо, цинично. А понял это я только недавно.

Современная европейская цивилизация, по сути своей, насквозь бюрократическая. Этот процесс начался еще в конце 50-х, но по-настоящему он пошел только в 90-е годы. Формально это происходит из самых лучших побуждений. Ну, например, в попытке согласовать политические интересы стран, входящих в ЕС. Или для того, чтобы разработать систему торговых преференций. Или чтобы добиться независимой оценки тех или иных действий.

Бюрократия в этой ситуации рассматривается как независимый общественный институт, призванный помочь в поисках компромисса и консенсуса.

Конечно, большую роль в создании этой модели имели левые политические партии. А послевоенная Европа, в отличие от США (за исключением разве что Великобритании), всегда находилась в левоцентристском политическом спектре. Кстати, и процесс Брекзита возник далеко не случайно: Англия — единственная европейская страна, которая сумела выступить против тотальной бюрократизации европейской жизни.

Мне на память приходит скандальная криминальная история в Германии. Там один маньяк похитил ребенка, и когда его поймали, он отказался говорить, где ребенок. И тогда лично начальник полиции заявил ему, что если он не скажет, то он его убьет. Маньяк испугался, и сказал. Но итог этой истории оказался неожиданным. За свои действия начальник полиции получил не похвалу, а требование подать в отставку. Никого не волновало, что таким образом он мог спасти жизнь ребенку. Главное — он нарушил инструкцию, он попытался запугать обвиняемого, он нарушил его права. Руководство полиции понимало, что это безумие – отправлять в отставку того, кто спас ребенка. Но — правила есть правила.

На самом деле, причина этих действий полиции очень проста. Европейское общество боится, что если полицейский будет действовать согласно своему разумению, а не по инструкции, то он может нарушить закон. Бюрократическая процедура охраняет общество от произвола, но при этом она превращает человека не в творца, не в рыцаря без страха и упрека, а в чиновника, который просто выполняет инструкцию.

На мой взгляд, попытка заменить мораль и честь человека инструкцией – это тупик. Даже самая лучшая инструкция не заменит воли человека, и не сможет помочь в решении. И ссылки на то, что в данном случае мы имеем дело с «объективным» подходом, также не соответствуют реальности. Но вернемся к журналистике.

Я думаю, что все эти «ритуальные пляски» пляски вокруг «джинсы» связаны с одним: с возможностью бюрократической оценки. Невозможно с точки зрения бюрократа оценить, насколько конкретный материал глубоко рассматривает проблему, насколько он интересен, и т.д. А вот «джинса» для бюрократической оценки очень проста. И именно поэтому она стала мерой оценки и для грантодателей, и для международных журналистских организаций, и для украинской медиа-общественности.

А ведь ситуация с начала «нулевых» в Украине коренным образом поменялась. Если тогда большинство местных изданий – печатные СМИ — хотя бы окупали себя, то сейчас это не так. Основными источниками информации сейчас являются телеканалы и интернет СМИ. На уровне регионов ни те, ни другие финансово себя не окупают. А значит, между прочим, они-то и СМИ не являются, так как существуют на деньги своих учредителей и являются их органом печати. И в подобной ситуации так забавно обсуждать, сколько в издании «джинсы», когда по сути все материалы являются в издании «джинсой».

Можно, конечно, устроить дискуссию на тему: «А вот если материал, поставленный в региональном СМИ, не имеет конкретного заказа издателя, можно ли считать такой материал не «джинсой»? Но в этом случае нам придется коренным образом отказаться от толкования самого термина «джинса». А так, если судить с точки зрения «буквы» «Этического кодекса украинской журналистики», все эти материалы – «джинса». Все!

На самом деле, мировые СМИ сегодня охватил глубочайший системный кризис, одним из проявлений которого, например, является настоящая идеологическая война, которую ведут глобальные СМИ Америки и Европы с Дональдом Трампом. Другим аспектом этого кризиса стал Брекзит, против которого яростно выступили почти все британские СМИ. И я бы, например, не стал бы утверждать, что CNN, NYT или BBC уж такие замечательные и правдивые СМИ.

Разумеется, украинская журналистика находится в жесточайшем кризисе. Но связан он никак не с «джинсой». Наши сегодняшние СМИ на уровне регионов на 99 процентов, а на уровне общенациональном – на 90 процентов — полностью зависят от своих учредителей. Не от читателей, а от учредителей. У нас 90 процентов рекламы находится исключительно в Киеве, а влияние региональных СМИ почти равно нулю. Наши журналисты очень часто пишут о том, в чем абсолютно не разбираются, и вообще уровень квалификации журналистов просто ничтожный. Даже по сравнению с Россией, у нас, практически, не ведутся в СМИ дискуссии по важным вопросам, и соответственно уровень доверия к СМИ просто ничтожный. Перечень наших бед сродни Розеттскому камню, а наше правительство, в дополнение ко всем нашим бедам, под одобрительные вопли украинских интеллектуалов, оставшихся все теми же «совками», начало войну против русского языка. И на этом фоне наши медиа-активисты интересуются исключительно «джинсой».

 

Это так смешно, если бы это не было так печально.

]]>
Tue, 20 Apr 10 20:59:28 +0300 http://dumskaya.net/post/regionalnaya-pressa-v-ukraine-i-dzhinsa/author/
:{По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть вторая. О стратегии принятия решений}: По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть вторая. О стратегии принятия решений http://dumskaya.net/post/po-povodu-reformirovaniya-obshchestvennogo-t-/author/ Вопрос реформы общественного транспорта в Одессе поднимался уже неоднократно за последние 15 лет. Однако ни один из исполкомов так и не смог предложить никакого выхода из ситуации.

Начало «новой эры» общественного транспорта в Одессе связано с первой каденцией Эдуарда Гурвица. Именно тогда по существующим «советским» маршрутам автобусов были отправлены первые «маршрутки». По сути, тогда никакой ревизии советской транспортной системы сделано не было: просто заменили мертвые к тому времени «Икарусы» и «Лиазы» на маршрутки разного состава, в основном, «рафики».

Затем наступила эпоха Руслана Боделана. Публике предлагались гигантские стратегические решения без малейшего объяснения, как их можно реализовать. Апофеозом этого стала идея, попавшая в стратегические задачи Генплана: перенос железнодорожного вокзала на окраину города и перестройка всей центральной части города с учетом высвобождения площади вокруг железнодорожного вокзала. Маниловщина в чистом виде, так как идея требовала миллиардных инвестиций.

А вот на практике принимались решения, которые неизбежно вели к «удушению» транспортной системы. Например, именно при Руслане Боделане было создано главное «игольное ушко» одесской транспортной системы: транспортная развязка на улице Екатерининской возле Привоза. Это место сегодня «стоит» городской транспортной системе тысячи часов простоев. Любопытно, что Феликс Кобринский в конце 90-х, почти сразу после прихода Руслана Боделана к власти, писал ему, что нельзя совмещать в этом месте торговые площадки и транспортные развязки. К сожалению, его обращения остались не услышанными.

Вторая каденция Эдуарда Гурвица ознаменовалась первыми попытками осмыслить транспортную ситуацию города. В это время количество автомобилей в Одессе росло чуть ли не в геометрической прогресс, и всем стало ясно, что Одесса живет накануне транспортного коллапса. От него нас спас кризис, когда одесситы перестали покупать автомобили, как горячие пирожки, однако ситуация с общественным транспортом не улучшилась.

Именно во время второй каденции Эдуарда Гурвица появились предложения, во-первых, провести логистический анализ транспортных маршрутов Одессы (которые не анализировались со времени СССР) и создать новую схему городских маршрутов. Во-вторых, была разработана концепция новой транспортной схемы в Одессе, которая включала бы в себя единую схему движения автобусов, троллейбусов и трамваев, а также создание в городе несколько основных мест пересадок, прежде всего — железнодорожный вокзал и Пересыпьский мост.

Именно в это время также появляется идея создания «легкого метро» (скоростного трамвая). Он должен был идти от Поселка Котовского до Пересыпьского моста либо по выделенной полосе (скоростной трамвай), либо на столбах («легкое метро»). Затем он уходил бы под землю до железнодорожного вокзала или Куликового поля. А уже оттуда опять выходил бы на поверхность — либо в виде скоростного трамвая, либо в виде «легкого метро» — и шел бы до жилмассива Таирова.

Одновременно появилась идея создания двух круговых транспортных маршрутов в городе (по часовой и против часовой стрелки), которые должны были бы заменить все маршруты в центре Одессы.

К сожалению, все эти проекты требовали стратегического видения, а вот с этим в Одессе всегда были проблемы.

Главная проблема сегодняшней Одессы — это даже не узость улиц, а совмещение в нашем центре одновременно бизнес-сегмента, правительственного сегмента, туристического и жилого сегментов. Именно поэтому попытки и во время каденции Эдуарда Гурвица, и во время каденции Руслана Боделана ввести в Одессе систему ограничения въезда в центр, на мой взгляд, были абсолютно бесперспективны. Такая система требует высокой степени доверия граждан к регуляторам транспортных потоков, в противном случае это все превратится в очередную систему коррупции (поборов).

Если говорить о реальном плане перемен, то я бы выделил несколько этапов.

Первый. Сбор информации.

На сегодняшний день, используя данные мобильных операторов, можно относительно точно определить объемы передвижения людей в рамках Одессы. Для этого уже не требуется проводить дорогостоящие исследования, можно просто проанализировать данные мобильных операторов. Это позволит понять: сколько людей и в какое время движутся по дорогам Одессы. Благодаря этой информации можно создать систему транспортных графов, которые могут стать основой для логистического анализа транспортной системы города.

Второй. Стратегические решения.

Необходимо провести серию обсуждений возможных вариантов решения транспортной проблемы Одессы. То есть понять, что и куда можно и нужно перенести, где можно и нужно построить перехватывающие парковки, какие транспортные решения можно реализовать в Одессе: скоростной трамвай, «легкое метро», беспроводные троллейбусы, автобусы-экспрессы, автобусное метро (по примеру ряда бразильских городов, по примеру Хайфы) и т.д. Можно ли использовать в Одессе выделенные для общественного транспорта полосы движения? Можно ли перенести часть общественных и бизнес-объектов в другие районы города (не центр), создать бизнес-центр Одессы (на окраинах), промышленную зону Одессы и т.д.

Третий. Приоритеты для инвесторов.

Реформа транспортной структуры Одессы невозможна без очень крупных инвестиций. Значит надо понять, какие гарантии могут быть даны инвесторам, какие инвестиции нужны в первую, какие во вторую, а какие — в третью очередь? Какая бизнес-модель позволит окупить эти инвестиции?

Четвертый. Реформа непосредственно общественного транспорта.

Прежде всего, надо понять, как можно создать конкурентную среду в этой сфере. На мой взгляд, это самый важный вопрос, так как попытка выстроить схему под одного супер-монополиста в наших условиях – это тупик. Кстати, и сами одесситы, которые отвечали на вопросы нашей анкеты о реформе общественного транспорта, постоянно делали упор на необходимости конкуренции в этой сфере.

Одесситы монополистам не верят. Это факт!

 

(Продолжение следует)

]]>
Tue, 20 Apr 10 19:00:26 +0300 http://dumskaya.net/post/po-povodu-reformirovaniya-obshchestvennogo-t-/author/
:{Проблемы идеологии: Левая идея и украинские реформы. Часть первая}: Проблемы идеологии: Левая идея и украинские реформы. Часть первая http://dumskaya.net/post/problemy-ideologii-levaya-ideya-i-ukrains/author/ Почему украинские реформы – это всего лишь имитация.

Опубликованный недавно глобальный рейтинг The Global Competitiveness Report (http://www3.weforum.org/docs/GCR2017-2018/05FullReport/TheGlobalCompetitivenessReport2017%E2%80%932018.pdf) в очередной раз подтвердил то, что украинский бизнес прекрасно знает на своей шкуре: на фоне громких заявлений «о реформах», «о «диктате» МВФ» Украина заняла 81-е место в рейтинге Глобальной конкурентоспособности, а Россия – тридцать восьмое. В прошлом году Россия – 43 место, а Украина – восемьдесят пятое. И это при том, что в России действует почти авторитарный режим Путина, произвол «силовиков» и «ручное» регулирование экономики. И все-таки, ситуация в России однозначно лучше украинской. И не надо здесь говорить, что дело в войне. Если бы речь шла о десяти–пятнадцати пунктах, еще можно понять. Но речь идет о сорока пунктах. При этом, в абсолютных коэффициентах ситуация еще хуже: рейтинг Украины в абсолютных цифрах сейчас равен рейтингу при Януковиче 4, 1), а у России в прошлом году было 4, 51, стало 4, 64. То есть имеется реальный рост в абсолютных коэффициентах.

Можно сколько угодно твердить «о замечательных реформах», которые идут в Украине, закрывая глаза на безумный рост цен, но ситуация в стране крайне нехорошая. Но сейчас я хочу коснуться не вопроса о реформах, которых, на самом деле, на мой взгляд, в стране просто нет. Я хочу коснуться проблемы идеологии реформ.

В этом плане очень любопытно сравнение с Россией. С одной стороны, для большой части населения России характерна твердая вера в бюджетную сферу, в госпредприятия, в государственное регулирование экономики и т.д. В этом плане в Украине, с ее верой граждан страны в самих себя, в собственные силы, у нее есть огромное преимущество перед Россией. И действительно, на низовом уровне Украина гораздо легче перешла на чисто рыночные отношения. Однако, на мой взгляд, принципиальной является позиция элит. В России правящая элита, при всей своей клептомании, произволе силовиков и авторитаризме, понимает, что правила рыночной экономики нельзя заменить произволом и правом бюрократа. И хотя сейчас в России накануне очередного срока Путина наблюдается новый ренессанс «силовиков», либералы в Российском правительстве по-прежнему есть. Это благодаря им, их профессионализму и опыту, российская экономика сумела пережить санкции и давление Запада.

Невзирая на все более явный авторитаризм власти, в России сохраняется экспертная среда, проходит реальное обсуждение экономических законов, и популизм Государственной Думы не влияет на экономический блок. К сожалению, в Украине ситуация на порядок хуже.

Одна из главных причин этой ситуации – отсутствие в Украине при власти профессиональных экономистов-либералов. Ситуация, я бы даже сказал, прямо противоположная: Украина, при всех своих экономических проблемах, остается вотчиной «левых» во всех сферах политической, экономической и социальной жизни. Практически весь украинский истеблишмент, от правительственных чиновников до ведущих журналистов – это исключительно люди «левых» убеждений. «Левая идея» в разных ее вариантах правит бал в Украине, и вряд ли можно ожидать, что в ближайшее время ситуация изменится.

В забытые уже времена Первого Майдана в конце 2005 года, накануне парламентских выборов 2006 года, институт, который тогда возглавляла Ксения Ляпина, провел анализ экономических программ политических партий, идущих на выборы 2006 года. Оказалось, что и, в общем-то, не удивительно, все эти программы в части экономики были на одно лицо и содержали стандартный набор левых лозунгов. Прошло 10 лет, но в стране так и не появилось политиков, которые способны предложить иной вариант развития страны.

Многим, в том числе и автору этих строк, казалось, что второй Майдан изменит ситуацию в стране. Однако этого не произошло, и причина здесь гораздо глубже, чем просто чьи-то заблуждения.

Да, с одной стороны, люди вышли на Майдан против бюрократической вертикали Януковича. Система смотрящих, отъем собственности, откровенные поборы в виде обязательных откатов – все это вызывало резкое неприятие украинским бизнесом команды Виктора Януковича.

Однако одновременно Майдан поставил перед страной очень серьезный идеологический вопрос: миллион людей, которые вышли на Майдан, решили изменить судьбу страны. Но как они собирались ее изменить?

Собственно говоря, есть два пути: вы можете убедить других в своей правоте, а можете заставить их действовать так, как вы хотите. В первом случае вам неизбежно нужно искать с ними компромисс. Во втором – вам нужно искать инструмент принуждения.

На самом деле именно тогда был сделан главный выбор постмайдановской Украины. И выбор это был – принуждение!

Можно оправдывать его тем, что у нас масса «совков», что далеко не все хотят в Европу, что для многих патриотизм не есть благо, и так далее. Но надо прекрасно понимать, что если вы решили заставить несогласных поступать так, как вы хотите, вам неизбежно нужен ИНСТРУМЕНТ принуждения. А таким инструментом является украинская бюрократия.

Украина в новейшей истории всегда была чисто бюрократической страной. Бюрократия, кстати, является чисто «левой идеей», логика бюрократии всегда зиждется на примате коллективных (государственных) интересов над личными (индивидуальными). Бюрократия всегда является следствием красивой идеи о равноправии, о равенстве, о национальном возрождении – ибо она есть ИНСТРУМЕНТ реализации идеологических проектов. Авторы этих проектов почти всегда забывают, что у реальной бюрократии при этом есть свои собственные правила игры. «Левым» идеологам всегда кажется, что бюрократия есть извращение красивых идей. Лев Троцкий в своих работах в эмиграции пытался доказать, что сталинская бюрократия есть Термидор Октября. На самом деле это, конечно, не так. Любая власть, опирающаяся на идеологию общего дела (равенства, коллективизма, национального возрождения), всегда вынуждена использовать бюрократическую систему — как эрзац самодеятельности граждан. И неслучайно Булгаков пишет «Дьяволиаду» еще во времена НЭПа, когда ленинская бюрократия казалась слабой и ничтожной, а будущий сталинский бюрократический мир был чем-то нереальным. Но даже тогда мир советской бюрократии потрясал своим мистическим безумием. Он нес в себе зародыши будущего тотального произвола.

Но вернемся в Украину.

Фактическое согласие лидеров Майдана на бюрократическую реализацию идей Майдана руками бюрократии поставило крест на реализации главной идеи Майдана – возрождения Украины. Бюрократия никогда не пойдет на экономические реформы – это ее смерть. К сожалению, в нашей стране политики так и не поняли, что главная проблема страны — не олигархи. Они – лишь следствие, следствие бюрократии. Не будет бюрократии – не будет олигархов.

На сегодняшний день Украина остается более бюрократической страной, чем даже Россия. И рейтинг конкурентоспособности страны очень точно показывает это. И самое страшное, что у нас нет на уровни страны ни политиков, ни экономистов, ни даже журналистов (за очень, очень редким исключением), которые могли бы выступить против этой страшной тенденции. Мы продолжаем дружно шагать «левой! », надежно гарантируя себе хаос и разруху.

 

(Продолжение следует)

]]>
Tue, 20 Apr 10 18:41:20 +0300 http://dumskaya.net/post/problemy-ideologii-levaya-ideya-i-ukrains/author/
:{Трагедия в «Виктории» и здравый смысл. Ответ моим оппонентам}: Трагедия в «Виктории» и здравый смысл. Ответ моим оппонентам http://dumskaya.net/post/tragediya-v-viktorii-i-zdravyy-smysl-o/author/ После моей статьи о вине Авакова в пожаре в «Виктории» я получил массу просто ехидных и «разоблачительных» комментариев. Между тем, сам сценарий «расследования» пожара идет в точности по схеме, описанной в моей статье. К сожалению, большая часть читателей не могут сделать простого вывода из того, что происходит. А между тем все очень просто: девочку держат в СИЗО именно для того, чтобы оправдать Авакова.

Люди, абсолютно естественно возмущаясь бесчеловечными действиями следствия, не могут понять, что это — сознательный шаг, призванный резко сместить угол зрения общественности от пожарного ведомства, то есть с Авакова и МВД, на стрелочника. Люди возмущаются воистину бредовыми обвинениями, но не видят истинной логики МВД: вина «пожарных» вообще вышла из рамок публичной дискуссии.

Мало того. Когда нас хотят убедить, что это — ерундовое дело, и девочка получит условный срок, то это — явная ложь: по делам, предусматривающим условное наказание, обвиняемых не держат в СИЗО.

Главная проблема этого дела заключается в том, что, по сути, МВД ведет дело против самого себя, и ему нужна сакральная жертва, чтобы отмыть свои грехи. Но к сожалению, даже трагедия этой девочки — только маленькая часть проблемы.

В ходе разговора о трагедии выявилось, что лагерь «Виктория» был снят с «пульта», потому что у него не нашлось полторы тысячи гривен на оплату поддержки связи с пультом. Я читал гневные отклики людей на это факт: как так не могли найти полторы тысяч? А меня в этой истории больше интересует другая вещь: а откуда вообще взялась эта фантастическая сумма?

Заметим, сигнализация в лагере уже установлена. Мы сейчас не касаемся качества этой сигнализации, но сигнал на пульт она может подавать. То есть лагерь должен был заплатить за подачу сигнала — полторы тысячи гривен в месяц. Это не страховой взнос, не плата за работу пожарных. Это только за подачу сигнала. Себестоимость такой услуги, ну максимум может быть 100 грн. в месяц, а скорее всего – гораздо меньше. То есть перед нами — откровенный и законный способ рэкета: или ты платишь такую сумму, или получаешь предписание, что, собственно говоря, как я уже писал, является еще одним вымогательством. Откуда же получилась такая сумасшедшая сумма? Что за бизнесмены, которые имеют бизнес с прибыльностью 1500 процентов? А тут и думать не надо, это сами пожарные. Одна рука проверяет сигнализацию, а вторая – ее лицензирует. И соответственно лицензию получают только те, кто «делится» с пожарными.

И вот тут я хочу вернуться к своим оппонентам. Они абсолютно уверены, что людей надо проверять, и проверять их должны профессионалы. И в этой «надежной» схеме есть только одна проблема: а почему они уверены, что «профессионалы» заинтересованы в отсутствии пожаров? Почему они уверены, что если какая-то бюрократическая система именуется противопожарной, то она борется именно с пожарами?

Любая система занимается собственным обеспечением. Это в первую, во вторую, и в третью очередь. Да, если вы можете создать систему, которая будет контролировать и «мотивировать» ту первую систему бороться с пожарами, то, может быть, она и будет бороться с пожарами. Но наше общество не контролирует и уж никак не может «мотивировать» пожарных. С точки зрения здравого смысла, вера в «благие пожелания» пожарных абсолютно ничем не подкреплена.

Мой старый товарищ, оппонируя мне, привел пример из его практики работы на судах – он много лет плавает «под флагом». И там в последние годы резко усилились меры по пожарной безопасности. Без галочки соответствующих служб механики сейчас и шагу ступить не могут.

Проблема, однако, в том, что, во-первых, действительно, происходит тотальная бюрократизация международной торговли. И когда сейчас Дональд Трамп пытается провести реформирование ООН, это, на самом деле, касается очень многих сфер международной деятельности. В том числе, реально есть очень серьезная проблема геометрического роста бюрократии во всех международных организациях. В том числе, и в связанных с пожарной и экологической опасностью. Насколько это реально нужно – очень непростой вопрос. Мне думается, что здесь 5 процентов проблемы, а 95 – рост числа бюрократов. Но это — отдельный разговор, ибо есть вторая сторона этой проблемы, а она для нас — гораздо важнее.

А вот во-вторых — эти международные пожарные не лицензируют пожарное оборудование, не получают «откаты» за эту лицензию. И что очень важно: так как любой корабль страхуется, то, в случае необходимости выплаты страховой премии, страховая компания проведет независимый анализ работы пожарных. И подобный контроль позволяет хоть как-то держать пожарных контролеров в узде.

То есть, при всей бюрократизации международных перевозок, рыночные механизмы контроля работы никто не отменял. А вот в нашей стране они даже не появлялись.

И еще кое-что о здравом смысле и трагедии в «Виктории».

Почему в ходе общественного обсуждения, не прозвучали действительно важные вопросы? Например: а сколько одесситов имеют дома огнетушители, сколько ставят свои квартиры и дома на пожарную сигнализацию? А ведь это — очень серьезный вопрос. Причем он касается не только самих граждан, но и городских властей, и депутатов.

И здесь возникает очень простой вопрос. Если наши городские власти и депутаты заинтересованы в реальной борьбе с пожарами, то надо для начала сделать очень простую вещь: внести стоимость противопожарных мероприятий граждан в перечень мероприятий, которые должны выполняться нынешними управляющими компаниями в рамках поддержания работоспособности жилья. Тот самый бывший ВЭР, который мы должны регулярно платить. И за который, кстати, мы, как жильцы в этом самом жилье, почти ничего не получаем.

На практике это может выглядеть очень просто: вы купили огнетушитель? По квитанции – его стоимость вычитается из ВЭР, который вы должны платить. Вы купили и поставили сигнализацию? Аналогично. Вы поставили сигнализацию на пульт? Значит, сумма эксплуатации работы сигнализации должна вычитаться из ВЭР.

 

Не нужно громких отчетов, важных ответственных совещаний, громких слов и торжественных обещаний. Просто дайте возможность людям самим себя обезопасить. Для начала. Это и есть здравый смысл. 

]]>
Tue, 20 Apr 10 14:59:11 +0300 http://dumskaya.net/post/tragediya-v-viktorii-i-zdravyy-smysl-o/author/
:{По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть первая – «электронный билет» и «девятый маршрут»}: По поводу реформирования общественного транспорта в Одессе. Часть первая – «электронный билет» и «девятый маршрут» http://dumskaya.net/post/po-povodu-reformirovaniya-obshchestvennogo-t/author/ Пока трагедия «Виктории» у всех на слуху, и активная часть общества полностью «ушла» в обсуждение вопросов, связанных с пожаром, тихо и незаметно нарастает дискуссия вокруг транспортной системы Одессы. Остроту этой дискуссии добавило заседание Конкурсной комиссии, которое прошло в пятницу 15 сентября. Главным спорным вопросом этого заседания стала судьба маршрута № «9».

Я писал об этом конкурсе и о проблеме, вынесенной за скобки обсуждения: нужна или нет конкуренция на «девятом» маршруте. Почему я говорю «за скобки»? Дело в том, что в ходе заседания Конкурсной комиссии формально этот вопрос не поднимался. С чисто юридической точки зрения, речь шла о том, можно или нельзя допустить к участию в конкурсе автопредприятие, которое принято между собой именовать кратко «106-й» — бывший Первый таксопарк Одессы. На сегодняшний день именно он осуществляет перевозки по «девятому» маршруту. Его конкурентом являлся КП Горэлектротранспорт.

КП Горэлектротранспорт уже давно планирует взять под контроль «девятый» автобусный маршрут. Или, если быть точным, маршрут автобусов, работающих в режиме «маршрутного такси». Примерно полтора года тому назад КП Горэлектротранспорт сделал попытку создать «единый график работы» троллейбуса и автобусов. На бумаге все выглядит очень красиво: «в интересах пассажиров…», «оптимизация…» и другие «нужные» слова. На самом деле, все не совсем так. Во-первых, протяженность этих маршрутов различается. Во-вторых, время в пути у них разное: разница примерно 10-15 процентов, но их трудно согласовать. Кроме того, реальное время движения для автобусов и троллейбусов различается: на одесских улицах в центре города у троллейбусов и автобусов разная скорость и маневренность. Но важно не только это.

Создавая подобный график, руководство КП Горэлектротранспорт вынуждало автопредприятие «106» подстраиваться под троллейбус, хотя автобусов больше, чем троллейбусов, и именно они перевозят основную массу пассажиров.

На самом деле, перед нами встает более серьезная проблема: стратегия работы общественного транспорта в Одессе. И, прежде чем говорить об этом, необходимо указать, что существует ДВА основных принципа работы общественного транспорта. Первый вариант – повременная работа, второй вариант – от полученной выручки.

Один вариант предусматривает, что транспорт должен ходить по четко оговоренному графику, и главным критерием оценки работы общественного транспорта при таком варианте является соблюдение графика движения.

Так работал общественный транспорт в СССР, так он сейчас работает во многих цивилизованных странах. Для пассажира это очень удобный вариант — с точки зрения графика движения и прочее. Правда, в СССР обычно этот график не соблюдался. Я помню, как во время командировки в Вильнюс меня глубоко поразило, что автобус, который шел от вокзала до завода, куда я приехал в командировку, полностью соблюдал расписание, написанное на остановках. В Одессе то, что писалось на остановках, было чистой липой, а вот в Литве, действительно, расписание работало. Но Одесса вовсе не была исключением в СССР. В Омске, где я провел шесть лет учебы, автобусы ходили еще хуже, чем в Одессе.

То есть, теоретически повременный вариант позволяет соблюдать, при нормальном контроле за работой транспорта, график работы. Однако у этого варианта есть одна очень серьезная проблема. В этом случае цена за проезд может быть очень высокой. Я не могу сказать, какова ситуация во всем мире, могу судить лишь по Варшаве, по Израилю и по небольшому немецкому городу, где живут мои родственники. В этих городах стоимость проезда очень велика. Даже если не брать в расчет Израиль, где цена проезда почти два доллара, то и в Варшаве, и в Германии цена примерно в районе один евро – один евро двадцать евроцентов, при покупке билета на месяц она может немного опуститься, но уж никак не менее 80 евроцентов за поездку. Правда, в Израиле уже лет восемь идет процесс демонополизации автобусных перевозок, перевозчики стараются придумать некие льготы, не меняя основной цены (например, если вы взяли билет в одном маршруте, то можете теперь пересесть с ним на другой маршрут в течение определенного времени). Но вообще, процесс демонополизации и общественного транспорта — очень непростой. Профсоюзы дерутся за существующие льготы, стараются не допустить конкуренции, сохранить высокие цены. Я помню, в Израиле Нетаньягу добился, чтобы главный телефонный оператор страны Безек лишился монополии на международные переговоры. В течение года цена упала в разы и сейчас фактически продолжает падать. Но с транспортом все гораздо сложнее. И все-таки я думаю, что это будет сделано. Но вернемся к повременным перевозкам.

Вне зависимости от страны, можно сказать совершенно точно: повременные перевозки всегда дороже, чем перевозки за счет полученной выручки.

В СССР система была очень простой: автобусные перевозки были планово убыточные. Деньги перевозчики получали за счет работы такси. Разумеется, для перевозчика было важно получить деньги за перевозки, однако, если он выполнял план по перевозке пассажиров, то его не волновало, что сумма полученных денег будет меньше его затрат. Деньги шли от такси.

Сейчас в Украине ситуация иная. Надо прекрасно понимать, что деньги ниоткуда браться не будут. И если мы захотим перейти на повременный график работы, то перевозчики должны будут получить дополнительные деньги из бюджета. Сейчас водитель маршрутки старается любыми путями собрать побольше пассажиров, чтобы получить максимальную кассу к концу дня. При повременной работе, его задачей будет соблюдать требуемый график движения. Будет ли это делаться с GPS или еще какими-то путями – разговор особый. Но, без малейшего сомнения, цена за проезд вырастет, и это надо понимать. И не на три копейки вырастет, и даже не на три гривны.

Сами автотранспортники ссылаются на то, что стоимость проезда должна составлять как минимум 70 процентов от стоимости 1 литра бензина. При этом они ссылаются даже не на Европу, а на Белоруссию. То есть цена проезда – 15-16 грн. Ну, может, на такую цифру по политическим соображениям никто не решится пойти, но цена будет уж никак не менее 12 грн.

Разумеется, вовсе не обязательно, что проезд будет обходиться именно в эту сумму. У Одессы сейчас много денег, возможно, часть средств пойдет из бюджета? Но ведь это все равно — деньги потребителя.

Я хочу обратить внимание, что приведенные цифры касаются варианта повременной работы по нынешней схеме, то есть с привлечением частных перевозчиков. Если же система будет переведена на работу с коммунальным предприятием, которое получит монопольное право на перевозки, то цена за перевозки будет еще выше.

Я даже не хочу говорить об «умысле» или «сговоре», или о чем-то подобном. Просто монополист ВСЕГДА ставит цену выше, чем при конкуренции. Иначе не бывает вообще. Существует тысячи оправданий, почему цену подняли, и даже попытки регулировать монополиста через рентабельность, ограничение прибыли и т.д. всегда приводят к одному: неизбежному росту цен. В этом плане очень показателен Израиль, где все время правили бал монополисты и сейчас с громадным трудом пытаются от этого монополизма избавиться. Во всех сферах бизнеса.

Я понимаю, что наши граждане хотят и удобный, и регулярный, и дешевый транспорт. Но так в жизни не бывает. Когда в середине 90-х рухнули последние остатки общественного транспорта в Одессе, то ставка на возрождение его была сделана именно на частников. Причем, частников, работающих по принципу полученной выручки. Каждый маршрут стал своего рода местом сбора платы, и только от перевозчика зависело: окупит он свои затраты, получит он прибыль или нет. Конечно, приблизительный график был установлен, но в убыток себе никто работать не будет.

Тут мы вернемся к «единому графику работы» на «девятом» маршруте. Разумеется, сделать единый график для того, кто работает на «повременке» (КП Горэлектротранспорт), и тем, кто работает от выручки (автопредприятие «106»), невозможно. Точнее, такой график неизбежно приводил бы к разорению конкурента, то есть к разорению автопредприятия «106».

Сейчас, когда вновь поднимается на щит вопрос об изменении системы работы одесского общественного транспорта, надо прекрасно понимать, что стоит за теми или иными новшествами. Несомненно, сама по себе идея «электронного билета» вполне разумна. Это и учет пассажиров, и единый проездной, и льготные билеты, и т.д. Но вот как он будет реализован, это очень серьезный вопрос.

Предлагаемая сейчас схема означает, что все деньги за проезд будут собираться в одном центре и затем распределяться, согласно предварительной договоренности, между перевозчиками. Но надо четко сказать: сегодняшний вариант «электронного билета» — это переход на систему «повременки». И тут надо быть честным: даже если перевозчики будут получать те же деньги, что сейчас, но из центральной кассы, цена проезда обязательно вырастет. Причем очень сильно. Разумеется, городские власти могут принять решение о переходе к подобной системе. Это вполне в рамках их полномочий. Но мне кажется, что это неразумное решение, которое будет иметь нехорошие последствия. И дело не только в увеличении стоимости проезда.

 

А вот пути реального, на мой взгляд, реформирования транспортной системы в Одессе – это отдельный разговор в следующий раз. 

]]>
Thu, 01 Jan 70 03:00:00 +0300 http://dumskaya.net/post/po-povodu-reformirovaniya-obshchestvennogo-t/author/
:{Как киевская власть видит свободу слова и демократию в Одесском регионе}: Как киевская власть видит свободу слова и демократию в Одесском регионе http://dumskaya.net/post/kak-kievskaya-vlast-vidit-svobodu-slova/author/ Короткие рассуждения о свободе слова и демократии в Одесском регионе с точки зрения столичных властителей.

Сайт https://journalist.today/mininformpolitiki-po-odesskoj-oblasti-narabotan-algoritm-po-ukrepleniyu-informacionnoj-bezopasnosti/ сообщил, что 11-12 сентября в Одесской области прошли совместные заседания Комитета Верховной Рады, Мининформполитики и областных и районных государственных администраций.

Я бы с такой радостью приветствовал бы внимание Мининформполитики Комитета Верховной Рады по свободе слова к Одесской области, если бы не одно маленькое «НО»:

Почему ответственные товарищи не захотели найти время встретиться с одесскими журналистами? Ведь, в конце концов, именно от журналистов зависит информполитика, не так ли?

Впрочем, очевидно, что ответственным товарищам из министерства и всяким так народным депутатам, независимо от того, были они раньше журналистами или нет, глубоко и откровенно наплевать на одесских журналистов. Вообще, представить себе, что депутаты, члены Комитета Верховной Рады по свободе слова собираются на заседание в некоем регионе и при этом даже не ставят в известность местных журналистов – это вообще, на мой взгляд, за пределами элементарных этических норм.

Тот, кто говорит, что нынешняя власть в Украине имеет отношение к демократии, должен заткнуться в тряпочку и твердо себе уяснить: за пределами Киева – демократии нет! Есть ли она в Киеве – отдельный вопрос, но в регионах демократия просто умерла. 

Вечная память украинской демократии!

]]>
Mon, 19 Apr 10 10:10:35 +0300 http://dumskaya.net/post/kak-kievskaya-vlast-vidit-svobodu-slova/author/
:{Грядет борьба за девятый маршрут}: Грядет борьба за девятый маршрут http://dumskaya.net/post/gryadet-borba-za-devyatyy-marshrut/author/ 15 сентября в Одессе состоится подведение итогов конкурса на ряд автобусных маршрутов. В том числе, на конкурс вынесен автобусный маршрут номер «9». Сегодня на этом маршруте действует следующая расстановка игроков: Горэлектротранспорт обеспечивает работу троллейбусов 9-го маршрута, а один из перевозчиков – автобус (в режиме маршрутного такси) девятого маршрута. Хотя маршруты автобуса и троллейбуса несколько различаются, но в целом они выступают конкурентами на данном направлении. Девятый маршрут — один из немногих маршрутов городского транспорта, который на сегодня сохраняет такую конкурентную интригу: пассажир имеет право воспользоваться либо троллейбусами Горэлектротранспорта, либо автобусами перевозчика.

По неофициальной информации, на конкурсе 15 сентября дочернее предприятие Горэлектротранспорта хочет перехватить девятый автобусный маршрут у сегодняшнего перевозчика. Разумеется, конкурсная комиссия вправе самостоятельно решать этот вопрос, но, думается, с точки зрения пассажира, гораздо лучше, чтобы сохранилась конкурентная интрига – чтобы за перевозку пассажиров отвечали ДВА перевозчика: один за перевозку на троллейбусах, а второй – за перевозку на автобусах. В нашем городе, увы, итак мало возможности для конкуренции перевозчиков, а тут и девятый маршрут может окажется полностью в руках монополиста. Ведь даже если он будет называть по-разному, это все равно останется только один перевозчик. 

На мой взгляд, следует сохранить на девятом маршруте нынешнего перевозчика, а не пытаться передать маршрут супер-монополисту.

]]>
Mon, 19 Apr 10 08:25:52 +0300 http://dumskaya.net/post/gryadet-borba-za-devyatyy-marshrut/author/
:{Цинизм без границ или новая Стратегия МВД}: Цинизм без границ или новая Стратегия МВД http://dumskaya.net/post/tsinizm-bez-granitc-ili-novaya-strategiya-mv/author/ Довелось мне оказаться сегодня на презентации Стратегии МВД до 2020 года. Что сказать? Давно я не был на комсомольском собрании, впрочем, к чему обижать комсомольские собрания? Они бывали и более живые. Кроме того, презентация явно написана при помощи западных экспертов по пиару: на память сразу приходит избирательная кампания 2012 Януковича, как там, кажется, «Помогу каждому! » или «Дойти до каждого! ».

Презентация вся насквозь пропитана лозунгами: «мы работаем для вас», «ваше участие так важно для нас», «реформы не будут сделаны, если каждый на своем месте не станет…». Честно говоря, всех этих лозунгов я наелся еще в годы СССР, но сейчас в течение часа меня кормили до изжоги, правда, уже в западной упаковке.

Все это настолько далеко от реальных проблем полиции и МВД, настолько вызывающе не соответствует действительности, что слушать спокойно это было просто невозможно. Выступающая замминистра МВД, пыталась говорить эмоционально, и иногда это ей удавалось. Но очень хорошо чувствовалось полное безразличие зала. Лозунги и атмосфера полного пофигизма зала рождало такое ощущение воинствующего цинизма, что насквозь фальшивые комсомольские собрания моей молодости можно было бы брать за образец искренности.

Вероятно, это чувство возникло у меня из-за дичайшего несоответствия с одной стороны абсолютно формальной, пустой и чисто бюрократической презентации, а с другой – этих деклараций: «мы для вас! », «вы для нас» «и все мы вместе! ».

И весь этот праздник воинствующих циников благословляется именем Европейского Союза. Не нужно всех этих громких иллюзий и соплей, это все те же бюрократы, которые очень легко находят общий язык друг с другом. Я не сомневаюсь, что представители ЕС не дураки, и прекрасно понимают, насколько данная стратегия далека от цивилизованных норм. Ни в одной стане ЕС никогда не приняли бы ничего подобного, но бюрократы довольны: в Стратегии появились декларации о правах человека, обещание «участия общественности», и можно закрыть глаза на суть этого типично совкового документа.

Отметим, на последок, основные недостатки этой Стратегии 2020.

1. Стратегия возникает на пустом месте: нет никакого анализа сегодняшней ситуации, тем более нет никакого НЕЗАВИСИМОГО анализа. Нет данных соцопросов, об отношении населения к полиции, к пожарным, к пограничникам и т.д. Нет опросов профессионалов о реальных проблемах ведомств с позиции работающих там, нет опросов населения о проблемах полиции, национальной гвардии, безопасности, погранслужбы и МЧС с позиции граждан. Никакого анализа числа жалоб на работу полиции и нацгвардии, судебных исков, никаких вообще независимых оценок работы ведомства. Это хуже даже, чем в СССР, так как там была хоть какая-то критика по линии партийных структур. Здесь вообще чистая и откровенная показуха.

2. Добавленные, несомненно, по требованию ЕС, пункты об участии общественности, о правах человека, носят абсолютно пустой и декларативный характер. Никаких механизмов общественного и публичного контроля за органами МВД вообще не предусмотрено. Нет никаких механизмов, даже в виде деклараций, по вневедомственному обжалованию решений полиции и МВД в целом. Да, сегодня, возможности произвола полиции и вообще органов МВД ограничены общим бардаком, но ведь законодательно право на этот произвол сохранено, а сейчас его даже хотят усилить.

3. И, наконец, данная Стратегия 2020 хочет увековечить жизнь этого монстра – МВД. Даже сама по себе структура Национальной полиции – 130 тысяч человек – просто гигантская бюрократическая махина. Для сравнения: все ФБР на все Соединенные Штаты – немногим больше двадцати тысяч сотрудников. А американцы считают ФБР огромной бюрократической структурой. А у нас только Нацполиция – 130 тысяч! Это просто непомерная по западным меркам бюрократическая структура, которой непонятно как управлять. Это структура, которая часто работает исключительно на себя. Но ведь Авакову и этого мало.

В МВД входят пять гигантских бюрократических структур. Единственная причина их совместного существования – политическое влияние Авакова. С точки зрения теории управления, это просто нонсенс, эта структура в принципе не может управляться. Несомненно, Аваков, просто делегирует свои полномочия, при условии, что подчиненные будут выполнять все его политические требования. Иного оправдания для существования этой структуры – нет! Именно наличие такой структуры является одной из главных стратегических угроз, так как у общества нет никакой возможности влиять на этого монстра.

И все это происходит «под крышей» чиновников Евросоюза. Трудно отыскать более легкий способ опорочить идею ЕС, чем нынешняя Стратегия МВД 2020.

 

 

]]>
Sun, 18 Apr 10 20:30:46 +0300 http://dumskaya.net/post/tsinizm-bez-granitc-ili-novaya-strategiya-mv/author/
:{Порошенко, как могильщик Майдана. Ответ Петру Обухову}: Порошенко, как могильщик Майдана. Ответ Петру Обухову http://dumskaya.net/post/poroshenko-kak-mogilshchik-maydana-otvet/author/ Скажу откровенно, шикарный и дорогой магазин «Рошен» на углу Александровского проспекта и улицы Бунина меня потряс. Не красотой, широтой или роскошью – цинизмом. Не фирмы «Рошен», а лично Петра Порошенко. О чем я и написал в Фэйсбуке.

Петр Обухов мне возразил, что Петр Порошенко давно отдал «Рошен» в «слепой траст», и указал ссылку на «Украинскую правду». Не знаю почему, но сейчас я не могу отыскать в нашем диспуте эту ссылку. Зато там появилась ссылка на саму предвыборную программу. Я благодарен Петру Обухову за публикацию этого документа – он сэкономил мне время, но мне жаль, что убрана ссылка на «Украинскую правду».

Эта новость на «Украинской правде» представляла собой идеальный пример политики Петра Порошенко. Он, действительно, передал «Рошен» в слепой траст» (то есть такой, в котором собственник никак не может влиять на отданную в траст собственность). Правда, не в 2014 году, как публично обещал, а в 2016. Но это уже «мелочи». И передал, действительно, крупной международной фирме. Однако в этой новости была очень любопытная ссылка на расследование «Украинской правды». И вот здесь все становилось очень любопытным. Авторы расследования, действительно, написали, что это — мировая практика, что именно так поступают политики в США. Проблема здесь только в том, что украинские чиновники ведь хорошо знают, ЧЬЯ это фабрика. И это неизбежно может оказать влияние на судьбу этого бизнеса. Это писали в «Украинской правде». Но ведь это можно понять и без соответствующей публикации.

Какая фирма в Украине, производящая конфеты, открывает по всей стране свои магазины? Правильно – «Рошен». Какая фирма закупает новые технологии и новые линии? Ну, вы уже понимаете. И так далее. Статус бизнеса «Рошен» даже близко не соизмеряем со статусом любой другой фирмы, производящей массовые сладости. А такие гигантские магазины – из всех кондитерских фирм себе может позволить только «Рошен».

Любой человек, занимающийся бизнесом в Украине, хорошо знает: такое возможно только в том случае, когда данный бизнес крышуется властью. И ни у кого нет сомнений, что «Рошен» не просто «крышуется» властью, а имеет огромные привилегии. И кто-то хочет поверить после этого, что Петр Порошенко продал «Рошен»?

Кстати, те, кто знакомы с транспортным бизнесом в Украине, абсолютно не удивлены ситуацией с «Рошен». Ведь, например, есть еще и «Богдан».

«Богдан» представляет собой отверточное производство, возникшее на базе автокомплектов японских грузовых автомобилей  Isuzu. Украинского в этих автобусах не очень много, но то, что есть – крайне низкого качества. Максимальный срок работы «Богдана» (украинские корпуса) – 4-5 лет. Обычно к пяти годам эксплуатации весь корпус и сидения – заплата на заплате. Как говорят – очень плохой металл. В начале своего производства «Богданы» очень мало стоили, и все стали их брать. Сейчас цена выросла в несколько раз. Но их продолжают брать. Почему, если они так легко ломаются? А потому в Украине после начала выпуска «Богданов» резко выросла таможенная пошлина на импортные автобусы, особенно бу. «Отличный», типично постсоветский метод конкурентной борьбы: использовать административный ресурс против конкурента. У меня есть серьезные сомнения, что промышленник, развивающий свой бизнес таким способом, вообще может именоваться предпринимателем. Это просто чиновник, у которого есть свои заводы. Риска в таком бизнесе — ноль, желания повысить качество и номенклатуру – нет никакого: зачем? – и так все купят, выбора-то нет.

Теперь перейдем к программе.

Обратим внимание только на наиболее важные вопросы. Кстати, в отличие и от Януковича, и от Ющенко, Петр Порошенко хорошо понимает, в чем проблемы украинской власти. Такой у нас «продвинутый» Президент.

1. «Слід створити дієві механізми громадського, правового і політичного контролю за діями влади».

В этом лозунге главное слово – «контроль». Что означает это слово? Оно означает, что тот, кто контролирует, должен иметь право наказывать за нарушения. Даже Ленин в своей статье «Как нам реорганизовать Рабкрин» писал о реальных правах самого «Рабкрина». Так вот, даже чисто «теоретически», в понимании администрации Петра Порошенко «контроль общественности» означает, что общественность имеет право узнать, куда потрачены деньги. По сути, даже дети в семьях имеет больше прав по «контролю» за родителями, чем общественность, по контролю за властью. Но ведь и это не все. А какое наказание существует за нарушение этого псевдо-«контроля»? А никакого. Вот недавно через суд активисты доказали, что деньги Одесский облсовет, по сути, тратит вообще безконтрольно. Ну и что? А ничего. Наказания за это нет.

То есть, Петр Порошенко принял декларацию о том, что общественность контролирует власть. При этом, во-первых, происходит подмена понятий, так как мы имеем не «контроль», а всего лишь «прозрачность» принятых решений. А, во-вторых, даже нарушение этой «прозрачности» абсолютно ничего не стоит органам власти. Нет наказания. Можно сколько угодно «расследовать» траты власти! А дальше — что? Письма «на деревню, дедушке…» И это не случайность, это заложено в тех документах, которые принимает команда Порошенко.

2. «Стану гарантом збереження щойно відновленої парламентсько-президентської форми правління, за якої Уряд формується коаліцією фракцій та депутатів. Не претендуватиму на повноваження більші, ніж ті, на які ви мене оберете»

Очень интересный пункт. Фактически, Петр Порошенко обещает не нарушать «противовесы власти». Это принципиально важно, так как демократическая форма правления возможна только при четком разделении властей. Главные проблемы постсоветской власти: во-первых, роль и реальные полномочия исполнительной власти всегда неизмеримо выше, чем у власти законодательной, во-вторых, реально контролирует исполнительную власть не премьер, а президент. Вторая проблема началась еще с Горбачева, который использовал Французскую (имени де Голля) модель Конституции. Однако в Украине эта «задумка» Горбачева была доведена до логического конца. И то, что Петр Порошенко обещал не «баловаться» слишком своей властью – очень важный аспект его программы.

А теперь давайте-ка поговорим, что у нас есть на сегодняшний день? Именно администрация Президента контролирует принятие Верховной Радой основных законов. Это признается абсолютно всеми парламентариями. То есть, законодательная власть у нас не просто слаба, она стратегически КОНТРОЛИРУЕТСЯ Администрацией Президента.

Разумеется, это не Петр Порошенко придумал. Это заложено в нашей Конституции. Но ведь Петр Порошенко ОБЕЩАЛ не использовать эти рычаги. Использует – и на полную катушку. Кстати, и судебная власть у нас, в целом, также находится в кармане Гаранта Конституции.

3. «Має відбутися децентралізація влади. Громади на місцях отримають більше прав і грошей на реалізацію повноважень».

Уже обсуждение первых проектов «децентрализации» четко продемонстрировало, что никакой «децентрализации» Петр Порошенко добиваться не будет. Реальность оказалась еще хуже. Во-первых, «территориальные громады», а точнее, местные органы власти, действительно, получили больше денег, но при этом все права остались за центром, мало того, фактически, по мнению экспертов муниципальной политики, этих прав стало меньше. Во-вторых, даже обещанные права территориальных громад, в том числе закон о местных референдумах, были заблокированы Администрацией Президента. Что касается новых объединенных территориальных громад, то они стали королевским подарком местным олигархам лично от Петра Алексеевича.

Даже официальные эксперты отказываются называть «реформы» местной власти «децентрализацией». Кстати, все эти «реформы» были благополучно разработаны при Януковиче, но не успели быть реализованы.

Этот перечень достижений Петра Алексеевича Порошенко можно продолжить. В стране по-прежнему отсутствует ответственность чиновников за их вмешательство в дела бизнеса, в стане по-прежнему на местном уровне роль исполнительной власти неизмерима выше, чем роль власти представительной, а реальная роль «территориальной громады» равна нулю.

 

Фактически, ни одного реального требования Майдана каденция Петра Порошенко не выполнила. Кроме безвиза, но заслуга ли это Петра Порошенко? Самое страшное – вопиющий цинизм: лозунги и декларации команды Петра Порошенко прямо противоположны тому, что реально делается. При этом Петр Алексеевич старательно расчищает политическое поле, дабы через пару лет вновь остаться в царском кресле. И шансы у него для этого велики, так как общество безумно устало. 

]]>
Sun, 18 Apr 10 13:59:09 +0300 http://dumskaya.net/post/poroshenko-kak-mogilshchik-maydana-otvet/author/
:{О бредовой реформе образования в Украине}: О бредовой реформе образования в Украине http://dumskaya.net/post/o-bredovoy-reforme-obrazovaniya-v-ukraine/author/ Сегодня позвали на эфир Думской-ТВ по поводу нового Закона об образовании. Обычно стараюсь не реагировать на дурости нашей власти, но тут результат настолько противоположен заявленным целям, что решил прокомментировать. Хотя прекрасно понимаю, что все это — бесполезно.

На самом деле вопрос даже не в том, нужно или нет 12-летнее образование. И даже не в том, что этот закон уничтожает образование на русском языке. Это просто наиболее вопиющие глупости этого закона. Но по отношению к закону – это частности.

Главный аспект этой реформы: нет ни малейшего анализа, что именно плохо и хорошо в нашем сегодняшнем образовании. Нет ни малейшей попытки понять, что сегодня происходит с образованием. Нет вообще никакого анализа ситуации, нет никаких, даже чисто имитационных, попыток провести исследования, какие проблемы стоят перед школой.

Закон – стопроцентная декларация о хороших намерениях, которые никогда не станут реальностью. На самом деле — намерения отвратительные и никчемные, но авторы этого закона даже не понимают, какой ужас они творят.

Абсолютно невежественный закон.

Такое ощущение, что авторы закона даже не читали те дискуссии об образовании, которые проходят в российских СМИ. Между тем, проблемы украинских школ абсолютно идентичны проблемам школ российских. Только у нас все гораздо хуже: интеллектуальный уровень наших специалистов гораздо ниже российских. Именно поэтому наше ЗНО не подвергается сомнению в прессе, а в России идет очень обстоятельная дискуссия о роли ЕГЭ. Именно поэтому в России очень внимательно обсуждают проблему возврата устного экзамена в школу, а у нас вообще не думают об этой теме. Это все можно продолжать.

Украинский закон об образовании фактически сведен к четырем проблемам: обучение 12 лет, обучение только на украинском языке, увеличение отчислений из бюджета на образование, увеличение зарплат учителям. Между тем, ни один из этих вопросов не является важным для реформы образования, за исключением языка обучения, но не в том смысле, который рассматривается данным законом.

Украинская постсоветская школа превратилась, как, кстати, и российская, в заповедник бюрократии. И в Украине, и в России стремительно выросло число документов и отчетов, которые должны заполнять учителя. И там, и здесь идет тотальная унификация школы, что неизбежно приводит к ее полной деградации. Никакие попытки изменить систему образования невозможны без ликвидации главного орудия советской системы: Министерство просвещения – областные отделы образования – городские отделы образования. Без ликвидации этой бюрократической иерархии реформа школы невозможна в принципе.

Попытка закона об образовании ввести выборы директоров школ – чистая профанация: до тех пор, пока, как минимум, школы не перестанут быть главным элементом украинской выборной системы (именно здесь осуществляются главные фальсификации выборов на местном уровне), никакие свободные выборы в этой системе невозможны. Но даже если вдруг на мгновение представить, что выборы не будут проходить в школах, а учителя под контролем директоров не будут заниматься фальсификацией выборов, все равно выборы при наличии контроля районо – это фикция. Районо объективно заинтересовано не в самостоятельных директорах школ, а в послушных. Так что о выборах могут говорить демагоги.

Постсоветская школа рассчитана на обучение естественно-техническим дисциплинам. Именно в этом была ее сила в советское время, когда выпускники школ шли либо в инженеры, либо в рабочие. И советская школа органически не могла готовить гуманитариев – это требует принципиально иного построения всего здания школы. Но, к сожалению, изучение естественно-научных дисциплин сейчас упало ниже плинтуса. Но при этом, разумеется, не произошло повышения уровня гуманитарного образования: оно как было низким, так и осталось.

Гуманитарное образование требует свободы ума и рассуждений. Оно требует учителя, который должен не учить, а дать возможность думать, не вещать, а спорить. Невозможно гуманитарное образование без споров, дискуссий, без инициативы снизу. Именно поэтому главным элементом политических дисциплин в СССР были семинары, а не лекции.

Современная украинская школа не спорит, не дискутирует, не ищет – она воспитывает. Это не нужно ни детям, ни родителям, ни обществу. Это все – «липа», от начала до конца. И то, что сейчас мат на улице стал обыденностью, так это в том числе и потому, что школа воспитывает, а не спорит.

И самое главное. Школа перестала быть социальным лифтом. В советское время, даже в эпоху «застоя», успешное окончание школы позволяло надеяться на хорошую карьеру. Сейчас обучение в школе не гарантирует ничего. Да, хорошие результаты ЗНО позволяют более успешно поступить на бюджет. Но ЗНО и обучение в школе почти никак не связаны. Кроме того, и высшее образование у нас не является социальным лифтом. Единственное, спасает нашу школу, это желание детей уехать из страны и поступить учиться в вуз в другой стране. А для этого надо хорошо учиться. Но к закону об образовании это не имеет ни малейшего отношения.

Нашу школу могут спасти только тотальный отказ от бюрократической модели и переход школ под контроль Попечительских советов, которые создаются с участием родителей. Именно эти советы должны принимать на работу учителей, утверждать программы и учебные планы. Вот тогда реформа возможна. Но наша власть никогда на это не пойдет. Местные власти — потому что в этом случае они теряют контроль над выборами, министерство – потому что они тогда никому не нужны.

И несколько слов о языке. Насилие над языком означает крах культуры. Я уже неоднократно писал, что авторы всех этих «культурологических» и «просветительских» законов — невежественные и глупые «совки». Уровень интеллекта у этих «законотворцев», как сейчас модно говорить, — ниже плинтуса. К сожалению, среди украинских интеллектуалов нет сегодня понимания, к чему приведет такая политика. И, фактически, уничтожение в Украине образования и культуры проходит под аплодисменты украинских интеллектуалов.

Власть и интеллектуальную элиту страны абсолютно не волнует, что из страны тотально «вымываются мозги».

 

Этот паровоз летит в пропасть, и иного пути у него нет. 

]]>
Sat, 17 Apr 10 21:50:16 +0300 http://dumskaya.net/post/o-bredovoy-reforme-obrazovaniya-v-ukraine/author/