Публикации блоггера на сайте Думская.net - Yulia Grigorieva http://dumskaya.net/ Блог Yulia Grigorieva ru-ru http://blogs.law.harvard.edu/tech/rss Думская.net info@dumskaya.net info@dumskaya.net :{Комментарии? Опасно для здоровья! }: Комментарии? Опасно для здоровья! http://dumskaya.net/post/kommentarii-opasno-dlya-zdorovya/author/ Пролистав публикации за последние 45 дней (достаточный термин) и отдав должное Дмитрию Жогову — вот автор, уровню которого стоит рукоплескать, каждая публикация — удача, браво, Дмитрий! — я имела неосторожность заглянуть в комментарии под ежедневными редакционными публикациями.

И пришла в ужас: концентрация идиотических постов штатного основного пользователя «Думской» дошла до предела.

Концентрация повторов и шаблонной риторики неизмерима, нет таких единиц измерения.

Ноль нового, ноль конкретики, ноль аналитики, ноль юмора и необходимой каждому автору самоиронии — на «Думскую» как из шланга ассенизаторской машины хлещет навязчиво повторяемая глупость.

Для меня комментарии под постами окончательно закрыты — читать это сознательно не представляется возможным.

Остаюсь читателем редакторских постов Олега Константинова и публикаций Дмитрия Жогова, безусловно, не пропущу интересное интервью, если таковое будет опубликовано и новое видео от нашего vatakaratel

В остальном же соблюдаю требования санитарии.

]]>
Wed, 17 Nov 10 11:41:29 +0200 http://dumskaya.net/post/kommentarii-opasno-dlya-zdorovya/author/
:{Какой район Одессы за спиной у Шуры Балаганова?}: Какой район Одессы за спиной у Шуры Балаганова? http://dumskaya.net/post/kakoy-rayon-odessy-za-spinoy-u-shury-bala/author/ Мне попалась очень интересная фотография, признаться, я вижу этот снимок впервые!

Одесса. 1968 год. Леонид Куравлёв (Балаганов), режиссёр Михаил Швейцер с супругой Софией Милькиной, Сергей Юрский (Бендер) и Николай Боярский (Козлевич) на съёмках "Золотого телёнка".

Среди моих знакомых разгорелся спор, кто утверждает, что за спиной Шуры Балаганова и непревзойденного Остапа — Юрского Пересыпь, кто настаивает на том, что это центр города, кому отчетливо видится Молдаванка.

Я в 1968 году была слишком мала, как говорил незабвенный Остап Сулейман Берта Мария Бендер бей: "Я был слишком мал в то время...я был дитя..." — поэтому ничего не могу сказать, но склоняюсь в пользу Пересыпи.

Прошу помощь зала — что думаете, какой район Одессы за спиной создателей гениальной экранизации?

 

]]>
Tue, 26 Oct 10 14:18:31 +0300 http://dumskaya.net/post/kakoy-rayon-odessy-za-spinoy-u-shury-bala/author/
:{Возвышенное и земное}: Возвышенное и земное http://dumskaya.net/post/vozvyshennoe-i-zemnoe/author/ Приходилось ли вам, сидя в театре или на концерте, вдруг ощущать запах старых духов?

Такой аромат исходит от вещей, хранимых по шкафам немолодыми театралками, это может быть горжетка, шарфик, накидка с кистями, бархатная сумочка, это вещи, прожившие со своими хозяйками всю жизнь и являются они миру из недр сундуков и шкафов, как особая ценность ибо для тех, кто выносит их в зрительный зал, они ассоциируются с молодостью и счастьем.

Это может быть запах немыслимой Шанели номер пять из далеких советских времен, добытой в многочасовой очереди в универмаге "Весна" на Калининском проспекте в советской столице.

Это может быть с трудом выносимый из-за своей застоявшейся одуряющей прянности Опиум, приобретенный у морячки под торгсином на Пролетарском бульваре.

Это может быть контрольный выстрел в голову — Испахан — который десятками коробочек продавали в каждом советском женском рабочем коллективе и про который почему то шла дурная слава, что это похоронные духи ( не черно-синяя коробка ли, мрачная, как восточная ночь, была тому причиной?)

Шлейф душного застарелого очарования выдавал хозяйку аромата — иногда в партере я даже отодвигалась корпусом в другую сторону от своей соседки, потому что запах не всегда был приятен.

Трудновато было в ложах бенуара Оперного — соседская лисья горжетка поражала собою темно-красный бархат обивки и виртуозные рулады Фигаро на сцене только добавляли головной боли.

Прогуливаясь утром по фонтанским переулкам я вдруг уловила этот запах и, понимая, что такого быть не может, стала крутить головой — откуда, откуда идет это тонкое воспоминание?

Изумлению моему не было предела, когда я поняла источник аромата.

Вы не поверите, но жеманясь, как престарелая кокетка, совершенно позабыв о времени года и об уместности благоухания — на меня смотрели розы!

Более того, 7 ноября 2020 года фантастический и пикантный дуэт розам, бесстыдно цветущим вдоль дорожки, составила цветущая вишня!

Я наклонилась понюхать цветок — с приглушенно бордовых чуть пожухлых лепестков слетела бабочка, а рядом в вишневом пучке завозилась пчела!

Очарование ноябрьского рандеву испортил мужской возбужденный голос из-за забора:

- Восемь! Та в натуре, восемь кило шеи взял! Подскакивай, будем сезон закрывать, угли, угли уже стынут!!!

Я вздрогнула, флер улетучился.

Шашлычный морок, плотский и сочный, не сочетался с моей картиной мира, наколдованной теплым ноябрьским утром.

Я ускорила шаг, а обладатель восьми килограммов шеи продолжал обзванивать друзей и знакомых, раздавая каждому инструкцию, что привезти и что захватить по дороге.

Энергетика из-за забора перла такая, что розы вздохнули и развернули свои головки в другую сторону.

Розы были надменны и не утратили своего очарования ни на йоту...

]]>
Sat, 09 Oct 10 11:15:02 +0300 http://dumskaya.net/post/vozvyshennoe-i-zemnoe/author/
:{"Бабло": непобедимый лидер обывательского лексикона}: "Бабло": непобедимый лидер обывательского лексикона http://dumskaya.net/post/svyashchennaya-korova-obyvatelskogo-leksik/author/ Бабло…бабки…капуста…баблище…лавэ…косарь…лям…бабосики…хрусты…т ити-мити…   

 

Этимология наука неточная, но без доказательств понятно, что все эти нежно любимые и постоянно употребляемые по любому случаю, где надо и где не надо, обозначения денег, имеют жаргонное происхождение.

 

О, как они милы слуху обывателя!

 

Они упорно не уходят из лексикона, человек, произносящий эти слова, смакует каждый звук, каждую букву, такое впечатление, что чем выразительнее, с нотками особого превосходства будет произнесено это волшебное слово «бабло», тем больше станет этого самого бабла у него в кармане.

 

«Бабло» — этим словом козыряют, это поистине олицетворение всесильности и власти, те, у кого есть «бабло» — хозяева жизни.

 

Честные бизнесмены, зарабатывающие деньги — это несерьезно, надо «рубить бабло», тогда это круто.

 

Про остальные убогие элементы социума, получающие зарплату, нечего и говорить — это низшая раса, почитания и подражания достойны только те, кто «рубит капусту» и легким движением руки «поднимает лям».

 

Деньги — да, это лидирующий, извечный обьект желания, но «бабло» — оно имеет свой, сакральный смысл.

 

Дня не проходит на «Думской», чтобы кто-нибудь из комментаторов, причем даже из уважаемых комментаторов, не употребил в абсолютном позитивном смысле слово «бабло».

 

Даже если коментарий будет преследовать целью осудить какую-либо новость — «рубить бабло» будет написано с особым оттенком, как бы комментатор не маскировался.

 

Я маскироваться не буду и скажу откровенно: лично мне осточертело натыкаться по десять раз на дню на эту «священную корову», практически под каждой новостью.

 

А теперь, я вернусь, пожалуй, к отложенному было в сторону томику Антон Палыча Чехова, промокну носик кружевным платочком, томно обмахнусь веером и постараюсь хотя бы на один вечер обойтись без «бабла», ибо оно, «бабло» — оно воистину бессмертно, наступит утро — и оно опять полезет отовсюду, раздражая глаза и вызывая желание не по-чеховски послать подальше всех, кто без этих священных пяти букв в лексиконе не мыслит своего существования.

 

 

 

 

 

]]>
Mon, 27 Sep 10 15:38:42 +0300 http://dumskaya.net/post/svyashchennaya-korova-obyvatelskogo-leksik/author/
:{Не оборачивайся на побережье...}: Не оборачивайся на побережье... http://dumskaya.net/post/ne-oborachivaysya-na-poberezhe/author/ Если идти вдоль кромки волны, не отрывая взгляда от горизонта и если стоять на пирсе исключительно спиной к большефонтанским склонам, душе и взгляду хорошо.

Душе и взгляду спокойно, волна это волна, прибой это прибой, волнорез это волнорез и пирс это пирс.

Перед глазами картинка, к которой ты привык с детства, она умиротворяет и радует, то, что ты видишь — это твое, родное, одесское, ты здесь родился, ты в этом вырос, ты любуешься своей естественной средой обитания.

 

 

 

 

Но не оборачивайтесь назад, заклинаю вас, не оборачивайтесь на побережье, если вы не хотите разрушить естественность очарования и подавиться до рвоты фальшью и дешевым суррогатом, который навязывают вам тотально и повсюду.

Не оборачивайтесь на побережье.

Там стучат топоры, гудят бетономешалки, снуют бойкие молодые люди, они орудуют ухватисто, по хозяйски, они напоминают деревенских свах, которые наскоро припудривают прыщавую засидевшуюся в девках невесту, чтобы втюхать это сомнительное счастье неискушенному жениху.

Там, где орудует эта саранча — пожалуй, верное слово найдено — нет растений, стоят кадки с наскоро помытыми Керхером одноразовыми пальмами. Там нет цветов — суется какая-то дешевая рассада в покрашенные аляповатой краской горшки. Там нет вкуса — под грохот волн с энтузиазмом раскладываются матрасы и подушки из "Эпицентра", какой дизайн, какой интерьер, вы о чем, забудьте, сейчас главное успеть, успеть, успеть! Карантин отменили, скоро сезон, бабло, бабло, бабло! Для не видящих ничего лучшего вполне сойдет! 

Очередной пляж погиб.

Жалкие остатки колоритных одесских камней скрылись под грубо сколоченными помостами.

У входа в пока не имеющее вывески заведение скучно зевают крепкие мордатые молодцы в хорошей экипировке, с рациями на поясах и в бронежилетах.

Жральне быть!

 

 

Карантин закончился, забудьте.

Наступает еще один пляжный сезон.

Море?

Забудьте.

 

Не оборачивайся на побережье...

]]>
Wed, 15 Sep 10 15:23:11 +0300 http://dumskaya.net/post/ne-oborachivaysya-na-poberezhe/author/
:{Одесса. Осень. Большой Фонтан}: Одесса. Осень. Большой Фонтан http://dumskaya.net/post/odessa-osen-bolshoy-fontan/author/ Одесса. Осень. Большой Фонтан.
Аптечная философия или Горькая правда жизни
Пьеса в 2х актах

Действующие лица и исполнители :
Я — дама за пятьдесят, в несколько потрепанном спортивном костюме.
Он — солидный господин, посетитель аптеки, стоящий в очереди впереди меня.
Провизор — раздраженная женщина в очках.
Поселяне и поселянки, две бабушки, стоящие в очереди позади меня, входящие и выходящие посетители, аптечный кот неопределенной породы.
Молчаливая массовка — мои южнорусские овчарки.

Акт первый.

Десятая станция. Фонтанская аптека, обеденное время. Мои собаки привязаны неподалеку от входа в аптеку таким образом, что я могу наблюдать их через окно витрины.
В аптеке топчется очередь. У провизора завис компьютер и очередь выразительно вздыхает и перетаптывается у прилавка с ноги на ногу.
Всем жарко и скучно.
Впереди меня солидный господин в хорошем пальто.
Он внимательно следил за моими манипуляциями с фиксацией южаков перед витриной аптеки и теперь все время оборачивается, поглядывая через плечо на моих собак, ждущих меня на улице.
Бабка у кассы:
Деточка, дайте мне корвалол, ну сколько еще стоять?!
Провизор :
Пока компьютер не заработает отпускать не буду!
Минутная тишина.
Утомленная бабка без сил облокачивается о прилавок.
Провизор:
Да что вы ложитесь на стекло, бабуля!
Бабка вздрагивает:
Потому что нет сил стоять, ну сколько можно ждать!
Из хвоста очереди доносится молодой юношеский голос, полный ехидных прогнозов:
Та отпускайте уже, пока она на пол тут вам не легла!
Господин в добротном пальто неожиданно обращается ко мне:
Это у вас русские?
Я ( приятно удивлена знанием породы):
Да, южнорусские овчарки.
Господин (вне всякой связи с предыдущей репликой ):
Знаю, у меня кавказец...
Пауза.
Господин:
Неважно, добрая собака или злая. Важна постановка задачи. Вы согласны?
Я (неуверенно, т.к. не постигаю всю глубину вопроса ) :
В смысле?
Господин:
Вот вы для чего завели своих собак?
Очередь оживилась и фиксируется на мне, все как-будто молчаливо вопрошают :
"Вот да! Для чего..?!! "
Господин ( не дождавшись ответа) :
А я вам скажу! Если женщина заводит таких собак, то она хочет привлечь к себе внимание!
Неожиданно провизор, с ненавистью глядя на монитор зависшего компьютера, с грохотом кидает на витрину калькулятор и рявкает на бабку:
Корвалол...Что еще?
Бабка подпрыгивает от неожиданности.
Очередь начинает волноваться, что одним корвалолом тут уже будет не обойтись.
Провизор :
Мужчина, потише, я ничего не слышу!
Господин:
Я прав? Или я не прав?
Я молчу, уткнувшись носом в воротник, чтобы не засмеяться.
Провизор:
Мужчина, потише в конце то концов!
Корвалольная бабка исчезает.
На улице южаки медленно провожают ее взглядом. Садится туман, падают, шурша, листья, с моря слышны крики чаек.

Акт второй.
Картина первая.

Провизор:
Мужчина, вы обслуживаетесь?
Господин ( с достоинством) :
Виагру! И что-нибудь растереть суставы!

Я крадусь на улицу и давлюсь от смеха возле южаков.
Мой фосфалюгель, в конце концов, подождет, решаю я, пусть господин купит виагру, я уж как-нибудь потом...

Картина вторая.

Господин с виагрой выходит из аптеки, меряет меня с южаками высокомерным взглядом и произносит:
Это жизнь!
Я не возражаю.


Сзади к господину, собирающемуся сесть в свою машину, нагло подходит аптечный кот, рыжий, очень одесский, беспредельно раскормленный, неприятной высокомерной наружности, судорожно подергивает поднятым дыбом хвостом и метит ему прямехонько под дорогие туфли.
Господин в ярости, жизнь кота под угрозой.

Я ( снимая южаков с поводков) :
Ну, не расстраивайтесь...Это жизнь!
Господин:
Это вы называете жизнью?! Оптимистка вы, уважаемая!

Громко хлопает дверь машины. Кот чванливо укладывается на крыльцо аптеки.
Южаки топчутся на месте, зевают, порыкивают себе под нос, мол, хватит вести светские беседы, идем гулять.

Из супермаркета напротив доносятся запахи кофе и свежей сдобы, даже туман становится дружелюбнее в облаке искусительных ароматов.

Жизнь идет своим чередом.
Одесса. Осень. Большой Фонтан.

ЗАНАВЕС.

]]>
Wed, 25 Aug 10 12:57:32 +0300 http://dumskaya.net/post/odessa-osen-bolshoy-fontan/author/
:{Кое-что из прошлой жизни вдогонку уходящему лету}: Кое-что из прошлой жизни вдогонку уходящему лету http://dumskaya.net/post/koe-chto-iz-proshloy-zhizni-vdogonku-uhodyashch/author/ - Изя, Изя-я-я!!! Ты чьто, еще не встал?!! Изя! Ты чьто, еще спишь?!! А мы сегодня не варим Леве кашу, да, Изя? Или бидон прилетит тебе на крыльях?!!

6 утра...Я лежу на раскладушке на веранде нашей дачи на Каманина и слушаю вопли профессорши Тамары Борисовны, нашей соседки слева, раз в три дня она будит своего мужа профессора Исаака Яковлевича и посылает его на 7 станцию Большого Фонтана, где к универсаму приезжает бочка с молоком и молочница Нина в белых, картонных от крахмала нарукавниках, сурово стоит на страже бочки, держа в руках как штык длинную алюминиевую палку, к которой приварена алюминиевая же кружка обьемом в 250 грамм и на литр входит четыре такие кружки, а если ваш бидончик двухлитровый, то Нина доливает немного сверху, под крышечку и это молоко можно сразу отпить, хотя делать этого мне мой папочка-доктор категорически не разрешает, ведь в разгар лета молоко моментально прокисает без кипячения, а какие-то шесть лет назад в Одессе была холера и подобное употребление на голодный желудок с утра некипяченого молока чревато серьезнейшими последствиями...ах, господи, да что такое шесть лет для подростка, это же вечность, и конечно же, когда меня посылают к бочке, я выстаиваю очередь, не удерживаюсь и отхлебываю молоко...

- Тома, шо ты орешь как скаженая? Я тоже иду, я вам займу!!! 

Елена Андреевна, супруга зубного врача-протезиста с дачи напротив, с пластиковой яркой сеткой и бидоном уже стоит в калитке, я наблюдаю ее силуэт, равный по размерам двуспальному пододеяльнику, сквозь плющ, увивающий наш малоустойчивый деревянный заборчик.

- Она займет...Ну спасибо, конечно, займет она, — не унимается оперный голос Тамары Борисовны, — но его же надо еще поднять!!! Кому ты будешь держать ту очередь??!

Из каменного дворового душа появляется давным-давно поднявшийся и чисто выбритый Исаак Яковлевич в полосатых пижамных штанах и белоснежной майке и говорит величественно:

- Царица Тамара! Я готов! 

Гремит крышка от бидончика, звякают щеколды в калитках, где-то лает собака, играет радиоточка, я окончательно просыпаюсь и начинаю быстро одеваться — сейчас мы с папочкой идем на "плиты"!!! На море!!!

Это назад, с моря, ты идешь неспешным шагом, плывешь сквозь марево в обьятиях июльского солнца, мечтая об одном — скорее плюхнуться в гамак в тенечке под раскидистым орехом, накрыть разгоряченное соленое сгоревшее тело прохладной влажной простыней и блаженно задремать на пару часов — а ранним утром на море ты летишь стрелой, летишь по аркадийским склонам (о Небеса, да кто мне сейчас поверит, что можно было сбегать вниз на "плиты" по пустым незастроенным аркадийским склонам, покрываясь облаком пыли, размахивая руками от счастья, что сейчас, вот сейчас, еще мгновение — и ты плюхнешься в море?!! ) и, теряя на ходу босоножки и сбрасывая сарафан, ныряешь очертя голову с жирно покрытой водорослями третьей ступеньки плит, даже не попробовав кончиком ноги воду, тебе абсолютно все равно, теплая или холодная сегодня вода, ты летишь навстречу тому райскому состоянию, когда ты свободен и счастлив!

Наплававшись до зубовного стука и синей гусиной кожи, я выбираюсь по скользким ступенькам и бегу на нашу подстилку, папочка ждет меня, облокотившись спиной о парапет, в руках у него карандаш и блокнот — он набрасывает в блокнот строчки стихов, а заодно и делает смешные зарисовки фланирующих по плитам аркадийских завсегдатаев, знакомые дамы с дач в Аркадийском переулке в шляпах жеманно раскланиваются, им нравится, когда доктор зачитывает им кокетливые экспромты, после общения с папочкой дамы молодеют на глазах и заливисто хохочут, им льстят подобные знаки внимания — я подпрыгиваю на месте от холода и наступает миг блаженства: папочка открывает нашу выгоревшую на солнце пляжную сумку и достает снедь, на подстилке разворачивается газета, на нее выкладываются дерзкие колючие пупырчатые огурцы, степные помидоры, литровая банка с крышкой — в ней картошка с маслом и укропом — мне в руку дается кусман бородинского черного хлеба с холодной котлетой, папа с треском разрезает пополам огурец, солит его крупной солью, заботливо насыпанную в баночку из-под каких-то лекарств, протирает половинки огурца одна об другую и я впиваюсь зубами и в котлету, и в огурцы одновременно, а папочка открывает китайский термос в алых розах и наливает мне в металлическую крышку ледяной компот.

Наступает нирвана.

Я шумный говорливый экспрессивный подросток, меня очень много, я занимаю собой все папино пространство, я папина дочка и мешаю дамам беседовать с доктором о бессоннице, нехватке ярких жизненных впечатлений и прочих томлениях духа, но ближайший час меня не видно и не слышно, я вся в котлетах, потом строго через полчаса папочка выдаст мне мытые абрикосы с нашего дерева и мне будет велено посидеть смирно еще 45 минут, потому что сразу после приема пищи купаться возбраняется...

Назад на дачу я плетусь вверх по спуску еле-еле: помимо того, что меня разморило от солнца и моря, я очень сильно натерла ноги новыми босоножками на танкетке, которые папа купил мне у морячки Нели, у той самой Нели, что уже третий год снимает дачу у Даниила Ивановича справа от нашего участка и все знают, что пока ее муж Миша в рейсе добывает очередные босоножки на танкетке, к ней регулярно приезжает Ленчик-таксист из автопарка на Средней — но признаться, что я стерла ноги в кровь, это значит подвергнуться непременной обработке пузырей и далее будет "дать ногам покой", а значит папа пойдет поздним вечером со спиннингом "на ставридку" без меня, а как же я могу такое допустить? Как можно не подержать в руках сверкающий японский спиннинг и не взвиваться на дыбы от крика :"Подсекай, пошла, пошла! " 

Допустить такую несправедливость совершенно невозможно, поэтому я шаркаю ногами и героически терплю.

Но вечером над нашим забором появляется всклокоченная голова соседа Юрки, которому родственники прислали настоящие джинсы Wrangler и меня приглашают в Аркадию на мороженое. 

Душа моя полна смятения: хочется покрасоваться на центральной аллее Аркадии с завидным кавалером в джинсах и страшно хочется пойти с папочкой "на ставридку".
Но летом все и всегда развивается согласно неизменному вечному сценарию: конечно же я выбираю центральную аллею Аркадии, мороженое в железной креманке и молочный коктейль за 14 копеек, стрельбу в тире и посидеть возле фонтана, но в результате свидания прихожу к отрезвляющему выводу, что Юрка редкостный брехун и дурак, и ничего кроме тех самых Wrangler у него за душой нет, о чем я ему и обьявляю и прошу не ломиться к нам через забор и не сметь более требовать у меня свидания!

А потом иду на дачу в гордом одиночестве, в джинсовой юбке, шикарной марлевке- размахайке с вышитыми цветами и босоножках на танкетке, слегка подскуливая, но так, чтобы никто не слышал, потому что стертые ноги болят, а идти надо высоко подняв голову...

А позади меня безнадежно болтается оплеванный кавалер в джинсах Wrangler...
На даче у нас собралось небольшое общество, поставили самовар, пекут картошку, кто-то принес икру из синеньких в судочке, на столе в саду стоит запотевший от холода трехлитровый бутылек домашнего молдавского вина, собираются "расписать пулечку" и после пойти прогуляться к морю, потому что "ставридка сегодня не идет, но вода теплая, можно еще раз скупнуться" — шум, смех, разговоры о том, как хорош Киндинов в "Романсе о влюбленных", о том, что в Букине на Советской Армии есть антикварный Рабле, что в нашу филармонию всемогущий Дмитрий Михайлович Козак ( а мне просто "дядя Митя", потому что он всегда усаживает меня на откидной стульчик в филармонии на служебные места и я имею счастье быть абсолютно на всех концертах, куда простой смертный не всегда удосуживается попасть! ) добыл — подумайте только! — вокальный дуэт "Липс" и Грега Бонама из Великобритании и обещал оставить контрамарку, пылкие диссидентские споры на пониженных тонах, политические анекдоты — и опять мы все идем вниз на плиты, а я даже не отдаю себе отчета в безразмерности этого счастья: бывать на море трижды на дню и позволить себе просто не купаться вечером, потому что спешить-то некуда, искупаться ведь можно и завтра утром!

...На пустом причале для катеров, освещенном разноцветными лампочками, компания курит, пьет вино из одного стакана, бутылек конечно же прихватили с собой, все смеются, что-то опять шумно обсуждают, я уже хочу спать и почти сквозь ресницы вижу силуэт отца, который стоит спиной к лампочкам, опершись на канаты ограждения, поправляет очки, вскидывает голову и выразительно и иронично декламирует Бродского из "Писем римскому другу", самиздатовский томик поэта, завернутый в "Литературную газету", лежит у папы в докторском портфеле, пропахшем старой потертой кожей и лекарствами:

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,

но с куриными мозгами хватишь горя.

Если выпало в Империи родиться,

лучше жить в глухой провинции у моря...

И от Цезаря далеко, и от вьюги,

Лебезить не нужно, трусить, торопиться.

Говоришь, что все наместники — ворюги?

Но ворюга мне милей, чем кровопийца...

Бесконечный счастливый июльский день 1976 года завершается. 

Впереди целая жизнь.

]]>
Fri, 13 Aug 10 18:50:24 +0300 http://dumskaya.net/post/koe-chto-iz-proshloy-zhizni-vdogonku-uhodyashch/author/